Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Blue Jeans - No sonrías que me enamoro - XI

buenos dias princesaГлава 11. Пятница
Luce el sol en Madrid. El suelo todavía está mojado por la lluvia del día anterior y sopla un poco de viento frío. La primavera está a punto de llegar pero aún quedan rescoldos del invierno.
Son las ocho y veinte de la mañana y toca lengua. La clase empieza dentro de diez minutos y hay que entregar un trabajo que algunos no tienen hecho. No es el caso de Meri, que se ha dado un buen madrugón para terminarlo. Anoche no le apeteció ponerse a ello y ha tenido que despertarse muy temprano para no sumar un negativo a sus notas. Después de apagar el ordenador y terminar la conversación con Paloma, se fue a dormir. Le costó bastante conciliar el sueño y hoy no ha parado de bostezar desde que se ha levantado de la cama. Pero lo peor es la pesadilla que tuvo durante la noche. Una persona —mitad hombre, mitad mujer— con una bolsa de papel en la cabeza le confesaba que estaba enamorada de ella. María la rechazaba, pero ésta continuó insistiendo hasta que le explotó la cabeza.
Está muy claro cuál es el origen de la pesadilla. ¿Por qué le diría aquella chica que está enamorada de ella? Eso no puede ser.
—Hola, buenos días.
La que la saluda es Ester. Como siempre, está encantadora con su flequillo en forma de cortinilla y su preciosa sonrisa que hace que arrugue la nariz. Disimula muy bien que ayer tuvo un mal día, lleno de preguntas sin respuestas.
—Buenos días —responde Meri en voz baja.
—¿Has hecho el trabajo?
—Sí. ¿Y tú?
—Más o menos. Me falta un poco, pero bueno.
Las dos se quedan en silencio y comienzan a simular que revisan los trabajos de Lengua que tienen que entregar al cabo de pocos minutos. Se sientan juntas en la misma clase, hablan e incluso se sonríen, pero todo es forzado. Ambas lo saben. Pero ninguna le ha dicho nunca nada a la otra.
—Hola, chicas.
Bruno saluda a María y a Ester y se sienta a su mesa habitual. Las dos agradecen la presencia del chico, al que también dan la bienvenida. Los tres dialogan acerca del trabajo de Lengua hasta que llegan Raúl y Valeria, que se acercan de la mano. La pareja se da un beso y cada uno ocupa su asiento.
—Chicos, tengo que pediros un favor —empieza el joven antes de que el profesor entre en la clase—. Necesito vuestra ayuda para el corto.
—¿Qué hay que hacer? —pregunta Bruno, que se lo ve venir.
Raúl les explica que quiere que colaboren en Sugus como figurantes. La escena es la de un botellón en el que coinciden los cuatro protagonistas. Hace falta gente que haga de relleno. Grabarán esa noche a las ocho en un parque que hay por La Vaguada. Algunos han quedado a las siete y cuarto en el metro de Sol para ir juntos.
—Yo no puedo —comenta rápidamente Ester—. Tengo clases de Francés a las siete.
—¿Clases de Francés? ¿Desde cuándo? —interviene Valeria.
—Desde ayer. Viene un profesor a mi casa. Ya sabéis que se me da fatal. No quiero suspender este trimestre.
—¿Está bien?
—Sí, es mono. Y muy simpático. Pero está pillado. Es el novio de mi prima.
María la observa sorprendida. No le ha comentado nada sobre eso. Está segura de que Bruno sí estaba al tanto de esas clases. Se siente triste y un poco fuera de lugar. Ella fue la que introdujo a Ester en el grupo y ambas eran más que amigas. Le da pena que ya no se cuenten ese tipo de cosas.
A Bruno, por su parte, no le han hecho mucha gracia los calificativos de «mono» y «simpático», pero ésa no es su guerra. El novio de su prima, a pesar de que pasará mucho tiempo con ella, no es un rival.
—¿Y no puedes venir después de la clase? Aunque hemos quedado a las ocho, no empezaremos a rodar hasta un rato más tarde.
—No lo sé. No me hace gracia coger el metro sola y de noche. Y tampoco sé si mis padres me dejarán.
—Conmigo no cuentes —interrumpe Bruno con los brazos cruzados—. Paso.
Raúl resopla. Mira a Valeria implorándole ayuda desesperadamente. Ella cabecea y toma la palabra.
—Venga, chicos. Sólo es posar delante de la cámara con un vaso en la mano. Nada más. Lo pasaremos bien y haremos algo juntos. ¿Cuánto hace que los incomprendidos no hacemos algo unidos?
—Desde que se eliminaron las reuniones obligatorias y, además, vosotros empezasteis a salir en parejita. No es culpa del resto que os hayáis aislado en vuestro mundo.
—Eso no es verdad, Bruno. No nos hemos aislado. Pero entiéndelo, es normal que Raúl y yo pasemos tiempo juntos. Somos novios.
—Lo que tú digas, Val, lo que tú digas.
A la chica no le gusta el tono de voz en que le habla su amigo, pero prefiere no discutir más con él. Cuando se pone en ese plan, no hay quien lo rebata. Antes aquellos conflictos se producían con Elísabet, pero desde que ella ya no está la ha tomado con Valeria.
—Cuenta conmigo, Raúl. Yo me apunto.
Todos miran a Meri, que sonríe tímidamente bajo sus gafas de pasta. Ninguno esperaba que la pelirroja quisiera participar en el corto. Siempre dice que odia las cámaras y las fotos y, si puede, evita salir en ellas. Incluso, en las de grupo. ¡Aquello sí que es una enorme sorpresa!
—¡Genial! ¡Muchas gracias, pelirroja! —exclama el joven, que coloca una mano sobre la de la chica y se la acaricia—.Te debo una.
Ester y Bruno intercambian una mirada. A ella le sabe mal no ayudar a su amigo. Quizá pueda adelantar su clase de Francés e irse con ellos a las siete y cuarto en el metro.
—Tal vez Alan pueda empezar la clase a las seis. Así me da tiempo a irme con vosotros.
—Eso sería perfecto —indica Raúl sonriente—. Espero que puedas echarme una mano. Avísame en cuanto lo sepas con seguridad.
—En el recreo le enviaré un WhatsApp a Alan para preguntárselo.
—¡Gracias, Ester!
Se produce entonces un revuelo en el aula. El ruido de sillas y mesas que se arrastran acompaña a los firmes pasos de un hombre bajito con chaqueta y corbata. El profesor de Lengua entra en la clase en ese instante y pide silencio inmediato. Al señor Madariaga es mejor no enfadarlo, por lo que pueda pasar. Los cinco chicos ocupan sus lugares correspondientes y colocan sobre la mesa el trabajo que tienen que entregar.
El profesor escribe en la pizarra con letras mayúsculas la palabra SUBORDINADAS y se dirige a la clase:
—Antes de comenzar, entréguenme lo que tienen para mí. Los iré llamando por orden alfabético.
Alumno por alumno, van levantándose y dejando sobre la mesa del profesor el trabajo que tenían pendiente para ese día.
—¡Corradini! —exclama.
Bruno se pone de pie, pero antes de caminar hacia el frente de la clase deja caer un papelito sobre la mesa de Raúl. Éste lo despliega, curioso, y lee lo que hay escrito:
Sí que haré lo del corto. Cuenta conmigo. El joven sonríe. Al final todos sus amigos han aceptado formar parte de la escena. Eso le trae recuerdos del pasado, grandes recuerdos de cuando formaban el Club de los Incomprendidos y todos se ayudaban unos a otros. Hay veces que se arrepiente de lo que sucedió. Fueron egoístas. Si no hubieran hecho aquella votación...
Aunque ya no están completos. No están todos los incomprendidos, y la verdad es que cualquier situación queda en un segundo plano cuando piensa en lo de Eli. Aquel día de noviembre era Meri la que iba a irse a Barcelona, y en cambio la que se marchó para siempre del grupo fue Elísabet. A Raúl todavía se le pone la piel de gallina cuando lo piensa.
Valeria y él tuvieron parte de culpa. Pero algo así tenía que pasar tarde o temprano.
Hace algo más de cuatro meses. Aquella noche de noviembre...
—Así que lo que le pasa a Eli... ¡es que está loca!
—¡Yo no he dicho eso! —exclama Valeria, que acaba de contarle a Raúl toda la historia de Alicia—. Tiene ciertos problemillas con... las alucinaciones.
—Como una cabra, vamos.
—¡No digas eso, hombre! Los médicos no saben exactamente lo que le pasa. Podría tratarse de una enfermedad parecida a la esquizofrenia. Pero se la detectaron cuando era muy pequeña, y la esquizofrenia infantil no existe. O ésa es la teoría.
El chico no puede creerse lo que está oyendo. Su amiga ve personas que no son reales. ¡Como en la película Una mente maravillosa!
—¿Y habéis guardado el secreto todos estos años?
—Ella no sabe que Alicia es una fantasía suya. La ve como yo te estoy viendo a ti. Y mantienen conversaciones como si nada.
—¿Cuánta gente lo sabe?
—Sus padres, los médicos y yo, que fui su compañera de terapia. Y quizá algún profesor. Creo que nadie más —contesta pensativa—. No es un tema como para ir contándolo por ahí.
—Ya. Qué mal rollo.
—Sí. Alicia es como su parte oscura, su lado malo —comenta Valeria con tristeza tras sentarse en un taburete—. Pero creíamos que se había recuperado y ya no la veía.
Raúl se acerca a ella y se sienta en el taburete de al lado. Hace sólo unos minutos estaban pasando el mejor momento de sus vidas, dejándose llevar en la cafetería Constanza, entregados el uno al otro por primera vez. Sin embargo, la magia se esfumó en cuanto supieron que Eli había desaparecido.
—¿Adónde crees que habrá ido?
—No lo sé. Sólo espero que no haya hecho ninguna tontería —responde Valeria cabizbaja.
—Como le haya pasado algo...
—Recemos por que no.
—Me siento un poco culpable, Val.
—Tú no tienes la culpa de nada.
—¿Y por qué me siento tan mal?
—Porque eres un buen chico que se preocupa por sus amigos.
Valeria se inclina sobre Raúl y le da un dulce beso en los labios. Ambos sonríen después. No obstante, el joven sigue dándole vueltas al asunto de su amiga.
—Tal vez que yo la rechazara haya sido lo que ha provocado todo esto.
—No te martirices —le dice su novia mientras le acaricia el pelo—. No sabemos el motivo por el que Alicia ha vuelto a aparecer. Nadie tiene la culpa de su enfermedad.
—Ya lo sé. Pero ¿y si estaba curándose y su cerebro ha reaccionado mal después de que me negara a ser su novio?
—¿Y qué ibas a hacer? ¿Salir con ella por pena? Además, tú no sabías nada de lo que le pasaba.
Raúl contempla a la chica que tiene junto a él. Le parece hasta más madura, menos niña que antes. La quiere. No tiene dudas de eso. Y ve en sus ojos de enamorada que ella también lo quiere a él. Aunque hubiera sabido lo de la enfermedad de Elísabet, no podría haber aceptado salir con ella. Está enamorado de Valeria.
—Tienes razón. Pero aun así...
—Aun así, nada. Si el problema de Alicia ha surgido otra vez es porque no se había resuelto. Piensa en que cuando la encuentren volverán a tratarla para que se ponga bien.
—¿Y crees que eso es posible?
—No soy psicóloga ni médico. Ni psiquiatra. Pero espero que sí y que todo vuelva a la normalidad.
La pareja intercambia una mirada cómplice. Los dos habrían deseado que el día de su primera vez la situación hubiera sido diferente. Pero las cosas han salido así y es un alivio estar juntos para poder hablar sobre ello.
—Aunque se recupere, no creo que nos perdone nunca —opina Raúl.
—Ése es otro tema... Seguro que a mí me ve como a una traidora.
—Y a mí como un...
En ese instante, suena la BlackBerry rosa de la chica. Es Susana, la madre de Eli. Temblorosa por lo que ésta pueda decirle, responde hecha un manojo de nervios:
—Hola, Susana.
—Hola... Valeria. —Su voz, cargada de lágrimas, la conmueve todavía más—.
Ya... han... encontrado a Elísabet. Está...
Valeria cierra los ojos y aprieta los dientes al oír el llanto de la mujer. Ahora ella también se siente culpable por lo que ha sucedido.

В Мадриде светит солнце. Земля все еще сырая после вчерашнего дождя. Дует несильный, но холодный ветерок. Весна уже не за горами, но угли тлеющей зимы еще остаются.

На часах двадцать минут девятого, через десять минут начнется урок испанского, и нужно будет сдавать работу, которую кое-кто не сделал. Однако к Мери это не относится, не ее случай. Чтобы закончить домашнюю работу, она вскочила с постели спозаранку. Вчера вечером девушке не хотелось заниматься испанским, и сегодня ей пришлось проснуться очень рано, чтобы не прибавить к своим оценкам неуд. Закончив разговор с Паломой и выключив компьютер, Мария пошла спать. Обычно она спала вполне достаточно для того, чтобы выспаться, но сегодня девушка, не переставая, зевает с тех пор, как встала с кровати. Однако самое худшее – это снившийся ей всю ночь кошмар. Какой-то тип, полумужчина-полуженщина, с бумажным пакетом на голове признавался ей в любви. Мария отталкивала его, но он продолжал упорно твердить о любви до тех пор, пока она не снесла ему башку.

Очень даже понятно, какова причина этого кошмара. Зачем та девушка сказала, что влюблена в нее? Этого не может быть.

- Привет, добрый день, – приветствует Эстер Марию. Она, как всегда, очаровательна со своей нависающей на глаза челкой и чудесной улыбкой, которая заставляет ее нос морщиться. Она умело скрывает, что вчерашний день был полон безответных вопросов, словом, паршивый был день.

- Добрый день, – тихо отвечает Мери.

- Ты сделала домашку?

- Да. А ты?

- Да так себе, более-менее. Немного не хватает, а в общем, нормально.

Обе девушки умолкают и начинают делать вид, что проверяют домашнюю работу по языку, которую должны былисдавать буквально через несколько минут. Они точно так же сидят рядом, болтают и даже смеются, но все это через силу. Они обе это понимают, но ни одна из них никогда ничего не сказала другой.

- О, привет, девчонки, – приветствует Бруно Эстер и Марию и садится на свое обычное место за партой. Подруги, в свою очередь, здороваются с ним, мысленно вознося благодарности за то, что он с ними. Все трое обсуждают задание по испанскому до тех пор, пока не приходят, держась за руки, Рауль и Валерия. Парочка целуется, и каждый занимает свое место.

- Ребят, я должен попросить вас об одолжении, – начинает Рауль до того, как учитель войдет в класс. – Мне нужна ваша помощь на съемках.

- Что нужно делать? – спрашивает Бруно, которому и так все ясно.

Рауль говорит, что хочет снять их в “Ирисках” в качестве статистов. Он объясняет, что ребята будут

участвовать в сцене попойки, в которой они случайно встречаются с четверкой главных героев. Парень уверяет, что ему позарез нужна массовка и съемки будут вечером в восемь часов, в парке, том, что у торгового центра “Ла Вагуада”. “Мы могли бы встретиться в четверть восьмого в метро “Де Соль” и пойти туда вместе”, – в заключение добавляет он.

- Я не могу, – быстро говорит Эстер, – в семь у меня урок французского.

- Урок французского? И давно? – интересуется Валерия.

- Со вчерашнего вечера. Репетитор приходит ко мне домой. Сами знаете, что с этим злополучным

французским у меня напряг. Все просто ужасно, а завалить этот триместр я не хочу.

- Он хорошенький?

- Да – красавчик, очаровашка, но уже забит. Он – парень моей кузины.

Мария удивленно смотрит на подругу. Эстер ничего не сказала ей об этом, а вот Бруно наверняка

был в курсе этих уроков. Марии грустно, и она чувствует себя здесь немного лишней. А ведь это именно она привела Эстер в “Клуб”, и они были с ней больше, чем просто подругами. Мери очень больно оттого, что они с Эстер больше не рассказывают друг другу о подобных вещах.

Бруно, в свою очередь, было неприятно, что Эстер назвала этого чувака “красавчиком” и

“очаровашкой”, но это не повод для его тревоги. Несмотря на то, что французишка, возможно, и проведет с Эстер много времени, но он является женихом ее кузины, и ему самому не соперник.

- А ты не можешь прийти после занятий? Мы хотя и встречаемся в восемь, но съемки начнутся

гораздо позже.

- Не знаю. Мне не хочется ехать вечером в метро одной, и я не знаю, разрешат ли родители.

- На меня не рассчитывай, – вмешивается в разговор Бруно, скрестив на груди руки. – Я – пас.

Рауль вздыхает и косится на Валерию, отчаянно моля о помощи. Незаметно качнув головой,

девушка берет слово:

- Ну давайте, ребята. Нужно всего лишь пройти перед камерой со стаканом в руке, и только. Мы

отлично проведем время, и что-то сделаем все вместе. Сколько времени “непонятые” ничего не делают вместе?

- С тех пор, как отменили обязательные собрания. К тому же вы начали встречаться, и остальные

не виноваты в том, что вы закрылись в своем собственном мирке.

- Это неправда, Бруно, мы не закрывались. Да пойми ты, наконец, это нормально, что мы с Раулем

проводим время вместе, мы же пара.

- Ты сама ответила на то, что спросила, Вал.

Девушке не нравится тон, которым разговаривает с ней ее друг, но она предпочитает больше не

спорить с ним. Когда он встает в позу, его никто не сдвинет. Раньше подобные конфликты случались у него с Элизабет, но с тех пор, как Эли с ними нет, он взялся за Валерию.

- Рассчитывай на меня, Рауль. Я собираюсь сняться, – говорит Мери, робко улыбаясь.

Все уставились на девушку в очках с пластиковой оправой. Никто из них не ожидал, что Рыжик

захочет принимать участие в фильме, ведь она всегда говорит, что ненавидит камеры и фотоаппараты и, по возможности, избегает их, стараясь не сниматься даже на групповых фото. И вот теперешнее согласие Мери для всех величайший сюрприз!

- Классно! Огромное спасибо, Рыжик! – радостно восклицает парень, кладя свою руку на руку

Мери и нежно поглаживая ее. – Я твой должник!

Эстер с Бруно переглядываются между собой. Девушке не нравится, что она не может помочь

другу. Быть может, ей удастся перенести урок французского на более раннее время, и в семь с четвертью поехать на метро вместе со всеми.

- Возможно, Алан сможет начать урок в шесть, тогда у меня будет время поехать вместе с вами.

- Это было бы здорово, – с улыбкой замечает Рауль. – Надеюсь, что ты сможешь помочь мне.

Сообщи мне, когда узнаешь точно.

- На перемене я пошлю сообщение Алану и спрошу его.

- Спасибо, Эстер!

Неожиданно в классе возникает какая-то суматоха, сопровождаемая шумом отодвигаемых стульев

и столов, и тут же слышится твердая поступь невысокого мужчины в галстуке и пиджаке. В ту же секунду в класс входит учитель испанского языка, призывая к немедленной тишине. Сеньора Мадарьягу лучше не злить, потому что он и с урока запросто выгнать может. Наша дружная пятерка быстро рассаживается по своим местам и кладет на парты работы, которые нужно сдавать.

Учитель пишет на доске заглавными буквами слова “ПОДЧИНЕННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ” и

направляется к классу:

- Итак, прежде чем начать урок, сдайте мне ваши работы. Я буду вызывать вас по алфавиту.

Ученики один за другим поднимаются и оставляют на учительском столе заданную на сегодня

домашнюю работу.

- Коррадини! – громко произносит учитель.

Бруно поднимается, но прежде чем пройти к столу, представ перед всем классом, он бросает на

стол Рауля клочок бумажки. Сгорая от любопытства, Рауль разворачивает записку и читает, что в ней написано: “Я буду сниматься. Можешь на меня положиться”. Рауль довольно улыбается – в конечном счете, все его друзья согласились сняться в эпизоде. Это единодушие относит его к прекрасным воспоминаниям о прошлом, когда они только образовали “Клуб непонятых” и все помогали друг другу. В жизни бывают моменты, когда ты сожалеешь о том, что произошло. Они были эгоистами. Если бы они не устроили то голосование…

Хотя сейчас не все “непонятые” в сборе, кое-кого не хватает, и всё отходит на второй план, когда

он думает об Эли. В тот ноябрьский день Мери должна была уехать в Барселону, а вместо нее из “клуба” навсегда ушла Эли. У Рауля до сих пор мурашки по коже бегут, когда он думает об этом. Они с Валерией частично виноваты в этом, хотя что-то подобное рано или поздно должно было случиться. Прошло уже больше четырех месяцев. Та ноябрьская ночь…

- Значит то, что происходит с Эли… выходит, она сумасшедшая!

- Я так не говорила! – с жаром возражает Валерия, которая только что закончила рассказывать

Раулю всю историю об Алисии. – У Эли есть определенные проблемы с… галлюцинациями.

- Ну да, как у чокнутой.

- Не говори так! Врачи не знают точно, что с ней. Речь могла бы идти о болезни, похожей на

шизофрению, но ее заболевание обнаружили, когда Эли была очень маленькой, а детской шизофрении теоретически не существует.

Парень не может поверить в то, что слышит. Его подруга видит несуществующих людей. Прямо

как в фильме “Игры разума”! [прим: в испанском прокате “Прекрасный разум”, фильм Рона Ховарда с Расселом Кроу в гл. роли, снятый по одноименной книге Сильвии Назар]

- И все эти годы вы хранили секрет?

- Эли не понимает, что Алисия – всего лишь ее фантазия. Она видит ее так же, как я вижу тебя и,

как ни в чем не бывало, разговаривает с ней.

- Сколько человек об этом знает?

- Ее родители, врачи и я, потому что вместе с ней проходила курс терапии у психолога. Ну, может

быть, кто-то из учителей, а больше, думаю, никто, – отвечает девушка, немного подумав. – Это не та тема, чтобы трубить о ней повсюду.

- Да уж, хорошего мало, препогано, я сказал бы.

- Да. Алисия, она, как бы это выразить… ну… темная часть Эли, плохая сторона ее натуры, –

печально поясняет Валерия, усевшись на табурет. – Мы думали, что Эли уже излечилась, и больше не видит ее.

Рауль подходит к девушке и тоже садится на табурет рядом с ней. Всего несколько минут назад, в

кафе “Констанция”, они пережили самый лучший момент в их жизни, впервые отдавшись друг другу, но магическое очарование момента испарилось, едва они узнали, что Эли пропала.

- Как ты думаешь, куда она пойдет?

- Не знаю. Я только надеюсь, что она не наделает никаких глупостей, – отвечает Валерия, опустив

голову.

- Если с ней что-то случилось…

- Будем молиться, чтобы ничего не произошло.

- Вал, я чувствую себя немного виноватым.

- Ты ни в чем не виноват.

- Почему же мне тогда так плохо?

- Потому что ты славный и очень добрый парень, который переживает за своих друзей.

Валерия наклоняется к Раулю и дарит ему нежный, сладкий поцелуй, а потом они улыбаются друг

другу. Но, тем не менее, парень возвращается к теме их подруги.

- Возможно, я своим отказом встречаться с ней и спровоцировал все это.

- Не терзай себя, Рауль, – говорит девушка, ласково гладя его по волосам. – Мы не знаем причину,

по которой Алисия снова вернулась. Никто не виноват в ее болезни.

- Я понимаю, но что, если она уже была здорова, и ее переклинило снова после того, как я

отказался стать ее парнем?

- А что ты должен был делать? Встречаться с ней из жалости и сострадания? К тому же ты даже не

знал о том, что с ней было.

Рауль внимательно смотрит на девушку, сидящую рядом с ним. Она кажется ему повзрослевшей,

не такой маленькой девчонкой, как раньше. Он любит ее, в этом нет никаких сомнений, и знает, что она тоже его любит. Это заметно по ее глазам, влюбленно смотрящим на него. Даже зная о болезни Элизабет, он не смог бы согласиться встречаться с ней. Он влюблен в Валерию.

- Ты права, но даже так…

- Даже так – ничего. Если снова возникла проблема Алисии, то это потому, что она не была решена

до конца. Подумай о том, что когда Эли найдут, то снова будут лечить ее, чтобы ей стало лучше.

- Думаешь, такое возможно?

- Думаю, да. Я не психолог, не врач и не психиатр, но, надеюсь, что все снова нормализуется.

Рауль и Валерия понимающе смотрят друг на друга. Обоим хотелось бы, чтобы этот день, когда

они впервые познали друг друга, был другим. Но все случилось так, как случилось, и для них большое облегчение находиться рядом и иметь возможность поговорить об этом.

- Думаю, она никогда не простит нас, даже если вылечится, – размышляет вслух Рауль.

- Это уже другой вопрос… Я уверена, что на меня она будет смотреть как на предательницу.

- А на меня как… – парень не успевает договорить, потому что в эту секунду звонит розовый

мобильник девушки. Звонит Сусана, мать Эли. Дрожа от страха от того, что может сказать ей Сусана, Валерия отвечает на звонок, вся превратившись в комок нервов:

- Здравствуйте, Сусана.

- Здравствуй… Валерия, – в голосе женщины слышны слезы. Она потрясена еще больше и говорит

с запинкой. Сквозь слова прорываются приглушенные рыдания. – Элизабет… уже… нашли. Она…

Валерия закрывает глаза и стискивает зубы, услышав плач этой женщины. Теперь она тоже

чувствует себя виновной за то, что случилось.

Como una cabra – свихнувшийся, чокнутый

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67