Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - XХXIX

buenos dias princesaГлава 39. Суббота

Sale del metro a la calle Alcalá y entra en el parque del Retiro por la puerta de Hernani. Acaba de recibir un WhatsApp de Bruno que responde antes de acelerar el paso. Es tarde.

Vale. Te los llevo a la cafetería a las 17.00. Nos vemos luego. Un besito. Valeria camina deprisa. Son casi las doce y aún le queda un buen trecho hasta llegar al Palacio de Cristal. El día y la hora son perfectos para dar un paseo por allí. Luce un sol radiante. Hay muchos padres con niños pequeños, gente haciendo deporte, montando en bicicleta, parejas sentadas en el césped y personas solitarias leyendo bajo la sombra de los árboles. La primavera está a punto de llegar y eso se nota en parajes como ése. Se respira un aire diferente al de otros lugares de la capital. Y eso que el Retiro no deja de estar en un punto céntrico en el que la contaminación también es abundante y el tráfico infernal en una y otra dirección.

Cruza la plaza de Nicaragua y enfila el larguísimo paseo del Estanque. Es una de sus zonas preferidas del parque. A la derecha, los vendedores ambulantes, las pitonisas y los mimos tratan de conseguir el favor del público. A la izquierda, el lago en el que unos cuantos practican el remo montados en las famosas barquitas. ¿Por qué nunca ha ido allí con Raúl? Se lo propondrá la próxima vez que lo vea.

Siente nostalgia y cierta sensación de culpabilidad por no estar con él en ese momento. Va al encuentro de un chico que no es su novio. Aunque sólo es para que le haga unas fotos, nada más. Sin embargo, el parque del Retiro es un sitio especial para las parejas, ya sean jóvenes, mayores, de novios o casadas y con hijos. Ella tiene el mejor novio del mundo y, aun así, camina sola en busca de otro joven.

Ya son más de las doce. Está en la plaza de Honduras tras recorrer todo el paseo con el monumento a Alfonso XII enfrente. Empieza a sentirse algo fatigada. A pesar de que están en marzo, bajo el sol y andando a aquel ritmo, nota el cansancio. Nunca ha estado muy en forma. Deja atrás la fuente de la alcachofa y entra en la avenida de Cuba. Unos niños vestidos con camisetas amarillas y pantalones cortos azules la saludan a voces cuando pasa a su lado. Debe de tratarse de un equipo benjamín o alevín de fútbol. Val les responde con una sonrisa y un grito de ánimo. Algún día será ella la que lleve allí a sus hijos. Aunque eso de ser madre la pilla muy lejos todavía. Se pregunta si Raúl será el padre. Si así fuera y se

parecieran a él, serían unos niños preciosos.

Está tan distraída imaginando el futuro con su chico que casi se pasa el caminito que conduce hasta el Palacio de Cristal. Esa zona es todavía más silvestre, más frondosa. Sólo se ven árboles y hierba, prácticamente. Por suerte, no es alérgica y puede respirar ese aire tan puro, que le sienta de maravilla.

Anda unos metros más por una vereda de tierra hasta que, apoyado en una barandilla, lo ve. Es la primera vez que coincide con Marcos del Río vestido de

sport. Se ha puesto una sudadera azul y unos pantalones oscuros de deporte. Incluso se ha cubierto la cabeza con una gorra Nike a juego con la parte de arriba. Debe reconocer que hasta así tiene clase, mucha clase.

Él también repara rápidamente en su presencia. Se cuelga al hombro una bolsa que descansaba en el suelo a su lado y camina hasta ella.

—¡Hola! —exclama cuando se acerca—. Qué guapa te has puesto. Estás preciosa.

—Bueno... lo... primero que he pillado —responde azorada.

—Estás perfecta para una sesión de fotos. Quedará genial.

Los piropos de ese joven se suman al calor del sol. Consecuencia, la de siempre: se sonroja y le arden las mejillas. Y es que sigue teniendo ese problema cuando alguien la halaga.

Los dos comienzan a caminar por el parque del Retiro en ese soleado sábado de marzo.

—¿Adónde vamos?

—Pues podemos empezar por hacerte algunas fotos en la Rosaleda. ¿Te parece?

—¿La Rosaleda es eso que parece un laberinto de setos?

—Exactamente.

—No sé si sabré hacer esto.

—¡Claro que sabrás! Es muy sencillo. Tú mira a la cámara y yo pulso un botón. Así de fácil.

—Con mi cara no creo que sea tan fácil como dices.

—Lo será mucho más. Eres una de las chicas más fotogénicas que conozco.

—Ya... Seguro.

Más piropos, más calor, más color en sus mejillas.

Antes de llegar al lugar propuesto por Marcos, el joven saca la cámara y le pide que se coloque delante de unos árboles en el paseo Julio Romero de Torres.

Un clic y una sonrisa. A un lado, a otro, se agacha. El fotógrafo se mueve como pez en el agua. A Valeria, en cambio, le cuesta muchísimo más. No sabe qué cara poner. Trata de sonreír cuando él se lo pide, pero no termina de salirle. Su timidez se impone.

—Val, relájate —le dice Marcos—. Imagina que estás desnuda en la cama después de hacer el amor con tu novio.

—¿Qué? ¿Cómo voy a imaginarme eso?

—¿No haces el amor con tu novio?

—Eso... eso... ¡no es asunto tuyo! —exclama enfurecida y con los mofletes rojísimos—. ¡Serás idiota!

—Piensa en ello. Tú, él... desnudos... después de...

—¡No! ¡No voy a pensar en nada de eso! ¡Y no vuelvas a repetírmelo! ¡Eres un pervertido!

Mientras Valeria grita fuera de sí, Marcos aprovecha para hacerle cuatro o cinco fotos y sonríe cuando acaba. Camina hasta ella y le da una palmadita en la espalda.

—¿A que ya estás mejor?

—Pues...

—Te hacía falta soltarte un poco. Gritar siempre viene bien. Siento haberte provocado así, son truquillos de fotógrafo.

—Pero...

—Vamos a la Rosaleda. Allí hay una claridad espectacular.

Val no sabe si ese chico está loco o es un genio. Pero lo cierto es que se siente más relajada. Es como si se hubiese desahogado y desprendido de toda la tensión que le imponía el objetivo de la cámara.

Marcos le hace varias decenas de fotos en la Rosaleda. Poco a poco, la chica va sintiéndose más cómoda. Posa de muchas maneras. Incluso se permite el lujo de mostrarse sensual cuando él se lo pide. No pierde del todo la timidez, pero la vive de otra forma y se deja llevar en cada clic. Quizá sea por la confianza que Marcos le transmite con sus palabras. La verdad es que está divirtiéndose mucho.

Recorren casi todo el parque del Retiro. Se hace fotos en el Palacio de Velázquez, en la plaza de Mármol, incluso en el embarcadero del estanque. Hasta se sube en una de las estatuas del paseo de Argentina. Son casi dos agotadoras horas bajo el sol y el cielo más limpio de Madrid.

—No puedo más —le comenta Val; la joven se agacha y apoya las manos en las

rodillas para tomar aire—. Estoy como si hubiera corrido una maratón.

—¿Por qué te crees que he venido vestido así? —dice él al tiempo que se toca la visera de la gorra—. Vamos a por algo de beber. Yo invito.

—No hace falta...

—Tú me has hecho el favor de venir hasta aquí y posar para mí. Yo pago los refrescos y... —De la bolsa que lleva colgada al hombro saca dos bocadillos enormes envueltos en papel de plata—. Pongo la comida.

—No me lo puedo creer.

—Qué prefieres, ¿jamón y queso o queso y jamón?

La joven sonríe y coge uno de los dos bocadillos. Tiene hambre y, sobre todo, sed. Sacan un par de latas de Fanta de naranja de una máquina y se sientan en el césped, bajo un árbol. Mientras mastica el primer bocado, Valeria piensa en lo bien que se está allí. La brisa le acaricia la cara, oye el canto de los pájaros, los rayos de sol le calientan la piel suavemente. ¡Y el bocadillo está riquísimo! El fotógrafo está logrando que sea un día de lo más especial.

—¿Tú no tienes novia? —le pregunta Valeria. Pretende cambiar un poco la dinámica de sus conversaciones, en las que siempre hablan de ella.

—No. No tengo.

—¿Y eso?

—Bueno, el destino lo ha querido así.

Otra vez con lo mismo de siempre. Parece que para Marcos no exista otra cosa. Todo lo justifica con el karma o con el destino.

—¿No crees en la voluntad de las personas? ¿En que cuando alguien hace algo es porque quiere hacerlo o porque tiene un motivo para ello?

—Claro que creo en las personas. Todas las noches escucho a muchas de ellas contándome sus problemas, sus miedos, sus alegrías... Pero es imposible explicar todo lo que les pasa si no está ya escrito.

—No te entiendo.

—Es muy sencillo. A cada instante de la vida se llega por diferentes caminos. Tú y yo estamos aquí y ahora juntos, sentados, comiéndonos un bocadillo y hablando de esto, por millones de motivos que han ido sumándose hasta este segundo. ¿Crees que tú y yo estamos aquí por nuestra propia voluntad? ¿Por nuestras decisiones?

—¿Y por qué si no?

—Porque está escrito en alguna parte. Algo o alguien nos ha impulsado hasta este punto —dice convencido—. En nuestras historias está escrito que nos encontraríamos el jueves por la noche. Tu agaporni se escapó, tú saliste a buscarlo, yo pasaba por allí,

Wiki llegó hasta mi hombro, tú me encontraste, yo te di mi tarjeta... Y luego vino todo lo demás.

—Casualidades de la vida.

—Tú lo llamas casualidad, yo lo llamo destino. De alguna manera, tú y yo estábamos destinados a encontrarnos.

Valeria da un sorbo a su refresco de naranja. Sigue sin verlo tan claro como él.

—Entonces, según esa teoría, da igual lo que hagamos, porque está escrito que algo sucederá y explicará, por ejemplo, por qué nos hemos encontrado. O qué pasará con nosotros dos, ¿cierto?

—Eso es.

—Es una locura —apunta la chica antes de darle un nuevo mordisco a su bocadillo.

—Puede parecer una locura, pero yo creo en eso. El destino es caprichoso y no hay que buscar explicación a lo que nos pasa, porque no la hay. No hay explicación para determinadas circunstancias.

—Salvo la explicación de que las cosas suceden porque ya están escritas, ¿no?

—Efectivamente. Así es.

—Es muy raro... Yo no lo veo como tú. ¿A ti te ha pasado algo que te haga pensar de esa manera?

Marcos se sacude las miguitas de pan de la sudadera y del pantalón. No mira a Val a la cara cuando responde.

—Como te he dicho, la vida se compone de una serie de situaciones que te van llevando de un sitio a otro. A mí me dio un palo muy fuerte. Pero tal vez como consecuencia de aquel golpe tan grande esté aquí contigo. Y quién sabe si tú y yo no tendremos un futuro juntos, como pareja.

—¿Cómo? ¿Hablas de salir juntos como novios? —pregunta Val muy sorprendida.

—No lo sé. Quizá sí. Estoy muy a gusto a tu lado y me siento bien contigo. Y no olvides que nuestro agaporni nos unió —concluye con una sonrisa.

Esa historia parece sacada de una serie de televisión norteamericana. Pero está sucediéndole de verdad. Tiene sentado frente a ella a un locutor de radio que es un

grandísimo fotógrafo y que dice que el destino los ha unido a través de un pájaro que antes fue suyo y ahora es de ella. ¿Dónde está la cámara oculta?

—Marcos, ya sabes que tengo novio. Y lo quiero mucho.

—Yo también tenía novia hasta hace poco. Y también la quería muchísimo —comenta emocionado—. Ella fue, precisamente, la que me regaló a

Yuni.

Она выходит из метро на улицу Алькала и входит в парк Ретиро через ворота Эрнани. Она только что получила сообщение от Бруно и теперь отвечает на него, прежде чем ускорить шаг. Она опоздала.

“Хорошо, я принесу их в пять в кафе. Увидимся позже. Целую”.

Валерия торопится. Уже почти двенадцать, а ей еще остается пройти добрую часть пути, чтобы добраться до Стеклянного Дворца. Ярко светит солнце, день великолепный, да и время неплохое для того, чтобы прогуляться по парку. В парке гуляют несколько родителей с маленькими детьми, кое-кто занимается спортом, катаясь на велосипедах, какие-то парочки сидят на газонах, а отдельные одиночки читают, сидя в тени деревьев. На дворе почти весна, и ее скорый приход особенно заметен в таких местах как это. Валерия поглубже вдыхает этот воздух, совершенно отличный от воздуха в других местах столицы. И это при том, что парк находится в самом центре города, где адское загрязнение и просто-таки дьявольское двухстороннее движение.

Валерия пересекает площадь Никарагуа и идет по длинному бульвару Эстанке. Это один из ее любимых районов парка. Справа продавцы-коробейники, гадалки и мимы пытаются добиться благосклонности публики. Слева – озеро, где несколько человек, сидя в миленьких лодчонках практикуются в гребле. И почему она никогда не приходила сюда с Раулем? В следующий раз она обязательно предложит ему прийти в парк, чтобы он сам все увидел.

Девушку охватывает чувство вины и какая-то смутная печаль оттого, что сейчас она не с Раулем.

Она идет на встречу не со своим парнем, пусть даже только для того, чтобы сделать фотографии, но парк Ретиро – особенное место для влюбленных пар. И вовсе неважно, какие они – совсем молодые или уже взрослые, собравшиеся пожениться или уже женатые и с детьми. У нее же – самый лучший парень на свете, а она идет себе одна в поисках другого парня.

Уже первый час. Валерия пробежала через весь бульвар, и теперь она находится на площади

Гондураса, перед памятником Альфонсу XII. Девушка запыхалась и чувствует себя слегка усталой. Усталость заметна несмотря на то, что сейчас март месяц и солнечная погода. Видимо, она идет слишком быстро, хотя ее физическая форма никогда не была на особой высоте. Валерия останавливается за фонтаном и потом входит на Кубинскую аллею. Какие-то девчонки, одетые в желтые футболки и синие шорты громко приветствуют ее, когда она проходит мимо них. Должно быть, они из детской или юношеской команды по футболу. Вал отвечает им улыбкой и бодрым кличем. Когда-нибудь наступит день, и она приведет сюда своих детей, хотя материнство еще очень далеко от нее. Она задает себе вопрос, будет ли отцом ее детей Рауль. Если окажется именно так, и дети будут похожи на него, тогда у нее будет несколько восхитительных, красивых ребятишек.

Валерия так отвлеклась, представляя себе будущее со своим парнем, что чуть не прошла мимо

дорожки, ведущей к Стеклянному Дворцу. Этот район парка более дикий, с густой, буйно разросшейся зеленью. Здесь встречаются практически одни лишь деревья и трава. К счастью, у нее нет аллергии, и она может спокойно дышать этим чистым, чудесным воздухом. Она проходит еще несколько метров по земляной тропинке, пока не натыкается на какое-то ограждение. И что же она видит? Впервые она встречает Маркоса дель Рио, одетого по-спортивному. На нем были голубая толстовка и темные спортивные брюки, голову прикрывала лихо заломленная бейсболка Nike. Девушка должна была признать, что даже в таком прикиде Маркос выглядел шикарно.

Парень тоже быстро замечает Валерию. Он вешает на плечо сумку, стоявшую на земле рядом с

ним, и направляется к ней.

- Привет! – радостно восклицает он, приближаясь. – Как ты принарядилась! Чудесно выглядишь,

ты просто красавица!

- Да ладно тебе… Я схватила первое, что под руку подвернулось, – зардевшись от смущения,

отвечает Валерия.

- Нет, правда, для фотосессии ты изумительна. Ты отлично выйдешь на фото.

Комплименты парня суммируются с солнечным теплом, и вот вам результат – девушка, как всегда,

краснеет, ее щеки просто полыхают огнем. Эта проблема по-прежнему остается с ней, если кто-то отпускает ей комплименты.

И вот уже оба идут по парку в этот солнечный мартовский субботний день.

- Куда мы идем?

- Ну для начала мы можем сделать несколько фото на Розовой аллее. Как тебе?

- На Розовой аллее, это той, что выглядит как лабиринт из живых кустов?

- Точно.

- Я не знаю, сумею ли.

- Конечно, сумеешь! Это очень просто. Ты смотришь в объектив, а я нажимаю кнопку. Все так

легко.

- Не думаю, что с моим лицом это будет так легко, как ты говоришь.

- Это будет еще легче. Ты – одна из самых фотогеничных девчонок, которых я знаю.

- Дауж, конечно.

Еще больше комплиментов, еще жарче, еще больше горят щеки.

Перед тем как подойти к предложенному им месту, Маркос достает фотокамеру и просит девушку

встать перед деревьями на бульваре Хулио Ромеро де Торреса. Один щелчок – и одна улыбка. С одной стороны, с другой, под наклоном. Фотограф движется как рыба в воде. Валерии, наоборот, это стоит огромных усилий. Она не знает, что ей делать с лицом. Девушка пытается улыбнуться, когда Маркос просит ее об этом, но у нее ничего не получается. Ее робость и застенчивость одерживают верх.

- Вал, расслабься, – просит Маркос. – Представь, что ты абсолютно голая лежишь в кровати после

любовных утех со своим парнем.

- Что? – вскидывается Валерия. – Как это я себе представлю?

- Ты что, не занимаешься любовью со своим парнем?

- Да это… это… Это не твое дело! – в ярости кричит она, ее пухлые щечки пылают от праведного

гнева. – Дурак, идиот!

- Подумай об этом. Ты… он… оба голые… после…

- Нет! Я не стану думать ни о чем таком! И не говори мне больше об этом! Извращенец!

Пока Валерия беснуется и выходит из себя, надрываясь в крике, Маркос использует этот момент,

чтобы сделать четыре или пять фотографий. Успешно сделав фото, он улыбается, подходит к девушке и дружески хлопает ее по спине.

- Ну что, тебе уже лучше?

- Да…

- Тебе нужно было немного расслабиться, а крик всегда отлично выходит. Мне очень жаль, что

пришлось завести тебя подобным образом, но это обычные трюки всех фотографов.

- Но…

- Идем к Розовой аллее. Там потрясающий свет.

Вал не понимает, то ли этот парень чокнутый, то ли он гений. Ясно одно – она чувствует себя

более раскованно, как будто все напряжение, вызванное объективом фотокамеры, выплеснулось из нее.

На Розовой аллее Маркос делает несколько дюжин снимков, и постепенно девушка начинает

чувствовать себя более комфортно, неловкость понемногу отступает. Маркос делает множество фотографий Валерии в разных позах. Она даже позволяет себе роскошь продемонстрировать чувственность, когда парень просит ее об этом. Вал не теряет полностью свою застенчивость, но переживает ее по-другому, справляясь с ней с каждым щелчком фотографа. Скорее всего, ей удавалось это, потому что Маркос своими словами придал ей уверенность. Это и вправду очень сильно забавляет девушку.

Маркос и Валерия проходят почти по всему парку Ретиро. Парень сделал фотографии у Дворца

Веласкеса, на Мраморной площади и на причале пруда. Валерия даже поднялась на одну из статуй на Аргентинской площади. Они провели уже почти два изнурительных часа под жарким солнцем, палящим в безоблачно-чистом мадридском небе.

- Я больше не могу, – заявляет Вал, наклоняясь и опираясь руками на колени, чтобы глотнуть

воздуха. – Я будто марафон пробежала.

- Ты так считаешь, потому что я пришел в такой одежде? – спрашивает Маркос, касаясь козырька

бейсболки. – Пойдем куда-нибудь, что-нибудь выпьем. Я приглашаю.

- Не нужно…

- Ты оказала мне любезность, пришла сюда и позировала мне, а я плачу прохладительным и…

едой. – Маркос достает из сумки, висящей у него на плече, два здоровенных бутерброда, завернутых в фольгу.

- Поверить не могу.

- Какой предпочитаешь? С ветчиной и сыром или с сыром и ветчиной?

Девушка улыбается и берет один из бутербродов. Она проголодалась, но особенно сильно ей

хочется пить. В автомате они берут пару банок апельсиновой фанты и садятся под деревом на газон. Жуя первый кусок бутерброда, Валерия думает о том, как здесь хорошо. Ветерок мягко и нежно касается ее лица, слышится пение птиц, солнечные лучи ласково греют кожу. И такой вкуснющий бутерброд! Фотографу удалось сделать этот день крайне необычным.

- У тебя нет девушки? – спрашивает парня Валерия. Она хочет немного изменить направление их

бесед, в которых они говорят только о ней.

- Нет.

- Как так?

- Наверно, так судьбе было угодно.

Опять он о своем. Кажется, для Маркоса не существует в мире других вещей. Он все оправдывает

кармой или судьбой.

- Ты не веришь в человеческие желания? Когда кто-то делает что-то потому, что хочет сделать, а

не потому, что у него есть на это причина?

- Безусловно, я верю в людей. Каждую ночь я слушаю многих из них, когда они рассказывают мне

о своих проблемах, страхах, радостях… Но невозможно объяснить все, что с ними происходит, если это уже не написано где-то.

- Я тебя не понимаю.

- Все очень просто. Каждый миг человек идет по разным дорогам. Вот ты и я, например. Сейчас

мы вместе, находимся здесь, сидим, едим бутерброд и говорим об этом по миллионам причин, которые до этой секунды суммировались друг с другом. Ты думаешь, мы здесь по собственной воле, и мы сами так решили?

- А почему бы нет?

- Потому что это где-то написано. Что-то или кто-то подталкивал нас к этому, – убежденно

говорит Маркос. – В книге наших судеб было написано, что мы встретимся в четверг вечером. Твой попугайчик улетел, ты выбежала искать его, я проходил мимо, Вики прилетел и сел на мое плечо, ты встретила меня, я дал тебе визитку… А потом пришло все остальное.

- Это жизненные случайности.

- Ты называешь это случайностью, а я – судьбой. В любом случае, как ни назови, нам суждено

быловстретиться.

Валерия делает глоток из банки апельсиновой фанты. Для нее по-прежнему все не так ясно, как

для него.

- Выходит, по этой твоей теории, абсолютно все равно, что мы делаем, потому что уже написано

все, что с нами случится. Вероятно, есть объяснения и тому, к примеру, почему мы встретились, или что произойдет с нами потом, так?

- Именно так.

- Это безумие, – замечает Валерия, прежде чем снова откусить кусочек от бутерброда.

- Это может представляться безумием, но я в это верю. Судьба капризна, и незачем искать

объяснений того, что с нами происходит, потому что их нет. Нет объяснений свершившимся фактам.

- За исключением объяснения того, что вещи происходят, потому что они уже написаны, так?

- Все верно, так.

- Очень странно… Я смотрю на все это по-другому. С тобой произошло что-то, что заставляет

тебя так думать?

Маркос стряхивает хлебные крошки с толстовки и штанов. Он отвечает Валерии, не глядя на нее.

- Как я сказал, жизнь состоит из череды событий, которые ведут тебя от одного к другому. Жизнь

крепко врезала мне, но, возможно, следствием этого сильного удара является то, что сейчас я здесь, с тобой. И кто знает, не станем ли мы в будущем парой?

- Что? Ты говоришь о том, что мы будем встречаться как пара? – удивленно спрашивает Валерия.

- Не знаю. Возможно, да. Мне очень хорошо рядом с тобой. И не забывай, что это наш попугайчик

свел нас двоих, – с улыбкой заканчивает Маркос.

Эта история кажется ей каким-то американским телесериалом, но это происходит с ней в реальной

жизни. Вот перед ней сидит радиоведущий, он же классный фотограф, и говорит ей о том, что судьба соединила их посредством птички, которая раньше была его, а теперь ее. И где же, спрашивается, скрытая камера?

- Маркос, ты знаешь, что у меня уже есть парень, и я очень сильно его люблю.

- Совсем недавно у меня тоже была девушка, и я тоже очень сильно ее любил, – взволнованно

говорит он. – И это именно она подарила мне Юни.

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67