Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - XVIII

buenos dias princesaГлава 18. Пятница

Hace cuatro meses. Un día de noviembre.

—¿Has dormido algo?

—No, no he pegado ojo en toda la noche. ¿Y tú?

—Yo tampoco.

—El solo hecho de enfrentarme a ella... Hasta se me ha aparecido en sueños.

—Te comprendo. No será fácil volver a verla. Pero hay que intentar ser lo más amables y cariñosos posible. Tú eres su mejor amiga.

—Lo era.

—Hasta que se demuestre lo contrario... sigues siéndolo.

Raúl y Valeria conversan mientras caminan cogidos de la mano. Los dos se dirigen juntos hasta el número 37 de una calle por la que en ese instante no pasa demasiada gente. Es un día desapacible, gris y frío. Ahora no llueve, pero el cielo y el viento que les da en el cara presagian que no tardará mucho en empezar a hacerlo.

—¿Cómo crees que nos recibirá Eli? —pregunta ella temblorosa.

—No tengo ni idea. No sé en qué condiciones estará después de haber pasado una semana en el hospital.

—¿Está bien que vayamos a verla? ¿No es muy pronto?

—No lo sé. Pero si su madre dice que es bueno que se rodee de gente conocida para que la ayude a recuperarse...

La chica escucha con atención lo que Raúl comenta, pero no las tiene todas consigo. Es cierto que ha sido la propia Susana quien le ha pedido que vaya a su casa para estar con su hija. Pero después de todo lo que sucedió es improbable que Elísabet se alegre de verlos.

—Me dan escalofríos.

—Es que hace un día horrible.

—No es por eso... Es que me da pánico volver a mirarla a los ojos.

—No te preocupes —dice Raúl sonriendo—. Afrontaremos esto juntos, ¿vale?

—Vale. Pero sigo teniendo escalofríos.

—¿Quieres que te abrace?

Valeria sonríe y se pega más a él. El joven la aprieta contra sí para darle calor. Hacía mucho tiempo que deseaba sentirse de esa manera. Y, aunque no deja de culparse de lo que ha ocurrido con Eli, está seguro de que ha acertado en su decisión de empezar a salir con la jovencita de mejillas sonrosadas que camina a su lado.

La pareja llega hasta la casa donde vive su amiga. Frente a la puerta, se miran y se dan un beso.

—Vamos allá.

—Tranquila, Val. No te pongas nerviosa.

—Lo intentaré.

—Es nuestra amiga y venimos para ayudarla. Sé tú misma y actúa con naturalidad.

—No sé si podré.

—Claro que sí. Vamos.

Una última mirada cómplice y otro beso en los labios. Se sueltan las manos y Raúl llama al timbre. Rápidamente, alguien se acerca a la puerta y abre. Se trata de Susana, la madre de Elísabet. Su aspecto refleja el sufrimiento que está pasando: tiene los ojos hinchados y unas ojeras kilométricas; está despeinada y desaliñada y su voz es apenas audible para los muchachos.

—Hola, chicos, gracias por venir. Pasad.

Valeria y Raúl entran en la casa. Ella siente otro escalofrío. Tiene un mal presentimiento. Camina muy cerquita de su novio para intentar encontrar mayor seguridad, pero en esos instantes aquel lugar le parece la casa del terror.

—¿Cómo está Eli?

—Parece que bien. Desde que ha regresado a casa está más tranquila.

—¿Qué han dicho los médicos? —insiste Raúl.

—Que de momento necesita descansar. Vamos a ver cómo pasa los próximos días y cómo evoluciona. Mañana iremos a ver a un psiquiatra que nos han recomendado, un gran especialista en este tipo de casos.

Los tres entran en un saloncito donde la mujer les pide que se sienten. Los chicos

obedecen y se acomodan en el mismo sofá. Susana, en cambio, permanece de pie.

—¿Sigue viendo a... Alicia? —pregunta Valeria titubeando.

—No estamos muy seguros. Cuando la encontraron aquel día estaba hablando sola, pero ni en el hospital ni aquí ha vuelto a decir nada de ella.

A Susana se le hace un nudo en la garganta y se le ponen los ojos llorosos cuando habla sobre el tema. Por eso los chicos no le hacen más preguntas.

La madre de Elísabet es una persona muy fuerte, pero está pasándolo muy mal. Se le nota en cada rasgo de la cara. A Val no se le borra de la cabeza la angustia de sus palabras cuando aquella noche la llamó por teléfono para informarla de que habían dado con su amiga. Ella seguía en Constanza: «Hola... Valeria. Ya... han... encontrado a Elísabet. Ahora... está... en el hospital. Está... herida y dicen que hablaba... sola.»

Hace nueve días de aquello. Nueve días desde aquella noche tan llena de extremos para Valeria y Raúl. La Policía encontró a Eli sentada en el arcén de una carretera a las afueras de Madrid, llena de rasguños y bastante desorientada. La llevaron a un hospital y allí la ingresaron en la planta de psiquiatría, donde la han estado tratando durante una semana. Se recuperó bien; al cabo de unos días incluso daba la impresión de que no hubiera pasado nada. Los médicos no encontraron motivos para retenerla allí más tiempo y decidieron darle el alta. En su casa sería donde mejor podría recuperar la normalidad.

—Voy a su habitación a ver si está despierta.

—Si está durmiendo no la despierte. Ya volveremos otro día.

—No, no os preocupéis. Seguro que estará encantada de veros —indica la mujer sonriendo—. Sois los primeros que venís a visitarla.

Susana sale del salón y sube por la escalera a la primera planta, donde está la habitación de su hija.

—Estoy muy nerviosa.

—Tranquila, todo irá bien.

—No lo sé. Su madre nos ha invitado a venir porque no sabe lo nuestro y lo que de verdad pasó aquella noche. Quizá al vernos se acuerde y se ponga mal otra vez.

—No pasará nada.

—Uff. Yo no estoy tan segura, cariño.

—Eli tendrá que asumir antes o después que tú y yo estamos juntos.

—Sí, pero quizá sea un poco pronto para estar aquí —repone Valeria

preocupada.

—Susana nos ha dicho que está bien y que no hay ni rastro de Alicia desde que la encontraron. Relájate y sonríe cuando la veas. Recuerda que es tu amiga y que has hecho muchas cosas por ella.

Raúl intenta serenar a su novia y transmitirle calma, aunque, por dentro, él está igual de tenso. Sabe que en buena parte es responsable de que las cosas hayan sucedido así. No consigue librarse de esa sensación de responsabilidad a pesar de que trate de aparentar otra cosa.

—Es difícil, pero lo intentaré.

—Muy bien. Sé valiente —le dice, y a continuación le da un beso en la frente.

Unen las manos un instante y esperan a que se desarrollen los acontecimientos.

Unos minutos más tarde, Susana baja la escalera sola y entra de nuevo en el salón.

—Ahora viene. Estaba medio dormida.

—No tendría que haberla despertado.

—Es bueno para ella no estar encerrada en su cuarto todo el día. Seguro que cuando os vea se lleva una gran alegría.

Raúl y Valeria no están tan seguros de que vaya a ser así, sobre todo ella, que mueve las piernas y taconea muy nerviosa.

Unas pisadas anuncian que alguien baja la escalera. Los chicos se miran expectantes y se ponen de pie para recibir a Eli. La tensión crece y llega a su punto máximo cuando una joven delgada, morena y de ojos claros que va vestida con un camisón blanco inmaculado aparece en el salón. A Valeria se le eriza el vello al contemplar a su amiga. En seguida, sus miradas se encuentran.

—Hola, Eli —se anticipa a decir Raúl, que se acerca hasta ella y le da dos besos.

La joven no reacciona y se limita a dejarse besar en la cara. Permanece en pie junto a la puerta con la mirada clavada en la otra chica. Valeria no sabe qué hacer. ¿Se aproxima? Está totalmente amedrentada. Si fuera por ella, saldría corriendo de inmediato de aquella casa.

—Elísabet, cariño. ¿No le dices nada a Val? Ha venido a verte.

Es como si se tratase de una persona diferente por completo a la que conoce. No tiene nada que ver con la cría llena de granos de hace un tiempo ni con el exuberante bombón que hace unos días enloquecía a todos los tíos. Es otra Elísabet.

Al fin, Eli sonríe y camina hacia su amiga.

—Hola, nena. ¿Cómo estás? —le pregunta dándole cierta musicalidad al tono de su voz.

—Muy... preocupada por ti.

Las dos chicas se besan. Eli se separa un poco y mira hacia su derecha. Es como si hubiese alguien más con ellas.

—Estoy bien. Sólo fue un mal día —comenta tras una pequeña pausa.

—Me alegro mucho.

Valeria continúa muy nerviosa. La mirada de su amiga es fría y su sonrisa no es la de cuando pasaban los días juntas, se contaban secretos, compartían momentos, se cambiaban la ropa... Todo aquello terminó. Y ellas ya no son las mismas.

—¿Os sentáis aquí tranquilos y os traigo algo de comer y de beber? —pregunta Susana—. Tendréis mucho de que hablar.

—No hay nada de que hablar.

Las palabras de Eli le hielan la sangre a Valeria, que continúa siendo el blanco de su penetrante mirada. La frialdad hacia ella sigue reflejándose en todos sus gestos.

—¿Cómo? ¿Por qué dices eso, hija?

—Porque no tengo nada que hablar con ésta. Es sólo una puta —murmura entre dientes. A continuación, suelta un grito desgarrador—. ¡Que se folla a mi novio!

Y con todo el odio que lleva dentro, Elísabet se abalanza sobre Valeria y la agarra del cuello. Susana y Raúl se echan sobre ella en seguida e intentan apartarle las manos de la otra chica, que, aterrada, apenas puede respirar.

—¡Suéltala! —exclama su madre llorando.

—¡Es una puta! ¡Me lo robó! ¡Me quitó lo que más quería!

Raúl es quien por fin logra separar a Eli de su novia. El joven la retiene mientras le pide a su chica que salga de la casa. Valeria tiene el rostro completamente desencajado. Todavía siente el calor de sus dedos en el cuello.

—Vete, Valeria, por favor —insiste la madre de Elísabet.

La chica obedece y sale del salón a toda prisa. Abre la puerta principal y abandona la casa. Está lloviendo débilmente, pero ella ni lo nota. Camina deprisa, sin atreverse a mirar atrás. Le duele la garganta, pero más el corazón. Sin embargo, ni siquiera puede llorar.

—¡Val! ¡Espera!

El que grita es Raúl, que llega corriendo hasta ella. La abraza cariñosamente bajo

el aguacero.

—Me odia —susurra Valeria.

—No es culpa tuya que esté así.

—Pero... me odia.

—Está enferma —le recuerda el chico sin apartarse de ella ni un milímetro. Siente el corazón de la joven pegado a su pecho, latiendo muy deprisa—. No sabe lo que hace ni lo que dice.

—Sí que lo sabe. Lo sabe perfectamente.

—Seguro que Alicia tiene algo que ver.

Valeria se separa de los brazos de Raúl y lo mira muy seria, triste. Continúa sintiendo los dedos calientes de Elísabet alrededor del cuello, que aún le arde.

—No sé si Alicia le habrá dicho algo o si desaparecerá con el tiempo, como ya ocurrió una vez. Pero no quiero volver a ver a Eli nunca más en mi vida.

Más de cuatro meses después, sigue cumpliendo con lo que anunció aquel día de noviembre bajo la lluvia de Madrid.

 

Четыре месяца тому назад. Ноябрьский день.

- Ты поспала хоть чуть-чуть?

- Я всю ночь не сомкнула глаз. А ты?

- Я тоже.

- Она так и стояла перед глазами... даже приснилась.

- Я тебя понимаю. Будет нелегко снова увидеться с Эли, но нужно постараться быть с ней как можно более внимательными и нежными. Ты ее лучшая подруга.

- Была.

- Даже если между вами проявляется соперничество... ты все равно продолжаешь быть ее подругой.

Валерия и Рауль шагают рядышком, взявшись за руки, и мирно беседуют. Они оба направляются к дому номер 37. В это время на улице немноголюдно, так, редкие прохожие идут по своим делам. Ненастный день, серый и промозглый. Дождя пока нет, но небо и дующий в лицо холодный ветер предвещают его скорое начало.

- Как ты думаешь, как Эли нас встретит? – спрашивает девушка дрогнувшим голосом.

- Не имею ни малейшего представления. Я не знаю, в каком она будет состоянии, после недели, что провела в больнице.

- А это хорошо, что мы навестим ее? Это не очень рано?

- Не знаю, но ее мать говорит, хорошо, если она будет в окружении знакомых ей людей, это поможет ей восстановиться...

Девушка очень внимательно слушает, что говорит ей Рауль, но не уверена в правильности его слов. Это верно, что Сусана сама попросила прийти к ней домой, чтобы побыть с ее дочерью, но после всего, что случилось, маловероятно, что Элизабет обрадуется, увидев их.

- Меня трясет.

- Ну и денек, ужасная погода.

- Это не из-за погоды. Я в панике, я боюсь снова взглянуть ей в глаза.

- Не бойся, – ободряюще улыбаясь, говорит Рауль. – Мы вместе посмотрим ей в глаза, идет?

- Идет, но знобит все также.

- Ты хочешь, чтобы я тебя обнял?

Валерия улыбается и теснее прижимается к Раулю. Парень еще крепче притягивает ее к себе, чтобы согреть своим теплом. Уже давно он хотел испытать что-то подобное. Хотя его не покидает чувство вины за случившееся с Эли, он абсолютно уверен в правильности своего решения начать встречаться с этой розовощекой девушкой, идущей сейчас рядом с ним.

Парочка подходит к дому, где живет их подруга. У двери они переглядываются и целуются.

- Идем туда.

- Успокойся, Вал, не нервничай.

- Я постараюсь.

- Эли наша подруга, и мы пришли помочь ей. Веди себя естественно, будь самой собой.

- Не знаю, смогу ли.

- Конечно, сможешь. Идем.

Последний, понимающий, взгляд и еще один поцелуй в губы. Рауль выпускает руки Валерии из своих и звонит в звонок. Кто-то быстро подходит к двери и открывает ее. Это Сусана, мать Элизабет. У женщины измученный вид, отражающий все, что случилось: опухшие глаза и километровые синяки под ними, растрепанные волосы и тихий, едва слышный даже для ребят, голос.

- Здравствуйте, ребята. Спасибо, что пришли. Проходите.

Валерия и Рауль заходят в квартиру. Валерия снова чувствует дрожь во всем теле. У нее плохое предчувствие. Она идет, держась поближе к своему парню, чтобы постараться обрести бóльшую уверенность. В эти секунды это место кажется ей домом ужасов.

- Как Эли?

- Как будто неплохо. Она стала поспокойнее, с тех пор как вернулась домой.

- Что сказали врачи? – интересуется Рауль.

- Говорят, что в данный момент ей необходим отдых. Посмотрим, как пройдут следующие дни, и как все будет развиваться. Завтра мы покажемся психиатру, которого нам порекомендовали. Он большой специалист по подобным случаям.

Втроем они входят в небольшую гостиную, и женщина просит ребят садиться. Ребята послушно устраиваются на диване, Сусана же, продолжает стоять.

- Эли по-прежнему видит Алисию? – нерешительно спрашивает Валерия.

- Мы в этом не совсем уверены. Когда ее нашли в тот день, она разговаривала сама с собой, но потом ни в больнице, ни здесь она больше ни о чем с ней не говорила.

При разговоре на эту тему у Сусанны глаза наполняются слезами, и в горле застревает ком, поэтому ребята больше не расспрашивают ее.

Мать Элизабет очень сильная женщина, но сейчас ей ужасно плохо. Это заметно в каждой черточке ее лица. У Вал из головы не выходят тоскливые слова той ночи, когда она позвонила ей по телефону, чтобы сообщить, что ее подругу сбили. Она тогда была еще в “Констанции”, и это звонок: “Валерия... здравствуй... Элизабет... уже нашли... Сейчас она... в больнице... Она... ранена... и говорят, что она разговаривала... сама с собой”.

С того момента прошло девять дней. Девять дней с той самой особенной, исключительной для Валерии и Рауля ночи. Полиция обнаружила Эли сидящей на краю одного из шоссе на окраине Мадрида, всю в ссадинах и плохо понимающую, что происходит. Ее отвезли в больницу, и там она поступила в отделение психиатрии, где ее лечили целую неделю. Она быстро поправилась, уже через несколько дней даже создавалось впечатление, что ничего и не было. Врачи не находили причин, чтобы и дальше держать Эли в больнице, и решили выписать ее. Ее дом был самым лучшим местом, где девушка могла бы окончательно поправиться.

- Я схожу в ее комнату, посмотрю, не проснулась ли она.

- Если Эли спит, то не будите ее. Мы придем в другой день.

- Нет-нет, не беспокойтесь. Я уверена. Что она будет рада вас видеть, – замечает женщина с улыбкой. Вы первые пришли навестить ее.

Сусана выходит из гостиной и поднимается по лестнице на верхний этаж, где находится комната ее дочери.

- Я так нервничаю.

- Успокойся, все будет хорошо.

- Не знаю. Ее мама пригласила нас прийти, потому что ничего не знает о нас, и не знает, что на самом деле произошло той ночью. Пожалуй, увидев нас, Эли все вспомнит, и ей снова станет плохо.

- Ничего не случится.

- Ох, милый, я не так уверена в этом.

- Рано или поздно, Эли все равно должна была осознать, что мы вместе.

- Да, но, возможно, нам еще слишком рано находиться здесь, – несколько обеспокоенно отвечает Валерия.

Сусана сказала нам, что Эли в порядке, с тех пор, как ее нашли, от Алисии не осталось и следа. Расслабься и улыбнись, когда увидишь ее. Помни, что она твоя подруга, и ты многое сделала для нее.

Рауль старается успокоить свою девушку, хотя в душе он и сам напряжен точно так же. Парень в немалой степени считает себя ответственным за случившееся. Ему не удалось избавиться от этого чувства, хотя он и старается делать вид, что спокоен.

- Это трудно, но я постараюсь.

- Вот и отлично. Будь храброй, – подбадривает девушку Рауль, целуя ее в лоб.

На короткое мгновение их руки сплетаются, и оба ждут дальнейшего развития событий. Несколько минут спустя, Сусана спускается по лестнице и снова заходит в гостиную. Она одна.

- Эли сейчас придет, она дремала.

- Не нужно было ее будить.

- Ей вредно целый день сидеть взаперти в своей комнате. Я уверена, что, увидев вас, она очень обрадуется.

Рауль и Валерия не так сильно уверены в том, что все будет именно так. Девушка ерзает на диване

и нервно постукивает ногами по полу.

Раздаются шаги, кто-то спускается по лестнице. Ребята выжидательно переглядываются и встают с

дивана, чтобы встретить Эли. Напряжение нарастает до максимума, когда худенькая темноволосая, светлоглазая девушка в безукоризненно белой ночной сорочке появляется в гостиной. У Валерии волосы встают дыбом, когда она видит подругу. Их взгляды встречаются.

- Привет, Эли! – торопится сказать Рауль, подходя к девушке и целуя ее в обе щеки.

Эли не отвечает, ограничившись одним простым, холодным поцелуем. Она стоит у двери,

устремив пристальный, неотрывный взгляд на другую девушку. Валерия не знает, что ей делать. Подойти к подруге? Валерия пребывает в полной растерянности. Будь ее воля, она немедленно убежала бы из этого дома.

- Элизабет, дорогая, ты ничего не скажешь Вал? Она пришла навестить тебя.

Обращение адресовано будто бы другому, совершенно незнакомому, человеку. Эта Элизабет не

имеет ничего общего с прежней Эли – ни с той желторотой прыщавой девчушкой, какой она была несколько лет назад, ни с той роскошной, уверенной в себе красоткой, сводящей с ума всех парней, какой она была еще несколько дней назад. Это совсем другая Элизабет, не похожая на тех.

Наконец, Эли улыбается и подходит к подруге.

- Привет, малышка. Как дела? – спрашивает она, придавая своему голосу определенную

мелодичность.

- Я очень… я так беспокоилась за тебя.

Девушки целуются. Эли немного отходит назад и смотрит направо, как будто с ними находится

кто-то еще.

- Я в порядке, мне было плохо только один день, – после короткой паузы произносит она.

- Я очень рада.

Валерия продолжает нервничать. Взгляд подруги холоден, и улыбка уже не та, что была прежде,

когда они все дни проводили вместе, рассказывая друг другу секреты, разделяя разные жизненные моменты, меняясь одеждой… Все закончилось, и они уже совсем другие.

- Чувствуйте себя, как дома. Я принесу вам что-нибудь поесть или выпить? – спрашивает Сусана. –

Вам есть о чем поговорить.

- Нам не о чем разговаривать.

От этих слов Эли в жилах Валерии стынет кровь. Под пронзительным, колючим взглядом подруги,

Валерия продолжает чувствовать себя мишенью. Холодность Эли и ее ледяное равнодушие по отношению к ней отражается в каждом ее движении.

- Что? Почему ты так говоришь, дочка?

- Потому что мне не о чем говорить с этой стервой. Она просто шлюха, – цедит Эли сквозь зубы, а

потом из ее горла вырывается душераздирающий крик. – Сучка, которая трахается с моим парнем!

Со всей ненавистью, переполняющей ее нутро, Эли набрасывается на Валерию и хватает девушку

за шею. Сусана и Рауль тут же наваливаются на Эли, стараясь оттащить ее руки от до смерти напуганной и едва дышащей Валерии.

- Отпусти ее! – рыдая, кричит мать.

- Она шлюха, дрянь! Она его украла! Она отняла у меня того, кого я больше всего любила!

Раулю удается, наконец, оттащить Эли от своей девушки. Парень крепко держит Эли, прося

Валерию уйти из дома ее бывшей подруги. Лицо Валерии выражает смертельный ужас. Девушка еще чувствует жар пальцев Эли на своей шее.

- Уходи, Валерия, пожалуйста, уходи, – просит мать Элизабет.

Девушка послушно выбегает из гостиной. Она открывает входную дверь и покидает квартиру. На

улице моросит слабый дождь, но Валерия даже не замечает его. Она быстро идет по улице, не осмеливаясь посмотреть назад. У нее болит горло, но еще сильнее болит ее душа. Боль так сильна, и на сердце такая тяжесть, что она не может даже плакать.

- Вал! Подожди! – громко кричит Рауль. Подбежав к Валерии, он нежно обнимает ее под унылым,

моросящим, дождем.

- Она меня ненавидит, – потерянно шепчет Валерия.

- Это не твоя вина, что все так вышло.

- Но… она меня ненавидит.

- Эли больна, – напоминает парень, не отходя от Валерии ни на миллиметр. Он чувствует, как

быстро бьется сердце прильнувшей к его груди девушки. – Она не понимает ни того, что делает, ни того, что говорит.

- Да, я это знаю, отлично знаю.

- Я уверен, что здесь замешана Алисия.

Валерия высвобождается из объятий Рауля и смотрит на него очень серьезно и печально. Она

продолжает чувствовать горячие пальцы Элизабет вокруг своей шеи, они даже жгут ей кожу.

- Я не знаю, будет ли Алисия говорить ей что-то или исчезнет со временем, как это было однажды,

но я никогда в жизни не хочу больше видеть Эли.

Больше четырех месяцев она продолжает выполнять то, что сказала тем ноябрьским днем под

мадридским дождем.

 

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67