Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - LХIV

buenos dias princesaГлава 64. Воскресение

Los quince euros que ha invertido en La casa del grito durante aquellos dos días son los que más beneficios le han reportado en su vida.

Paloma y ella han dado un par de gritos y han pasado el resto del tiempo besándose. Ha sido diferente. El día antes improvisaron, se dejaron llevar por la pasión, por la adrenalina del momento, por la tensión acumulada a lo largo de los días anteriores y porque era la primera vez que se besaban. Ese día los besos han sido más delicados y mesurados, sabían que iban allí a eso. Pero las dos los han vivido subidas en una nube tanto un día como el otro.

—¿Y de qué va

La invención de Hugo? —le pregunta Paloma ya en la cola para entrar en el cine.

Han comprado palomitas y Coca-Colas y están deseando quedarse a oscuras. Aunque a la pelirroja le gustaría ver la película.

—Va de un niño huérfano que vive en una estación. Nadie sabe que está allí hasta que una niña lo encuentra.

—Ah. Parece interesante.

—Todas las críticas la ponen muy bien. Tenía muchas ganas de verla.

—Qué bien hablas.

—No seas tonta.

—Me encantas.

—Y tú a mí.

Las chicas están a punto de entrar en la sala cuando a la rubia le da una palomita en la cabeza. Al principio Paloma piensa que son imaginaciones suyas, pero en seguida la golpea otra, y otra. Entonces se vuelve hacia atrás y, a unos metros de ellas, las ve. Son Magda, Elsa y otra chica de su grupito que se llama África, las amigas de Natalia. También están en la cola para ver la película.

—Joder, ¡no!

—¿Qué pasa?

—Las que me hacen

bullying en clase están aquí.

—¿Qué? ¿Están aquí?

—Sí, pero no te vuelvas o será peor.

Meri no le hace caso y se vuelve. Una palomita le da en la frente y otra se le queda incrustada en el pelo.

—Te he dicho que no te dieras la vuelta.

—No entiendo qué hacen aquí. ¿Te siguen?

—Vete tú a saber. Igual nos han visto y han venido a la misma película que nosotras para dar la lata.

Se terminó la velada romántica. Con aquellas tías molestando será imposible que estén tranquilas en la sala. Si tienen un poco de suerte a lo mejor se sientan lejos de ellas.

—¿Quieres que vayamos a ver otra peli o que hagamos otra cosa?

—¡No! Hemos pagado ya, y aunque nos cambiemos de sala nos seguirán.

—Como tú quieras.

Meri y Paloma entran en la sala. Las luces todavía no están apagadas. Miran la numeración de sus asientos y se dan cuenta de que no les gusta el sitio que les ha tocado, así que se buscan dos butacas en la última fila. Normalmente allí no se pone nadie. Sin embargo, parece que las tres acosadoras de Paloma también han tenido la misma idea.

—Estáis en nuestras butacas —dice Elsa, que le lanza otra palomita a la cara a Meri.

—Oye, a ella déjala.

—¿Es tu novia? ¡Qué fea es! —comenta Magda—. ¡Ah! Afri, es que tú no lo sabes: nuestra amiga Palomi es bollera.

La chica, que no es tan guapa como las otras dos, sonríe y también la llama bollera.

—No te metas con mi amiga o te vas a enterar —la amenaza la jovencita rubia muy enfadada.

Otra vez ese carácter que le sale de vez en cuando. Es algo que no deja de sorprender a María, que prefiere no meterse en líos. No entiende cómo una persona tan pequeña, ese día ni lleva zapatos con plataformas, saca esa rabia tan grande.

—¿Qué vas a hacerme? ¿Lo mismo que a Natalia?

—Eso, que ya te vale, bollera.

Meri no sabe de qué están hablando. Paloma no le ha contado nada de lo que están diciendo aquellas chicas.

—Dejadnos en paz e idos a buscar otros asientos.

—Queremos éstos, son los nuestros —insiste Elsa, que, con toda la maldad del mundo, vuelca su vaso y deja caer parte de su refresco sobre la cabeza de la pelirroja.

Meri da un grito y se levanta de golpe. ¡Está chorreando!

—¡Serás puta! —grita su amiga, que también se pone de pie—. Ésta me la pagas.

Paloma coge su cubo de palomitas y se lo lanza a Elsa contra la cara. Magda, por su parte, hace lo propio con el suyo y se lo tira a la agresora de su amiga. En un momento se forma una batalla campal de refrescos y palomitas de maíz. Y cuando se acaban las cosas que lanzar, Paloma empieza a dar puñetazos y patadas a diestro y siniestro para defenderse. Meri la observa con incredulidad. Tres contra una y va ganando la más pequeña de todas. El combate acaba cuando llega uno de los acomodadores y echa a las cinco chicas a la calle.

—¡Corre! —le grita Paloma a Meri cuando ve que las otras quieren continuar la pelea. Defenderse entre sillas es más fácil, a cielo descubierto tienen todas las de perder.

María obedece y echa a correr detrás de Paloma. Son menos guapas, menos altas y menos populares, pero mucho más rápidas. No tardan en despistarlas, ya que las otras se cansan de ir detrás de ellas al minuto.

Llegan corriendo hasta plaza España y buscan un lugar protegido para sentarse y descansar.

—Pelirrojita, tú atenta por si vienen.

—No creo que vuelvan ya. No las he visto muy en forma —dice Meri, que en su vida se ha visto en otra igual—. Creo que le has hecho sangre a una.

—Bueno, han empezado ellas.

Las chicas toman aire y recuperan el aliento. Pero a María le queda una gran duda que se ve obligada a solventar.

—¿Qué le hiciste a Natalia?

—Jo. Perdona, no te lo he contado —reconoce suspirando—. Tenía miedo de que me vieras como a una persona violenta.

—Pero ¿qué ocurrió?

—Cuando me puso la zancadilla, me levanté y le pegué un puñetazo. Le partí la nariz.

—¿Qué?

—Eso. Le di demasiado fuerte y ahora para hacer deporte tiene que ir con una máscara y todo.

—Pero... No me lo puedo creer.

—Estaba cansada de que me hicieran la vida imposible. Se me fue la cabeza. Lo peor es que me han castigado dos semanas sin ir al instituto y mis padres están que trinan.

—Así que por eso no has ido a clase ni esta semana ni la anterior.

—Sí —asiente cabizbaja—. Pero es que... soy reincidente.

Meri no sale de su asombro. Ya había recuperado la respiración después de la carrera, pero está empezando a perderla otra vez a causa de las confesiones de su amiga.

—¿Reincidente?

—Sí. Al comienzo del curso le partí la ceja a una chica que me llamó «enana de mierda». Desde entonces nadie quiere ser amigo mío en el instituto. Esa chica es la delegada de mi clase.

¡Dios! ¡Por eso no se adaptaba! ¡Porque la tenían por una matona!

La mirada de Paloma refleja sus sentimientos de absoluta culpabilidad. Debería habérselo dicho antes, pero tenía mucho miedo a que no quisiera estar con ella por aquellos incidentes. En realidad es muy pacífica. Hasta que se meten con ella.

—Siento no habértelo contado antes. Y lo comprenderé si no quieres volver a verme. Le he partido la ceja a una y la nariz a otra. No tengo perdón, aunque a mí me han hecho cosas peores y...

Sin dejarla hablar más, la pelirroja se inclina sobre ella y le da un beso en la boca. Allí, en público, delante de un grupo de curiosos que las miran atónitos.

Es la primera vez que expresan lo que sienten delante de otras personas.

—Me encantas. Y me gusta tener a mi lado a alguien que pueda defenderme en un momento determinado —explica María unos segundos después, cuando el beso ha terminado, con la ropa y la cabeza mojadas del refresco que le han tirado encima.

—¿Entonces? ¿Me perdonas por no haberte contado todo eso?

—Claro. Perdonada —responde la pelirroja sonriente—. Y ahora vamos a mi casa a cambiarnos y a buscar un sitio más tranquilo donde podamos besarnos sin mirones.

Aquello sólo es el comienzo de una relación que parece tener futuro. Encontrarán mirones en todas partes y tendrán que enfrentarse a opiniones de todo tipo. Además, ninguna de las dos ha salido todavía del armario ante su familia.

Pero Meri y Paloma al fin han encontrado a su media naranja o medio limón, a alguien con la misma piel y los mismos deseos. Y no van a permitir que nadie les arrebate eso, aunque tengan que volver a enfrentarse a chicas odiosas con refrescos y palomitas.

Эти 15 евро, что она оставила в “доме крика” за те два дня принесли самую большую в ее жизни прибыль.

Они с Паломой издали пару воплей, а оставшееся время целовались. Теперь все было совсем иначе. Вчера это вышло само собой, неожиданно для обеих. Они отдались на волю страсти, адреналина, секундного порыва и напряжения, копившегося на протяжении предыдущих дней. Тогда они целовались впервые. Сегодня поцелуи были не такими страстными, но более нежными и ласковыми. Обе знали, что пришли сюда именно за этим, обе парили в облаках так же, как и вчера.

- А о чем этот фильм, “Хранитель времени”? – спрашивает Палома, уже стоя в очереди на вход в

кинотеатр.

Девушки купили попкорн и кока-колу, и теперь они хотят остаться в темноте, хотя рыжеволосой

хотелось бы посмотреть фильм.

- О мальчике-сироте, который живет на вокзале. Никто не знает, что он там, пока его не находит

одна девочка.

- Кажется заманчивым.

- Мне очень хотелось посмотреть его. Все критики отзываются о нем очень хорошо.

- Как складно ты говоришь.

- Не будь глупышкой.

- Ты мне нравишься.

- А ты – мне.

Девушки уже почти вошли в зал, когда в голову светловолосой ударяется попкорн. Сначала

Палома думает, что ей показалось, но новая порция попкорна ударяет ее снова и снова. Тогда, обернувшись назад, она видит их... всего в нескольких метрах от нее и Мери, вот они, подружки Натальи, – Магда, Эльса и еще одна девушка из их группы, которую зовут Африка. Они тоже стоят в очереди, чтобы посмотреть фильм.

- О, боже, нет!

- Что случилось?

- Они здесь, эти задиры, кто преследует и травит меня в классе.

- Что? Они здесь?

- Да, только не оборачивайся, а то будет хуже.

Мери не слушает подругу и оборачивается. Одна часть попкорна попадает ей в лицо, а другая застревает в волосах.

- Я же тебе сказала, чтобы ты не оборачивалась.

- Не понимаю, что они здесь делают. Они тебя преследуют?

- Кто их знает. Кажется, они увидели нас и пришли на тот же самый фильм, чтобы приставать к нам.

Романтичный вечер закончился. С этими надоедливыми телками они не смогут спокойно посидеть в зале. Если им немножко повезет, то они будут сидеть подальше от зануд.

- Хочешь, пойдем смотреть другой фильм или займемся чем-нибудь еще?

- Нет, мы уже заплатили за билеты, к тому же, они станут преследовать нас, даже если мы пойдем в другой зал.

- Как хочешь.

Мери и Палома входят в зал. Свет еще не потушен. Они смотрят на указанные в билете места,понимают, что они им не нравятся и ищут два свободных места в последнем ряду. Обычно там никого нет. Однако, похоже, у трех преследовательниц Паломы та же самая идея.

- Эй, вы сидите на наших местах, – безапелляционно заявляет Эльса, швыряя попкорн в лицо

Мери.

- Слушай, ты, оставь ее в покое.

- Она твоя девчонка? Ну и страшилище! – презрительно фыркает Магда. – Да, Афри, ты же еще не знаешь: наша подружка Паломи – лесби.

Третья девушка, не такая красивая, как две другие, усмехается и тоже называет ее лесбиянкой.

- Не вмешивай сюда мою подругу, или я тебе покажу, где раки зимуют, – угрожает ей донельзя разозленная Палома.

И снова этот жесткий, колючий характер, который время от времени вырывается наружу. Он не перестает удивлять Марию, предпочитающую не встревать в эти разборки. Она не понимает, откуда в такой малышке, не надевшей сегодня туфли на высоком каблуке, столько ярости и гнева.

- А что ты мне сделаешь? То же, что Наталье?

- Это тебе раз плюнуть, лесба, – вторит подруге другая.

Мери не понимает, о чем идет речь. Палома не рассказала ей ничего из того, о чем говорят эти девицы.

- Оставьте нас в покое и поищите себе другие места.

- А мы хотим эти, – стоит на своем Эльса. Она самым подлым образом переворачивает свой стакан и выливает прохладительное прямо на рыжеволосую голову Марии. Мери вскрикивает и вскакивает с кресла. С ее головы стекают струйки колы!

- Ах ты, сволочь! – кричит Палома, тоже вскакивая с места. – Ты мне за это заплатишь, дрянь!

Палома хватает свой пакетик попкорна и швыряет его Эльсе в лицо. Магда, со своей стороны, делает то же самое, запуская попкорн в соперницу своей подруги. В этот момент завязывается решающая битва. В ход идут кола и попкорн. Когда не остается ничего, чем можно было бы запулить во врага, Палома начинает раздавать направо и налево пинки и зуботычины, чтобы защититься. Мери смотрит на нее, не веря своим глазам. Трое нападают на одну, а побеждает самая маленькая из всех. Бой заканчивается, как только приходит один из билетеров и выбрасывает пятерых девчонок на улицу.

- Беги! – кричит Палома Мери, видя, что остальные хотят продолжить драку. Защищаться среди стульев легче, а под открытым небом они с Мери точно проиграют.

Мария послушно припускается бежать вдогонку за Паломой. Девушки не так красивы, меньше ростом и не пользуются такой популярностью, как их противницы, зато они гораздо быстрее их. Уже через минуту преследовательницы устали бежать за ними и потеряли след. Мери и Палома добегают до площади Испании и ищут местечко поукромнее, чтобы присесть и отдохнуть.

- Рыжулька, будь начеку, вдруг они придут.

- Не думаю, что они вернутся. Насколько я поняла, они не в форме, – говорит Мери, которая видела Палому в жизни совсем другой. – Полагаю, одной из них ты врезала до крови.

- Так они сами начали.

Девушки жадно хватают ртом воздух, восстанавливая дыхание, но Мария должна разрешить еще одно оставшееся у нее большое сомнение.

- Что ты сделала Наталье?

- Черт! Прости, что я тебе не рассказала, – тяжело вздыхая виновато признается Палома. – Я боялась, что ты станешь смотреть на меня как на задиру и драчунью.

- Так что же произошло?

- Когда она подставила мне подножку, я поднялась и врезала ей кулаком. Короче, я сломала ей нос.

- Что-о?

- А то. Я ударила ее слишком сильно и теперь, чтобы заниматься спортом она должна ходить в маске, вот и все.

- Нет, я не могу поверить.

- Они сделали мою жизнь невыносимой, и я устала терпеть. У меня снесло крышу. А хуже всего то, что меня наказали, отстранив на две недели от занятий в школе, и родители вышли из себя.

- Значит, поэтому тебя не было в школе ни на этой, ни на прошлой неделе.

- Да, – согласно мямлит Палома, низко опустив голову. – Дело в том, что это не первый случай.

Мери не перестает удивляться. Она только что восстановила дыхание после быстрого бега, а теперь снова начинает терять его от признаний подруги.

- Не первый раз?

- Да, в начале учебного года я разбила бровь одной девчонке, которая обозвала меня “дерьмовым карликом”. С тех пор никто в школе не хочет со мной дружить. Эта девчонка из моего класса.

О, боже! Поэтому она и не могла влиться в коллектив! Ее считали драчуньей!

Виноватый взгляд Паломы отражает чувства девушки. Она должна была бы рассказать Мери об этом раньше, но побоялась, что та не захочет быть с ней из-за этих происшествий. На самом деле Палома очень спокойная и миролюбивая, если ее не задирают.

- Я так сожалею, что не рассказала тебе об этом раньше, и я пойму тебя, если ты не захочешь больше встречаться со мной, ведь я разбила бровь одной и сломала нос другой. Мне нет прощения, хотя мне устраивали вещи и похуже...

Не давая Паломе больше говорить, Рыжулька наклоняется к ней и целует в губы. Прямо здесь, прилюдно, перед группой любопытных зевак, изумленно уставившихся на них. Девушки впервые открыто выражают свои чувства перед другими людьми.

- Ты мне нравишься, и я хочу, чтобы рядом со мной был кто-то, кто может в определенный момент защитить меня, – поясняет Мери несколько секунд спустя, когда они закончили целоваться. Девушки стоят с сырыми волосами, в мокрой одежде, с ног до головы облитые колой.

- Значит, ты прощаешь меня за то, что я не рассказала тебе об этом раньше?

- Конечно, ты прощена, – улыбаясь, отвечает Рыжулька. – А сейчас пойдем ко мне домой, переоденемся и поищем местечко поспокойнее, где мы сможем целоваться без всяких глазеющих ротозеев.

Это только начало отношений, у которых, кажется, есть будущее. Ротозеи и зеваки будут встречаться им повсюду, и девушкам предстоит столкнуться с самыми разными мнениями. К тому же ни одна из них еще не призналась семье в своей гомосексуальности, но Мери и Палома, наконец-то, нашли друг друга. Каждая из них отыскала свою вторую половинку с теми же самыми чувствами и желаниями. Теперь они никому не позволят отнять у них обретенное, даже если им снова придется противостоять докучливым, ненавистным девчонкам с прохладительным и попкорном.

Salir del armario (досл: выйти из шкафа) – выражение, означающее открытое признание своей гомосексуальности

encontrado a su media naranja o medio limón – найти свою вторую половинку

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67