Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - XХXI

buenos dias princesaГлава 31. Пятница

 

—¿Qué hacéis todavía despiertas? ¡Es muy tarde!

 

—Shhhh.

 

Bárbara y Daniela mandan callar al mismo tiempo a su hermano, que acaba de llegar a casa. Las gemelas están en su habitación, sentadas en la cama y tapadas con una manta. Las dos observan atentas la pantalla del ordenador. Casi no pestañean.

 

—¿Qué veis?

 

—«Glee» —responde Bárbara—. Pero no nos molestes más.

 

—Eso. Silencio. Es el final del último capítulo de la segunda temporada.

 

—Y está muy interesante.

 

—Bueno. Ya me voy. Buenas noches. Y no tardéis en iros a dormir.

 

—Shhhh.

 

Raúl sale del cuarto de sus hermanas de puntillas y cierra sigilosamente la puerta. Menudas son. Lo mejor es no hacerlas enfadar.

 

Camina hasta su dormitorio y se encierra en él. Está muy cansado. Pero también preocupado. Él no tenía ninguna intención de besar a Alba. Se ha encontrado con un beso inesperado y no ha podido evitarlo. ¿Por qué lo habrá hecho? Nunca ha tenido la impresión de gustarle. Y, aunque así fuera, Valeria es su amiga. Se han llevado muy bien desde que se conocieron, y seguro que Alba sabía que si hacía aquello a Val le sentaría mal.

 

Sea como sea, todo lo que ha pasado es muy extraño.

 

El problema más grande que tiene entre manos ahora es hacer que a su novia se le pase el enfado. No será fácil que olvide lo de esa noche en el parque de La Vaguada. Y menos mal que no sabe nada de las visitas que hace a casa de Elísabet. Si se enterase de aquello, sería el fin de la relación. No volvería a confiar en él. Y con toda la razón del mundo.

 

¡Qué mal lo está haciendo! Con lo que la quiere...

 

Estar con Valeria es lo mejor que le ha pasado. Pero siempre hay circunstancias

 

que le complican la vida.

 

Necesita descansar. Dormir. Cerrar los ojos y olvidarse de todo durante unas horas. Sin embargo, hay alguien que no parece dispuesto a dejar que eso pase todavía. Un pitido. Se acerca hasta donde ha dejado la BlackBerry y lee:

 

Raúl, sé que no tendrás muchas ganas de recibir un mensaje mío a estas horas y menos después de lo que ha pasado esta noche. Es un WhatsApp de Alba. Continúa:

 

Sólo quería pedirte perdón. Por mi culpa Valeria se ha enfadado contigo. No sé muy bien por qué te he besado. Ha sido un impulso. Lo siento. Un impulso. Eso está claro. Pero no entiende lo que lo ha provocado. La explicación que él le estaba dando a Sam sobre cómo besarla había terminado. Lo que vino después fue innecesario.

 

No le apetece responder en ese instante, ya lo hará mañana con tranquilidad. Aunque no está enfadado con la chica del pelo azul, sí que se siente molesto por lo que ha hecho. Debería haber controlado aquel impulso y no haberlo puesto en evidencia.

 

El joven deja el smartphone sobre la mesa y se dirige al armario para coger la ropa de dormir. Se cambia despacio y sin dejar de pensar en su novia. ¿Qué podría hacer para que lo perdonase?

 

Raúl no le responde al WhatsApp que le ha enviado hace unos minutos. Eso es que está enfadado con ella. No debe de haberle hecho ninguna gracia que le haya robado un beso. Sobre todo porque Valeria se encontraba delante y le ha ocasionado una pelea con ella. ¿Se arrepiente? Un poco, pero tenía que hacerlo. Ha actuado así porque ha tenido la oportunidad. A veces el amor y la amistad se cruzan y a alguien le toca sufrir. Alba lo ha comprendido a lo largo de esas últimas semanas.

 

—¿Por qué no nos has llamado ni has contestado al móvil? Estábamos muy preocupados.

 

—Se me ha apagado y no me he dado cuenta.

 

—Pues tienes que darte cuenta. Hemos estado a punto de avisar a la Policía.

 

—¡Sois unos exagerados!

 

—Sabes que después de lo que hemos sufrido necesitamos saber que estás bien.

 

—Ya os dije adónde iba, con quién iba y lo que iba a hacer. ¡No soy una niña pequeña!

 

Aunque su madre se empeñe en ello. Y Alba entiende que se preocupe. Le ha dado suficientes motivos para ello. Pero ha cambiado. Ya no es una cría sensiblera. Se ha hecho fuerte a base de golpes. Quiere vivir su vida, su propia vida, sin tantos límites. Pero todos intentan sobreprotegerla.

 

—Pero si ves que vas a tardar, avísanos por lo menos. Y mira el teléfono de vez en cuando para comprobar que lo llevas encendido y que tiene batería.

 

—Se me ha pasado. Estaba con mis amigos.

 

—Está bien que salgas con ellos y que ruedes ese corto que tanta ilusión te hace. Pero recuerda que... recuerda... que...

 

La mujer no puede seguir hablando. Solloza y se tapa la boca con la mano. Alba sabe que se lo ha hecho pasar mal. No le gusta que la controlen tanto, pero tampoco que su madre sufra de esa manera. Se acerca a ella y le da un abrazo.

 

—Perdona, mamá. La próxima vez lo haré mejor.

 

—Es que... no te imaginas...

 

—Ya. Ya lo sé.

 

—Y no es que no... confíe en ti, pequeña. Pero...

 

—Shhhh. Venga, ya pasó. No llores. Lo siento.

 

Las dos continúan unos segundos más abrazadas en silencio. Su madre es muy pesada, pero le debe tanto... Aunque durante mucho tiempo no se sintió tan querida como ahora. No es que su madre no se lo demostrara diariamente, sino que ella no lo veía. No se daba cuenta de que aquella mujer había hecho un gran esfuerzo para que estuvieran juntas.

 

—Bueno, me voy a dormir.

 

—Yo también. Te quiero.

 

—Yo sí que te quiero, Marina. Hasta mañana.

 

Su madre sonríe y sale de la habitación. Alba Marina observa cómo se marcha. Ella permanece de pie en el centro de su cuarto. La vida no tendría sentido sin ella. Durante esos meses le ha demostrado que una madre adoptiva puede querer igual o más a su hija que una biológica. Y el sufrimiento ha sido como un pegamento que las ha unido todavía más.

 

La chica vuelve a examinar su BlackBerry. Raúl sigue sin contestar. Resopla. Mañana continuará con lo que sabe que tiene que hacer. Mira hacia el balcón, que

 

desde hace unos meses tiene rejas. Está muy oscuro fuera, pero en su mente, por el contrario, tiene las ideas lo suficientemente claras como para comprender que lo que está haciendo no está bien, pero en nombre del amor y de la amistad debe seguir adelante.

 

La una menos veinte. Ya no lo intenta más. Si Bruno no quiere encender su BlackBerry, ella no puede hacer nada. Ester lo ha llamado más de una docena de veces, pero el resultado siempre ha sido el mismo. Si no consigue hablar con él, ¿cómo va a pedirle perdón? Incluso ha estado tentada de llamar al móvil de su madre para que Esperanza le pasara con su hijo. Sin embargo, se lo ha pensado mejor, el remedio podría ser peor que la enfermedad.

 

Frente al espejo del cuarto de baño, se lava los dientes. Salvo los ronquidos de su padre, en la casa no se oye nada. Ella pronto estará durmiendo también, porque se siente agotada de todo el día, especialmente por las circunstancias que han rodeado la noche.

 

Y es que, si lo suyo con Bruno ha sido malo, Valeria lo ha pasado peor cuando ha visto que Raúl y Alba se besaban. Hasta hace unos minutos Ester no había recordado lo que pensó al salir del instituto. Su sensación era que a la chica del pelo azul le gustaba su amigo. Cuando se la encontraron, ella preguntó solamente por él, por nadie más. Demasiado evidente. En realidad siempre lo había sospechado, desde que la conoció, aunque nunca se habría imaginado que se atrevería a hacer algo así. ¡Y delante de Val! Aquello va a terminar de remover los cimientos del grupo. Lo siente mucho. Es una pena, pero los incomprendidos jamás volverán a ser lo que eran.

 

Escupe la pasta con sabor mentolado en el lavabo y termina de enjuagarse la boca. Se mira en el espejo una vez más y sonríe para comprobar que tiene los dientes blanquísimos, como de costumbre. Perfecto. Ya puede irse a la cama.

 

¿Cómo puede dormir su madre al lado de su padre cuando ronca de esa manera?

 

Entra en su habitación, cierra la puerta y se mete en la cama; se cubre con todas las mantas y sábanas que tiene a mano. Es muy friolera. Se recuesta sobre el lado izquierdo y se coloca las manos juntas sobre la cara.

 

¡Ese Bruno es tonto! Ahora por su culpa no se siente bien. ¡Cabezota! No debería haberle hablado así, pero él tampoco tendría que haber atacado a Samuel de esa forma sin conocerlo de nada. ¿Y si lo intenta una última vez?

 

No. Seguro que ese orgulloso no enciende la BB hasta mañana. Y más le vale que

 

lo haga, porque por la noche cenará en su casa. Así se lo ha prometido a su madre.

 

Pasan los minutos y Ester no deja de dar vueltas en la cama y de pensar en su amigo. Cada vez que se gira para acostarse sobre el otro lado, abre los ojos y piensa en que debería llamarlo una vez más. En cambio, cuando los cierra, se resigna y cambia de opinión. Además, ha dejado su smartphone lo suficientemente lejos de ella como para no estar mirándolo cada dos por tres.

 

Sin embargo, aquello le supone un lastre cuando alguien la llama de repente. Se incorpora sobresaltada y se destapa a toda prisa. Impaciente, se precipita sobre el aparato. ¿Bruno?

 

No, no es él. Es... ¡Rodrigo! Duda si descolgar, pero, como no sabe de qué va aquella llamada, decide responder.

 

—¿Hola? —pregunta desconcertada.

 

—¡Hola! ¿Cómo está mi preciosa jugadora de voley?

 

—Es casi la una de la madrugada. ¿Para qué me llamas?

 

—Es que... te echaba muchísimo de menos.

 

Por el tono de voz de Rodrigo, Ester no tiene dudas de lo que ocurre:

 

—Has bebido.

 

—¿Yo? ¡Qué va! —contesta el joven alargando mucho la «a» final—. Te quiero.

 

—Estás borracho.

 

—¡No! ¡No! Sólo me he tomado... tres o cuatro copas de ron con Coca-Cola. No estoy borracho. Para nada.

 

—Rodrigo, voy a colgarte.

 

—¡No cuelgues!

 

—Sí, voy a hacerlo.

 

—Estoy solo. Me he perdido... y te quiero.

 

La chica regresa a la cama y se sienta en ella. Se coloca la almohada en el regazo y se tapa la cabeza con una sábana.

 

—Es muy tarde. Quiero dormir.

 

—¿No has oído lo que te he dicho?

 

—Lo he oído, pero no me tomaré en serio nada de lo que digas en este estado.

 

—Ester, puedo estar sereno o ser la persona del mundo con más alcohol en las venas... pero sé lo que siento por ti.

 

¿Y dicen que los niños y los borrachos son los únicos que siempre cuentan la verdad? En este caso no está tan segura de ello. Si la quisiera no le habría hecho tanto daño como le hizo. Aquél es, simplemente, un amor de ron con Coca-Cola.

 

—Rodrigo, deja de decir tonterías y vete a la cama.

 

—No estoy en mi casa. Estoy... No sé dónde estoy.

 

—Madre mía...

 

—Me he puesto a andar y ni siquiera sé dónde he dejado el coche.

 

—Ni se te ocurra coger el coche. Pilla un taxi y que te lleve a casa.

 

¿Por qué se preocupa por él? Debería darle exactamente igual. Si conduce borracho es su problema.

 

—Si me prometes que vas a llamarme este fin de semana para quedar te haré caso.

 

—No pienso llamarte ni prometerte nada.

 

—Eres muy cruel conmigo. Con lo que yo te quiero.

 

—Tú no me quieres.

 

—Sí. Siempre te he amado —comenta sollozando—. No sabes cuánto me arrepiento de todo lo que te hice.

 

—Ya hemos hablado de eso. Y te he perdonado.

 

—Pero necesito... verte. Necesito que me quieras.

 

Ester empieza a desesperarse. Aquella conversación sin sentido ha entrado en una espiral sin salida. Tendrá que mentirle para que la deje tranquila.

 

—Está bien. Te prometo que si coges un taxi y te marchas a casa el fin de semana te llamo para quedar.

 

—¿De verdad?

 

—Sí, de verdad.

 

—Luego no vale echarse atrás, ¿eh? Me lo has prometido.

 

—Que sí. Ahora vete a casa.

 

—Muy bien. Haré caso a la chica que más quiero.

 

Ester tiene la impresión de que está hablando con un niño, con un crío de cinco años al que hay que prometerle algo para que se coma la verdura.

 

—Rodrigo, me voy a la cama.

 

—Vale. Muchas gracias por hablar conmigo este ratito.

 

—De nada.

 

—Ester...

 

—¿Qué?

 

—Aunque no me creas o pienses que llevo una copa de más, te quiero. Ésa es la verdad.

 

—Buenas noches. —Y antes de que Rodrigo conteste, pulsa el botoncito del centro de su smartphone y termina la llamada.

 

Si sus padres no estuvieran durmiendo, gritaría. Gritaría muy alto, con todas sus fuerzas. Aquello ha sido lo que le faltaba para completar la jornada. Y tiene la intuición de que Rodrigo volverá a llamarla. Por eso le quita el volumen al aparato y lo deja lo más lejos posible, sobre un libro en el estante más alto de un mueble.

 

Regresa a la cama y vuelve a taparse. Se acomoda sobre el costado derecho y cierra los ojos. Ahora ya no sólo va a quitarle el sueño Bruno. Porque, aunque no quiera reconocerlo, sus sentimientos hacia Rodrigo siguen instalados en algún pequeño rincón de su corazón.

 

 

 - Что это вы здесь делаете? Почему еще не спите? Уже очень поздно.

- Ш-ш-ш.

Барбара и Даниэла в один голос приказывают только что пришедшему домой брату замолчать. Близняшки сидят в своей комнате на кровати, укрывшись одеялом. Обе с особым вниманием, почти не моргая, смотрят на экран компьютера.

- Что смотрите?

- “Лузеры”, – отвечает Барбара, – и не мешай нам больше.

- Понятно, молчок. Это конец последней серии второго сезона.

- И очень интересный.

- Ладно, я уже ухожу. Спокойной ночи. И не засиживайтесь долго, а ложитесь спать.

- Ш-ш-ш.

Рауль на цыпочках выходит из комнаты сестер и тихонечко прикрывает дверь. Еще бы! Лучше их не злить! Он идет к себе в спальню и закрывается в ней. Он очень сильно устал, и к тому же обеспокоен. У него не было никакого намерения целовать Альбу. Поцелуй был совершенно неожиданным, и он не смог уклониться. Зачем она это сделала? У него никогда не создавалось впечатления, что он ей нравится. А хоть бы и нравился, Валерия – ее подруга. Они отлично ладили с тех самых пор, как познакомились, и уж, конечно, Альба знала, что поступи она так, и Валерии было бы очень плохо. Как бы то ни было, а все случившееся очень странно. На сегодня основная задача – придумать, что делать, чтобы его девушка перестала на него злиться. Будет нелегко, чтобы она забыла об этом вечере в Ла Вагуада. Хорошо еще, что Вал ничего не знает о его визитах в дом Элизабет. Если она прознает об этом, то их отношениям придет конец. Она больше не стала бы доверять ему, и совершенно справедливо, – у нее были бы на то все основания.

Как плохо он с ней поступает! Вместе с тем, он ее любит... То, что он вместе с Валерией, это самое лучшее, что с ним произошло, но всегда существуют обстоятельства, которые усложняют жизнь.

Необходимо отдохнуть. Поспать. Закрыть глаза и на несколько часов забыть обо всем. Однако, похоже, есть еще кто-то, кто намерен не дать ему поспать. Писк мобильника. Рауль идет туда, где оставил свой BlackBerry, и читает:

Рауль, я знаю, что у тебя нет особого желания получить мое сообщение в это время и, тем более, после того, что случилось сегодня вечером.

Это сообщение от Альбы. Парень продолжает читать:

Я только хотела извиниться, ведь это я виновата в том, что Валерия разозлилась на тебя. Я плохо понимаю, почему поцеловала тебя. Это был неосознанный порыв. Мне жаль.

Ясно, что это был импульс, но не понятно, что его вызвало. Он закончил объяснять Сэму, как   целовать Альбу, и все произошедшее потом было излишним.

Раулю не хочется отвечать прямо сейчас; завтра, успокоившись, он и ответит ей. Пусть он и не сердится на синевласку, но все же обеспокоен тем, что она сделала. Ей следовало бы держать свои импульсы под контролем и не ставить его в неловкое положение.

Парень оставляет смартфон на столе и идет к гардеробу, чтобы взять пижаму. Он не спеша переодевается, не переставая думать о Валерии. Что бы такое он мог сделать, чтобы она его простила?

Рауль не отвечает на посланное ему несколько минут назад сообщение. Конечно, он зол на нее. Ему, должно быть, неприятно, что она украла у него поцелуй, особенно потому, что Валерия находилась перед ними, и поцелуй послужил причиной их ссоры. Она сожалеет? Да, немного, но она должна была его поцеловать. Она поступила так, потому что представилась возможность. Иногда любовь и дружба пересекаются, и кому-то выпадают страдания. За последние недели Альба отлично это поняла.

- Почему ты не позвонила нам и даже не ответила на звонок? Мы очень волновались.

- Мобильник выключился, а я не знала.

- А надо было знать. Мы едва не сообщили в полицию.

- Ну это вы уж слишком!

- Ты же понимаешь, после того, что мы испытали, нам нужно знать, что у тебя все в порядке.

- Я вам сказала, куда пошла, с кем пошла, и что собиралась делать. Я уже не маленькая!

Хотя ее мать и настаивает на этом. Альба понимает, что мать переживает за нее, и для этого у нее было достаточно причин. Но она-то сама изменилась. Она уже не излишне чувствительный желторотик. Она закалилась и стала сильнее по части ударов, она хочет жить своей жизнью. Своей собственной жизнью без всяких ограничений, но все пекутся о ее защите.

- Но если ты видишь, что задержишься, то скажи, по крайней мере. И смотри хоть иногда на телефон, проверяй включен ли он, заряжен ли.

- Я ходила не одна, а с друзьями.

- Это хорошо, что ты встречаешься с ними и снимаешься в фильме, что сбывается твоя мечта, но помни, что... помни... что...

Женщина не может продолжать, она всхлипывает и закрывает рот рукой. Альба знает, что заставила ее переживать. Ей не нравится, что ее так контролируют, но не нравится ей также и то, что мать страдает. Она подходит к ней и обнимает.

- Прости, мама. В следующий раз я буду вести себя лучше.

- Ты... ты даже не представляешь...

- Ну что, что ты. Я понимаю.

- Дело не в том, что... я не верю тебе, малышка, а...

- Ш-ш-ш, все уже прошло. Не плачь. Мне очень-очень жаль.

Еще какое-то время они молча обнимаются. У матери нелегкий характер, порой она несносна, но Альба стольким ей обязана… Хотя на протяжении долгого времени она и не чувствовала себя такой любимой, как теперь. Дело не в том, что мать не демонстрировала ей свою любовь ежедневно, скорее, это она ее не замечала. Она не понимала, что эта женщина приложила немало усилий для того, чтобы они были вместе.

- Ну ладно, я пойду спать.

- Я тоже. Я люблю тебя.

- Я тоже люблю тебя, Марина. До завтра.

Ее мать улыбается и выходит из комнаты. Альба Марина смотрит, как она уходит. Девушка стоит посреди комнаты. Без матери в ее жизни не было бы чувств. На протяжении этих месяцев, эта женщина доказывала ей, что приемная мать может любить свою дочь так же, как биологическая, а то и сильнее. А страдания, как клей, они лишь еще крепче соединили их.

Девушка снова смотрит на смартфон. Рауль так и не отвечает. Она тяжело вздыхает. Завтра она все продолжит, потому что уже знает, что должна делать. Альба смотрит в сторону балкона, на котором несколько месяцев назад появилась решетка. Там, снаружи, мрак, но в ее голове мысли достаточно ясные для того, чтобы понять, что она поступает плохо, но во имя любви и дружбы она должна идти вперед.

Без двадцати час. Больше она не пытается дозвониться. Если Бруно не хочет включать мобильник, она ничего не может сделать. Эстер звонила ему еще с дюжину раз, но всегда с одним и тем же результатом. Если ей не удается поговорить с ним, то как она может попросить у него прощения? У нее даже возникло искушение позвонить на мобильник матери Бруно, чтобы та передала трубку сыну. Однако, получше подумав, девушка решила, что в данном случае лекарство может оказаться хуже самой болезни.

Эстер стоит в ванной перед зеркалом и чистит зубы. Кроме отцовского храпа в доме не слышно ни звука. Скоро она тоже заснет, потому что чувствует себя вымотанной и обессиленной после сегодняшнего дня, особенно после вечерних событий.

Да что там говорить, если у нее с Бруно дела были плохи, то Валерии было гораздо хуже, когда она увидела, как Рауль целуется с Альбой. До этой минуты Эстер даже не вспоминала о том, что подумала, выйдя из школы. Тогда у нее сложилось ощущение, что девушке с синими волосами нравится ее друг. Когда они встретились с Альбой, та спросила ее только о Рауле и больше ни о ком. Несомненно это так, все слишком очевидно. На самом деле она всегда это подозревала, с тех пор, как познакомилась с Альбой, но она никогда не представляла, что та решится сделать что-то подобное. Да еще на глазах у Валерии! Это окончательно подорвет устои их группы. Ей так больно, и она сожалеет об этом, но “непонятые” никогда не станут снова такими, как были.

Девушка выплевывает ментоловую пасту в раковину и полощет рот водой. Она еще раз смотрится в зеркало и улыбается, чтобы убедиться, что ее зубы белехонькие, как всегда. Отлично. Теперь можно идти в кровать.

Как только мама может спать рядом с отцом, если он так громко храпит?

Эстер входит в свою комнату, плотно притворяет дверь и ложится на кровать. Девушка с головой укутывается всеми одеялами и простынями, находящимися под рукой. Она жуткая мерзлячка. Эстер ложится на левый бок и кладет сложенные вместе ладошки на правую щеку. Этот Бруно такой дурачок! Теперь вот ей плохо из-за него. Упрямый осел! Конечно, она не должна была грубить ему, но и он тоже не должен был нападать на Сэма, ничего о нем не зная. А что, если попробовать в последний раз? Нет, этот горделивец точно не включит смартфон до завтра, а следовало бы, потому что завтра она будет ужинать у него дома. Так она обещала его маме.

Минуты проходят, а Эстер все ворочается в кровати и, не переставая, думает о друге. Всякий раз, повернувшись на другой бок, девушка открывает глаза и думает, что ей надо было бы позвонить Бруно еще раз, и наоборот, закрыв глаза, она смиряется и снова меняет решение. К тому же она оставила свой смартфон довольно далеко от себя, чтобы то и дело не смотреть на него. Однако эта преграда быстро сметается, когда кто-то неожиданно звонит ей. Эстер рывком приподнимается в кровати и быстро сбрасывает с себя все одеяла. В нетерпении она бросается к телефону. Бруно?!

Нет, это не он. Это... Родриго! Девушка сомневается, брать ли ей трубку, но поскольку не знает, что несет ей этот звонок, то решает ответить.

- Да? – растерянно спрашивает она.

- Привет! Как поживает моя прекрасная волейболистка?

- Сейчас почти что рассвет. Зачем ты звонишь мне?

- Ну... я чертовски по тебе соскучился.

По голосу Родриго Эстер ничуть не сомневается в том, что происходит:

- Ты напился.

- Я? Еще чего! Бро-о-ось! – отвечает Родриго, растягивая последнее слово. – Я тебя люблю.

- Ты пьян.

- Нет! Нет! Я выпил только... три-четыре бокала рома с колой. Я не пьян. Ничуть.

- Родриго, я повешу трубку.

- Не вешай!

- Все, я вешаю.

- Мне одиноко... я растерян... и люблю тебя.

Девушка возвращается к кровати и снова садится. Она кладет подушку себе на колени и накрывает голову простыней.

- Уже очень поздно, и я хочу спать.

- Ты не слышала, что я тебе сказал?

- Я все слышала, но не стану воспринимать всерьез ничего из того, что ты скажешь в таком состоянии.

- Эстер, я могу быть трезвым, как стекло, или пьяным в стельку... но я знаю, что чувствую к тебе.

Как там говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке? Получается, что только пьяные и дети всегда говорят правду? Но в данном случае она не так уверена в этом. Если бы Родриго любил ее, то не причинил бы столько боли. А эти излияния всего лишь пьяный бред, любовь, порожденная ромом с кока-колой.

- Хватит говорить глупости, Родриго. Иди в постель.

- Эстер, я не дома. Я... я не знаю, где я.

- Ой, мамочки...

- Я пошел пройтись и даже не знаю, где оставил машину.

- И не вздумай сесть за руль. Лови такси и езжай домой.

С какой стати она тревожится за него? Если он поведет машину пьяным это его проблема. Ее это не должно было бы волновать.

- Я так и сделаю, если ты позвонишь мне в выходные, чтобы встретиться.

- Я не собираюсь тебе звонить и ничего не обещаю.

- Ты очень жестока со мной, а ведь я тебя люблю.

- Ты меня не любишь.

- Люблю, и всегда любил, – пьяно всхлипывает Родриго. – Ты не представляешь, как я раскаиваюсь, что так поступил с тобой.

- Мы уже говорили об этом, и я тебя простила.

- Но... мне нужно... видеть тебя. Нужно, чтобы ты... меня любила.

Эстер начинает отчаиваться. Этот бессмысленный разговор пошел по бесконечному кругу. Пожалуй, нужно соврать ему, чтобы он оставил ее в покое.

- Хорошо. Если ты возьмешь такси и отправишься домой, я позвоню тебе в выходные, чтобы встретиться. Обещаю.

- Правда?

- Правда.

- А потом ты не повернешь назад, а? Смотри, ты же обещала.

- Конечно, а теперь поезжай домой.

- Очень хорошо. Я сделаю так, как говорит девушка, которую я еще больше люблю.

У Эстер такое впечатление, что она говорит с ребенком, с пятилетним мальцом, которому нужно что-нибудь пообещать, чтобы он съел овощи.

- Родриго, я ложусь спать.

- Ладно, большое спасибо, что немножко поговорила со мной.

- Не за что.

- Эстер...

- Что?

- Даже если ты мне не поверишь и подумаешь, что я глушу еще один стакан, я все равно тебя люблю. Это правда.

- Спокойной ночи. – Не дожидаясь ответа Родриго, Эстер нажимает центральную кнопочку смартфона, обрывая звонок.

Если бы ее родители не спали, она громко, изо всех сил, завопила бы. Только этого ей и не хватало для завершения последнего рабочего дня. У девушки предчувствие, что Родриго позвонит снова, поэтому она выключает на мобильнике звук и кладет его как можно дальше, на книгу, стоящую на самой верхней полке. Эстер снова возвращается обратно, ложится в постель и укрывается одеялом. Повернувшись на правый бок, она закрывает глаза. Теперь уже не только Бруно лишит ее сна, потому что ее чувства к Родриго по-прежнему живут в каком-то маленьком уголочке ее сердца, хотя она и не хочет признавать это.

tener entre manos – планировать

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67