Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - LХII

buenos dias princesaГлава 62. Воскресение

Hoy se siente muy rara. Está siendo un domingo extraño para Ester. Nada más levantarse, se ha encontrado con el correo de Valeria explicándoles que su relación con Raúl ha terminado.

Aunque no sea algo que tenga que ver directamente con ella, sí que le ha afectado bastante. Le gustaba verlos juntos. Ellos la hacían creer en el amor. Y además son sus amigos, seguro que ambos están pasándolo fatal. Está convencida de que el beso que Alba le dio a Raúl el día anterior en la grabación del corto ha tenido algo que ver.

La chica del pelo azul le cae bien, pero empieza a hacer cosas que la descolocan un poco. Ya no sabe qué pensar sobre ella. Cuando Bruno le ha dicho que estaba a su lado en el Calderón... se ha sentido mal. Su amigo ni siquiera la ha avisado de que iba al partido, no la ha tenido en cuenta a la hora de elegir acompañante. Está claro que lo ha hecho porque Alba es del Atlético, pero hace unas semanas habría sido impensable que Bruno tuviese dos entradas para cualquier cosa y una no fuera para ella.

¿Qué ha hecho mal?

Posiblemente muchas cosas. Como no saber darle todo lo que él necesitaba. Quizá se haya confiado demasiado al pensar que Bruno siempre estaría ahí, que nunca encontraría a una chica que pudiera sustituirla como amiga y, a lo mejor, como algo más.

Y ahora que sabe lo que siente, han comenzado las dudas. El día anterior no debería haberlo tratado así. Después de hablar con su prima y con Alan, comprendió que podía sentirse molesto con ella. La apoyó muchísimo en lo de Rodrigo y ella no ha sabido entender sus sentimientos. Esa noche, en la cena en su casa, tratará de reconducir la situación y algo más. Es hora de que hablen claro y se lo digan todo a la cara. Lo necesita.

Sentada en su cama, escucha música y deja pasar los minutos hasta que llegue la noche, cuando afrontará lo que puede ser un bonito cambio en su vida.

No es guapo, y tampoco alto, pero nadie tiene un corazón como el suyo. Ella lo ha tenido al alcance de la mano durante mucho tiempo, y en todo ese tiempo no ha sabido darse cuenta de que aquel corazón le pertenecía a ella.

La voz de Shara y los acordes de una guitarra casi le impiden oír la melodía de su móvil, que suena sobre la mesa del salón. Corre desde su habitación y llega a tiempo. Cuando lee el nombre de la persona que la llama, se sorprende.

—Hola, Alba.

—Hola, Ester, ¿tienes un momento?

—Sí, claro. ¿Qué tal el partido?

La joven camina por el pasillo de su casa hasta llegar otra vez a su habitación. Cierra la puerta y se sienta sobre la mesa en la que suele estudiar.

—Genial. Ha sido una experiencia inolvidable. ¡Y ha ganado el Atleti!

—Ya lo he visto en las noticias. Enhorabuena.

—Muchas gracias.

—Me alegro de que hayas podido vivirlo allí en directo, en el campo, gracias a Bruno. Es un encanto.

—De él, precisamente, quería hablarte.

Lo ha sabido en cuanto ha leído su nombre en la pantalla del smartphone. Sabía que la conversación giraría en torno a él.

—Pues cuéntame.

—Verás... No sé muy bien cómo preguntarte esto... ¿Tú qué sientes exactamente por él?

—¿Por Bruno? Cariño, simpatía... Se ha convertido en mi mejor amigo.

—Pero no hay nada más, ¿no? Tú no lo quieres.

—Lo quiero muchísimo.

—Pero como amigo.

—Claro, como amigo.

—Entonces no te importará que le pida que salga conmigo, ¿verdad?

Ester no sabe qué contestar a eso. Sí sabe la respuesta, pero no quiere decirla. No está en disposición de hacerlo. ¡Claro que le importa! Y mucho. Sin embargo, debe ser consecuente.

—No, no me importa.

—Genial. Es que no quiero meterme en medio de nada otra vez. Con lo de ayer de Raúl y Val ya he tenido bastante.

—Ahí te equivocaste. Todavía no sé por qué lo hiciste.

—Yo tampoco. Fue un gran error. Pero espero arreglarlo esta tarde.

Ester no sabe de qué le está hablando su amiga. Sólo tiene en la cabeza a Bruno, al que está dejando escapar.

—¿Cuándo vas a pedirle que salga contigo?

—Mañana, o durante la semana que viene. Ahora estoy aquí, en la calle Arenal, porque vamos a grabar la escena final del corto, así que no tendré tiempo de ir hoy a su casa.

Ester elude decirle que ella sí va a ir a su casa luego, a cenar... Una sorpresa que empieza a no tener sentido.

—Espero que tengas suerte y quiera salir contigo. Es un gran chico.

—Lo sé. Me gusta desde la primera vez que hablé con él —reconoce Alba tímidamente—. Nunca me he acercado mucho porque sabía que estaba loco por ti.

—No creo que eso sea así.

—Claro que sí. Yo tenía cero posibilidades mientras tú estuvieras en su corazón... Pero hoy me ha besado y he sentido que quizá tenga alguna oportunidad con él.

La ha besado... Aquello sí que termina de matar sus ilusiones. Ester siente que su corazón se está rompiendo en pedacitos pequeños. Le entran ganas de llorar, pero al mismo tiempo se alegra mucho por su amigo. Porque, antes que nada, Bruno es su mejor amigo, y si Alba está tan enamorada de él... Su felicidad es lo más importante, más, incluso, que sus propias lágrimas.

—Por mí no te preocupes —dice sonriendo—. Tienes mi apoyo, y espero que él quiera empezar algo contigo.

—Ojalá. Cuando nos hemos besado en el partido... ha sido mágico. Pero quería estar segura de que entre vosotros no había nada y de que tú no querías nada con él.

—Tranquila. Seguiremos siendo buenos amigos.

—Muchas gracias, Ester. Eres una gran chica. ¡Te quiero mucho!

Ester esboza su sonrisa más amarga. Todo es agridulce en aquella conversación. Ella no tiene nada en contra de Alba, al contrario, pero la muchacha del pelo azul se lleva algo que era suyo y que, hasta hace unas horas, no estaba segura de si quería o no quería tener de otra manera. Pero por fin se ha dado cuenta de lo que siente de verdad por él.

—Gracias a ti por llamarme —dice. Es lo primero que se le pasa por la cabeza; ya no está centrada en aquel diálogo—. Tengo que marcharme, guapa. Espero que os

lo paséis genial rodando la última escena del corto.

—¡Sí! ¡Es una escena sorprendente! El jefe se lo ha currado mucho.

—Pues que disfrutéis. Un beso, Alba.

—Otro para ti. ¡Adiós!

Cuelga y se queda pensativa, sentada sobre su mesa de estudio. ¿Por qué ha tardado tanto en comprender a su corazón? Tal vez porque lo tenía demasiado ocupado con otras personas que no merecían tanto la pena como Bruno.

Ha llegado el momento de quitarse de en medio y dejar paso a alguien que sepa hacerlo mejor que ella. Pero antes...

Tras varios

bips, escucha su voz. Se le forma un nudo en la garganta y tiembla cuando lo oye.

—¿Sí? ¿Ester?

—Hola, Bruno. ¿Cómo estás?

—Muy bien. Ha sido una mañana... interesante.

—Ya imagino.

—Ha sido un partido muy soso, pero ha estado bien ir al Calderón para comprobar que no hay nada que supere al Bernabéu.

—Uhhhh. Ya te salió la vena madridista.

—Eso siempre.

Los dos sonríen en lados opuestos de la línea. Se le nota contento, más de lo habitual. Y Ester está convencida de que no es por haber pasado la mañana en un campo de fútbol.

—Oye, Bruno, ¿te ha comentado algo tu madre?

—¿Sobre qué?

—Ya veo que no —dice la joven con un suspiro—. Esta noche iba a ir a tu casa a cenar. Lo habíamos preparado ella y yo por sorpresa.

—¿De verdad? ¡No me lo puedo creer! —grita, aunque sin mostrar ni una gota de enfado—. ¿Y a qué hora vienes?

—Al final no puedo ir.

Cuando lo dice, experimenta una tremenda sensación de impotencia. Y dolor. Le apetecía mucho cenar con ellos y luego confesarle a Bruno que, después de mucho tiempo de amistad, le encantaría dar un paso más, que sabía que aquella carta

anónima que recibió hace un año y medio era suya y que, pese a que había sido una tonta por enamorarse de una persona que no lo merecía, su verdadero amor estaba frente a ella, aunque no fuera demasiado alto y odiase los colores blaugranas.

—¿Por qué? ¿Estás bien? Te noto algo rara.

—Estoy bien, no te preocupes —responde mientras comienza a derramar unas lágrimas—. Ya te explicaré mañana en clase por qué no puedo ir. Ahora mis padres me están llamando para que los ayude a limpiar.

—Muy bien. Pues mañana nos vemos.

—Hasta mañana, Bruno. ¡Ah! Y dile a tu madre que lo siento muchísimo y que Guadalajara es preciosa.

—¿Guadalajara?

—Sí. Tú díselo —insiste al tiempo que seca la mesa con el puño del jersey—. Hasta mañana.

—Se lo diré. Hasta mañana.

Cuelga rápidamente y se tapa la cara con las manos. La historia que nunca empezó acaba de terminar. Pero era lo correcto, lo que debía hacer. Ella tuvo sus oportunidades, ahora le toca a Alba. Y seguro que ella las aprovecha mejor y consigue la felicidad de Bruno. Se lo merece, y Ester debería estar contenta por él. Pero en ese momento nada lograría que sonriese y arrugara la nariz como cada vez que él intentaba hacerla feliz.

En la calle Arenal, todo está preparado para el final de

Sugus. May está peinando a Sam, los actores calientan las voces y Julio hace pruebas de cámara.

Alba, que acaba de colgarle a Ester y está muy feliz, se acerca corriendo a Raúl, que revisa sus notas.

—Jefe... ¿cómo estás?

—Bien.

—Va en serio. ¿Cómo te encuentras?

—Bien, de verdad.

—Tienes unas ojeras tremendas. ¿Has dormido?

Raúl respira hondo y mira a la chica del pelo azul.

—Te lo ha dicho, ¿no?

—A mí y a todos. Anoche nos mandó un correo electrónico contándonos que habíais roto. Lo siento.

—Bueno, no es el momento de hablar de eso. ¿Por qué no ensayas un poco tu parte?

—Raúl... no te des por vencido, lucha por ella.

—Alba, luego.

—Es que te quiere, te ama con locura. Y tú a ella. No debes dejar que nada ni nadie os separe.

—Ella lo ha querido así. Estaba convencida de su decisión. No puedo hacer nada por que vuelva conmigo.

—¿Que no puedes hacer nada? ¡Por tu padre sí que no puedes hacer nada, pero Val está viva!

—Oye, no me hables de esa manera. No estamos en un sitio para...

—¿Desde cuándo eres tan cobarde? ¿Te da miedo pelear por tu novia?

—¿Qué dices? Claro que no, pero...

—Valeria es una tía genial que se ha encontrado con que su novio le ha fallado. ¡Lucha por ella, joder! Demuéstrale que la quieres tanto como ella te quiere a ti. ¡Demuéstraselo!

Julio llama a Raúl y le advierte de que todo está listo para grabar y de que deben darse prisa.

—Quiero a Valeria, y si pudiera hacer algo para recuperarla lo haría.

Alba mueve la cabeza y va a situarse en su posición. El joven se frota los ojos, cansado. Está anímicamente roto, y encima su amiga le suelta aquello. Pero, como cantaba Queen, el

show debe continuar.

—¡Vamos, chicos! Dad lo mejor de vosotros en esta escena. Quiero oír vuestras voces altas y claras. Tres, dos... ¿Prevenidos? Cámara... Acción.

Alba se acerca corriendo a Sam y se abraza a él. Hablan de que se quieren muchísimo y de que nada podrá separarlos. La joven sonríe, él le da un Sugus en recuerdo de los que se le cayeron al suelo a ella el día que se conocieron. Alba lo abre y se lo mete en la boca. Se besan. Pero es tanta la pasión de aquel beso que la chica se traga el caramelo y se atraganta. Empieza a ponerse morada. Y termina asfixiándose ante la mirada horrorizada de Sam, que no puede hacer nada para salvarla. Ironías del destino: unos Sugus los unieron y un Sugus los ha separado.

Pero la historia no termina ahí...

—¡Música! —grita Raúl para que May pulse el «Play»—. ¡Vamos!

Como homenaje a la serie «Skins», y basándose en el final de su primera temporada, Sam comienza a cantar el tema

Wild World. De la nada, aparecen Aníbal a su derecha y Nira a su izquierda. Los tres cantan alrededor de Alba, que, a mitad del tema, se sienta en el suelo y también comienza a cantar con ellos. ¡Es un final totalmente surrealista! Justo lo que Raúl pretendía. Y se vuelve todavía más extraño cuando al grupo se incorporan May, la maquilladora, y Julio, el cámara, que se enfoca a sí mismo mientras canta. Es una escena hilarante que termina con los cuatro actores mirando a cámara, sonriendo y guiñando un ojo al acabar la canción.

—¡Corten!

Todos aplauden, incluidos los muchísimos curiosos que tienen alrededor y que, asombrados, han asistido a la grabación de la escena final del corto en la calle Arenal.

Raúl experimenta una bonita sensación en ese instante. ¡Ha terminado su primera película! Pero su felicidad dista mucho de ser completa. Triste y alegre al mismo tiempo, felicita a los actores uno por uno hasta que llega a Alba. Ésta lo mira muy seria.

—Jefe, es el momento de que tú y yo hablemos. Tengo muchas cosas que contarte, ya va siendo hora de que sepas todo. Sólo espero que no me mates de verdad cuando termine de explicarme.

 

Сегодня ее одолевает очень странное чувство. Для Эстер это необычное воскресенье. Едва она встала с постели, как тут же наткнулась на послание от Валерии, в котором говорилось, что их с Раулем отношения закончились.

Хотя это не имело непосредственного отношения к ней самой, Эстер нравилось видеть ребят вместе. Они заставляли ее верить в любовь, к тому же они ее друзья, и совершенно точно, что оба несчастны. Эстер убеждена в том, что вчерашний поцелуй Альбы и Рауля на съемках фильма имел к тому какое-то отношение.

Синевласка нравится Эстер, но она начинает совершать поступки, которые приводят девушку в легкое замешательство. Эстер уже не знает, что и думать о ней. Когда Бруно сказал, что он на стадионе “Кальдерон” с Альбой, Эстер стало не по себе. Ее друг даже не сказал, что пойдет на футбол. Он не принял ее в расчет, выбирая компанию. Понятно, конечно, что Бруно позвал Альбу потому, что она болеет за “Атлетико”, но ведь несколько недель назад и помыслить было невозможно, что из двух билетов, имевшихся у Бруно, не важно, куда, один будет для другой.

Что она сделала не так?

Возможно, многое. Например, она не сумела дать Бруно все то, в чем он нуждался. Пожалуй, она была слишком самоуверенна, думая, что парень всегда будет тут, что он никогда не станет встречаться с какой-нибудь девушкой, которая сможет заменить ее как подругу, вернее, как нечто большее.

И вот теперь, когда она знает, что чувствует, начались сомнения. Вчера она не должна была так обращаться с ним. После разговора с сестрой и Аланом, Эстер поняла, что Бруно мог беспокоиться о ней, тревожиться за нее. Он оказал ей огромную поддержку после случая с Родриго, а она не сумела понять его чувства. Сегодня вечером, ужиная у него дома, она постарается не только вернуться к прежним отношениям, но и упрочить их. Им пора поговорить между собой открыто и напрямик, нужно расставить все точки над “i”.

Эстер, сидит на кровати и слушает музыку, позволяя минутам уплывать прочь, пока не наступит вечер, когда она смело посмотрит в лицо тому, кто может стать прекрасной переменой в ее жизни.

Он невысокий и не красавец, но ни у кого нет такой души, как у него. Долгое время его сердце было у нее под рукой, а она так и не сумела понять, что оно принадлежит ей.

Голос Шары и звук гитарных аккордов почти заглушают мелодию ее мобильника, лежащего на столе в гостиной. Эстер выскакивает из комнаты и вовремя подбегает к столу. С немалым удивлением она читает имя человека, который ей звонит.

- Привет, Альба.

- Привет, Эстер. У тебя есть минутка?

- Да, конечно. Как игра? – пройдя по коридору, девушка снова заходит в свою комнату, закрывает дверь и садится на стол, за которым обычно делает уроки.

- Отлично. Это было незабываемое событие. “Атлетик” победил!

- Я видела в новостях. Мои поздравления.

- Большое спасибо.

- Я так рада, что благодаря Бруно ты смогла посмотреть игру прямо на стадионе. Он просто прелесть.

- Как раз о нем я, собственно, и хотела с тобой поговорить.

Эстер это знала. Едва прочтя имя на экране мобильника, она сразу же поняла, что разговор пойдет о Бруно.

- Рассказывай, что там.

- Понимаешь... Я плохо представляю, вернее, не знаю, как спросить тебя об этом... Что ты испытываешь к нему?

- К Бруно? Нежность, симпатию... Он стал мне самым лучшим другом.

- И все? Больше ничего, так? Ты его не любишь.

- Очень сильно люблю.

- Но как друга.

- Конечно. Как друга.

- Тогда для тебя, вероятно, не будет иметь значения, если я попрошу его встречаться со мной, правда?

Эстер не знает, что на это ответить. Точнее, она знает ответ, но не хочет его говорить. Она не готова к этому. Господи, конечно же, имеет, да еще какое значение! Тем не менее, она должна быть последовательной.

- Да нет, меня это не касается.

- Вот и отлично. Знаешь, я не хочу еще раз встать между кем-нибудь. Достаточно с меня и вчерашнего с Раулем и Вал.

- Вот здесь ты промахнулась. Я так и не понимаю, зачем ты это сделала.

- Я тоже. Это было большой ошибкой, но я надеюсь сегодня вечером все между ними уладить.

Эстер не понимает, о чем говорит подруга. В ее голове – один ускользающий от нее Бруно, которому она сама позволяет уйти.

- Когда ты собираешься попросить его встречаться с тобой?

- Как-нибудь на следующей неделе или завтра. Сейчас я на улице Ареналь. Мы будем снимать финальную сцену фильма, и у меня не будет времени пойти к нему домой сегодня.

Эстер не говорит Альбе, что она пойдет сегодня на ужин к Бруно домой... Сюрприз, который начинает становиться бессмысленным.

- Надеюсь, тебе повезет, и Бруно захочет встречаться с тобой. Он отличный парень.

- Я знаю. Он нравится мне с нашего первого разговора, – робко признается Альба. Я всегда держалась от него на расстоянии, потому что знала, что он сходит по тебе с ума.

- Не думаю, чтобы это было так.

- Так, именно так. Пока ты была в его сердце, мои шансы и возможности равнялись нулю... Но сегодня он поцеловал меня, и я почувствовала, что, может быть, мне все же представится какой-нибудь подходящий случай.

Бруно ее поцеловал... Этот поцелуй окончательно убивает все мечты Эстер. Девушка чувствует, как ее сердце разбивается на крошечные осколки. Ей хочется плакать, но в то же время она очень рада за своего друга, потому что Бруно, прежде всего, ее лучший друг, и если Альба так сильно его любит, то... Его счастье – самое главное, оно важнее даже ее собственных слез.

- Не беспокойся из-за меня, – говорит Эстер, улыбаясь. – Я не буду тебе мешать и, надеюсь, он захочет начать что-то с тобой.

- Дай бог. Когда на игре мы поцеловались... это было волшебно, но я хотела быть уверенной в том, что между вами ничего не было, и что ты никогда ничего с ним не хотела.

- Не переживай, и успокойся. Мы останемся добрыми друзьями.

- Большое спасибо, Эстер. Ты классная девчонка. Я тебя обожаю!

Эстер выдавила слабую, но очень горькую улыбку, да и разговор был под стать – кисло-сладкий. Она не имеет ничего против Альбы, наоборот, но синеволосая уводит с собой того, кто был ее. До последней минуты девушка не была уверена, хочется ей или нет иных отношений с Бруно, и вот теперь, наконец-то, поняла свои настоящие чувства к этому парню.

- Спасибо за то, что позвонила, – говорит Эстер первое, что приходит ей на ум. Ей безразличен их диалог. – Ну все, красотка, мне нужно уходить. Надеюсь, съемки последней сцены фильма пройдут у вас отлично.

- Да, это удивительная сцена! Шеф много потрудился над ней.

- Ладно, Альба, работайте, развлекайтесь. Я тебя целую.

- Я тебя тоже. Пока!

Эстер отключается. Она сидит на столе, глубоко задумавшись. Ну почему она так поздно поняла свое сердце? Возможно, потому, что слишком сильно была занята другими, которые не стоили таких переживаний и забот, каких заслуживал Бруно.

Вот и пришел момент уйти с дороги, уступить ее тому, кто сможет позаботиться о нем лучше, чем она, но прежде...

Несколько гудков, и в трубке слышен его голос. К горлу Эстер подступает дрожащий комок, едва она услышала его.

- Алло, Эстер?

- Привет, Бруно. Как ты?

- Очень хорошо. Утро выдалось... интересным.

- Я представляю.

- Игра была унылой и бесцветной, но стоило пойти на “Кальдерон”, чтобы убедиться, что нет ничего круче “Бернабеу”.

- Ну, из тебя попер дух “мадридца”.

- Это всегда так.

Ребята улыбаются друг другу с разных сторон телефона. Эстер замечает, что Бруно доволен больше обычного, и она убеждена в том, что эта радость не оттого, что он провел все утро на футбольном поле.

- Послушай, Бруно, твоя мама ничего тебе не говорила?

- О чем?

- Как я вижу, не сказала, – со вздохом говорит Эстер. – Сегодня вечером я собиралась прийти к тебе домой на ужин. Мы с ней готовили тебе сюрприз.

- Правда? Не могу поверить! – кричит Бруно, но в голосе его не слышно ни капли раздражения, а только радость. – В котором часу ты придешь?

- Я не смогу прийти.

Когда девушка произносит эти слова, она испытывает огромное чувство бессилия, слабости и

ужасную боль. Эстер так хотелось поужинать с ними, а потом признаться Бруно, что после долгой дружбы она с большим удовольствием сделала бы шаг вперед; сознаться в том, что ей было известно, что то анонимное письмо, полученное ею полтора года назад, было от него. Ей хотелось сказать, что, несмотря на то, что она была дурой, влюбившись в человека, который не заслуживал того, ее настоящая любовь была перед ней, хоть он и был невысокого роста и ненавидел сине-красные цвета.

- Но почему? С тобой все в порядке? По-моему, ты какая-то странная.

- Со мной все хорошо, не волнуйся, – отвечает Эстер, а из глаз ее начинают выкатываться слезы. –

Завтра в школе я объясню тебе, почему не могу прийти. Сейчас меня зовут родители, чтобы я помогла им с уборкой.

- Ладно, завтра увидимся.

- До завтра, Бруно. Да, и скажи своей маме, что мне очень-очень жаль, и что Гвадалахара –

чудесный город.

- Гвадалахара?

- Да, так и передай ей, – настаивает Эстер, вытирая стол манжетой свитера. – До завтра.

- Хорошо, я передам. До завтра.

Эстер быстро вешает трубку и закрывает лицо руками. Так и не начавшаяся история только что

закончилась, но она должна была так поступить, это было правильным. У нее был шанс, теперь такой же шанс выпадает Альбе, и она точно воспользуется им лучше нее и сделает Бруно счастливым. Он заслуживает этого сполна. Эстер должна была бы радоваться за друга, но в эту минуту ничто на свете не заставило бы ее улыбнуться, смешно сморщив нос, как она делала всякий раз, когда Бруно старался сделать счастливой ее.

На улице Ареналь все уже готово для финального эпизода “Ирисок”. Май причесывает Сэма,

актеры разогревают голоса, а Хулио проверяет камеру.

Альба только что закончила разговор с Эстер и теперь пребывает на седьмом небе от счастья. Она

подбегает к Раулю, который просматривает свои записи.

- Шеф… как ты?

- Хорошо.

- Я серьезно. Как ты себя чувствуешь?

- Правда, хорошо.

- Ты вообще-то спал? У тебя такие синяки под глазами.

Рауль глубоко вздыхает и переводит взгляд на девушку с синими волосами.

- Вал тебе уже сказала, да?

- И мне, и всем. Вчера она прислала нам по электронке сообщение, в котором говорилось, что вы в разрыве. Мне очень жаль.

- Ладно, сейчас не время говорить об этом. Почему бы тебе немного не порепетировать свою роль?

- Рауль… не сдавайся, борись за нее.

- Потом, Альба.

- Но ведь ты ее любишь, и она безумно любит тебя. Вы любите друг друга и не должны позволить

кому-то вас разлучить.

- Это Валерия так захотела, она была уверена в своем решении. Что я могу сделать, чтобы она

вернулась ко мне? Да ничего.

- То есть как это ничего? Да, ты не можешь ничего сделать, чтобы вернуть отца, но Вал жива!

- Слушай, не говори со мной так. Сейчас не то время, и не то место, чтобы…

- С каких это пор ты такой трус? Ты боишься бороться за свою девушку?

- Что ты мелешь? Конечно, не боюсь, но…

- Валерия прекрасная девчонка, которая посчитала, что у нее ничего не вышло с ее парнем. Так

борись за нее, черт возьми! Мужик ты или нет? Докажи ей, что ты любишь ее так же сильно, как она тебя! Докажи!

Хулио окликает Рауля и замечает, что к съемке все готово, и они должны поспешить.

- Я люблю Валерию, и если бы я мог что-то сделать, чтобы вернуть ее, то сделал бы.

Альба молча качает головой и идет на свое место. Парень устало трет глаза рукой. Этот жест

красноречиво свидетельствует о том, что он и так разбит, а тут еще и подруга сказала ему об этом, но как пела группа Queen, шоу должно продолжаться.

- Давайте, ребята, выдайте в этой сцене самые лучшие ваши чувства! Я хочу слышать ваши

высокие и чистые голоса. Три… два… Готовы? Камера… Мотор!

Альба подбегает к Сэму и обнимает его. Ребята говорят о том, как сильно они любят друг друга, и

о том, что ничто не сможет их разлучить. Девушка улыбается, а парень протягивает ей ириску в память о тех конфетах, что упали на пол в день их знакомства. Альба разворачивает конфетку и кладет ее в рот. Влюбленные целуются, но их поцелуй настолько страстный, что девушка нечаянно глотает карамельку, и та застревает у нее в горле. Она начинает задыхаться, синея на глазах до смерти напуганного Сэма, который не может ничего сделать, чтобы спасти ее. Горстка ирисок соединила их, а одна несчастная ириска разлучила. Какая горькая ирония судьбы.

Но история на этом не заканчивается…

- Музыка! – кричит Рауль Май, чтобы та нажала кнопку “пуск”. – Поехали!

Словно чествуя сериал “Молокососы” и основываясь на финале заключительной серии первого

сезона, Сэм начинает петь песню WildWorld. [прим: песню исполнял английский певец Кэт Стивенс (наст.имя Стивен Деметр Гиоргиу), после принятия и мисламской веры Юсуф Ислам]. Из ниоткуда появляются справа от него Анибал, а слева Нира. Они поют песню втроем, стоя вокруг Альбы, которая в середине песни приподнимается с земли и, сидя, тоже начинает петь вместе с ними. Это абсолютно сюрреалистический финал, чего и хотел Рауль. Все становится еще более необычным, когда к группе поющих присоединяются Май, гример фильма, и Хулио, оператор, снимающий самого себя во время песни. Эта радостная сцена заканчивается кадром с четырьмя улыбающимися актерами, смотрящими прямо в камеру и подмигивающими, как только песня заканчивается.

- Снято!

Все громко аплодируют, включая многих удивленных зевак, собравшихся вокруг и с неприкрытым

любопытством взирающих на съемку финальной сцены фильма на улице Ареналь.

В эту минуту Рауль испытывает прекрасное чувство. Его первый фильм закончен! Но счастье его

весьма далеко от полного. Одновременно радостный и печальный он поздравляет актеров одного за другим, пока очередь не доходит до Альбы. Девушка смотрит на него необычайно серьезно.

- Шеф, нам самое время поговорить. Я должна рассказать тебе о многом, тебе пора узнать обо

всем. Надеюсь, ты не убьешь меня по-настоящему, когда я закончу свои объяснения.

anímicamente – используется для выражения состояния человека в данный момент

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67