Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Francisco de Paula Fernández - No sonrías que me enamoro - LIХ

buenos dias princesaГлава 59. Воскресение

Las diez de la mañana. Lo sabe porque ha sonado el despertador de las gemelas. El fin de semana lo ponen a esa hora para ver una serie de Disney Channel que les gusta mucho.

Raúl no ha dormido en toda la noche. Ni siquiera ha dado una cabezada. Ha jugado a la consola, escuchado «Milenio 3» en la radio, leído varias revistas de cine... Ha hecho de todo para no pensar en ella. No lo ha logrado a pesar del empeño que ha puesto.

Pero lo más increíble de toda la noche ha sido que no ha vuelto a mirar su BlackBerry desde que la arrojó bajo la cama en una de sus almohadas. A lo largo de la madrugada ha pensado muchas veces en cogerla, pero ¿de qué iba a servir? Volvería a sentir la tentación de llamar a Valeria, o de escribirle. Y de noche es más fácil que los sentimientos afloren de cualquier manera. No quería mandarle ninguna tontería que terminase de fastidiarla.

Pero ya es de día. Se tumba en el suelo y alarga el brazo para alcanzar la almohada. Sorprendentemente, la BB todavía tiene batería, aunque está bajo mínimos. Pulsa el botón de desbloqueo y ve que tiene un uno al lado de los envíos a su WhatsApp y... ¡diez SMS y treinta y dos llamadas perdidas!

Muy asustado, pulsa la barra de las notificaciones con la yema del dedo índice. Todo es de la misma persona y ha ido llegando a lo largo de varias horas de la madrugada. ¡Elísabet!

Se frota los ojos antes de empezar a leer. Eso no es normal. Lo primero que ve es el WhatsApp. Es kilométrico. Baja y baja por la pantalla y los mensajes se repiten una y otra vez:

¿Cómo te ha ido con Valeria? Espero que te haya perdonado y seáis muy felices. Aunque yo... te sigo queriendo para mí. No como novio, ¿eh?, sino como amigo. Sólo como amigos. ¿Vienes este domingo a comer a mi casa? Un beso cariño. Ése es el comienzo del WhatsApp que Eli le mandó media hora después de que silenciara su smartphone y lo hiciera desaparecer bajo la cama.

El último es de hace veinticinco minutos:

Eres un cabrón. Hijo de puta. ¿Crees que puedes hacerme esto? Llevo toda la puta noche queriendo saber de ti, hablar contigo, y tú pasas de mí. Pues que sepas que yo valgo más que esa zorra que va de buena y es como el mismísimo demonio. Entre medias, mensajes que empezaron siendo de preocupación porque no conseguía hablar con él y que fueron caldeándose poco a poco hasta terminar de esa manera. Con los SMS ocurre exactamente lo mismo. Los dos últimos, muy ofensivos hacia él y hacia Valeria.

Está claro que debe tomar una determinación ya. Por mucho que le duela, porque Eli es su amiga, no puede consentirle aquello. Ha hecho mucho por ella, se ha sacrificado tanto que hasta ha perdido a su novia por el camino.

Esa reacción desmedida sólo puede indicar tres cosas: o que Eli sigue enferma, o que continúa obsesionada con él o las dos cosas. Y para lo único que él tiene remedio es para lo segundo.

Pulsa sobre la última llamada perdida de Elísabet, de hace doce minutos, y marca. Al primer bip, la muchacha responde:

—¡Por fin! ¡No sé cómo puedes haberme hecho esto! ¡Te odio! —grita la chica nada más descolgar.

—¿Tú crees que es normal que mi BlackBerry esté saturada de notificaciones que tienen que ver contigo?

—Lo que no es normal es lo que me has hecho tú. ¡Estaba muy preocupada!

—¿Y por eso tienes que insultarnos a Valeria y a mí?

—¡Es que has pasado de mí!

—No he pasado de ti, he tenido la BlackBerry en silencio durante toda la noche porque quería desconectar de todo.

En ese instante se produce un silencio. Hasta que la joven se echa a reír estruendosamente.

—¡Y yo qué pensaba que querías deshacerte de mí por lo que pasó ayer! ¡Qué

tonta!

—No estás bien, Eli. Sigues enferma.

—¡Claro que estoy bien! ¡Mejor que nunca! —grita eufórica—. Ya decía yo que era muy raro que mi cariñito me abandonara. ¿Vienes a casa esta tarde?

—No, Eli. No voy a ir.

—¿Tienes rodaje?

—Sí, tengo rodaje.

Una de las cosas que Raúl ha decidido de madrugada es que ese día grabarán la escena final de

Sugus. Estaba pensado para la semana siguiente, pero si los cuatro actores pueden quedar, lo harán esa tarde. Así se distraerá y tendrá menos tiempo para pensar en Valeria.

—Pues esta noche. Pedimos una pizza, si quieres, y...

—No. Esta noche tampoco iré.

—Vaya. ¿Tienes planes?

—Eli... creo que es mejor que no vaya a tu casa durante una temporada.

—¿Qué dices?

—Llevo pensándolo un tiempo. He engañado a Val durante cuatro meses. Y tú... después de esto... de las perdidas, los mensajes... los insultos...

—Pero todo eso ha sido fruto de la tensión. Estaba preocupada por ti, cariñito. Como no me decías nada...

—Lo siento, Eli. He tomado una decisión. No nos veremos durante un tiempo.

Otro silencio, aunque éste es más largo y parcial. De fondo, Raúl oye a Elísabet murmurar algo que no puede entender.

—¿Eli? ¿Estás ahí? Me estoy quedando sin batería y tengo que colgar.

—Eres un cabrón. ¿Lo sabes? —responde ella masticando cada sílaba—. Al final tenía yo razón y querías quitarte de en medio. ¿Qué pasa? ¿No he sido buena amiga durante todos estos meses?

—Prefiero no...

—Vas de bueno con mis padres, te comes nuestra comida y ¿qué pasa?, que ahora ya no te apetece venir a verme, ¿no? Qué cabrón.

—Eli, no estás bien. Debes decirles a tus padres que te lleven al médico.

—Estoy perfectamente. Sana. ¡Sanísima! Eres tú el que está enfermo.

—¿Yo?

—Sí, tú. Tú eres el enfermo y el que está obsesionado con esa zorra.

—Por favor, no le faltes al respeto a Valeria.

—¿Por qué no? ¡Si esa puta ya no es tu novia! —Y suelta una carcajada, totalmente fuera de sí.

Raúl se queda boquiabierto, está muy confuso. ¿Cómo sabe Elísabet que han cortado? Él no se lo ha dicho. La última vez que habló con Eli fue en su casa, y Val y él todavía no habían tenido la discusión que llevó a la ruptura de la relación.

—¿Quién te ha contado eso?

—¿El qué?

—Que Val y yo hemos roto.

—¿Tú quién crees que me lo ha dicho? —pregunta, pero no espera una respuesta, porque en seguida contesta ella misma—. ¡Me lo ha dicho Alicia!

—¿Qué? No...

—Adiós, Raúl. Cuando te des cuenta de todo, vendrás a mí de rodillas para que te quiera. ¿Y sabes qué? Te querré. Porque no hay nadie en este mundo que te ame como yo. ¡Hasta muy pronto!

El teléfono comienza a comunicar antes de que Raúl pueda preguntarle de nuevo quién le ha revelado aquello.

El joven busca el cargador de su smartphone y enchufa la BlackBerry a la corriente, pues ya tenía la barrita de la batería en rojo. Se sienta en la cama y se tapa la boca con una mano.

¿Quién ha podido contárselo a Eli?

¿Bruno? ¿Ester? ¿Meri? Ninguno tiene contacto con Elísabet desde hace tiempo. Y Raúl tampoco sabe si Valeria se lo ha dicho a alguno de ellos. ¿Y si ha sido la propia Valeria? Alguien miente en aquella historia. Y da la impresión de que debe de ser uno de los incomprendidos.

¿Hay un traidor en el grupo?

¿Y si... ha sido Alba? Ella estuvo el día antes con Valeria en su casa. Pero se fue antes de la discusión. Además, ¡Alba y Eli no se conocen de nada! ¿Cómo iba a contárselo ella?

Menuda locura. No se le ocurre nadie más. A no ser que... Pero esa idea es totalmente descabellada. Imposible. Pero...

¿Y si resulta que es verdad que existe Alicia?

Десять утра. Он знает это наверняка, потому что у близняшек прозвонил будильник. По выходным они всегда заводят его на этот час, чтобы посмотреть на DisneyChannel серию фильма, который им очень нравится.

Рауль не спал всю ночь, даже не вздремнул. Он играл на видеоприставке, слушал по радио “Миллениум 3”, читал разные журналы о кино... Короче, делал всё, чтобы не думать о ней, но это ему не удалось, несмотря на все приложенные усилия. [прим: Milenio 3 – ночная радиопередача, идущая с субботы на воскресенье, которую ведет Икер Хименес, и в которой затрагиваются разные необычные истории, легенды, таинственные происшествия , паранормальные явления, истории древнего мира, научные события и.т.п]

Но самым невероятным было то, что он больше ни разу не взглянул на свой смартфон с того момента, как забросил его под кровать. Всю ночь до рассвета парень много раз подумывал схватить мобильник, но для чего? Он снова испытал бы неуемное искушение позвонить Валерии или написать ей, ведь по ночам тем или иным способом чувства проявляются с необычайной легкостью, а ему не хотелось бы послать Вал какую-нибудь глупость, которая разозлила бы ее.

Но вот за окошком уже и светло. Рауль ложится на пол и вытягивает вперед руку, чтобы достать подушку. Удивительно, смартфон еще не разрядился, хотя подсел уже до минимума. Парень нажимает кнопку разблокировки и видит значок у своей почты... Обалдеть! Десять СМС-ок и тридцать два пропущенных звонка!

В смятении и жутком испуге Рауль нажимает указательным пальцем на кнопку сообщений. Все они от одного человека, но были присланы ранним утром в разное время. Элизабет!

Рауль трет глаза, прежде чем начать читать. Сначала WhatsApp. Здесь километровые послания. Повторяясь снова и снова, сообщения опускаются все ниже и ниже по экрану:

Как у тебя с Валерией? Надеюсь, она тебя простила, и вы будете счастливы, хотя я... продолжаю любить тебя. Не как парня, а как друга. Только как друга. Придешь на обед ко мне домой в воскресенье? Целую тебя, милый.

Это только начало, первое сообщение, которое Эли послала ему через полчаса после того, как он заставил свой смартфон умолкнуть и исчезнуть под кроватью.

А вот последнее сообщение, посланное ею двадцать пять минут назад:

Ты козел, подлец, скотина! Ты думаешь, что можешь поступать так со мной? Я провожу всю эту чертову ночь, желая узнать, как ты, поговорить с тобой, а ты избегаешь меня. И все потому, что знаешь, что я сто́ю больше, чем эта дрянь, которая прикидывается хорошенькой овечкой, а на деле сущий дьявол.

К середине списка сообщения становились все более взволнованными, потому что Эли не удавалось поговорить с ним. Мало-помалу стиль изложения накалялся, пока не приобрел форму, подобную последнему. Точно также дело обстояло и с СМС-ками. Два последних послания оказались очень оскорбительными по отношению к нему и Валерии.

Совершенно очевидно, что ему пора принять решение. Он должен это сделать, как бы больно ему не было. Хоть Эли и является его подругой, он не может позволить ей такое. Он многое сделал для нее, стольким пожертвовал, вплоть до того, что попутно потерял свою девушку.

Столь неоправданно-резкая реакция может означать три вещи: или Эли по-прежнему больна, или продолжает забивать себе голову мыслями о нем, или то и другое вместе взятое. У него есть средство только для второго случая.

Рауль останавливается на последнем звонке, который был пропущен двенадцать минут назад, и нажимает кнопку вызова. Девушка отвечает на первом гудке.

- Ну наконец-то! Я не понимаю, как ты можешь так поступать со мной! Я тебя ненавижу! – Эли кричит, едва успев взять трубку.

- Ты считаешь нормальным, что мой мобильник под завязку набит твоими сообщениями?

- Ненормально то, как ты обращаешься со мной. Я вся изволновалась!

- И поэтому ты должна оскорблять Валерию и меня?

- Ты наплевал на меня!

- Я не плевал на тебя, просто вырубил звук мобильника на ночь, потому что хотел отключиться от всего.

Наступает тишина, а потом девушка начинает громко хохотать.

- А я-то думала, что ты хотел отделаться от меня из-за вчерашнего! Какая же я дура!

- Эли, тебе плохо. Ты все еще больна.

- Вот еще, со мной все в порядке! Мне лучше, чем всегда! – радостно кричит она в ответ. – Я уже говорила, что было бы очень странно, если бы мой зайчик меня бросил. Вечером придешь ко мне домой?

- Нет, Эли, я не приду.

- У тебя съемка?

- Вот именно, она самая.

Одним из решений, принятых Раулем на рассвете, было как раз то, что сегодня они снимут финальную сцену “Ирисок”. Он собирался сделать это на следующей неделе, но если удастся договориться со всеми четырьмя главными актерами, они снимут ее этим же вечером. Так он будет занят, и у него будет меньше времени, чтобы думать о Валерии.

- Ну тогда приходи попозже. Мы можем заказать пиццу, если хочешь, и...

- Нет, попозже я тоже не приду.

- Ну вот. У тебя какие-то планы?

- Эли... думаю, будет лучше, если я какое-то время не буду приходить к тебе домой.

- О чем ты говоришь?

- Я тут подумал. Я врал Валерии четыре месяца. А ты... после всего этого... после потерь, сообщений... после оскорблений...

- Но все это было плодом моего напряжения. Я тревожилась за тебя, зайчонок, ведь ты же ничего мне не сказал...

- Очень жаль, Эли, но я принял решение. Какое-то время мы не будем встречаться.

И снова тишина, но на этот раз более долгая и не такая явная. Рауль не очень отчетливо слышит, как Элизабет что-то неразборчиво бормочет себе под нос.

- Эли, ты здесь? У меня разрядился телефон, я должен отключиться.

- Ты скотина. Ты это знаешь? – отвечает она, четко выделяя каждый слог. – Все-таки я была права, и ты хотел избавиться от меня. Что происходит? Разве все эти месяцы я была плохой подругой?

- Я предпочитаю не...

- Мои родители обожают тебя, ты ешь нашу еду, и что же? А то, что теперь тебе, оказывается, не хочется приходить к нам и видеться со мной, так? Какая же ты сволочь!

- Эли, тебе нездоровится. Ты должна сказать родителям, чтобы они отвели тебя к врачу.

- Со мной все отлично! Я здорова. Очень здорова! Это ты больной.

- Я?

- Да, ты! Это ты больной, потому что носишься с этой швалью.

- Пожалуйста, будь поуважительней к Валерии.

- А почему это? Ведь эта дешевка уже не твоя девчонка! – Элизабет, вне себя от ярости, злорадно хохочет.

Рауль в полной растерянности так и застывает с открытым ртом. Откуда Элизабет узнала об их разрыве? Он ей этого не говорил. В последний раз он разговаривал с Эли, когда был у нее дома. Тогда они с Вал еще не поругались, что привело к разрыву их отношений.

- Кто тебе это сказал?

- Что сказал?

- Что мы с Вал расстались.

- Кто сказал? А ты как думаешь? – насмешливо спрашивает она и, не дожидаясь ответа, сама отвечает на свой вопрос. – Мне сказала Алисия!

- Что?.. Не-ет...

- Пока, Рауль. Когда ты все осознаешь, то приползешь ко мне на коленях, моля меня о любви. И знаешь, что?.. Я буду любить тебя, потому что никто на свете не полюбит тебя так, как я. До скорой встречи!

Гудки раздаются прежде, чем Рауль успевает снова спросить ее, кто же ей все рассказал.

Индикатор зарядки смартфона уже в красной зоне. Парень разыскивает зарядник и подключает BlackBerry к сети. Глубоко задумавшись, он садится на кровать, опершись подбородком на руку и прикрыв ладонью рот.

И все-таки, кто же мог рассказать Эли о них с Валерией?..

Бруно? Эстер? Мери? Но никто из них уже давно не общается с Элизабет. Рауль даже не знает, сказала ли Валерия кому-нибудь из них о разрыве. А может, это была сама Валерия? Кто-то во всей этой истории лжет, и сдается, что это должен быть кто-то из “непонятых”.

В их группе завелся предатель?

А что... что, если это была Альба? Вчера она была у Валерии дома, но ушла раньше, чем они поссорились. А кроме того, Альба и Эли совсем не знакомы! Тогда, как она могла рассказать ей?

Бред какой-то! Больше в голову ничего не приходит. Вот разве... Но это же полный абсурд. Нет, это невозможно, но... А что, если Алисия и вправду существует?

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67