buenos-dias-princesa

Франсиско де Паула Фернандес (Блю джинс)
Трилогия "Клуб непонятых", книга первая "С добрым утром, принцесса!"

 Новелла о дружбе и любви между подростками

  

AL final, como sospechaba, su madre no ha podido acompañarla al dentista. Pero al menos Elísabet no
va sola. Alicia camina a su lado.
—Tienes los dientes perfectos, no sé qué demonios van a hacerte en la boca.
—Pues un empaste, creo. Algo para sacarle dinero a mis padres.
—Qué ladrones.
—El caso es que, por culpa del dentista, no he podido ir con Raúl a comprar el regalo de Meri.
—Ya estamos otra vez con Raúl. ¡Qué pesadilla!
Pues sí, no saber qué va a contestarle es como una pesadilla. Y le molesta que todavía no se haya
decidido.
—No seas así. Me ha prometido que se pensará de verdad si quiere o no quiere salir conmigo.
—Ese tío está jugando contigo desde hace tres días.
—Que no, Alicia. Que no.
—Mira que te lo he dicho veces durante todo este tiempo: tú querido amor te está haciendo sufrir.
Cuando un tío pasa de ti, se busca a otro. Y punto.
—Raúl no pasa de mí. Simplemente está indeciso.
—¿Indeciso? ¡Venga ya!
Sólo tiene que tener un poco de paciencia para que se dé cuenta de que ella es la chica de su vida. Y,
cuando eso pase, nadie podrá separarlos jamás.
—Esta noche vamos a reunimos todos y volveré a verlo.
—¿Todos? ¿Va también Valeria?
—Sí, claro. La fiesta la organizamos precisamente en su cafetería.
—Yo no me fiaría mucho de ésa. Va de san tita y luego… ¿No irá Raúl con ella a por el regalo de
María?
—Pues sí. Van juntos.
—Uy. Entre esos dos…
—¿Entre Valeria y Raúl? ¡Qué va! Sólo son amigos. Entre ellos no podría haber nunca nada.
—¿Estás segura?
—Claro. Los conozco muy bien.
Aunque, desde hace un par de días, nota algo raro entre ambos. Los ha cazado mirándose y hablando
de una manera en la que antes no lo hacían. Demasiada complicidad entre ellos. Pero no le ha dado
importancia.
Esta mañana también ha dado la casualidad de que los dos han faltado a primera hora. Y eso que era
Historia, la asignatura de Valeria. Los dos han dicho que se habían quedado dormidos. Naturalmente, les
ha creído. ¿Por qué iban a mentir?
—Nunca me gustó esa tía. Ya lo sabes.
—Es una gran amiga, Alicia. Ayer le dije que no viniera al cine para poder estar a solas con él y me
hizo caso.
—Como debe ser, para eso se supone que están las amigas. Cualquiera habría hecho lo mismo.
—No sé si cualquiera… Pero ella me ayudó cuando se lo pedí.
Eso de que podría haber algo entre Raúl y Valeria es ciencia ficción. Una paranoia. Su amiga es muy
mona, pero puede que físicamente no esté al nivel del chico. A él le pega más tener a su lado a alguien
como ella.
—Te repito que lo de esos dos huele a gato encerrado.
—Me lo habrían dicho. O me habría dado cuenta. Es imposible que estén saliendo y que nadie lo
haya notado. Imposible.
—Si yo fuera tú estaría atenta a partir de ahora a cómo se comportan cuando están juntos.
—No voy a espiarles.
—No es espiarles. Es comprobar que me estoy equivocando y que tú estás en lo cierto.
Eli se encoge de hombros. Tendrá que poner un poco más de atención.
—Bueno, dejemos ya ese tema y centrémonos sólo en Raúl.
—¿Otra vez?
—¡Sí!
—Olvídate ya de ese tío.
—¡No puedo! ¡Le quiero!
—Deberías desconectar de una vez por todas de ese grupito que tienes y venirte conmigo una
temporada. Irnos las dos por ahí unos días.
Elísabet sonríe. Alicia es así. La conoce bien. Es como ese diablillo que le cuenta el lado negativo de
su subconsciente.
—Algún día nos iremos tú y yo solas de vacaciones un par de semanitas.
—Sólo si me prometes que no hablarás de Raúl y que no llamarás a la tonta de Valeria.
—¡No puedo prometerte eso!
—Ya te lo haré prometer…
Y, con una sonrisa desafiante, la rubia, que hoy ha vuelto a ponerse dos coletas muy llamativas, se
despide de Eli.
Acaba de llegar a la consulta del dentista. Y, aunque el pinchazo de la anestesia para el empaste le
hará un poco de daño, el dolor más grande que sentirá la chica llegará dentro de poco, en otro lugar de la
ciudad.

Как она и подозревала, мать в конечном счете не смогла пойти с ней к зубному, но, по крайней

мере, Элизабет идет туда не одна, а с Алисией.

- У тебя отличные зубы. Не понимаю, какого черта они собираются ковыряться у тебя во рту.

- Полагаю, пломбировать. Им же надо что-то делать, чтобы выудить деньги из моих родителей.

- Вот ворье какое.

- Проблема в том, что из-за этого зубного я не смогла пойти с Раулем покупать подарок для Мери.

- Го-о-осподи, опять Рауль. Какой кошмар!

Эли не знает, как возразить подруге, это действительно кошмар. Ее напрягает, что Рауль все еще

не принял решение.

- Не будь такой. Он пообещал мне, что серьезно подумает, хочет он встречаться со мной или нет.

- Да этот чувак играет с тобой вот уже три дня, он тебя за нос водит.

- Да нет, Алисия. Вовсе нет.

- Посмотри, что я талдычила тебе все это время. Твой милый возлюбленный заставляет тебя

страдать, вот что. Когда парень уплывает от тебя, ищи другого – и точка!

- Он не уплывает от меня. Просто Рауль нерешительный.

- Нерешительный? Да ладно тебе, не смеши!

Ей всего лишь нужно иметь немного терпения, чтобы Рауль понял, что она, Эли, – девушка его

жизни, и когда это случится, никто и никогда не сможет разлучить их.

- Сегодня ночью мы все соберемся, и я снова его увижу.

- Все? Валерия тоже идет?

- Конечно. Мы устраиваем вечеринку как раз в ее кафе.

- Я бы не слишком ей доверяла. На вид святоша святошей, а потом… в тихом омуте черти водятся.

Рауль, часом, не с ней пошел за подарком для Марии?

- Да, они пошли вместе.

- Оба-на, да между ними…

- Между Валерией и Раулем? Да что ты! Они только друзья. Между ними никогда ничего и быть

не может.

- Уверена?

- Конечно, я хорошо их знаю.

Хотя… вот уже пару дней она замечает что-то необычное между ними. Они как-то странно

переглядываются и разговаривают. Раньше они этого не делали. Между ними была какая-то связь, но ей это было неважно.

Вот и сегодня утром тоже совершенно случайно их обоих не было на первом уроке, на истории. А

ведь история – это предмет Валерии. Оба сказали, что проспали. Естественно, она им поверила. Зачем им врать?

- Эта девчонка никогда мне не нравилась, и ты это знаешь.

- Она – настоящая подруга, Алисия. Вчера я попросила ее не приходить в кино, чтобы побыть

наедине с Раулем, она так и сделала.

- Она сделала то, что и должна была сделать, Эли. Предполагается ведь, что вы подружки. Любая

на ее месте поступила бы точно так же.

- Любая или нет, не знаю… Но она всегда помогала мне, когда я ее просила.

То, что между Раулем и Валерией может что-то быть, из области научной фантастики. Это просто

навязчивая идея. Ее подруга очень красива, и все же физически она не дотягивает до уровня парня. Раулю больше пристало иметь рядом с собой такую девушку, как она.

- Повторяю тебе, они оба – темные лошадки.

- Они бы мне сказали, или я сама заметила бы. Не может быть, чтобы они встречались, и никто

ничего не заметил. Это просто невозможно.

- Будь я на твоем месте, с этой минуты я пригляделась бы повнимательней, как эта парочка ведет

себя, когда они вместе.

- Я не стану следить за ними.

- Это не слежка. Это подтверждение того, что я ошибаюсь, а ты права.

Эли пожимает плечами. Что ж, она будет чуточку внимательней.

- Ну хорошо, оставим эту тему и сосредоточимся только на Рауле.

- Опя-я-ять?

- Да!

- Да позабудь ты этого парня.

- Не могу! Я его люблю!

- Ты должна отвлечься от своей компашки и уехать со мной на какое-то время. Уедем отсюда на

несколько дней.

Элизабет улыбается. Алисия в своем репертуаре. Она хорошо ее знает. Алисия, как дьяволица,

раскрывает ей темную сторону ее собственного подсознания.

- Как-нибудь на каникулах мы поедем с тобой одни на пару недель.

- Только пообещай, что ты не станешь трындеть о Рауле и не станешь названивать этой дуре

Валерии.

- Но я не могу!

- А я тебя заставлю…

Блондинка с бросающимися в глаза хвостиками, вызывающе улыбаясь, прощается с Эли.

Эли вошла в кабинет врача. Чтобы запломбировать зуб, доктор ввел ей обезболивающее. И хотя

сейчас девушке немного больно от укола, настоящую огромную боль она почувствует чуть позже и в другом месте города.

huele a gato encerrado – темная лошадка

© Перевод — Вера Голубкова

ESTÁN bastante lejos de la zona en la que viven tanto ellos como sus amigos, así que pueden ir cogidos
de la mano sin preocuparse de que nadie los vea. Aunque, después de que se hayan besado en plena
escalera del instituto, a Valeria ya nádale da miedo.
No dejan de reír, de gastarse bromas y, sobre todo, de darse besos de todo tipo: cortos, largos,
improvisados, preparados, con lengua, en los labios, intensos, apasionados… Pero ninguno por
compromiso. Ninguno sin sentirlo. Ningún beso porque sí.
Caminan por el barrio de Arguelles como una pareja cualquiera. Acaban de salir de la tienda en la
que le han comprado la camiseta a Meri. Han elegido una azul, como el color de la pasta de sus gafas. El
encargado les ha dicho que tardarán un rato en estamparla, de modo que se han ido a dar una vuelta.
—¿Tomamos algo? —le pregunta Raúl, que ya no se conforma con sólo cogerla de la mano y le rodea
la cintura con el brazo.
—Vale. Me apetece.
Los dos se dirigen, por Guzmán el Bueno, hacia la cafetería HD. Se sientan en la terraza de fuera y
esperan a que les atiendan.
El sol está cayendo, recogiéndose en aquel martes de noviembre, aunque todavía no hace nada de
frío. Hace la temperatura perfecta para el abrigo de primavera-otoño de Valeria.
Una camarera delgadita y rubia se acerca a ellos y anota el pedido: dos batidos grandes; el de ella de
fresa, el de él de chocolate. Al cabo de pocos minutos, regresa con dos copas enormes llenas hasta
arriba.
Valeria es la primera que le da un sorbito a la suya.
—Está buenísimo.
—A ver…
Raúl le da un beso en los labios. Tenía razón. Ese batido de fresa está realmente rico. A continuación,
invierten los papeles: es Raúl el que bebe de su batido de chocolate y la chica la que lo prueba de su
boca.—
Me encanta merendar así.
—Bueno, en tu cafetería también se está muy bien.
—Sí, pero allí no podemos hacerlo de esta manera. Mi madre nos echaría.
—Tendremos que acostumbrarla.
—No creo que se deje.
El joven sonríe. Se pregunta qué pensará la madre de Valeria cuando se entere de lo suyo con su hija.
Hasta ahora siempre ha sido una mujer encantadora con él. ¿Cambiará cuando lo sepa?
Los dos chicos arriman un poco más las sillas para estar más juntos. Juegan con los pies por debajo
de la mesa y entrelazan los dedos encima de ella. Se sienten cómodos y a gusto el uno con el otro. Y no
sólo como amigos. De eso ya no les cabe ninguna duda.
—Voy a enseñarte algo.
—¿El qué?
—Espera. Ahora lo verás.
Raúl alcanza su BlackBerry y busca algo en un canal de YouTube. Cuando lo encuentra, saca unos
cascos de uno de los bolsillos de la sudadera y le da un auricular a Valeria, que se lo coloca en la oreja
derecha. El chico se pone el otro en el oído izquierdo.
Pulsa el «Play» y comienza el vídeo: <http://www.youtu be.com/watch?
v=GvfyNDcmlCQ&list=UU9tS9aiKZBdgAet GF8erIYA&index=l 3&feature=plcp>.
Se trata de una bonita versión de Set fire to the rain, de Adele, interpretada por una joven rubia y con
el pelo largo de voz increíble. Alba Rico emociona a Valeria. A cada segundo del tema que escucha, el
nudo que se le ha formado en la garganta va creciendo. Se le enrojecen los ojos cuando mira a Raúl
mientras oye la preciosa melodía del piano. Se inclina sobre él y lo besa. Le apetece decirle que lo
quiere, pero no sabe si es el momento adecuado para ello. Quizá sea demasiado pronto. Pero lo ama. Lo
ama y nunca dejará de amarlo. ¡Nunca!
La coverde Alba termina y la chica sonríe, empapada en lágrimas. Raúl coge un puñado de servilletas
y se lo da para que se seque las lágrimas. Entretanto, Valeria inspira y suelta el aire resoplando. Se siente
muy afortunada por estar compartiendo con él esa historia tan bonita que acaba de comenzar.
—Gracias. Me ha gustado mucho.
—A mí también me encantó cuando la oí. Y ahora las cosas que me gustan me hacen pensar en ti.
—¿Yo te gusto?
—Mucho. La verdad es que… me gustas mucho.
La chica esperaba oír un «te quiero», pero no va a forzarlo para que se lo diga. Posiblemente sea
demasiado pronto para que lo sienta. Con «Me gustas mucho» se conforma.
El chico ha estado a punto de confesarle que no sólo le gusta, sino que la quiere. Sí, a cada minuto
está más convencido de que lo que siente por ella es algo que no ha sentido jamás por nadie. ¿Por qué no
se lo ha dicho? Era el momento idóneo.
La pareja se observa durante varios segundos sin hablar. La camarera interrumpe la sesión de
miradas cuando les lleva la cuenta. Es Raúl el que paga.
—¿Vamos a ver si ya tienen la camiseta? —pregunta Valeria tras levantarse de la silla.
—Han pasado más de tres cuartos de hora desde que la dejamos. ¿Estará lista ya?
Los dos regresan a la tienda caminando lentamente en la noche de Madrid, entre besos y más besos.
La camiseta está preparada. Y es preciosa. Azul cielo. Con los nombres de los seis impresos
asimétricamente por delante y por detrás, y un gran «El Club de los Incomprendidos» en la parte superior
de la espalda.
Seguro que a Meri la entusiasmará. Satisfechos, lo celebran con sus labios.
Eligen regresar a casa en metro. Se les ha hecho tarde, y han quedado con el resto en Constanza a las
ocho.
Entran en la estación de Arguelles. Línea 3 hacia Sol. El tren no tarda en llegar. No hay demasiada
gente en el vagón en el que montan, así que incluso encuentran dos asientos libres que deciden ocupar.
Cien besos por cada parada. Todo está silencioso hasta que, en Callao, se sube un tipo curioso que viste
una camiseta de los Lakers y una gorra vuelta hacia atrás.
Valeria abre los ojos de par en par cuando comprueba que el rapero es César. Se pone muy nerviosa.
Pero debe calmarse o Raúl lo notará.
El estudiante de Periodismo empieza con su particular espectáculo:
—Siempre rimando, siempre rimando… Durante dos minutos, me pondré al mando de la nave del
rap, mimando los versos que canto al tanto de lo que tú me vas mostrando. ¿Te gusto, encanto? Seguro
que espantarte, no te espanto. Ni de cara, ni de cruz, ni de canto. Si vienes conmigo, no te llevaré a un
antro, aunque no soy un santo, ni un banco, sólo canto rimando. Sí, rimando, siempre rimando.
Es lo mismo que hizo la otra vez que se lo encontró en el metro: va pasando por delante de cada uno
de los pasajeros y hace una rima relacionada con ellos. Es impresionante la velocidad a la que piensa y
rapea. Sin embargo, algo le dice a Valeria que en esta ocasión no va a disfrutar demasiado de la
actuación.
César prosigue:
—Chicas, ¿queréis una cita? Una bonita, con velitas, con miraditas, ¿con mambo? ¡Despacio! Mejor,
una peliculita y una mantita. ¿Entiendes, rubita?
»Sí, tú, la del bolso tan caro. Verte en el metro me parece tan raro… ¿Estás en el paro? Yo sí que no
paro. Un buen show quiero daros. Chaval, el de los aros, ¿me escuchas, hermano? No os soltéis de la
mano, que es muy sano. Querer es de humanos. Odiar de inhumanos. Eh, señor de pelo cano, ¿comemos
en el Sanno?
El joven se acerca a donde está sentada la pareja. Valeria se tapa la cara con una mano, mientras que
Raúl escucha atento al talentoso rapero, que lo tiene entusiasmado.
—¿Estás asombrado? Pasmado, alucinado, flipado, con este rap te he conquistado, ¿o no, rapado?
Morena, me encantan tus estampados. Y el escote de la de al lado. ¿Natural o pagado? Seguro que
deseado. Muy deseado. Tu bigote me ha molado. Y las piernas de la del vestido morado. A rimar soy
dado, ¿hundido? No, sólo tocado. Por brujos y hados. Para hacer con mi rap algo sonado. Pequeño,
encantado. Y ella, ¿me ha mirado? Sí, me ha mirado. Y descolocado, hasta enamorado. Pero soy malvado
y me voy para el otro lado…
Entonces, César ve a Valeria. La chica tiene la cara cubierta, pero el rapero se da cuenta de que lo
mira a través de los dedos. Va acompañada de un chico. Ya lo conoce, es Raúl.
El joven sonríe sin dejar de rimar.
—¿Y en este lado? Veo un afortunado. Enhorabuena, tu novia me ha dejado embobado. Atontado.
Pero es tuya, no quiero enfados. ¿Nos la jugamos a los dados? No hay tiempo. Señores, Sol. Hemos
llegado.
Un par de chicas aplauden mientras la megafonía anuncia que acaban de llegar a la estación de Sol.
César saluda, inclinándose, y se quita la gorra. Raúl se levanta, busca en su bolsillo y le echa un euro.
—Enhorabuena, eres un crack.
—Gracias, amigo.
Las puertas del tren se abren. Valeria por fin se atreve a mirarlo a los ojos. A esos preciosos ojos
que tanto transmiten. Pero es a lo único que le da tiempo. Invitada por su chico, sale del vagón dando un
pequeño saltito. Las puertas del metro se cierran y César desaparece tras ellas.
Entonces, Val observa detenidamente a Raúl. Éste le sonríe. Es guapísimo. Y lo quiere. Lo quiere
como no es capaz de querer a otro. E, impulsada por algo que no puede explicar, se lanza sobre él. El
joven la agarra con fuerza y ambos comienzan a besarse apasionadamente mientras la chica se sujeta a él
con las piernas y los brazos, rodeándole la cintura y el cuello. No toca el suelo. Porque ahora está en el
cielo. En el mismísimo cielo.
Raúl, en ese momento, lo entiende todo. Sí. Ya no hay dudas. Sabe lo que tiene que hacer.
Deja a la chica sobre el suelo, al lado del andén, y comprueba cuánto tiempo falta para que llegue el
siguiente tren. Cuatro minutos. Demasiado tiempo. Sin embargo, el que va en dirección contraria por la
vía de enfrente está a punto de llegar. Tiene un minuto.
La agarra de la mano y le pide que corra.
—Pero ¿a dónde vamos?
—¡No preguntes y corre!
La pareja sube la escalera, atraviesa un pasillo y baja por la del lado opuesto. Valeria no entiende
nada. ¿Qué se propone?
Están en el andén contrario al que les ha llevado hasta allí. En el que conduce a Moncloa. ¿Es que se
le ha olvidado algo?
Apenas hay gente. Ellos dos y un par de parejas más, alejadas de donde están.
—Raúl, ¿vamos a coger otra vez el metro?
Él no dice nada. Sólo mira hacia el túnel por donde aparece el tren a toda velocidad. Agarra a
Valeria de la mano, la mira a los ojos y, con todas sus fuerzas, bajo el sonido de la locomotora y los
vagones que pasan fulgurantes por delante de ellos, grita tan alto como puede:
—¡Te quierooooooooooooooooooooooooooooo!

Сейчас Рауль и Валерия довольно далеко от района, где живут они и их друзья, так что можно не опасаться того, что их кто-нибудь увидит. Сейчас никто не сможет поймать их за руку. Хотя, после того, как они целовались прямо на школьной лестнице, Валерия уже ничего не боится.

Они непрестанно смеются, шутят, а самое главное непрестанно целуются. Их поцелуи совершенно разные: короткие и долгие, французские и просто в губы, жгучие и страстные, ожидаемые и неожиданные, но ни одного холодного и бесстрастного.

Они идут по кварталу Аргуэльес, как любая другая пара. Они только что вышли из магазина, в котором купили футболку для Мери. Они выбрали синюю, под цвет оправы ее очков. Продавец сказал им, чтобы они немного подождали, пока делают надпись, и они пошли прогуляться.

- Перекусим чем-нибудь? – спрашивает Рауль, одной рукой держа девушку за руку, а другой обхватывая ее за талию.

- Давай, я проголодалась.

Они идут по улице Гусмáн эль Буэно к кафе HD. Они садятся снаружи, на веранде, и ждут, когда их обслужат.

В этот ноябрьский вторник солнце уже клонится к горизонту, хотя на улице пока ничуть не похолодало, и в своем демисезонном пальтишке Валерия чувствует себя очень комфортно.

К ним подходит худая белокурая официантка и записывает заказ: два больших бокала молочного коктейля – для Валерии клубничный, а для Рауля шоколадный. Через несколько минут блондинка возвращается с двумя налитыми доверху бокалами. Валерия первой отпивает из своего бокала.

- Вкуснотища.

- Посмотрим… – Рауль целует девушку в губы. Она права. Этот клубничный коктейль на самом деле очень вкусный. Затем они меняются ролями. Рауль отпивает из своего стакана с шоколадным коктейлем, а девушка пробует на вкус его губы.

- Мне нравится так полдничать.

- Ладно, в твоем кафе тоже неплохо.

- Да, но там мы не можем полдничать таким образом. Моя мама нас застукает.

- Мы могли бы приучить ее.

- Не думаю, что она позволит.

Парень смеется. Он спрашивает себя, что подумает мать Валерии, когда узнает о нем и дочери. До сих пор эта женщина всегда была необычайно мила с ним. Изменится ли она, когда узнает?

Ребята придвигают стулья поближе друг к другу. Они переплели пальцы рук и шутливо толкаются ногами под столом. Им нравится находиться совсем близко друг от друга. И, вне всякого сомнения, не только как друзьям.

- Сейчас я тебе кое-что покажу, – говорит Рауль.

- Что?

- Подожди, сейчас увидишь.

Рауль включает смартфон и ищет что-то на YouTube. Найдя, он достает из кармана толстовки наушники и протягивает один из них Валерии. Девушка вставляет наушник в правое ухо, а Рауль – в левое. Рауль нажимает на кнопку “плей”, и начинается видео.

Это очень красивая песня “Я подожгла дождь” (Set fire to the rain) певицы Адель44. Песню исполняла девушка с длинными светлыми волосами и невероятным, потрясающим голосом. Альба Рико задевает Валерию за живое. Она слушает песню, и с каждой секундой растет и растет комок, образовавшийся в горле. Ее уши краснеют, когда она смотрит на Рауля, слушая чудесную фортепьянную мелодию. Валерия наклоняется к парню и целует его. Ей ужасно хочется сказать ему, что она его любит, но она не знает, подходящий ли для этого момент. Наверное, это было бы слишком рано, но она его любит. Любит и никогда не перестанет любить. Ни-ког-да!

Заставка Альбы исчезает, и девушка улыбается, размазывая слезы. Рауль берет горсть салфеток и протягивает ей, чтобы она могла вытереть слезы. Между тем Валерия глубоко вздыхает и выдыхает. Она чувствует себя очень счастливой из-за того, что делит с Раулем такую милую, только что начавшуюся, историю любви.

- Спасибо. Мне очень понравилось.

- Мне тоже понравилась эта песня, когда я ее услышал. А теперь мне нравятся вещи, которые заставляют меня думать о тебе.

- Я тебе нравлюсь?

- Очень. На самом деле дело в том, что… ты мне очень нравишься.

Девушка ожидала услышать “я люблю тебя”, но она не станет торопить его. Возможно, слишком мало времени прошло, чтобы он почувствовал это. Она смирится с его “ты мне очень нравишься”.

Парень был близок к тому, чтобы признаться, что она ему не только нравится, что он ее любит. С каждой секундой он все больше убеждается, что его чувство к ней – это нечто особенное. Он никогда и ни к кому не испытывал такого. Ну почему он не сказал ей? Момент был самый что ни на есть подходящий.

Они молча смотрят друг на друга, ничего не говоря. Подошедшая официантка, принесшая счет, прерывает их сеанс обмена взглядами. Рауль оплачивает счет.

- Пойдем посмотрим, не готова ли футболка? – спрашивает Валерия, вставая со стула. – С тех пор как мы оставили футболку, прошел почти час. Может, она уже готова?

Они возвращаются к магазину, медленно шагая в мадридской ночи и постоянно целуясь. Футболка уже готова. Она выглядит прекрасно – небесно-синяя с именами всех шестерых, написанными ассиметрично спереди и сзади и одной крупной надписью “Клуб непонятых” в верхней части спины.

Это подбодрит Мери, совершенно точно. Удовлетворенные результатом, ребята отмечают это событие очередным соприкосновением губ. Они решают вернуться домой на метро. Уже поздно, и к тому же они встречаются с остальными в восемь часов в “Констанции”.

Ребята входят в метро на станции Аргуэльес и идут на третью ветку, ведущую к Пласа дель Соль.

Поезд не заставляет себя долго ждать. В том вагоне, куда они вошли, народу не слишком много, так что они даже замечают два свободных места и решают сесть. Сотня поцелуев на каждой остановке. В вагоне – тишина до тех пор, пока на станции Кальяо не заходит интересный тип в футболке “лакерс” и бейсболке, повернутой козырьком назад. Валерия широко открывает глаза, заметив, что этот рэпер– Сесар. Она в панике, но ей нужно успокоиться, иначе Рауль заметит ее беспокойство. Студент-журналист начинает свое необычное шоу:

На рэперской шхуне я власть захвачу, за две минуты стихами вас засыпать хочу.

Я тебе пропою, что ты мне покажешь. Тебе нравится? Я рад, ну что еще тут скажешь?

Ты поразишься стопудово, я тебя не пугаю – ни песней, ни крестом, ни лицом, полагаю.

Я отведу тебя в пещеру, если пойдешь со мной; я всего лишь певец, я не банкир и не святой.

Но я пою рифмуя, рифмуя, всегда рифмуя.

Сейчас он делал то же самое, как и тогда, когда они столкнулись в метро. Он проходил перед каждым из пассажиров и рифмовал все, связанное с ними. Скорость, с какой он придумывает свои рэперские рифмы, впечатляет. А что он скажет Валерии, которая в данном случае не слишком-то насладится его выступлением.

Сесар продолжает:

Эй, девчонки-красотки, на свидание хотите? Ночь без сна, переглядки, медлячок – улетите!

А может, лучше фильмец, одеялко, простынка? Ну а ты как считаешь, с клевой сумкой блондинка?

Я вижу сумка дорогая, а ты едешь в метро – это очень странно, что-то здесь не то.

Может, ты безработная? А я вот нет. Хочу вам шоу показать и поправить свой бюджет.

Шоу суперкласс, в этом моя фишка. Эй, чувак с кольцом, ты меня слышишь, братишка?

Не размыкайте рук, храня друг другу верность, ведь любить не грешно, ненавидеть – скверно.

Если ты человек, то должен быть гуманным. Эй, седовласый джентльмен, пообедаем в Санно?

Парень приближается к месту, где сидит парочка. Валерия закрывает лицо руками, а Рауль внимательно слушает рэпера. Он восхищен его необычайным талантом.

Ты удивлен, ошеломлен, поражен? Бритый, ты в отпаде? Я покорил тебя рэпом, и ты не в накладе.

Эй, смуглянка, ты меня заводишь своим нарядом, меня прут твои принты и декольте у той, что рядом.

Кусочек лакомый за деньги или натуральный? Точно одно – желанный, сто пудов желанный.

От усов твоих тащусь я, вот проклятье! И от ножек той крошки в фиолетовом платье.

Мне судьбой дано сделать рэп звучащим, колдовским, чарующим и блестящим.

В рифмах по уши погряз я и уже свихнулся, чтобы рэп звучал, а я не лоханулся.

Эта малышка довольна. На меня она взглянула, и сразу в озере любви с головой утонула.

От любви ко мне теперь не находит себе места. А я, злодей, ухожу, ведь мы из разного теста.

И тут Сесар замечает Валерию. Девушка закрыла лицо ладонями, но рэпер понимает, что она наблюдает за ним сквозь пальцы. Она не одна, а с парнем. Сесар уже знает, что это Рауль.

Рэпер улыбается, не переставая рифмовать.

А что у нас на другой стороне вагона? Все, что здесь увижу, расскажу вам до конца перегона.

Вот тут рядом с девушкой счастливчик сидит. Она лицо прикрыла, и у нее смущенный вид.

Я взглянул на нее она так прекрасна, что я просто очумел, но все напрасно.

Она твоя, чувак, я тебя поздравляю! Не хочу тебя злить, я уже удаляюсь.

А может, в кости на нее мы с тобой сыграем? Вот только времени нет, мы уже подъезжаем.

Господа, Пласа дель Соль, с вами я прощаюсь, но когда-нибудь снова с вами здесь повстречаюсь.

Пара девчонок аплодируют рэперу, а металлический голос возвещает о том, что они только что прибыли на станцию Пласа дель Соль. Сесар приветствует всех, раскланивается и снимает бейсболку. Рауль встает, и порывшись в кармане, бросает в нее евро.

- Поздравляю! Круто, ты просто супер.

- Спасибо, дружище.

Двери поезда открываются. И Валерия осмеливается, наконец, посмотреть в его глаза. В эти прекрасные, чудесные глаза, которые так о многом говорят ей. Взглянуть в глаза – единственное, что она успевает. Рауль ведет ее к двери и помогает выйти из вагона. И вот двери поезда снова закрываются, и Сесар исчезает из виду.

Вал изучающе разглядывает Рауля. Парень улыбается ей. Как же он красив! И она любит его. Любит так, как не смогла бы полюбить другого. В каком-то необъяснимом порыве она бросается к Раулю. Парень крепко обнимает ее, и они начинают страстно целоваться. Девушка обвила руками шею Рауля, а ногами обхватила его талию. Теперь она не касается земли, потому что сейчас она парит в небе. Где-то там, далеко в небесах.

И в этот момент Рауля озаряет. Внезапно он все понимает, и уже нет никаких сомнений. Он знает, что должен сделать. Опустив девушку на землю сбоку от края платформы, он проверяет, сколько времени до прибытия следующего поезда. Четыре минуты. Слишком долго. Тогда он идет к противоположной стороне. На тот путь поезд приедет через минуту.

Схватив девушку за руку, он просит ее пробежаться вместе с ним.

- Куда мы бежим?

- Не спрашивай, просто беги!

Парочка поднимается по лестнице, пробегает по переходу и спускается с другой стороны. Валерия ничего не понимает. Что он собирается делать? Они стоят на противоположной платформе у пути, ведущего в Монклоа. Может, Рауль что-то забыл там? На платформе почти никого нет, только они, да еще две пары подальше от них.

- Рауль, мы опять поедем на метро?

Он ничего не отвечает, только смотрит в сторону туннеля, откуда показывается мчащийся поезд. Рауль берет Валерию за руку, смотрит ей в глаза и изо всех сил, заглушая звук мелькающих перед ними ярко освещенных вагонов, кричит так громко, как только может:

- Я тебя люб-лю-ю-ю-ю-ю!!!

44 Адель (Адель Лори Блу Эдкинс,1988г.р.) – английская певица, композитор, поэт

45 Альба Рико (Альба Рико Наварра, 1989г.р.) – испанская актриса, певица. Приобрела известность снявшись в сериале “Виолетта” в роли Нати

jugar a los dados – играть в кости

© Перевод — Вера Голубкова

AMBOS están frente a la puerta del pabellón. Ha sido Ester quien se ha detenido antes de entrar. Ni

ayer por la noche ni durante todo el martes ha escrito a Rodrigo o ha recibido algo de él. Tampoco ha

habido llamadas. Otra vez ese silencio tan desesperante. Pero quizá en esta ocasión sí que esté

justificado por la parte que le corresponde a su entrenador. Ella fue la que salió corriendo, aunque

tuviera motivos suficientes para hacerlo.

—¿Te encuentras bien? —le pregunta Bruno, que no ha dejado de animarla en todo el camino.

Han ido juntos en el metro hasta allí. Su compañía está siendo más importante de lo que hubiera

imaginado. Se siente apoyada y querida por un gran amigo. Jamás olvidará todo lo que está haciendo por

ella.

—Llevo tres días en los que hay pocos momentos en los que me encuentre bien. ¡Menuda racha!

—Es normal. Te han pasado muchas cosas.

—Demasiadas.

—Pero ¿te sientes capaz de enfrentarte a esto? —insiste el joven, nada convencido—. Si quieres nos

volvemos.

—Tengo que hacerlo, Bruno. No me queda más remedio.

—Es porque lo quieres, ¿verdad?

La chica asiente. Y, o se da prisa y afronta la situación de manera decidida, o terminará echándose

atrás, presa de las dudas que la embargan.

—Vamos, anda. Y no te enamores de ninguna de mis compañeras…

—Ya las he visto. Ninguna es mi tipo.

—¿Ah, no? ¡Pero si son muy guapas!

—Sí. Y también muy altas.

Ester suelta una carcajada. Ella también es más alta que él, aunque la diferencia no se nota mucho.

Los dos entran por fin en el pabellón. La mayoría de las jugadoras del equipo ya están estirando y

haciendo ejercicios de calentamiento.

El silencio que reina en la instalación deportiva sólo se ve enturbiado por el ruido que hacen las

zapatillas de las chicas cuando se deslizan por el parqué.

—Voy a cambiarme —comenta Ester mientras busca con la mirada a su entrenador. De momento, no

hay señales de él.

Bruno se dirige hacia la grada y se sienta en la segunda fila. Ester lo saluda con la mano de camino al

vestuario. Cuando entra, sólo encuentra a una de sus compañeras, que está vendándose los tobillos.

—El míster te está buscando —le dice después de saludarla con un gesto con la cabeza.

—¿A mí? ¿Dónde está?

—En la oficina del club.

—¿Te ha dicho qué quiere?

—No, sólo que te avisara cuando llegaras.

—Gracias.

Ester ni siquiera se cambia de ropa. Con la mochila colgada a la espalda, sale rápidamente del

vestuario y se dirige al lugar al que Rodrigo le ha encargado a su compañera que la envíe. Vuelve a

saludar a Bruno y se retira por un pasillo lateral hacia la oficina del club.

¿Querrá verla a solas para arreglar las cosas?

No lo sabe. Y tampoco está segura de si aquello es una buena o una mala señal. Sólo espera que no

intente nada. Allí no se atreverá, con las jugadoras del equipo tan cerca.

Llama a la puerta. Rodrigo le pide que pase.

Nerviosa, gira el pomo y abre despacio. Primero asoma la cabeza y lo observa; está sentado en el

sillón en el que se han besado tantas veces. El entrenador la saluda, muy serio, y la invita de nuevo a que

entre y cierre la puerta. La joven obedece.

—Hola —dice con timidez.

—No estaba seguro de si vendrías hoy.

—Tenía que venir.

—¿Después de lo que pasó ayer? No las tenía todas conmigo. Pero me alegro de que te hayas

atrevido.

A Ester no le gusta demasiado su tono de voz. Se le nota molesto. Como cuando entrena y algo no le

sale bien.

—No me has llamado. Ni me has escrito.

—Tú a mí tampoco.

—No sabía cómo ibas a reaccionar.

El joven se levanta del sillón y la mira a la cara. Se sienta sobre la mesa y, estirándose, coge un folio

que tenía apartado en un lateral, junto a un bote con lápices y bolígrafos.

—Toma —le dice a Ester al tiempo que le entrega el papel.

—¿Qué es esto?

—Tú baja. Ya no estás en el equipo.

Ester palidece. Le echa un vistazo por encima a la hoja, pero apenas distingue lo que se dice en ella.

Está demasiado bloqueada como para poder leer.

—¿Me… has… echado?

—Sí. Ya he hablado con el club y te expulsamos por bajo rendimiento.

—Pero…

—Así que te pido que, por favor, no vuelvas a pisar estas instalaciones. Y, sobre todo, no montes

ningún escándalo ni ningún numerito, que ya eres mayorcita para asumir este tipo de cosas.

De todo lo que está pasando en esos instantes, lo que más la afecta es la frialdad de Rodrigo cuando

le habla. Es como si jamás hubiese pasado nada entre ellos. No puede creerse que ayer estuviera a punto

de acostarse con él, de entregarle su primera vez a ese tipo.

Sin embargo, su corazón sigue latiendo por él.

—Estás haciéndome mucho daño. ¿Lo sabes?

—Que no hayas jugado lo suficientemente bien como para ganarte el puesto no es mi problema.

—Esto… no es por mi juego. Es por…

—¿Vas a decirme que tus últimas actuaciones han sido positivas?

—No… Pero…

—¿Entonces? ¿Qué quieres? —pregunta alzando la voz—. Yo me mato porque el equipo funcione lo

mejor posible. Me entrego en cada entrenamiento y me exijo lo máximo en cada una de mis decisiones.

¿Qué has hecho tú? Fallar recepciones, no llegar a los bloqueos y ser un coladero en defensa. Por no

hablar de tus salidas por la noche.

—Sólo fui a tomar una hamburguesa con mis amigos.

—El día anterior a un partido en el que nos jugábamos la temporada.

—No es jus…

—¡No me digas lo que es justo y lo que no! —exclama muy enfadado—. ¡No quiero a una jugadora

como tú en mi equipo!

El último grito termina con la resistencia de Ester.

—Te amaba —suelta tan impactada que no le salen ni las lágrimas.

—Te pido que dejes el pabellón cuanto antes, por favor. Tengo que entrenar.

—Yo te quería, Rodrigo. ¿Por qué me haces esto?

—Es la ley del deporte: quien no rinde, no merece oportunidades. Otras sabrán sacarle partido a lo

que tú no has aprovechado.

El comentario tiene un claro doble sentido. Y Ester se da cuenta. Por primera vez se da cuenta de

todo. De lo que Rodrigo pretendía. Simplemente quería llevársela a la cama. Y ella, como una ingenua,

casi acepta, impulsada por sus fuertes y obsesivos sentimientos.

La chica se levanta de la silla y, cabizbaja, se dirige hacia la puerta con el papel de su baja deportiva

en la mano.

—Adiós. Y lo siento mucho si me equivoqué.

—El que se equivocó fui yo. Creía que eras algo más que una cría bonita. Adiós, Ester.

Destrozada por fuera y, especialmente, por dentro, la chica sale de la oficina del club. Camina por el

pasillo como un fantasma y luego por las inmediaciones de la pista. Ni siquiera responde a los saludos de

sus compañeras, que no comprenden qué le pasa. Bruno, alarmado al verla de esa manera, abandona la

grada y corre hacia ella.

—¿Qué ha pasado? —pregunta fuera de sí—. ¿No te habrá tocado ese salido?

—No —responde mirándolo a los ojos—. Me ha echado.

—¿Cómo qué te ha echado?

—Eso. Que Rodrigo me ha echado del equipo y de su vida.

Оба стоят перед дверью спортзала. Эстер медлит перед тем, как войти. Ни вчера вечером, ни сегодня за целый день она не написала Родриго ни разу, и ничего не получила от него. Они также и не звонили друг другу. Снова это безнадежное молчание, приводящее в отчаяние. Но, в данном случае, пожалуй, со стороны тренера справедливо не писать и не звонить ей, ведь это она убежала от него, хотя на это у нее было предостаточно причин.

- Ты хорошо себя чувствуешь? – спрашивает Бруно, который, не переставая, подбадривал ее всю дорогу. Они вместе ехали сюда в метро, и его присутствие рядом с ней оказалось для нее гораздо важнее, чем она себе представляла. Благодаря другу, она чувствует себя более крепкой, что ли, и любимой. Она никогда не забудет того, что он сделал для нее.

- За эти три дня не так уж часто мне было хорошо, совсем чуть-чуть. Полоса невезения!

- Это нормально, ведь у тебя столько всего произошло.

- Даже слишком.

- Но, ты же можешь противостоять этому. Как считаешь? – настойчиво допытывается Бруно, ничуть не убежденный в своих словах. – Если хочешь, давай вернемся.

- Бруно, я должна пойти, у меня нет другого выхода.

- Должна, потому что ты его любишь, правда?

Девушка кивает головой. Она сейчас же пойдет и самым решительным образом покончит с этой ситуацией, отбросит прочь груз охватывающих ее сомнений.

- Идем. И смотри, не влюбись в кого-нибудь из моих подруг по команде...

- Я их уже видел. Они все не в моем вкусе.

- Так-таки и нет? Но они же очень красивые!

- Ага, и очень высокие тоже.

Эстер заразительно смеется. Она тоже гораздо выше его, хотя в ее случае разница в росте заметна не так сильно. Наконец, ребята входят в зал. Большинство игроков уже разминаются и делают упражнения на разогрев мышц.

Тишина, царящая в служебных помещениях спортзала, нарушается только шумом скользящих по полу девчоночьих кроссовок.

- Пойду переоденусь, – говорит Эстер, взглядом ища тренера, но его пока нигде не видно.

Бруно идет к трибуне и садится на второй ряд. Эстер по пути в раздевалку машет ему рукой. Войдя в раздевалку, она встречается с одной из своих подружек, которая перебинтовывает себе голеностоп.

- Тренер тебя ищет, – замечает она, кивком головы поприветствовав Эстер.

- Меня? А где он?

- В тренерской.

- Он не сказал тебе, чего он хочет?

- Не-а, сказал только, чтобы я тебя предупредила, когда ты придешь.

- Спасибо.

Эстер не стала переодеваться, она даже не сняла рюкзак. Так, с рюкзаком, висящим за спиной, она поспешно выходит из раздевалки и быстро шагает к тренерской, куда по указке Родриго направила ее подруга. Она снова машет Бруно и идет обратно по боковому коридору в тренерскую.

Быть может, он хочет встретиться с ней наедине, чтобы все уладить?

Но этого она не знает, как не знает наверняка и того, добрый ли это знак или дурной. Девушка только надеется, что тренер не попытается полезть к ней с чем-нибудь таким. Здесь, где поблизости находятся девчонки из команды, он, пожалуй не осмелится пристать к ней.

Эстер стучится в дверь, и Родриго просит ее войти.

Девушка судорожно поворачивает ручку и медленно открывает дверь. Первой в проеме двери показывается ее голова и оглядывает кабинет. Родриго сидит на стуле, на котором столько раз целовал ее. Тренер сухо здоровается с ней и снова приглашает войти и закрыть за собой дверь. Эстер послушно входит.

- Привет, – робко говорит она.

- Я не был уверен, что ты придешь сегодня.

- Я должна была прийти.

- После вчерашнего? Ты мне ничего не должна, но я рад, что ты не струсила и решила прийти.

Эстер очень не нравится, как тренер разговаривает с ней. Его тон указывает на то, что Родриго сильно взволнован. Точно так же, как на тренировке, когда что-то не получается.

- Ты мне не позвонил и не написал.

- Ты мне тоже.

- Я не знала, как ты отреагируешь.

Парень встает со стула и смотрит девушке прямо в лицо. Сев на крышку стола, он тянется за листком бумаги, лежащим на противоположном краю рядом с баночкой с карандашами и ручками. Дотянувшись до листка, тренер берет его в руки.

- Вот, возьми, – говорит он Эстер, протягивая бумагу.

- Что это?

- Твое отчисление. В команде ты мне уже не нужна.

Эстер бледнеет, как полотно. Она мельком пробегает листок глазами, но даже не различает того, что в нем говорится. Шок от неожиданного, подлого удара слишком силен, чтобы она могла прочитать написанное.

- Ты... меня... выгоняешь?

- Да. Я уже поговорил с руководством клуба, и тебя отчисляют за низкий игровой коэффициент, ты малоперспективна.

- Но...

- И вот еще что. Прошу тебя, пожалуйста, не раздувай снова из мухи слона, не давай этому делу ход. И, уж тем более, не устраивай никакого скандала и не откалывай никаких номеров. Ты уже достаточно взрослая, чтобы отвечать за подобного рода поступки.

Из всего случившегося за эти последние минуты, больше всего Эстер задела холодность Родриго. Он разговаривал с ней так, будто бы между ними никогда ничего не было. Девушка не может поверить, что вчера была в шаге от того, чтобы впервые в жизни лечь в постель с мужчиной и именно Родриго подарить свой первый раз. Она едва не отдалась ему. Но несмотря ни на что, ее сердце по-прежнему неравнодушно к этому парню, оно продолжает сильно биться из-за него.

- Знаешь, ты сделал мне очень больно.

- Если ты сыграла не достаточно хорошо, чтобы занять место в команде, это не моя проблема.

- Это... это не из-за моей игры. Это из-за...

- Ты скажешь, что твоя игра в последних встречах была результативной?

- Нет... но...

- Тогда чего же ты хочешь? – спрашивает он, повышая голос. – Я убиваю себя, чтобы команда играла как можно лучше. Я выкладываюсь на каждой тренировке и требую максимального выполнения каждого из моих решений. А что делаешь ты? Ошибаешься на приеме, заваливаешь блок и являешься дырой в защите, не говоря уж о твоих ночных похождениях.

- Я только сходила с друзьями съесть гамбургер.

- Накануне нашей главной встречи.

- Это неспра...

- Не говори мне, что справедливо, а что нет! – сердито орет Родриго. – Я не хочу иметь в своей команде такого игрока, как ты!

Последние слова, которые выкрикнул тренер, сломили Эстер. С ее сопротивлением покончено.

- Я любила тебя, – сдавленно шепчет она. Из ее глаз не выкатилось ни единой слезинки – так сильно сжало горло.

- Я прошу тебя покинуть зал, как можно быстрее, пожалуйста. Мне нужно тренировать.

- Я тебя любила, Родриго. Почему ты так со мной обошелся?

- Таков спортивный закон: нет шансов у того, кто бесполезен. Другие сумеют получить место, которым ты не воспользовалась.

Это заявление Родриго явно имеет двойной смысл, и Эстер отчетливо поняла подтекст сказанного. Впервые она осознала все, на что рассчитывал Родриго. Он просто хотел затащить ее в постель, и она, побуждаемая своими сильными, неуемными чувствами, почти согласилась, как какая-нибудь наивная дурочка.

Девушка встает со стула и, опустив голову, идет к двери, сжимая в руке листок бумаги с ее отчислением из команды.

- Прощай. Мне очень жаль, что я так ошиблась.

- Это я ошибся. Я думал, что ты уже повзрослела, а не просто миленькая девчонка. Прощай, Эстер.

Внутри Эстер что-то сломалось. С потерянным видом, потрясенная до глубины души, девушка выходит из тренерской. Как призрак бредет она по коридору, а потом мимо площадки. Она ничего не замечает вокруг и даже не отвечает на приветствия подруг по команде, которые недоуменно смотрят на нее, не понимая, что с ней происходит. Бруно, не на шутку встревоженный видом Эстер, покидает трибуну и бежит к ней.

- Что случилось? – спрашивает он вне себя от волнения. – Этот озабоченный не приставал к тебе?

- Нет, он меня не тронул, – отвечает Эстер, глядя парню в глаза. – Он меня выгнал.

- Что? Как это он тебя выгнал?

- А вот так. Родриго выгнал меня из команды и из своей жизни тоже.

míster – наставник спортивной команды, тренер

salido – сексуально озабоченный

 © Перевод — Вера Голубкова

CAFETERÍA Constanza. Ocho en punto. Noche cerrada en Madrid.

Nadie aparece por allí. Sólo han llegado María y su padre, que la ha llevado en el coche de su ex. La  chica se está tomando un refresco mientras el hombre charla animadamente con la madre de Valeria.

Nadie diría que Mará y Ernesto se han visto sólo tres veces en su vida.

Qué poco puntuales. No es de recibo que la hayan dejado sola de esa manera. ¿Y si en lugar de una  fiesta de despedida le han preparado una inocentada?

No, están en noviembre. No a 28 de diciembre. Ya llegarán.

Y así es, la primera en entrar en Constanza es Elísabet. La joven se dirige hacia la mesa en la que  está la pelirroja y, después de abrazarla, se sienta con ella.

—¿Todavía no han venido los demás? —No, tú eres la primera.

—Qué extraño. Me lo esperaría de Bruno, pero el resto del grupo suele ser más puntual.

Y sobre todo le sorprende por Valeria y por Raúl. ¿Estarán todavía juntos? Mientras le empastaban la muela, ha estado pensando en lo que Alicia le había comentado antes. Pero es imposible que eso sea así.

Sus amigos no están liados. Sólo son imaginaciones suyas. Paranoias.

—¿Te encuentras bien? Te noto rara al hablar.

—¡Ah! ¡Sí! Es que tengo la boca medio dormida por la anestesia que me han puesto hoy en el dentista. Pero ya se me está pasando.

Las dos conversan durante un rato sobre dientes, agujas y tornos eléctricos. Hasta que aparece Valeria. Llega sola, cosa que alegra a Elísabet.

—Hola, chicas, ¿y el resto?

—Ni idea. Estarán al llegar.

—¿Ya has hecho las maletas?

—Sí. Está todo preparado para que me marche mañana —responde María con cierta tristeza.

—Bueno, ésta es tu noche, así que tienes que pasártelo bien —señala Valeria; a continuación, le da un beso en la mejilla—. Voy a hablar un momento con mi madre.

Mientras la chica negocia cuándo se va a cerrar la cafetería sólo para ellos, llega Raúl. Como siempre, va perfectamente vestido y perfectamente peinado. Saluda a Mará con la mano y le entrega una bolsa para que la guarde en alguna parte y que Meri no la vea. En ella va la camiseta dedicada.

Disimuladamente, le dedica una intensa mirada a Valeria, a la que sonríe con complicidad, y después camina hacia donde están sentadas María y Elísabet. Para esta última, no ha pasado desapercibido el gesto de cariño entre sus dos amigos. Eso la inquieta bastante. Pero de momento no va a darle más vueltas. Raúl le da dos besos a Eli y otros dos a la protagonista de la fiesta, y los tres comienzan a  dialogar animadamente.

—Hoy bailarás algo conmigo, ¿no, pelirroja?

—Ya sabes que yo no bailo.

—¿Ni por ser el último día?

—Ya veremos.

—¡Hoy vas a bailar hasta conmigo! —exclama Eli, que todavía siente la boca adormilada cuando  habla.

—Cuando la madre de Val nos deje esto para nosotros, pondremos música y empezaremos la fiesta de  verdad.

En ese instante, los únicos clientes que quedan en Constanza pagan y se van. Coinciden en la puerta  del establecimiento con Bruno y Ester, que llegan juntos.

—¡Ya estamos todos! —grita Eli, a quien no parece importarle que el padre de Meri y la madre de  Valeria continúen todavía allí.

Nadie se da cuenta de lo mal que lo ha pasado la recién llegada durante la última hora y cuarto, desde  que su entrenador la echara del equipo.

Bruno se ha encargado de consolarla a lo largo de todo ese  tiempo y de convencerla de que aquello era lo mejor que podía pasarle. Ese tipo no merece que derrame  ni una sola lágrima más por él. En esa cafetería es donde está la gente que la quiere de verdad.

Meri se pone de pie y va al encuentro de su amiga. Las dos se funden en un abrazo más que sentido.

Tan intenso como los que se han dado esta mañana.

—Bueno, chicos. Como esto se ha quedado vacío, Ernesto y yo nos vamos —anuncia Mará al tiempo  que le deja las llaves a su hija—. Para no tener que estar abriendo y cerrando todo el tiempo la puerta de  hierro, cerrad con llave la de cristal y echad las cortinas.

—Vale, mamá.

—Así nadie os molestará.

—Eso haremos.

Valeria acompaña a su madre y al padre de Meri hasta la puerta y, cuando éstos se despiden de todos  y salen de la cafetería, hace lo que Mará le ha pedido.

Se guarda la llave en el bolsillo y sonríe.

—¡Bien! En honor a la pelirroja más guapa del mundo… se reúne ¡el Club de los Incomprendidos!

¡Que empiece la fiesta! —exclama Raúl, que se acerca al ordenador de Constanza y pone música.

Todos se sientan a la mesa en torno a Meri. La chica está emocionada y agradece infinitamente el  cariño de sus amigos. Sin duda, son los mejores. Sólo espera disfrutar y pasarlo bien en la última sesión  del Club.

Aunque, como le gusta decir a Ester, prefiere creer que será la penúltima.

Кафе “Констанция”. Восемь часов. На Мадрид опускается ночь.

Никого еще нет, пришла только Мария с отцом, который привез ее сюда на машине бывшей жены.

Девушка попивает прохладительное, в то время как отец оживленно беседует с матерью Валерии. Никто и не сказал бы, что Мара и Эрнесто виделись всего-то три раза в жизни.

Какая неорганизованность – никакой пунктуальности! Нет никакой встречи, ее оставили одну. А

что, если вместо прощальной вечеринки ей приготовили розыгрыш. Хотя нет, на дворе ноябрь, а не 28 декабря46. Они вот-вот придут.

Так и есть. Самой первой в “Констанцию” входит Элизабет. Она подходит к столику, за которым

сидит ее рыжеволосая подружка и обнимает ее, а потом садится рядом с ней.

- Остальные еще не пришли?

- Нет, ты первая.

- Как странно. Я могла ожидать этого от Бруно, но все остальные из группы обычно были более

пунктуальны.

Эли особенно удивляют Валерия и Рауль. Может, они все еще вместе? Пока ей пломбировали

зуб, она раздумывала над тем, что сказала ей Алисия. Нет, это просто невозможно, чтобы все было именно так. Между ее друзьями ничего нет. Все это только ее воображение, чистой воды паранойя.

- Ты хорошо себя чувствуешь? – спрашивает Мария. – Ты как-то странно говоришь.

- А, да. Я сегодня была у зубного, мне вкололи заморозку, вот половина рта еще не отошла, но

постепенно все проходит.

Какое-то время девушки говорят о зубах, иглах и бормашинах, пока не появляется Валерия. Она

пришла одна, и это обстоятельство радует Элизабет.

- Привет, девчонки. А где остальные?

- Понятия не имею. Наверное, скоро придут.

- Ты уже собрала чемоданы?

- Да, уже приготовила, потому что уезжаю утром, – немного грустно отвечает Мария.

- Ладно, это – твоя ночь, и ты должна славно ее провести, – замечает Валерия и целует подругу в

щеку. – Я пойду, поговорю немного с мамой.

Пока девушка выясняет, когда закроется кафе, и они останутся одни, приходит Рауль. Как всегда,

он выглядит безупречно – идеальная одежда, идеальная прическа под стать одежде. Он приветственно машет Маре рукой и протягивает ей пакет, чтобы она спрятала его где-нибудь, и чтобы Мери его не увидела. В пакете лежит подарочная футболка для Мери.

Украдкой Рауль посылает Валерии нежный взгляд. В ответ девушка посылает заговорщическую

улыбку, направляясь к столику, за которым сидят Мария и Элизабет. Но эти нежные взгляды и улыбки друзей не проходят незамеченными для Эли, и это сильно ее тревожит. Однако пока она не станет зацикливаться на этом. Рауль целует Эли в обе щеки, а затем целует главную героиню вечеринки. Они втроем начинают оживленно болтать друг с другом.

- Сегодня ты станцуешь со мной что-нибудь, а, Рыжик?

- Ты же знаешь, что я не танцую.

- Даже в последний день?

- Там посмотрим.

- Сегодня ты станцуешь даже со мной! – восклицает Эли, которая все еще ощущает при разговоре

действие заморозки.

- Когда мама Валерии предоставит кафе в наше распоряжение, мы врубим музыку и начнем тусить по-настоящему.

В эту минуту последние посетители, которые еще оставались в “Констанции”, расплачиваются и уходят, совершенно случайно столкнувшись в дверях заведения с подошедшими Эстер и Бруно. Ребята пришли в кафе вместе.

- Все уже в сборе! – кричит Эли, которой абсолютно безразлично, что отец Мери и мать Валерии все еще здесь.

Никто из присутствующих в кафе ребят не знает, что не далее часа с четвертью тому назад тренер

выгнал Эстер из команды, они и не догадываются, насколько плохо ей было все это время. Всю дорогу до кафе Бруно утешал девушку, убеждая ее в том, что это было самое лучшее, что могло с ней случиться, и что этот кретин не заслуживает того, чтобы она лила из-за него слезы. “Да он и одной слезинки твоей не стоит, – уверял ее парень, – а в этом кафе находятся люди, которые любят тебя по-настоящему.” Мери встает и идет навстречу подруге. И так же, как утром, девушки крепко обнимаются.

- Ну ладно, ребята, раз кафе опустело, мы с Эрнесто уходим, – громко говорит Мара, передавая

дочери ключи. – Чтобы не пришлось постоянно открывать и закрывать железную дверь, закройте на ключ стеклянную и опустите жалюзи.

- Хорошо, мам.

- Так вас никто не побеспокоит.

- Мы так и сделаем.

Валерия провожает свою мать и отца Мери до двери и, когда взрослые, попрощавшись, выходят из

кафе, закрывает дверь на ключ и опускает жалюзи. Он кладет ключ в карман и улыбается.

- Итак, “Клуб Непонятых” снова собрался в честь самого красивого на свете Рыжика! Ура!

Вечеринка начинается! – громко объявляет Рауль, подходя к компьютеру “Констанции”, и включает музыку.

Все усаживаются за столом вокруг Мери. Девушка так растрогана нежностью и любовью своих

друзей. Она безмерно благодарна им за это. Безусловно, ее друзья – самые лучшие друзья на свете! Она надеется отлично провести с ними время и получить удовольствие от этого последнего собрания “Клуба”. Хотя, как ей нравится говорить Эстер, она предпочитает думать именно так – это собрание будет предпоследним.

46 28 декабря – день розыгрышей в Испании, аналог 1 апреля в России

 

© Перевод — Вера Голубкова

LA fiesta de despedida de Meri está teniendo de todo: risas, anécdotas del pasado, momentos emocionantes en los que las chicas no han podido evitar llorar… Y buen rollo. Como durante los primeros meses tras la creación del Club.

Uno de sus miembros ha tenido que anunciar que se marcha a vivir a otra ciudad para que se recupere el espíritu de los Incomprendidos.

Pero, sin duda, el instante más bonito de la noche se ha producido cuando Ester le ha entregado a María la camiseta dedicada. La pelirroja ha sido incapaz de contener las lágrimas. Y todos se han abrazado haciendo una pina. Luego, cada uno ha firmado debajo de su nombre con un rotulador
permanente.

Sin embargo, y a pesar de lo bien que lo están pasando todos, cada uno tiene algo dentro que no lo deja disfrutar plenamente: Ester no se quita de la cabeza a Rodrigo, aunque está intentando pasar página lo antes posible; Valeria necesita besar a Raúl, o… algo más; Raúl necesita besar a Valeria, de la que se ha dado cuenta que está enamorado; Eli quiere una respuesta y la quiere ya, esa noche; Meri se siente dubitativa: se marcha mañana y no tiene nada que perder, pero el miedo puede con ella; y Bruno… Bruno no deja de pensar en que tal vez hoy sea un buen día para confesar de una vez por todas lo que siente: sin cartas, sin palabras escritas, sino mirándola a los ojos.

Hoy no tengo tiempo para escribir. Me esperan y luego no tendré fuerzas para sentarme delante de ti.

Puede que sea mi última oportunidad. La última oportunidad de descubrir a qué sabes. De jugar con tu boca. De que me veas como algo más. Hoy es mi última oportunidad para decirte lo que siento.

Quizá después de esta noche, ya no tenga un secreto.

<http://tengolsecreto.blogspot.com.es/2012/04/no-tengo-tiempo.html>

Son las diez y media de la noche. A Meri empiezan a cerrársele los ojos. Demasiadas emociones en muy poco tiempo. Mañana partirá. Se marchará lejos. Lejos de todos ellos. ¿Qué hace? Nada, como siempre.

Está cansada. Le queda un largo camino por recorrer y se ha quedado sin tiempo. ¿Evasión o victoria? Evasión y derrota.

Pero antes debe desplegar la última página. Firmar con su rúbrica.

—¡Chicos! —grita mientras se sube encima de una silla—. Como escribió uno de los ídolos de mi querido Raúl, «Oh, capitán, mi capitán». Ya va siendo hora de partir. Me voy. He pasado unos años increíbles a vuestro lado. No podría haber encontrado mejores amigos que vosotros. Y os doy las gracias a todos por ser como sois y por haberme dejado ser como soy yo. Vosotros me comprendisteis. Algo que nadie más consiguió.

Todos contemplan a la pequeña pelirroja con el corazón encogido. Hasta Raúl tiene que apretar las mandíbulas con fuerza para no llorar, algo que los demás ya están haciendo.

—Espero que, si venís a la bella Barcelona, me visitéis. Yo volveré a nuestro querido Madrid dentro de unos meses. Os echaré de menos, y espero que la distancia no mate lo que el cariño y la amistad
unieron. Os quiero mucho a todos.

Y, de un salto, se baja de la silla. Sus cinco amigos se acercan a ella uno a uno y le regalan besos, palabras amables, abrazos… Bruno y Ester se quedan para el final.

—Yo voy contigo. Te acompaño a casa. Quiero estar a tu lado hasta el último segundo —le dice Ester al tiempo que se seca las lágrimas.

María sonríe y le da las gracias con un beso en la mejilla.

Bruno suspira. Tal vez al final ese día no sea el mejor para confesar sus sentimientos. La protagonista es su pelirroja. Pero espera que pronto haya una revancha en la Play.

—Yo también voy con vosotras. No pienso dejaros ir solas de noche.

—Sabemos defendernos, pequeño.

—¿No quieres que te acompañe o qué?

—Claro que sí, tonto —dice Meri. Se abraza a él. Cierra los ojos y suspira.

Tres y tres. Tres que se quedan y tres que se van. Los que se quedan en Constanza repiten besos, halagos y piropos para María. Es el final de una etapa de seis. El último adiós. La despedida de uno de los personajes principales de la película.

Nunca la olvidarán.

—Qué pena me da todo esto —comenta Eli mientras se toca el pómulo. La anestesia ya ha desaparecido por completo.

—Y a mí. No puedo creerme que no vaya a verla hasta dentro de tantos meses.

—La vida es así —afirma Raúl apesadumbrado.

—Muy cruel.

Los tres se quedan en silencio, pensativos. Tristes. Hasta que Valeria se da cuenta que Meri no se ha llevado la camiseta que le han regalado. ¡Se la ha dejado encima de la barra!

—¡Mierda! ¡Se le ha olvidado! —exclama al cogerla.

—Dámela, voy a llevársela corriendo —le dice el joven.

Sin embargo, Eli reacciona con rapidez. Es el momento perfecto para que los dos se queden a solas y hablen. Le hace un gesto de negación con la cabeza a su amiga para que no se la dé. Valeria lo comprende en seguida.

Quizá a ella también le vaya bien que por fin se aclaren las cosas y Raúl le diga de una vez por todas que no tiene nada que hacer con él.

Después de saber que la quiere, no le importa que se queden solos.

—No te preocupes. Se la llevo yo.

—Déjame a mí, que soy más rápido que tú.

—Que no, que yo también corro muy de prisa —asegura la joven, que se aproxima a la puerta y abre con las llaves—. ¡No cierro esto! ¡Estad atentos para que no entre nadie!

Y, sin dar más explicaciones, sale de Constanza y corre en busca de sus amigos.

—¡Qué cabezota es! —exclama él—. Como le pase algo…

—No te preocupes, sabe cuidarse bien. Y no creo que estén muy lejos.

Los alcanzará pronto.

—Me preocupa que alguien pueda hacerle daño. Cuando se pone así, es como una niña pequeña.

Elísabet lo mira enarcando las cejas. ¿Por qué la critica ahora como si fuera una riña de enamorados?

—Oye, ¿qué pasa entre Valeria y tú?

—Nada. ¿Qué va a pasar?

—¿Te gusta?

—¿Cómo?

—¿Te gusta Valeria? Sé sincero conmigo. Porque estoy un poco harta de esperar respuestas y de que sólo me rechaces a mí.

—¡Qué dices! ¿De dónde has sacado eso?

—Es una pregunta muy simple. ¿Te gusta Valeria? ¿Tienes algo con ella? Tal vez no quieras nada conmigo porque ya hay otra.

Raúl no sabe qué contestarle. Lo tiene arrinconado.

—Eso es una tontería.

—Pues encajaría bien. Recuerdo que el domingo me dijiste algo que me tomé como un farol. Como si lo hubieras dicho para fastidiarme en medio de la pelea que tuvimos.

—¿Qué te dije?

—Algo así como que tal vez hubiera alguna chica por ahí que sintiera por ti aún más que yo, y hacia la que, al mismo tiempo, tú sintieras algo. Y yo, estúpida de mí, creí que lo habías dicho sólo para
joderme.

Ahora sí. No tiene escapatoria. Se acabó.

—Espera a que llegue Valeria y hablamos de esto.

—¡Dios, entonces es verdad! ¡Pensaba que era cosa mía!

—Eli, tranquila.

—Es increíble. Esto es increíble.

—Deja que te explique…

La chica empieza a respirar por la nariz muy de prisa, como si fuera a embestirle. Sin embargo, coge un vaso de cristal y lo lanza con fuerza contra la pared. El vidrio se rompe en mil pedazos.

—No me puedo creer que me hayáis hecho algo así. ¡Mis dos mejores amigos! ¡Las dos personas a quienes más quería en el mundo! ¡Alicia tenía razón!

—¿Alicia? ¿Quién es Alicia?

—Miserables.

—Eli, de verdad, espera a que ella venga y…

—Qué hijos de puta. Jamás os lo perdonaré.

Y, tras lanzar otro vaso de cristal contra el suelo, se marcha de Constanza dando un portazo que hace temblar todo el establecimiento.

Raúl, consternado, resopla. Tarde o temprano, aquello tenía que suceder. Se pregunta cómo serán las cosas entre ellos a partir de ahora. De momento, sólo puede hacer una cosa: busca la escoba y el recogedor y se pone a limpiar los cristales que han quedado esparcidos por todo el suelo de la cafetería.

—He conseguido alcanzarlos… No habían ido muy…

Y se calla de repente. La alegría de Valeria por haberle entregado la camiseta a Meri se difumina en un segundo. Ve a su chico barriendo el suelo. Mira a su alrededor y no encuentra a Elísabet.

—Bueno, pues ya lo sabe. Al menos no me ha tirado los vasos a mí.

На прощальной вечеринке, устроенной в честь Мери, было все: и смех, и забавные случаи из прошлого, и трогательные моменты, когда девчонки не могли сдержать слез… И теплая атмосфера. Словом, все, как в самые первые месяцы после создания “Клуба”, но для того, чтобы вернулся прежний дух “Непонятых”, одному из членов клуба пришлось объявить о своем отъезде в другой город.

Конечно, самый прекрасный и трогательный момент этой ночи был, когда Эстер вручила Марии

футболку с памятными надписями. Рыжик не смогла сдержать слез. Все ребята обнялись, они снова были единой командой. Потом каждый из них расписался под своим именем несмываемым маркером.

Однако несмотря на то, что всем было хорошо вместе, у каждого из них было в душе что-то, что

не давало полностью насладиться вечеринкой: Эстер не может выбросить из головы Родриго, хотя она и старается как можно быстрее перевернуть эту страницу своей жизни; Валерии необходимо целовать Рауля или… что-то большее; Раулю необходимо целовать Валерию – он понял, что влюблен в нее; Эли хочет получить ответ этой ночью; Мери пребывает в сомнениях – завтра утром она уезжает и, вроде бы, не должна ничего потерять, но она боится; а Бруно… он не перестает думать о том, что, возможно, сегодня – подходящий день, чтобы признаться в своих чувствах – не в письмах, не словами, написанными на бумаге, а громко сказать о них, глядя любимой в глаза.

Сегодня у меня нет времени писать. Меня ждут, а потом у меня не будет сил, чтобы посидеть с тобой. Быть может, сегодня это будет последний шанс. Последний шанс узнать вкус твоих губ, играя с ними, чтобы показаться тебе кем-то бóльшим, а не только подругой. Последняя возможность сказать тебе о своих чувствах.

Скорее всего, после этой ночи у меня уже не будет секрета.

<http://tengolsecreto.blogspot.com.es/2012/04/no-tengo-tiempo.html>

Половина одиннадцатого. У Мери начинают слипаться глаза. Слишком много эмоций за столь

короткий срок. Завтра она уедет. Уедет далеко. Далеко от всех них. Что она делает? Ничего, как всегда.

Она устала. Впереди у нее остается долгая дорога, а вот времени не осталось. “Бегство или

победа”47? Бегство и поражение. Но перед этим нужно открыть последнюю страницу и поставить свою подпись.

- Ребята! – кричит она, залезая на стул. – Как написал один из кумиров моего любимого Рауля: “О,

капитан, мой капитан”. Скоро наступит час отъезда. Я уезжаю. Я провела несколько потрясающих лет вместе с вами. Вы всегда были рядом, и я не могла бы найти друзей лучше вас. Я благодарна вам всем за то, что вы такие, какие есть, и за то, что дали мне быть такой, какая я есть. Вы единственные, кто понимал меня, вы, и никто другой.

У всех щемит сердце, когда они смотрят на маленькую рыжеволосую девушку. Даже Рауль крепко

сжал кулаки, чтобы не заплакать как все остальные.

- Надеюсь, если вы приедете в прекрасную Барселону, вы навестите меня. Через несколько месяцев я вернусь в наш любимый Мадрид. Я буду скучать по вам, и надеюсь, что расстояние не убьет объединяющую нас нежность и дружбу. Я всех вас люблю. Очень-очень люблю!

Мери спрыгивает со стула. Пятеро друзей подходят к ней и по очереди целуют ее, обнимают и говорят ласковые слова… Бруно и Эстер остаются последними.

- Я пойду с тобой, провожу тебя до дома. Я хочу быть с тобой до последней секунды, – говорит ей

Эстер, вытирая слезы. Мария улыбается и благодарно целует подругу в щеку. Бруно вздыхает. Вероятно, конец сегодняшнего дня окажется не лучшим для признания в любви. Главный герой дня – Рыжик, но парень надеется на скорый футбольный реванш.

- Я тоже пойду с вами, не собираюсь ночью оставлять вас одних.

- Мы можем постоять за себя, малыш.

- Ты не хочешь, чтобы я проводил тебя, или что-то еще?

- Конечно, хочу, глупый, – нежно говорит Мери и обнимает Бруно. Она закрывает глаза и вздыхает.

Трое на трое. Трое остаются, трое уходят. Те, кто остается в “Констанции” снова целуют Марию, говоря ей разные теплые и ласковые слова. Это – конец этапа шестерых, последнее “прощай”. Расставание и прощание с одним из главных героев фильма.

Они никогда не забудут ее.

- Как все это больно, – говорит Эли, касаясь скулы. Заморозка уже полностью отошла.

- Мне тоже. Поверить не могу, что не увижу ее столько месяцев.

- Такова жизнь! – огорченно констатирует Рауль.

- Жизнь – очень жестокая штука.

Все трое умолкли и задумались. Им грустно. Вдруг Валерия замечает, что Мери не надела подаренную ей футболку. Она оставила ее на стойке бара!

- Вот дерьмо! Она ее забыла! – взволнованно кричит Валерия, хватая футболку.

- Дай ее сюда, я сбегаю, отнесу, – говорит парень.

Эли мгновенно реагирует на слова парня. Самый подходящий момент остаться им вдвоем наедине и поговорить. Она качает головой, давая подруге знак не отдавать Раулю футболку. Валерия тут же понимает намек, ей эта идея тоже кажется хорошей. Пусть, наконец-то, все прояснится раз и навсегда, и Рауль скажет ей, что ничего у них не будет. После того, как Валерия узнала, что Рауль ее любит, ей не важно, что они останутся одни.

- Не волнуйся, я сама ее отнесу.

- Отдай, я бегаю быстрее тебя.

- Вот еще, я и сама неплохо бегаю, – уверенно заявляет Валерия, подходя к двери и открывая ее ключом. – Я не закрываю дверь, так что вы смотрите в оба, чтобы никто не вошел!

Не говоря больше ни слова, девушка выходит из “Констанции” и бежит на поиски своих друзей.

- До чего ж ведь упряма, ну как ослица! – в сердцах восклицает парень. – Если вобьет чего в голову…

- Не переживай за нее, она отлично может о себе позаботиться. Не думаю, что они ушли очень далеко. Вал быстро их догонит.

- Меня беспокоит, что кто-нибудь может причинить ей зло. Когда она становится такой, она как дите малое.

Элизабет смотрит на парня, изумленно подняв брови. Почему эти резкие и вроде бы злые слова парня напоминают ей ссору двух влюбленных?

- Послушай, что у тебя с Валерией?

- Ничего. А что должно быть?

- Она тебе нравится?

- Что?

- Тебе нравится Валерия? Будь со мной откровенным и скажи честно. Я по горло сыта ожиданием ответа. Ты только и делаешь, что отталкиваешь меня.

- Что ты несешь?! С чего ты это взяла?

- Это же очень простой вопрос. Тебе нравится Валерия? У тебя с ней что-то есть? Возможно, ты не хочешь иметь отношения со мной, потому что у тебя уже есть другая.

Рауль не знает, что на это ответить. Его загнали в угол.

- Глупости.

- Какое совпадение! Помнится, в воскресенье ты сказал мне кое-что. Тогда я посчитала это враньем. Я думала, ты сказал это для того, чтобы позлить меня, мы с тобой тогда ссорились.

- И что же я сказал?

- Сказал, что, возможно, у тебя была девушка, чувства которой были сильнее моих, и к которой ты сам что-то испытывал. А я-то, дура, подумала, что ты сказал мне это только для того, чтобы переспать со мной.

Вот теперь все. Выхода нет. Все закончилось.

- Подожди, придет Валерия, и мы поговорим об этом.

- О боже, так значит, это правда! А я-то думала, что это касалось меня!

- Эли, успокойся.

- Невероятно. Это уму непостижимо.

- Позволь объяснить тебе…

Девушка начинает быстро дышать, ее ноздри раздуваются от злости, словно кто-то нападает на нее. Схватив стеклянный стакан, он сильно швыряет его в стену. Стекло разлетается на тысячу осколков.

- Не могу поверить, что вы так обошлись со мной. Два моих лучших друга! Два человека, которых

я любила больше всех на свете! Алисия была права!

- Алисия? Кто такая Алисия?

- Негодяи! Подлецы!

- Эли, подожди. Сейчас она придет и…

- Сволочи. Я никогда вас не прощу.

Швырнув второй стакан об пол, Эли выбегает из “Констанции”, так сильно хлопнув дверью, что содрогнулось все кафе. Обескураженный Рауль тяжело дышит. Рано или поздно это должно было случиться. Он задает себе вопрос, как теперь все будет между ними? Но сейчас он может сделать только одно: парень отыскивает веник и совок и принимается подметать пол, собирая осколки стекла, разлетевшиеся по всему полу кафе.

- Мне удалось догнать их… Это было не очень… – Девушка умолкает на полуслове. Радость Валерии от того, что ей удалось отдать Мери футболку, тут же испаряется. Она видит парня, подметающего пол, оглядывается вокруг и не находит Элизабет.

- Хорошо, что теперь она все знает. По крайней мере, она не запустила стаканом в меня.

hacer pina (=estar unidos) – бытьединойкомандой

47 “ Бегство или победа” – “Бегство к победе” (1981), фильм американского режиссера Джона Хьюстона. Другие названия фильма “Победа”, “Бегство в победу”, “Побег к победе”

© Перевод — Вера Голубкова

LOS tres llegan al portal de Meri.

No han hablado demasiado durante el camino. Ya está todo dicho. Todo contado. Todo visto para

sentencia. ¿Todo?

Todo no.

Pero…

—Bueno, chicos, gracias por acompañarme hasta casa.

—¿A qué hora te vas?

—No lo sé. Creo que a las ocho de la mañana.

—Qué temprano. Vas a caer rendida en la cama cuando llegues a Barcelona —comenta Ester, que

tiene los ojos hinchados de tanto llorar.

—No suelo dormir muy bien. Me desvelo con mucha facilidad.

—¿Y entonces qué haces por las noches?

—Escribo.

Un blog. Un blog que nadie lee y nadie comenta; nadie sabe de su existencia excepto ella. Es un blog

secreto. Acerca del que ella guarda silencio desde hace tanto tiempo.

—Y escribe muy bien —apunta Bruno, al que Meri ha permitido alguna vez leer algo suyo.

—Vaya. Esa faceta tuya no la conocía. Tal vez alguna vez escribas una novela y consigas publicarla.

La noche se ha cerrado muchísimo. Ni siquiera lucen las estrellas, que deben de estar guardadas

dentro de algún cajón mágico, reservadas para un momento menos doloroso.

—Quién sabe. Ahora me tocará aprender catalán.

—Seguro que dentro de dos meses ya lo hablas mejor que Piqué.

—Piqué… Ya estamos… Piqué, ese central que es mucho peor que Ramos.

—No te lo crees ni tú.

Y le saca la lengua. La chica pelirroja con gafas de pasta azul los observa con cariño y ya con un

poco de melancolía. Los echará de menos. Ellos no saben cuánto.

—Bueno, chicos. Aunque no me veáis más… escribidme de vez en cuando.

—Cien o doscientos WhatsApp al día —le advierte Ester. —Con saber de vosotros a menudo, me

conformo.

Y se abraza a ella. Ester sonríe arrugando la nariz. Pero en seguida brotan las lágrimas. Meri le

estampa los labios en la mejilla durante unos segundos y le susurra al oído que la echará muchísimo de

menos. Se separan y las dos desvían la mirada hacia algún punto menos doloroso.

—Mi turno —señala el joven, algo más tranquilo que su amiga.

—Cuídamela, ¿eh, pequeño?

—Claro.

—Y cuídate tú también. Voy a echarte mucho de menos.

—Y yo a ti, pelirroja.

Los dos amigos se miran a los ojos. Las sensaciones son muy raras. Han pasado tantos momentos

juntos… Meri recuerda, entonces, cuándo dejó de querer platónicamente a Raúl y empezó a gustarle de

verdad ese pequeñajo simpático con el que todo el mundo se metía. Todo el mundo menos ella. Ella

jamás le faltó al respeto, jamás se enfadó con él. Jamás. Incluso terminó por enamorarse de él. Nunca se

lo dijo.

—Te quiero, Bruno Corradini —le dice desde lo más hondo de su alma.

—Y yo a ti, María.

Es la primera vez que la llama así. Apoyándose sobre los talones… María lo besa. Junto a los labios.

Y se aleja rápidamente de los dos, conteniéndose una vez más. No quiere llorar. A pesar de todo, no va a llorar más.

—¡Te queremos, pelirroja! —grita su amiga exaltada, loca de tristeza.

Meri se vuelve y los ve. No puede irse así. No, no puede. Mañana no habrá un mañana, pero sí un ayer en el que se arrepentirá de no haberlo hecho. Se da la vuelta y corre hacia ellos. Liberando el único

impulso que no ha dominado en su vida, le coloca las manos en los hombros y le da un beso como el que

hace mucho tiempo que tenía ganas de darle.

Bruno se queda atónito. Pero más asombrada se queda Ester cuando los labios de su mejor amiga se

unen a los suyos.

Su secreto ha quedado al descubierto.

—Lo siento —dice arrugando la nariz, imitándola como muchas veces lo ha hecho frente al espejo.

Y, volviéndose de nuevo, sin mirar atrás, corre hacia su piso, encantada de haber cumplido su sueño.

Sin embargo, aquella noche de noviembre le tenía reservada una última sorpresa de despedida.

¿Habrá sido cosa del calor del verano?

No lo cree. Su confusión no tiene que ver ni con el calor ni con el verano. Tiene que ver con sus sensaciones. Sus sentimientos.

Ya no siente lo que sentía por Bruno. Esos tres meses la han alejado de él. Pero ¿por qué quiere ahora otra cosa?

El primer día de instituto siempre es duro. Y más viendo cómo han cambiado sus amigos. ¡Lo que dan de sí unos meses de gimnasio y desarrollo adolescente!

Sin embargo, ella sigue tan plana como siempre.

—Perdona, ¿sabes dónde está secretaría?

Delante de ella aparece la criatura más bonita que haya visto jamás. Tiene unos ojos deslumbrantes y una boca preciosa. Además, ese flequillo recto le sienta fenomenal.

—Sí, claro. ¿Quieres que te acompañe?

—Vale.

Ese ángel vestido de blanco no ha hecho otra cosa que confirmar sus sospechas. Y es que ese verano, en las revistas de su hermana, ha mirado más los biquinis que los bañadores slip. Y no precisamente porque tuviera intención de comprar alguno. Ella en la playa es sólo un molusquillo insignificante al que el sol abrasaría.

—¿Eres nueva?

—Sí. Acabo de llegar a Madrid. Espero no perderme. Esto es muy grande.

—Cuando te acostumbras, es la ciudad más maravillosa del mundo.

—Seguro que sí.

Es muy simpática, además de guapa. Y le hace gracia cómo habla: sin acento, pero dulcificando cada palabra.

—No me has dicho cómo te llamas.

—Soy Ester.

—Yo María. Bueno, puedes llamarme Meri. O pelirroja.

La joven sonríe de una forma muy agradable. Es una nube del cielo más limpio.

Y la última prueba. Porque, si esa chica le gusta, es que definitivamente ha cambiado de acera.

Троица подходит к подъезду Мери. По дороге они мало разговаривали. Все уже сказано, обо всем

переговорено. Все рассмотрено для принятия решения. Все? Нет, не все, но…

- Ладно, ребят, спасибо, что проводили до дома.

- В котором часу ты уезжаешь?

- Не знаю. Думаю, часов в восемь утра.

- Так рано. Да ты в кровать от усталости свалишься, как только приедешь в Барселону, – говорит

Эстер. Глаза девушки опухли от пролитых за день слез.

- Обычно я не очень хорошо сплю, у меня бессонница.

- А что же ты делаешь по ночам?

- Пишу.

У нее есть блог. Блог, который никто не читает и никто не комментирует. Ни одна живая душа не

знает о его существовании, кроме нее самой. Это секретный блог, о котором она помалкивает с давних пор.

- И пишет очень здорово, – говорит Бруно, которому Мери дала как-то прочитать кое-что личное.

- Надо же, а я ничего не знала об этой грани твоей жизни. Возможно, когда-нибудь ты напишешь

роман, и его опубликуют.

Непроглядная ночь, все небо затянуто тучами. Не светят даже звезды. Их, должно быть, держат

внутри какой-нибудь волшебной шкатулки, сохраняя для более веселого момента.

- Кто знает. Теперь мне придется учить каталанский.

- Уверена, что через несколько месяцев ты будешь шпарить на нем лучше, чем Пике (защитник

“Барсы”).

- Пике… Приехали… Пике, это тот центральный, что и в подметки Рамосу (защитник “Реала”) не

годится.

- Ты и сам в это не веришь, – торжествующе говорит Эстер и победно высовывает язык. Рыжеволосая девчонка с очками в синей оправе смотрит на них с нежностью и легким налетом

грусти. Они даже не знают, как сильно она будет скучать по ним.

- Ладно, ребята, хоть мы и не увидимся больше… пишите мне иногда.

- Я согласна и на сто или двести сообщений в день, – замечает Эстер, – лишь бы узнавать о вас

почаще.

Девушка обнимает Мери и улыбается, смешно сморщив нос, но из глаз ее текут слезы. Мери

целует подружку в щеку и шепчет на ухо, что будет очень сильно скучать по ней. Разомкнув объятия, девушки отводят взгляд в сторону в надежде хоть немного смягчить боль от расставания.

- Теперь моя очередь, – замечает парень. Его слова звучат более спокойно, чем слова подруги.

- Позаботься о ней. Ладно, малыш?

- Конечно.

- И о себе тоже. Я буду скучать по тебе.

- А я по тебе, Рыжик.

Друзья смотрят друг другу в глаза, испытывая какие-то странные, совсем необычные чувства.

Сколько минут провели они вместе, и сколько разных моментов пережили… Мери помнит, когда она перестала любить Рауля платонической любовью, и ей стал по-настоящему нравиться этот симпатичный малыш, которого все задевали, с которым все ругались. Все, кроме нее. Она всегда уважала Бруно, и никогда на него не сердилась. Никогда. И, в конце концов, все закончилось тем, что она влюбилась в него, но никогда не говорила ему об этом. Она так и не сказала раньше. И вот теперь она говорит, вкладывая в свои слова всю душу:

- Я люблю тебя, Бруно Коррадини.

- И я тебя, Мария.

Впервые он называет ее так. Слегка присев… Мария целует его. Совсем рядом с губами. Она торопливо уходит от двоих друзей, едва сдерживая слезы. Она не хочет снова плакать. Несмотря ни на что, она не станет больше плакать.

- Мы любим тебя, Рыжик! – восторженно кричит подруга, сходя с ума от грусти.

Мери оборачивается и смотрит на них. Она не может уйти вот так. Нет, не может. Завтра у нее не

будет завтра, но будет вчера, о котором она будет сожалеть, если не сделает этого. Девушка поворачивается и бежит к ним. Повинуясь внезапному порыву, она кладет руки ей на плечи и целует  так, как хотела поцеловать уже очень-очень давно.

Бруно ошеломлен, но еще больше поражена Эстер, когда губы подруги сливаются с ее губами. Вот

и все – ее секрет раскрыт.

- Мне очень жаль, – говорит Мери, подражая подруге и морща нос, как делала это много раз перед зеркалом.

Она снова поворачивается и, не оглядываясь назад, бежит к своей квартире, пребывая в восхищении от того, что ее мечта сбылась. Теперь она довольна, но этой ноябрьской ночью у нее в запасе остался последний прощальный сюрприз.

Возможно, в этом виновата летняя жара?

Она так не думает. Это смятение не имеет ничего общего ни с жарой, ни с летом. Оно имеет

отношение к ее чувствам, да, только к ее чувствам.

Она сама не понимает, что испытывает к Бруно. Эти три месяца она провела вдали от него. Но, почему теперь ей хочется совсем другого?

Первый учебный день всегда тяжелый. И еще она увидела, как изменились ее друзья. Месяцы, проведенные в гимнастическом зале, и подростковое развитие дали о себе знать!

А она продолжает оставаться такой же плоской, как всегда.

- Прости, ты знаешь, где находится секретариат?

Перед ней возникает самое милое существо, какое она когда-либо видела. У девушки

ослепительно сияющие глаза и очаровательный ротик, а кроме того прямая челка, которая ей очень к лицу.

- Да, конечно. Если хочешь, я тебя провожу.

- Хорошо.

Этот ангел в белом платье не сделал ничего другого, только лишний раз подтвердил ее

подозрения. Дело в том, что этим летом, в журналах своей сестрицы она видела больше купальников-бикини, чем слип. Именно поэтому она не собиралась ничего покупать. Она на пляже всего лишь жалкий, незначительный моллюск, которого спалило бы солнце.

- Ты новенькая?

- Да, я приехала в Мадрид совсем недавно. Надеюсь, я в нем не заблужусь, он такой большой.

- Когда ты привыкнешь, то поймешь, что это самый чудесный город на свете.

- Я в этом уверена.

Она очень симпатичная, более того – красивая. И ей нравится, как она говорит – без акцента, но,

смягчая каждое слово.

- Ты не сказала, как тебя зовут.

- Эстер.

- А меня зовут Мария, но ты можешь называть меня Мери или Рыжик.

Девушка улыбается, у нее очень милая улыбка. Она вся как чистое небесное облачко. И последнее доказательство. Раз ей нравится эта девушка, значит, она окончательно сменила свою ориентацию.

cambiarsedeacera – в Испании означает сменить сексуальную ориентацию, в основном в сторону гомосексуализма

 © Перевод — Вера Голубкова

LOS dos llevan un rato mandándole mensajes a la BlackBerry, pero Eli no les ha respondido a ninguno.

También han intentado llamarla. Nada.

Valeria y Raúl se sienten mal porque su amiga se haya enterado de esa manera de lo que ha surgido entre ellos, pero esperan que algún día pueda perdonarlos. Son responsables de haberle mentido, pero no de haberse enamorado.

Se han pasado un buen rato fregando el suelo de Constanza. Ahora está más limpio que antes de que

su amiga rompiera los vasos.

—Menudo día —comenta la chica abrazada a Raúl.

La pareja está sentada encima de varias mesas que han puesto juntas para estar más cómodos. Con una toalla limpia que han encontrado en el almacén se resguardan del frío que empieza a castigar la noche.

—Agridulce, ¿no?

—Es una buena forma de definirlo. Pero me quedo con la parte dulce, que eres tú.

Y le da un cariñoso beso en los labios.

Lo bueno de todo esto es que no tendrán que volver a esconderse de nadie. Irán diciéndolo y su entorno irá enterándose poco a poco. A partir de esa noche, sus besos serán públicos y su relación tendrá luz.

—Si no fuera por lo de Eli y porque Meri se ha marchado, creo que éste sería el mejor día de mi vida.— ¿Sí? ¿Tanto te ha gustado el batido de chocolate?

—Casi tanto como tú.

—Sigo prefiriendo el de fresa.

—A mí, si me lo das de tu boca, me da igual el sabor.

Valeria sonríe. Sabía de ese lado romántico de Raúl. Un tío que el día de mañana quiere ser director de cine tiene que tener una vertiente así a la fuerza. Pero no sospechaba que lo empleara con tanto acierto. Con tanta dulzura.

Con esa frase se ha ganado un buen beso. Luego, vuelve a acomodarse sobre él, encajando perfectamente su cuerpo al suyo.

—Si yo me tuviera que ir a vivir a Barcelona o a otra ciudad, ¿vendrías conmigo?

—No lo sé.

—Veo que sigues siendo sincero.

—No quiero hacer suposiciones. Prefiero vivir lo que tengo ahora y ya veré lo que hago el día que deba tomar una decisión importante.

—Vivir el día a día, ¿no?

—Sí. Es que nunca se sabe lo que va a ocurrir mañana.

—No existe el mañana, sólo el ahora.

—Eso pienso yo.

—Yo también creo que hay que disfrutar del día a día.

—Mira a mi padre… Él se fue de buenas a primeras. Planeó muchas cosas, y no pudo hacer ninguna.

Los ojos de Raúl resisten la emoción de sus palabras.

—Él estaría muy orgulloso de ti —le asegura Valeria mientras le acaricia la nuca—. Eres un gran chico, Raúl.

—Eso mismo me ha dicho hoy mi madre.

—Opino como ella.

—¿Sabes? Hoy hace veintidós años que se conocieron.

—Qué casualidad. Y hoy es la primera vez que me has dicho «te quiero».

—¿Y te ha gustado que te lo haya dicho?

—Creo que ha sido el mejor momento de mi vida.

—¿Te lo digo otra vez?

—Estoy deseando escucharlo.

—Te quiero.

—Repítelo.

—Te quiero.

—Me gusta cómo suena de tu boca. —Sonríe—. Yo también te quiero.

El abrazo que se dan está lleno de sentimientos. A los dos les hacía falta experimentar algo así. Puede que él tuviera prisa por buscar a alguien con quien estar formalmente antes de los dieciocho. Y puede que ella esté ahora desahogándose de un año de silencio acumulado. Pero la verdad es que, cuando se abrazan, se miran o se besan, comprueban que están hechos el uno para el otro. Y que, tal vez, con otras personas no sería lo mismo.

—Espera —le pide el joven justo antes de bajar de un salto de las mesas y echar a caminar sobre el suelo todavía mojado.

—¿Adonde vas?

—A apagar la luz.

—¿Para qué?

—Para que no tengas miedo de que te vea ponerte colorada.

Valeria refunfuña. Ya está con la típica bromita sobre el color de su piel… Sin embargo, no le da tiempo a protestar. Oye música. Comienza una canción. Es ¡Buenos días, princesa!, de Pol 3.14.

A la joven de las mechitas rubias no le queda más remedio que sonreír. Las luces se apagan. Sólo los alumbra el brillo de la pantalla del ordenador de Constanza.

Raúl vuelve hasta ella.

—Eres especialista en crear ambientes.

—Voy a dirigir películas. Será una de mis misiones.

—Se te dará estupendamente, señor Benigni.

—Gracias. Es un piropo que me compares con él.

—Tú eres más guapo y más joven.

—Y tengo más pelo.

La chica suelta una carcajada y le pasa la mano por el cabello, de modo que lo despeina un poco.

Raúl se rebela y la detiene sujetándola por los hombros. Intenta que se tumbe y se coloque en posición horizontal. Valeria se resiste, pero termina cediendo. Despacio, va cayendo sobre las mesas hasta quedar completamente tumbada. Su pecho sube y baja a causa de la excitación. Él se da cuenta y, tras besarla en los labios, la mira a los ojos mientras le pregunta si quiere que explore bajo su camiseta. La respuesta no llega. Ella misma se deshace de la prenda y se incorpora ligeramente sobre las caderas para quitarle la suya a Raúl.

Es lo que había deseado cada vez que habían vivido un momento como ése. Y ahora tiene la oportunidad de llegar más lejos.

De nuevo, esa sensación ya conocida. Ese calor capaz de arrastrarla hacia la locura más pasional.

Ese deseo que la hace desprenderse del sujetador y rozar su cuerpo contra el de él.

—Nunca habría podido imaginarme que fuera a hacerlo por primera vez en tu cafetería —susurra Raúl.— ¿Por primera vez?

—Sí. ¿No te lo había dicho?

—Lo recordaría —responde sonriendo. Y, luego, besándolo cariñosamente—. Entonces estamos empatados en eso.

 

 

EPÍLOGO

SUBE hasta su piso. El silencio sepulcral que reina en el edificio contrasta con el ruido que genera su corazón.

¡Le ha dado un beso a Ester!

Increíble. Ha sido lo más increíble que ha hecho en toda su vida. Por una vez, Meri se ha arriesgado.

De todas formas, el riesgo ha sido menor. Mañana se va y, aunque deberá dar explicaciones, no tendrá que hacerlo mirándola a los ojos. La BlackBerry le será muy útil en ese caso.

¿Qué habrá pensado Bruno?

Espera que nada malo. Que le gusten las chicas y no los chicos no quiere decir que sea ni mejor ni peor. A partir de ahora se harán la competencia. Aunque él, teniéndolo difícil con Ester, lo tiene mucho mejor que la propia Meri.

Qué avalancha de sensaciones. Si por ella fuera, cogía el AVE hasta Barcelona ahora mismo.

Abre la puerta de su casa con las llaves y se encuentra con que su padre está allí, sentado en el sofá del salón, al lado de su madre. Tienen las caras largas.

¿No la habrán visto darle el beso a su amiga?

Una cosa es que sus dos mejores amigos descubran su secreto, y otra que sus padres se enteren de esa
forma de que es lesbiana.

Los dos la miran con expresiones realmente serias. ¿Y si han discutido de nuevo?

—Ve a ver a tu hermana. Quiere decirte algo —comenta Paz al tiempo que se frota la mejilla nerviosa.

—¿Ha pasado algo? ¿Qué le ocurre a Gadea?

—Es mejor que te lo cuente ella.

Rápidamente, María se dirige hacia el cuarto de su hermana mayor. El buen rollo que llevaba ha
desaparecido por completo. Ese subidón que seguro que se desvanecería en cuanto fuera consciente de lo
que había hecho.

Llama a la puerta de la habitación de la chica y ésta responde con un débil «pasa».

Cuando María se asoma y entra en el dormitorio de Gadea el panorama es desolador. Toda la ropa de su hermana está tirada por el suelo. Hay varios objetos rotos sobre su cama, sobre su escritorio. Le llama la atención la cantidad de CDs doblados que ve por todas partes. La foto de su cuarto podría aparecer como significado de caos en el diccionario.

—¿Qué ha pasado aquí? ¿Nos han robado?

—¿Robado? ¡Lo que ese cabrón ha hecho ha sido ponerme los cuernos!

—¿Álex te ha puesto los cuernos? ¿Qué dices?

El aspecto de Gadea es terrible. Tiene la cara totalmente desencajada y los ojos hinchadísimos, como si se acabara de dar un golpe con… ¡un tanque!

—El muy capullo se ha tirado a una compañera mía de clase.

—No me lo puedo creer.

—Créetelo. Y además es fea. Muy fea.

—Eso es lo de menos —señala María, que se siente un poco representada—. Pero ¿habéis roto?

—¡Pues claro que hemos roto! ¡Joder! ¡Se ha follado a una tía fea de mi clase!

Entonces aquello no tiene solución. Meri se sienta junto a su hermana y le acaricia el pelo.

—Si ese tío te ha hecho eso, es que no merecía la pena. Ya encontrarás a otro mejor.

—En Barcelona.

—¿Cómo?

—Me voy con papá a Barcelona. Necesito huir de aquí, alejarme de ese mierda que me ha fastidiado la vida.

—¿Qué? ¿Cómo vas a irte con papá a Barcelona? ¡No podemos dejar aquí a mamá sola!

—Claro que no. Tú te quedas en Madrid.

 

Nunca había estado desnuda al lado de un chico. Pero le encanta sentir el contacto de la piel de Raúl.

—La próxima vez me saldrá mejor. Te lo prometo.

—¡Pero si ha estado genial!

—Tengo que mejorar.

—Los dos tenemos que mejorar —asegura, melosa, mientras se abraza a él—. Por cierto, ¿de dónde has sacado el preservativo?

—Me lo dio un día el profesor de Matemáticas.

—¿En serio? —pregunta mirándolo asombrada.

—Bueno… Mejor te quedas con la duda.

—¡Venga ya! ¡Dímelo!

Pero el chico se niega a responderle. Se pone de pie y, desnudo, camina por Constanza. Valeria observa a la luz que desprende la pantalla del ordenador su perfecto trasero musculado.

—¿Quieres un zumo o algo de beber?

—No, pero tengo hambre.

—Dicen que el sexo da hambre. Por lo que estoy viendo, es verdad.

La chica, tapada con la toalla, se acerca a él. Una cosa es tener una relación sexual y otra estar allí como Dios la trajo al mundo. Ha superado su timidez casi por completo, pero le quedan unas cuantas prácticas y lecciones.

Valeria coge su BlackBerry rosa y mira si su amiga le ha escrito.

—Eli sigue sin responderme.

—No creo que ya se le haya pasado el enfado.

—¿Crees que nos hablará mañana?

—Tal vez el año que viene.

—Jo. Me siento mal por ella.

—Bueno, creo que de alguna manera ella ya sabía algo. O que por lo menos lo había comentado con alguien.

—¿Comentado con alguien? ¿Con quién?

—No la conozco, pero, cuando se enteró de lo nuestro, gritó que Alicia tenía razón.

A Valeria se le cae al suelo el pastel al que estaba a punto de hincarle el diente.

—Repite eso.

—Que cuando me sonsacó que estábamos juntos, dijo que Alicia tenía razón.

—¡Dios! ¿Seguro que dijo Alicia?

—Sí, ¿quién es?

—¡No me lo puedo creer! —exclama la joven muy nerviosa—. Tenemos que llamar rápidamente a su madre.

—¿Qué pasa? ¡Cuéntame! Me estás poniendo nervioso a mí.

—Ahora te lo explico.

La joven busca el número del teléfono fijo de la casa de Eli. Tras varios bips, responde la voz de una mujer.

—¿Sí?

—Hola. ¿Susana?

—Sí, soy yo.

—Hola, ¿qué tal?, soy Valeria. Perdone que la moleste, pero ¿está por ahí Elísabet?

—¿No está contigo?

—No. Conmigo no está.

—Qué extraño. Me ha llamado hace un rato y me ha dicho que iba a quedarse a dormir en tu casa.

Valeria se echa las manos a la cabeza y observa a Raúl con las lágrimas saltadas. Se siente débil y llena de rabia. Quizá ella sea la culpable de todo.

—Susana, no se ponga nerviosa por lo que voy a decirle… Pero Alicia ha vuelto.

 

—Pasa, Valeria.

La chica obedece. Se sienta donde suele hacerlo habitualmente y mira con detenimiento a Daniel, que
toma asiento enfrente de ella. Se repite la rutina de cada miércoles.

—¿Cómo te encuentras?

—Bien.

—¿Seguro?

—Sí.

—¿Has hecho nuevos amigos en el instituto?

—No.

El hombre se queda en silencio. Espera a que ella diga algo, aunque en el fondo sabe que no lo hará.

Tres minutos más tarde le hace una pregunta.

—¿Por qué crees que intentó pegarte Elísabet?

—Porque ella se lo dijo.

—¿Ella? ¿Quién es ella?

—Alicia.

Daniel mira hacia arriba y se mesa el cabello. Se levanta y se coloca junto a la pequeña.

—Tú sabes que tu amiga nunca te haría daño, ¿verdad?

—No lo sé.

—Lo que pasó fue un malentendido.

—Tal vez. Pero le hizo caso a Alicia. Ella quería que me pegara por haberle roto una muñeca de porcelana que le había regalado su madre.

—Eso es un accidente, Valeria.

—Ya.

El hombre regresa a su asiento. Revisa una vez más sus apuntes de la Facultad de Psicología. No recuerda ningún caso como ése. Deberá seguir investigando.

—Valeria, voy a contarte algo.

—¿Algo sobre qué?

—Sobre tu amiga. Pero no podrás decírselo a nadie, porque es un secreto profesional. Sólo lo sabemos los padres de Eli y yo. Y ahora, si te lo cuento a ti, también lo sabrás tú. Pero prométeme que
nunca se lo dirás a nadie.

—Vale. Lo prometo.

Si ha iniciado la terapia con las dos a la vez, ya no le queda más remedio que hacerle saber lo que ocurre a esa pequeña de doce años. En su día cometió un error por innovar cuando no debía. Jamás volverá a mezclar dos casos. Por muy claro que lo vea. Pero ahora debe proteger a esa niña.

—Hay una enfermedad que se llama esquizofrenia —empieza a decir—. Pero no se da en los menores.

—¿Y en qué consiste esa enfermedad?

—En que ves cosas que no son. Que no existen en la realidad. Sólo están en la persona que padece la enfermedad. En su cerebro. Pero son tan reales que hasta puedes hablar con personas imaginarias.

—¿Y yo tengo esa enfermedad?

—No, tú no.

—¿La tiene Eli?

El hombre chasquea la lengua. Sólo es una niña, y no va a detallarle todo el expediente médico de su amiga. Además, es extrañísimo que una cría de doce años tenga esquizofrenia. Su teoría es que se trata simplemente de una amiga imaginaria que ha aparecido para luchar contra su soledad. Sin embargo, le preocupa lo que ha sucedido.

—No lo sabemos. Creemos que no.

—¿Entonces?

—Que, como no estamos seguros de lo que pasa, es mejor advertirte de que tengas cuidado y de que si ves algo raro se lo digas a sus padres o a mí.

—¿Y si Alicia vuelve a decirle que me pegue?

—Valeria, Alicia es producto de la imaginación de Eli. Alicia no existe.

 


AGRADECIMIENTOS

UNA vez más, tengo la oportunidad de dedicar un libro. Son tantas las personas de las que me acuerdo en estos momentos que necesitaría decenas de páginas para nombrarlas a todas. Así que trataré de hacerlo lo mejor posible.

Antes de referirme a nadie en particular, me gustaría darles las GRACIAS, en mayúsculas y general, a todas las personas que confiaron y siguen confiando en mí, que me han apoyado antes y después de la publicación de los libros. A los que creísteis que yo valía para esto. Hoy, si soy y estoy, es por vosotros.

Es inevitable que mis padres aparezcan siempre en el inicio de los agradecimientos de mis novelas.

Ellos han peleado tanto por mí y conmigo que, aunque escribiera cien historias, Mercedes y Paco encabezarían siempre la lista de mis recuerdos. Gracias a los dos. Os dije que pronto comenzaría lo
bueno… Creo que ese período ya ha empezado. Disfrutad todo lo que podáis. Es lo único que os pido.

Y mil gracias a mi querida hermana María, una gran psicóloga dentro y fuera de su trabajo. Sabes que te quiero, ¿verdad? Aunque no te lo haya dicho nunca. Te mereces lo mejor y, cuanto más feliz seas tú, más feliz seré yo.

Ni una sola de las letras de mis libros tendría sentido sin ti. Aunque nos enfademos, aunque a veces me digas lo que tengo que hacer, aunque haya algún minuto del día en el que no nos entendamos. Te
quiero. Y no sólo te debo a ti el título. Tú eres mi princesa. Si tú no hubieras aparecido aquel 3 de noviembre de 2008, mi vida sería distinta. Gracias por ser mi inspiración, mi ángel y mi demonio, mi
consejera, mi webmaster, mi oído, mi amiga, mi locura, mi mano derecha y gran parte de la izquierda.

Gracias por todo, Ester. Gracias por quererme y por permitir que mi amor sea correspondido.

Quiero darle las gracias y mucho ánimo a toda mi familia en estos instantes de confusión. Y esta vez me gustaría mencionar a mis primos, a los que veo muy poquito. Es porque nos hacemos mayores…

Bueno, vosotros, yo sigo igual. Gracias Caro, Tony, Laura, Fran, Manu, Merchi, Alfonso, Vicky, Alex y Alberto. Me acuerdo mucho de vosotros, aunque a veces no se note mucho.

Cuando la Editorial Planeta me propuso este proyecto, no podía creérmelo. Era cumplir un nuevo sueño. He intentado darlo todo de mí, me he dejado la piel en este libro para tratar de responder a las
expectativas creadas. Espero haberlo logrado. Gracias, Miriam. No puedes imaginarte los ánimos que me han dado cada uno de tus correos electrónicos. Es un placer compartir contigo esta nueva aventura.

Millones de gracias a todo el Grupo Planeta por pensar y confiar en mí. Intentaré no defraudar a nadie con mi trabajo, esfuerzo y, sobre todo, ilusión.

A lo largo de estos años, mi vida ha cambiado. Completamente. Y, sin duda, gran parte de la culpa la tienen los seguidores de mis novelas. A los que me apoyáis desde el primer Fotolog, a los que me seguís en Twitter (@FranciscodPaula), a mis amigos de Facebook, a los que me agregáis en Tuenti, a los que no dejáis de enviarme correos, a los que abarrotáis las librerías en las firmas…

Gracias a todos. Es muy bonito sentirse querido, admirado y respetado. Nunca tendré palabras suficientes para mostrar todo el
cariño que os tengo. Seguimos en contacto en las redes sociales.
Y gracias a María Vega, Esther Carazo, Raquel Molina, Carmen Padilla, Alba Ros, Marta Lucas, Sandra Cebrián, Paloma Herrero, Araceli Botella, Andrea García, Victoria Combarros, Sara Roca, Vane
García, Estefanía López, María Gallegos, Patricia Escudero, Jessica Aguiló, Inés Fuentes, Celeste Cored y Alicia Jiménez. ¡Os lo habéis ganado!

Gracias, Clásicas, por seguir ahí y continuar ligadas a la aventura de Blue Jeans. Y gracias a todos los que me mandáis vuestras historias, relatos, blogs, cuentos, etcétera por confiar en mí. Y os pido disculpas por no hacer más por falta de tiempo.

Gracias a mis amigos del Colegio Salesianos de Carmona: don Antonio, María, Ana, Mari Carmen, Moisés, Alberto, Jesús, Dani, Manuel Jesús, Castaño, Álvaro, José, Carmona, Ricardo, Emilio y todos los demás de aquel curso mágico. Me encantó volver a veros.
Y, por supuesto, a mis queridos mediohermanos de la Residencia Leonardo da Vinci. Es un lujo tener amigos como vosotros.

Hay dos personas a las que he tenido muy presentes durante estos meses. Nuria Mayoral, trabajar contigo no es que haya sido un placer, sino que ha supuesto un verdadero curso de cómo hacer bien las cosas. Sabes que me tienes para lo que necesites. Y, si volvemos a encontrarnos en el camino, y desde aquí ruego que eso sea posible alguna vez, me encantará seguir aprendiendo de ti.

Gracias.

Alicia Carbajo, tú eres la que en cierta manera ha marcado mi destino. Con todo mi corazón, te deseo que las cosas te vayan lo mejor posible. Si algún día volvemos a coincidir, sabré que todo lo que tenga que ver con la promoción de mis libros estará en las mejores manos.

Javier Manso, gracias por todo, de verdad. Te debía una y, aunque quizá ésta no sea la mejor página para decírtelo, eres uno de los mejores profesionales del sector que me he encontrado durante estos años.

En ocasiones la literatura juvenil española no está lo suficientemente valorada. Hay gente que todavía no se ha dado cuenta de la cantidad de lectores que arrastra. Y, sin embargo, se está haciendo un gran trabajo desde blogs, foros, revistas en línea…

Gracias a todos los que colaboráis para que nuestros libros sean más conocidos. En especial a Elena y a Anika, de Tiramisú entre libros, y a Rocío y Eva, de Juvenil Romántica, por tratarme siempre de esa manera tan especial.

Formar parte de un mundo en el que existen Laura Gallego, Jordi Sierra i Fabra, Javier Ruescas, Sandra Andrés, Anabel Botella, Santiago García Clairac, Antonio Martín Morales, Fer Alcalá, David
Lozano Garbala, José Antonio Cotrina, Care Santos, Sonia Fernández Vidal, Esther Sanz, Maite Carranza, Victoria Alvarez y muchos otros es un verdadero privilegio. Espero que entre todos sigamos abriendo camino para que la literatura juvenil continúe teniendo la fuerza que tiene hoy en día.

Cumplimos sueños y hacemos soñar a otros con que algún día también ellos pueden cumplir los suyos.

Gracias a Lorenzo (un beso a Paloma) y a todo Palestra Atenea. ¡Otro año más que seguimos juntos!

Gracias Miguel Fernández Trinidad, Javi Escarpa, Miguel, Hugo, Sami, Ana, Sergio… Y, por supuesto, gracias a mis chavales del Guindalera: Sofía, Felipe, Pablito, Nacho, Álvaro, Neyén, Jorge, Johan, Carlos, Miguel, Pablo F. y Pablo M. Sois unos cracks.
Gracias a Adán por su rima y genialidad; a Alba Rico por su voz, su talento y su amistad; a Paula Dalli por su sonrisa y su generosidad; a Chenoa por su amabilidad, a mi amigo Jaime Roldan por sus
consejos y su apoyo incondicional; a La Ley de Darwin, por su música…

Gracias a las pequeñas librerías y a los libreros de toda la vida por intentar conservar uno de los bienes más preciados de la humanidad: el libro.

Y, por último, ánimo a todos los que tienen un sueño y creen que jamás se cumplirá. Yo también pensaba así. Pero con esfuerzo, humildad, dedicación y mucha paciencia, los sueños pueden cumplirse.

Los pies siempre en el suelo, pero la moral siempre en el cielo. La vida es cuestión de rachas, así que hay que aprovechar las que vienen con viento a favor y no desesperarse cuando lleguen con viento en contra.

Gracias a todos por leer esta novela. Espero que os haya gustado.

Какое-то время оба посылали сообщения на смартфон Эли, но она не отвечала.

Они пытались дозвониться до нее, но тоже безрезультатно. Ровным счетом ни-че-го!

Валерия и Рауль чувствуют себя скверно, потому что их подруга узнала о возникших между ними отношениях таким вот образом, но они надеются, что когда-нибудь она сможет их простить. Они в ответе за то, что лгали ей, а не за то, что полюбили друг друга.

Довольно долго они намывали пол кафе, и теперь он гораздо чище, чем был прежде, еще до того, как их подруга разбила стаканы.

- Ужасный день, – говорит девушка, обнимая Рауля.

Парочка садится на соседние столики, так им будет удобнее. Постепенно ночной холод прокрадывается в кафе, и ребята укрываются от него чистым полотенцем, которое они нашли в кладовке.

- Кисло-сладкий, да?

- Достойное завершение дня. Правда, я осталась с его сладкой половинкой, с тобой. – Девушка нежно целует Рауля в губы.

Во всем этом хорошо то, что теперь они не должны снова прятаться от кого-то. Постепенно все окружающие узнают об их отношениях, они сами им расскажут. Их отношения станут открытыми, и целоваться они будут прилюдно, а не по углам.

- Если бы не Эли и не отъезд Мари, – замечает Рауль, – думаю, этот день был бы лучшим в моей жизни.

- Правда? Тебе так понравился молочно-шоколадный коктейль?

- Почти так же, как ты.

- А я по-прежнему предпочитаю клубничный.

- А мне все равно какой вкус, если ты угощаешь меня коктейлем со своих губ.

Валерия улыбается. Она догадывалась об этой романтичной стороне Рауля. Парень, который в будущем хочет стать кинорежиссером, поневоле должен быть склонным к романтике. Только она не подозревала, что он может выразить все так точно и так нежно.

За эти слова девушка снова награждает его сладким, пьянящим поцелуем, а затем снова удобно устраивается на его коленях, прижимаясь к нему всем телом.

- Если бы мне пришлось ехать жить в Барселону или в какой другой город, ты поехал бы со мной?

- Не знаю.

- Я вижу, ты по-прежнему честен.

- Я не хочу строить предположения. Я предпочитаю жить настоящим, тем, что есть у меня сейчас, а когда придет время принимать важное решение, тогда я и посмотрю, что делать.

- Ты хочешь просто жить день за днем, да?

- Да, потому что никогда не знаешь, что случится завтра.

- То есть завтра не существует, только сегодня.

- Я думаю, так.

- Я тоже считаю, что нужно наслаждаться каждым днем, постепенно день за днем.

- Посмотри на моего отца… Он ушел сразу, ни с того ни с сего. Он планировал много вещей, и не смог сделать ни одного.

Глаза Рауля красноречивей слов.

- Знаешь, он гордился бы тобой, очень сильно гордился, – убежденно говорит Валерия, нежно

проводя рукой по его затылку. – Ты отличный парень, Рауль.

- То же самое сказала мне сегодня мама.

- Я думаю как она.

- Знаешь, сегодня двадцать два года, как они познакомились.

- Какое совпадение – сегодня ты впервые сказал мне: “я люблю тебя”.

- А тебе понравилось то, что я сказал?

- Думаю, это была самая лучшая минута моей жизни.

- Сказать тебе еще раз?

- Я так хочу услышать это.

- Я люблю тебя.

- Повтори.

- Я люблю тебя.

- Мне нравится, как это произносят твои губы, нравится звучание. – Девушка улыбается. – Я тоже люблю тебя.

Когда они обнимаются, обоих переполняют чувства. Им не хватало подобного опыта. Быть может,

он поторопился, ища кого-то, с кем собирался начать отношения до своего восемнадцатилетия. Быть может, она дает теперь выход копившемуся целый год молчанию. Ясно одно: когда они обнимаются, смотрят друг на друга или целуются, то этим подтверждают, что созданы друг для друга, и что с другими, возможно, все было бы не так.

- Подожди, – просит парень, спрыгивает со стола и идет куда-то по все еще влажному полу.

- Куда ты?

- Выключить свет.

- Зачем?

- Чтобы ты не боялась, что я увижу, как ты краснеешь.

Валерия тихо бурчит что-то себе под нос о его вечных шуточках насчет цвета ее кожи… Однако, у нее нет времени на возражения. Слышится музыка. Начинается песня “С добрым утром, принцесса” группы “Пол 3.14”, и девушке с мелированными светлыми прядками не остается ничего другого, кроме как улыбнуться. Свет погашен, и в темноте лишь отсвет включенного компьютерного монитора.

Рауль возвращается к ней.

- Ты специалист по созданию обстановки.

- Я стану режиссером, и это будет одной из моих обязанностей.

- Тебе удивительно это удается, сеньор Бенини.

- Спасибо. Это большой комплимент, что ты сравнила меня с ним.

- Но ты красивее его и моложе.

- И у меня много волос.

Девушка задорно смеется и слегка ерошит волосы парня. Рауль протестует и удерживает ее, схватив за плечи. Он старается уложить ее на стол. Валерия сопротивляется, но вскоре сдается. Она сама медленно ложится. Ее грудь возбужденно поднимается и опускается. Заметив это, Рауль целует девушку в губы и смотрит ей в глаза, взглядом спрашивая, не хочет ли она, чтобы его руки скользнули под футболку. Но ответ не приходит. Валерия сама избавляется от одежды. Она слегка приподнимается, чтобы снять футболку с Рауля.

Это то, чего она желала всякий раз, переживая подобные моменты, и теперь у нее есть возможность достичь чего-то большего.

И снова это уже знакомое ощущение. Этот жар, способный увлечь ее к безумию страсти. Это желание, которое заставляет ее избавиться от бюстгальтера и коснуться своим телом его.

- Я и представить себе не мог, что буду заниматься этим в первый раз в кафе, – шепчет Рауль.

- Так уж и в первый?

- Да. Разве я тебе не говорил?

- Я бы запомнила, – улыбаясь, отвечает девушка, а потом нежно-нежно целует Рауля. – Тогда в этом мы с тобой на равных.

 

Эпилог

Она поднимается к своей квартире. Могильная тишина, царящая в здании, контрастирует с гулким стуком ее собственного сердца.

Она поцеловала Эстер!

Немыслимо, даже не верится. Это был самый невероятный поступок за всю ее жизнь. Впервые.

Мери решилась и рискнула. В любом случае риск был минимальным. Завтра она уедет и, хотя должна будет объяснять свой поступок, ей не придется делать это, глядя Эстер в глаза. В этом случае очень полезным окажется смартфон.

Что подумает Бруно?

Она надеется, что ничего плохого. Не скажет же он, что она стала лучше или хуже оттого, что ей нравятся девчонки, а не ребята. Начиная с этого момента, они с ним – соперники. Впрочем, несмотря на то, что на любовном фронте с Эстер у Бруно сложности, все же надо признать, что его положение гораздо лучше ее собственного.

Какая лавина чувств. Будь ее воля она прямо сейчас села бы на “птичку”48 до Барселоны.

Мария ключом открывает дверь в квартиру и сталкивается с отцом. Эрнесто сидит на диване в гостиной, рядом с ее матерью. У обоих хмурые лица. Неужели они видели, как она целовала подругу? Одно дело, что лучшие друзья открыли ее секрет, и другое дело, если родители таким путем узнали, что она – лесбиянка. Оба очень серьезно смотрят на нее, их лица выражают неприкрытую озабоченность. А может, они снова спорили?

- Иди, загляни к сестре. Она хочет тебе что-то сказать, – говорит Пас, нервно потирая щеку.

- Что-то произошло? Что случилось с Гадеа?

- Лучше она сама тебе расскажет.

Мария быстро направляется к комнате старшей сестры. Хорошее настроение полностью вмиг улетучилось, словно его и не бывало. Эйфория прошла бы, как только она осознала, что совершила. Стук в дверь комнаты Гадеа, и едва слышный ответ: “войдите”.

Когда Мария входит в спальню сестры перед ее глазами предстает безотрадная картина. Одежда сестры разбросана по полу, какие-то сломанные и порванные вещи валяются на кровати и на письменном столе. Привлекает внимание множество дисков, раскиданных повсюду в беспорядке. Фотография комнаты Гадеа могла бы появиться в словаре как иллюстрация к слову хаос.

- Что здесь произошло? Нас ограбили?

- Ограбили? Произошло то, что этот козел наставлял мне рога!

- Алекс наставлял тебе рога? О чем ты говоришь?

Вид Гадеа ужасен. Ее лицо полностью осунулось, глаза опухли, как будто она ударилась… о танк!

- Этот ублюдок трахался с моей одногруппницей.

- Я не могу в это поверить.

- Да уж поверь! Мало того, она – страхолюдина, просто уродка. Безобразна как смертный грех!

- Это не самое худшее, – указывает Мария, чувствуя себя гадким утенком. – Так вы расстались?

- Конечно, мы разорвали все отношения! Черт возьми! Он трахался с этой страшенной телкой из моей группы!

Тогда все это не имеет решения. Мери садится рядом с сестрой и ласково гладит ее по волосам.

- Если этот кретин так поступил с тобой, значит, он не заслуживает твоих страданий. Ты найдешь себе другого, получше.

- В Барселоне.

- Что?

- Я еду с отцом в Барселону. Мне нужно убежать отсюда, подальше от этого дерьма, которое подбросила мне жизнь.

- Что? Как это ты едешь с отцом в Барселону? Мы не можем оставить здесь маму одну!

- Конечно, нет. Ты остаешься в Мадриде.

 

Она никогда не находилась обнаженной рядом с парнем, но ей нравится ощущать свое прикосновение к коже Рауля, чувствовать его тело.

- В следующий раз у меня получится лучше, обещаю.

- Но, все было великолепно!

- Я должен совершенствоваться.

- Мы оба должны совершенствоваться, – заверяет парня Валерия, нежно обнимая его. – А, кстати, откуда у тебя презерватив?

- Когда-то мне дал его учитель математики.

- Серьезно? – спрашивает она, с удивлением глядя на него.

- Знаешь… лучше я оставлю тебя в сомнениях.

- А ну-ка, говори!

Но, парень не отвечает. Он встает на пол, и ходит по кафе голышом. Валерия смотрит на его идеальное, мускулистое тело, освещенное сзади льющимся с экрана монитора слабым светом.

- Хочешь выпить соку или еще чего-нибудь?

- Нет, но я проголодалась.

- Говорят, что секс пробуждает аппетит, и это правда, как я погляжу.

Девушка прикрывается полотенцем и подходит к Раулю. Одно дело – заниматься любовью, и совсем другое – стоять тут в чем мать родила. Она почти полностью преодолела свою застенчивость, осталось всего несколько лекций и немножко практики.

Валерия берет свой розовый мобильник и смотрит, не написала ли ей подруга.

- Эли так и не ответила.

- Думаю, ее злость еще не прошла.

- Как ты думаешь, она будет разговаривать с нами завтра?

- Возможно, в следующем году.

- Ох, мне так плохо из-за нее.

- Знаешь, мне кажется, она о чем-то догадывалась или, по крайней мере, с кем-то обсуждала это.

- Но, с кем обсуждала? С кем?

- Не знаю, но, когда она узнала о нас, то крикнула, что Алисия была права.

Валерия уронила на пол пирожок, чуть-чуть не донеся его до рта.

- Повтори.

- Когда она узнала от меня, что мы с тобой вместе, она сказала, что Алисия была права.

- О, боже! Она сказала Алисия? Это точно Алисия?

- Да. А кто это?

- Поверить не могу! – взволнованно вскрикивает девушка. Мы должны срочно позвонить ее матери.

- Да что происходит? Расскажи мне! Ты заставляешь меня волноваться.

- Сейчас объясню.

Девушка ищет номер домашнего телефона Эли. Несколько гудков – и женский голос отвечает:

- Да?

- Здравствуйте. Это Сусана?

- Да, это я.

- Еще раз здравствуйте. Как вы? Это Валерия. Простите, что беспокою, но Элизабет у Вас?

- А разве она не с тобой?

- Нет, не со мной.

- Как странно. Она недавно позвонила мне и сказала, что останется ночевать у тебя.

Валерия сжимает голову руками и беспомощно смотрит на Рауля со слезами на глазах. Она чувствует себя слабой, ее переполняет гнев. Пожалуй, это она во всем виновата.

- Сусана, вы не волнуйтесь, пожалуйста, из-за того, что я скажу, но… Алисия вернулась.

 

- Проходи, Валерия.

Девушка послушно садится на свое обычное место и внимательно смотрит на Даниэля, который тоже садится напротив нее. Повторяется обыденность еженедельных встреч по средам.

- Как ты себя чувствуешь?

- Хорошо.

- Точно?

- Да.

- У тебя появились новые друзья в школе?

- Нет.

Мужчина молчит. Он надеется, что девушка сама расскажет ему что-то, хотя в глубине души знает, что этого не будет. Через три минуты он задает ей вопрос.

- Почему ты думаешь, что Элизабет собиралась избить тебя?

- Потому что это она ей сказала.

- Она? Кто она?

- Алисия.

Даниэль в отчаянии смотрит вверх, впору волосы на себе рвать. Он поднимается и встает рядом с малышкой.

- Ты понимаешь, что твоя подружка никогда не смогла бы причинить тебе боль, правда?

- Не знаю.

- То, что произошло, было недоразумением.

- Возможно, но она послушалась Алисию. Та хотела, чтобы Эли избила меня из-за того, что я разбила фарфоровую игрушку, которую подарила ей ее мама.

- Валерия, это произошло случайно.

- Ну да, как же.

Мужчина снова садится. Он еще раз просматривает свои записи по психологии. Он не помнит ни одного подобного случая. Он должен продолжить свое исследование.

- Валерия, я должен кое-что тебе рассказать.

- Кое-что о ком?

- О твоей подруге, но это – профессиональная тайна, и поэтому ты никому не сможешь рассказать ее. Это знают только ее родители и я. А теперь, если я расскажу тебе, ты тоже будешь знать. Только пообещай мне, что ты никогда ничего никому не расскажешь.

- Хорошо. Я обещаю.

Коль скоро он взялся за курс терапии с обеими сразу, то у него не остается иного выхода, кроме как рассказать о том, что происходит, этой двенадцатилетней малышке, чтобы она все знала. В свое время он допустил ошибку. Не стоило вводить новшества, теперь это очевидно, даже слишком. Больше он никогда не станет смешивать два случая воедино. Но, слишком поздно рассуждать об этом, теперь он должен защитить эту девчушку.

- Есть такая болезнь, которая называется шизофрения, – начал рассказ Даниэль, – но она не проявляется у детей.

- И в чем состоит эта болезнь?

- В том, что ты видишь то, чего нет, что не существует в реальности. Эти вещи существуют только в мозгу человека, который страдает этим заболеванием. Но, они настолько реалистичны, что ты можешь разговаривать с воображаемыми людьми.

- И у меня эта болезнь?

- Нет, не у тебя.

- У Эли?

Мужчина досадливо щелкает языком. Она всего лишь ребенок, и он не станет в подробностях излагать ей всю историю болезни ее подружки. И, кроме того, было бы очень странно, если бы эта двенадцатилетняя малышка страдала шизофренией. Его теория такова, что Эли просто общается со своей воображаемой подружкой, которая появляется, чтобы бороться с ее одиночеством. И, тем не менее, его настораживает случившееся.

- Этого мы не знаем. Надеемся, что нет.

- И что же тогда?

- А вот что. Поскольку мы не знаем точно, что происходит, лучше предупредить тебя, чтобы ты была осторожной и, если заметишь что-то странное, сказала бы об этом ее родителям или мне.

- А если Алисия снова скажет ей, чтобы она меня побила?

- Валерия, Алисия – это плод воображения Эли. Алисия не существует.

 

48 “птичка” до Барселоны – имеется в виду высокоскоростной поезд до Барселоны. Здесь обыгрывается аббревиатура AVE (Alta Velocidad Española) и в переводе AVE– птица. К тому же птица является логотипом кампании железнодорожного транспорта.

buen rollo – хорошее, радостное настроение, позитив

 

Благодарности

Вот и еще одна возможность подарить всем Вам книгу. Существует множество людей, о которых я вспоминаю в эту минуту. Понадобились бы десятки страниц, чтобы назвать их всех. Так что я постараюсь сделать это, как можно лучше.

Прежде чем обратиться к кому-либо лично, я хотел бы выразить всеобщую БЛАГОДАРНОСТЬ всем людям, которые верили и продолжают верить в меня, которые поддерживали меня и до, и после публикации книг. Всем тем, кто верил, что я на это гожусь. И сейчас, если я есть и существую, то это благодаря Вам.

Неизбежно, что мои родители всегда появляются в самом начале странички благодарностей во всех моих книгах. Они столько раз ссорились друг с другом из-за меня и со мной, что, напиши я хоть сотню повестей, Мерседес и Пако всегда возглавляли бы список моих воспоминаний. Спасибо им обоим. Я сказал Вам, что скоро наступят хорошие времена… Думаю, что этот период уже начался. Наслаждайтесь всем, чем можете. Это – единственное, о чем я Вас прошу.

Тысяча благодарностей моей сестре Марии, великому психологу и на работе, и вне ее. Ты знаешь, что я тебя люблю, правда? Хотя я никогда не говорил тебе об этом. Ты заслуживаешь самого лучшего, и чем счастливее ты будешь, тем счастливей буду я.

Ни одно слово из моих книг не имело бы смысла без тебя. И пускай, порой, мы злимся друг на друга, и ты указываешь мне, что я должен делать, и пусть в какие-то минуты мы не понимаем друг друга, я люблю тебя. Ты – моя принцесса, и это не просто титул, не просто слова. Если бы ты не появилась в тот день 3 ноября 2008 года, моя жизнь была бы пустой. Спасибо за то, что ты – мое дыхание, мой ангел и мой демон, моя советчица, мой вебмастер, моя слушательница, моя подруга, мое безумие, моя правая рука и бóльшая часть левой. Спасибо тебе за все, Эстер. Спасибо за то, что ответила на мою любовь и за то, что ты меня любишь.

Хочу поблагодарить и поддержать всю мою семью в эти суматошные мгновения. В этот раз мне хотелось бы вспомнить своих двоюродных братьев и сестер, которых я вижу очень редко. Это все потому, что мы повзрослели… Вернее, повзрослели Вы, а я остался прежним. Спасибо, Каро, Тони, Лаура, Фран, Ману, Мерче, Альфонсо, Вики, Алекс и Альберто. Я часто вспоминаю Вас, хотя, порой, это не заметно.

Когда издательство “Планета” предложило мне этот проект, я не мог в это поверить. Это было осуществлением новой мечты. В эту книгу я постарался вложить всего себя, я оставил в ней свою душу, чтобы постараться оправдать ваши ожидания. Надеюсь, мне это удалось. Спасибо, Мириам. Ты не можешь себе представить, как воодушевляло меня каждое твое электронное сообщение. Истинное наслаждение разделить с тобой эту новую книгу.

Миллион благодарностей группе “Планета” за идею и веру в меня. Я постараюсь никого не разочаровать своей работой, надеюсь, мои усилия не разрушат Ваши предвкушения.

За эти несколько лет моя жизнь полностью изменилась. Разумеется, бóльшая часть вины за это лежит на приверженцах моих повестей. На Вас, кто поддерживал меня с самого первого фотоблога, кто следовал за мной в Twitter(@FranciscodPaula) со времен “Песен для Паулы”, на Вас, мои друзья из Facebook, на Вас, кто присоединился ко мне в Tuenti, кто не переставал присылать мне письма, и заполнял книжные магазины, чтобы получить автограф… Спасибо Вам всем. Это так прекрасно чувствовать Вашу любовь, восхищение и уважение. У меня никогда не найдется слов, способных выразить всю мою любовь и нежность к Вам. Продолжим наше общение в интернете.

Я выражаю свою благодарность Марии Вега, Эстер Карасо, Ракель Молина, Кармен Падилья, Альбе Рос, Марте Лукас, Сандре Себриáн, Паломе Эрреро, Арасели Ботелья, Андреа Гарсиа, Виктории Комбаррос, Саре Рока, Ване Гарсиа, Эстефании Лопес, Марии Гальегос, Патрисии Эскудеро, Хессике Агильó, Инес Фуентес, Селесте Коред и Алисии Хименес. Вы этого заслуживаете!

Спасибо, спасибо Вам за Ваше соучастие в повестях Блю Джинса. Спасибо всем за то, что присылаете мне свои истории, рассказы, блоги и так далее, спасибо за Ваше доверие. Я прошу у Вас прощения за то, что из-за нехватки времени, не мог сделать для Вас большего.

Спасибо моим друзьям по Колледжу Салесьянос де Кармона: дону Антонио, Марии, Ане, Мари Кармен, Мойсéс, Альберто, Хесусу, Дани, Мануэлю Хесусу, Кастаньо, Áльвару, Хосе, Кармоне, Рикардо, Эмилио и всем остальным с того волшебного курса. Я был рад снова встретиться с Вами.

И, конечно же, моим почти что братьям из Резиденции Леонардо-да-Винчи. Это роскошь – иметь таких друзей как Вы.

Есть два человека, с которыми я много встречался за эти месяцы. Нурия Майораль, работать с тобой было не просто удовольствием. Я прошел настоящую школу того, как нужно правильно работать. Ты знаешь, что если я буду нужен тебя, я в твоем распоряжении. Если нам доведется снова встретиться на пути, а я молюсь о том, чтобы это когда-нибудь случилось, я с удовольствием поучусь у тебя. Спасибо. Алисия Карбахо, ты уверенно вошла в мою судьбу. Я от всей души желаю, чтобы все прошло как можно лучше. Если когда-нибудь мы снова встретимся, я буду знать, что все, что имеет отношение к рекламе моих книг, находится в самых надежных руках.

Хавьер Мансо, спасибо за все, правда. Я – твой должник. Пожалуй, это будет не лучшая страница, чтобы сказать тебе, но ты один из лучших профессионалов в той области, где я находился на протяжении этих нескольких лет. Литература для юношества в Испании не оценена по достоинству. Есть люди, которые все еще не понимают, какое количество читателей она охватывает. И, тем не менее, этот человек проделал огромную работу на форумах, в блогах, в социальных сетях… Спасибо всем тем, кто сотрудничал с нами для того, чтобы наши книги приобрели бóльшую известность. Особая благодарность Элене и Анике из Tiramisú entrelibros и Росио и Эве из JuvenilRomántica за их всегда необычное общение со мной.

Составлять часть мира, в котором живут Лаура Гальего, Хорди Сьерра и Фабра, Хавьер Руэскас,

Сандра Андрес, Анабель Ботелья, Сантьяго Гарсия Клайрак, Антонио Мартин Моралес, Фер Алкалá, Давид Лосано Гарбала, Хосе Антонио Кортина, Каре Сантос, Соня Фернандес Видаль, Эстер Санс, Майте Карранса, Виктория Альварес и многие другие – настоящая привилегия. Надеюсь, мы и дальше продолжим вместе наш путь, открывая дорогу литературе для юношества, чтобы она и дальше имела ту же силу, что и сейчас. Мы осуществляем мечты и заставляем мечтать других, чтобы когда-нибудь они смогли осуществить их.

Спасибо Лоренсо (целую Палому) и всему спортклубу Палестра Атенеа. В следующем году мы снова будем вместе!

Спасибо Мигелю Фернандесу Тринидад, Хави Эскарпа, Мигелю, Уго, Сами, Ане, Серхио… И, конечно, спасибо моим корешам из квартала Гиндалера: Софи, Фелипе, Паблито, Начо, Áльваро, Нейéну, Хорхе, Йохану, Карлосу, Мигелю, Пабло Ф и Пабло М. Вы – классные ребята!

Спасибо Адану за его рифмы и мастерство; Альбе Рико за ее голос, талант и дружбу; Пауле Дальи за ее улыбку, благородство и великодушие; Ченоа за ее внимание и доброжелательность; моему другу Хайме Ролдану за его советы и безоговорчную поддержку; группе Ла Лей де Дарвин за их музыку…

Спасибо книжным магазинам и продавцам за попытку сохранить одну из самых прекрасных драгоценностей человечества – книгу.

И в довершение, я подбадриваю всех тех, кто мечтает, но думает, что мечта его никогда не осуществится. Я тоже так думал. Но, мечты могут осуществиться, если приложить усилия, самоотверженность и много терпения. Ногами мы всегда стоим на земле, но наш дух всегда в небесах. Жизнь – полосатая штука, так что нужно использовать то, что прилетает к нам с попутным ветром, и не отчаиваться, когда дует встречный ветер.

Спасибо всем, кто прочел эту повесть. Надеюсь, что она Вам понравилась.

Франсиско де Паула Фернандес, издательство “Планета”, Испания 2012 год.

© Перевод — Вера Голубкова