Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67

Blue Jeans - No sonrías que me enamoro - Prólogo

buenos dias princesaПролог
 
 
 
 
 

De pie frente a su ordenador, no le quita ojo a la pantalla. Intenta seguir el ritmo de la música y fijarse en todo lo que hacen las hermanas Cimorelli. No se le da del todo mal esa coreografía. Siempre le ha gustado bailar. Y cantar. Lo adora. Cierra los ojos, se deja llevar y grita el estribillo de Million Bucks que ya se sabe de memoria.

—You and me is more than enough... ’Cause you make me feel like a million bucks!

Y pone los brazos en jarra para continuar con un hábil desplazamiento de izquierda a derecha que concluye delante de un gran espejo. Marina se detiene y se mira en él. Juguetea un poco con su larga melena rubia. Pone morritos y sacude la cabeza a uno y otro lado.

—Espejito, espejito... ¿quién es la tía más fea del mundo?

La chica se da la vuelta y observa, bajo el umbral de la puerta de su habitación, a un chico algo más joven que ella y peinado con una cresta. Daniel se burla haciendo una mueca y un gesto obsceno con el dedo corazón. Sonríe con ironía, rozando lo desagradable.

—No sé quién te ha dado permiso para entrar en mi cuarto.

—Nadie. No necesito permiso.

—¡Sí lo necesitas!

—Vivo aquí, hago lo que me da la gana.

—No en mi dormitorio.

—La casa no es tuya.

—Pero es mi habitación.

—Eso es mentira.

Marina, muy enfadada, se dirige hacia el joven descarado. Intenta cerrar la puerta, pero él lo evita con el pie.

—¡Idiota! ¡Que te vayas de mi habitación!

—¡No es tu casa!

—Es tan mía como tuya.

—Sabes que eso no es verdad.

—¡Claro que lo es!

—Venga, estúpida. ¡Búscate otra casa y otros padres! ¡Adoptada!

Aquel comentario enfurece todavía más a la chica. Marina resopla, se impulsa y empuja la puerta con todas sus fuerzas. El chico aparta el pie, pero no la mano, que queda atrapada en medio. El alarido de dolor es ensordecedor. Asustada, la muchacha abre rápidamente.

—¿Qué pasa con vosotros?

Una mujer alta y morena acude, sacudiéndose las manos en un delantal de florecillas, alarmada por el alboroto y los gritos. Carmen percibe en seguida la hinchazón en la mano izquierda de Daniel, que, muy dolorido, la sostiene como puede. Le tiemblan los dedos.

—Lo... siento. Estaba... molestándome.

—¡Me duele!

—Pero ¿vosotros queréis acabar conmigo? —pregunta la mujer al tiempo que agarra con cuidado la mano del chico—. ¿Qué ha pasado? ¿Cómo te has hecho esto?

—¡Me ha dado con la puerta!

—¿Qué?

—Ha... sido sin querer —señala Marina, que se ha puesto blanca.

—¡Mentira! ¡Lo has hecho a propósito!

—De verdad... ya no puedo con vosotros.

—¡Yo no he hecho nada! ¡Ha sido la adoptada!

—¡No llames así a tu hermana!

—¿Por qué? ¡Si lo es!

Carmen mueve la cabeza negativamente. La tensión entre sus hijos va creciendo conforme se hacen mayores. Aunque nunca habría podido imaginar que la situación llegaría hasta ese punto. No se soportan. O, para ser exactos, Daniel no soporta a Marina. Y desde hace un tiempo, Marina tampoco aguanta ni a Daniel ni sus constantes faltas de respeto.

—Tenemos que ir al médico a que te miren esto.

—No pienso ir al médico.

—¡Claro que vas a ir! ¡Se te está poniendo muy feo!

—¡Dios! ¡Todo por culpa de la gilipollas esta!

—¡Daniel! ¡Basta ya! ¡No insultes a tu hermana!

—¡No tendrías que haber nacido!

—¡Daniel!

A Marina aquello le duele en lo más profundo del corazón. Sin embargo, no es capaz de reaccionar. Se sienta en la cama con los ojos rojos, llorosos, pero no dice nada. Cruza los brazos y mira hacia abajo. No puede más.

Los insultos de su hermano continúan, y también los gritos de su madre para que se calle. ¿Qué culpa tiene ella de que sus verdaderos padres no la quisieran? Nadie la quiere. Se siente una total incomprendida.

Ha hecho todo lo posible por sobrevivir. Por estar bien. Todo lo posible. Todo. Pero...

—¡Estúpida adoptada! ¡Mira cómo tengo la mano por tu culpa!

—¡O dejas de hablarle así a tu hermana o...!

Sin poder soportarlo más, Marina se levanta de la cama y se dirige corriendo hacia el balcón de su habitación. Está cerrado. Pero en esos instantes no le importa. Se lanza contra él y hace añicos el fino cristal que la separa del abismo. La escena parece sacada de una película, sin embargo está ocurriendo de verdad. Su cuerpo vuela hasta aterrizar en la acera de la calle en la que vive, bajo la mirada aterrada de la mujer que un día aceptó que aquella pequeña rubia de ojos verdes fuera su hija.

Стоя перед компьютером, она не отрывает глаз от монитора. Она старается следовать ритму музыки, обращая самое пристальное внимание на все, что делают сестры Симорелли1. У нее не так уж плохо получается. Ей всегда нравилось танцевать. И петь. Она просто обожает это. Девушка закрывает глаза, позволяя себе унестись вслед за музыкой, и громко поет припев песни “Миллион баксов”, которую знает наизусть.

- Ты и я – этого более чем достаточно… потому что ты заставляешь меня чувствовать себя на миллион баксов!

Положив руки на бедра и широко разведя локти в стороны, девушка движется вперед, плавно покачивая бедрами. Ее поход заканчивается перед большим зеркалом. Марина останавливается и оглядывает себя в нем. Поигрывая длинными светлыми волосами, она корчит рожицы и качает головой.

- Свет мой, зеркальце, скажи… кто на свете всех страшнее? Какая девчонка, а?

Девушка поворачивается и видит стоящего у порога ее комнаты парня. Он помладше ее, на голове его красуется ирокез. Даниэль насмешливо кривится и делает непристойный жест, подняв вверх средний палец, а затем противно ухмыляется.

- Кто разрешил тебе входить ко мне в комнату?

- Никто. Мне не нужно разрешение.

- Очень даже нужно!

- Я здесь живу, и делаю, что захочу.

- Но не в моей спальне.

- Это не твой дом.

- Но эта комната – моя.

- Вранье.

Сильно рассерженная Марина направляется к юному наглецу. Она пытается закрыть дверь, но хамоватый паршивец сует ногу в щель, не давая ей осуществить свое намерение.

- Убирайся из моей комнаты, придурок!

- Это не твой дом!

- Он такой же мой, как и твой.

- Ты знаешь, что это вранье, он не твой.

- А вот и мой.

- Эй ты, тупица, поищи себе другой дом и других родителей! Приемыш задрипанный!

Это заявление еще пуще выводит девушку из себя. Тяжело дыша, Марина разбегается и изо всей силы толкает дверь. Парень убирает ногу, но руку убрать не успевает, и закрывшаяся дверь прищемляет ее. Раздается оглушительный вопль боли. Испуганная девушка быстро открывает дверь.

- Что тут у вас творится?

Встревоженная галдежом и воплями, у двери появляется высокая смуглая женщина, на ходу вытирая руки о цветастый передник. Кармен сразу замечает опухшую левую руку Даниэля, которую он поддерживает, как может. Рука сильно болит, и пальцы на ней дрожат.

- Я… так сожалею. Он мешал мне.

- Мне бо-о-ольно!

- Вы хотите свести меня в могилу? – спрашивает женщина, заботливо беря руку парня. – Что случилось? Как ты это сделал?

- Это она стукнула меня дверью!

- Что?

- Я не хотела, – замечает побелевшая, как полотно, Марина. – Это вышло нечаянно.

- Врешь! Ты сделала это нарочно!

- Нет… я и правда уже не могу с вами.

- Я ничего не делал! Это все она, приемыш приблудный!

- Не называй так свою сестру!

- Почему это? Если это так и есть!

Кармен негодующе качает головой. Чем старше становятся дети, тем больше растет напряжение между ними. Она никогда даже помыслить не могла, что дойдет до такого. Они терпеть не могут друг друга, точнее, это Даниэль не выносит Марину. Правда, с некоторых пор Марина тоже не выносит ни Даниэля, ни его постоянного пренебрежения и грубости.

- Мы должны сходить к врачу. Пусть они посмотрят твою руку.

- И не подумаю идти к врачу.

- Пойдешь – и точка, иначе рука так и останется такой ужасной!

- Черт! Все из-за этой придурочной!

- Хватит, Даниэль! Прекрати обзывать свою сестру, не обижай ее!

- Тебе вообще не нужно было рождаться!

- Даниэль!

Последние слова причиняют Марине глубокую душевную боль. Она не может ответить. Ничего не говоря, девушка садится на кровать. Скрестив на груди руки, Марина молча смотрит в пол покрасневшими, заплаканными глазами. Она больше не может.

Оскорбления братца продолжаются так же, как продолжаются крики матери, чтобы он замолчал. В чем ее вина? Разве она виновата в том, что ее настоящие родители ее не любили? Ее никто не любит. Она чувствует себя всеми отвергнутой. Изгоем, которого никто не понимает. Она сделала все возможное, чтобы выдержать здесь, чтобы быть хорошей. Все, что могла. Все, но…

- Приемыш! Дура! Посмотри, что у меня с рукой из-за тебя!

- Или ты перестанешь говорить так о своей сестре, или!..

Марина не может больше терпеть оскорбления. Она вскакивает с кровати и подбегает к балкону

своей комнаты. Балкон закрыт, но для нее сейчас это неважно. Она с разбегу бросается на хрупкое остекление, отделяющее ее от пропасти, и оно разбивается вдребезги. Это напоминает сцену из фильма, и, тем не менее, все происходит в реальной жизни. Ее тело летит и падает на тротуар улицы, на которой она живет, под полным ужаса взглядом женщины, когда-то согласившейся на то, чтобы эта светловолосая малышка с зелеными глазами стала ее дочерью.

1 Сестры Симорелли – американская молодежная вокальная группа, состоящая из 6 сестер Симорелли( Кристина, Кэтрин, Лиза, Эми, Лорен, Дани). основной стиль пения акапелла с минимумом музыкального сопровождения

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de No sonrías que me enamoro 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67