Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #64

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 64. Суббота

 

Cojea ligeramente después del golpe y el corte que se hizo anoche en la rodilla derecha. Fue mala
suerte caer encima de los cristales, pero no es grave. Chapa y pintura. Le duele más que Wendy no le
haya hablado en el desayuno, ni en el camino hacia la estación Joaquín Sorolla. Le ha pedido disculpas
varias veces y ha intentado aclarar las cosas. Sin éxito. La muchacha del pelo naranja no quiere saber
nada de él.
Raúl espera sentado en un banco a que su tren salga hacia Madrid. La chica también, pero en otro
diferente. Comprende que se sienta mal. No debe de ser fácil asumir que, para una vez que te dan un
premio, sea porque el otro se ha retirado. Aunque de todas formas lo habría ganado por iniciativa
propia del jurado.
Lo que peor lleva Wendy es que Raúl le haya mentido de esa manera. En esos días, ha llegado a
admirarle. En todos los sentidos. Pero después de aquello, lo que predomina en sus sentimientos es la
decepción y el enfado.
La megafonía y los paneles electrónicos anuncian que el AVE con destino a la estación de Atocha
de Madrid está situado en la línea uno. Los dos chicos, cada uno por su lado, arrastran sus maletas
hasta el control de seguridad y cuando lo pasan, se dirigen al vagón número ocho. Es el mismo que en
la ida. También los asientos, pero en esta ocasión, cambiados: Raúl lleva el 7A y Wendy, el 7B.
La chica llega primero y, tras colocar su equipaje, se sienta en su lugar. Lleva los cascos puestos:
escucha a su querida Taylor Swift. Un par de minutos después, aparece él. Sube su maleta a la bandeja
de arriba y le hace un gesto para que le deje pasar. Ella prefiere cambiar de asiento, como hizo en el
viaje de ida. Se acomoda al lado de la ventanilla y mira a través del cristal. Raúl ocupa el sitio que ha
dejado libre Wendy y examina su móvil.
No se hablan.
Cariño. Ya estoy en el tren. En dos horas nos vemos. Tengo muchas ganas de abrazarte y de darte un beso. Te quiamo.
Valeria recibe un WhatsApp de su novio. Lo lee y suspira. Pronto lo tendrá delante de nuevo. No
hay nadie mejor que él, pero tienen que hablar. Los sentimientos son los que son y contra eso no ha
podido luchar esos días. César le ha hecho comprender muchas cosas.
Esa noche no ha dormido bien. Se siente culpable. Ha dado mil y una vueltas en la cama,
recordando los últimos acontecimientos. Pensando que las cosas ya no serán como antes. Aquel joven
con el pelo largo, ojos penetrantes y sonrisa carismática ha conseguido que se replantee todo. Él le ha
hecho dudar hasta un punto inimaginable.
Ayer, en la plaza Mayor...
—Me lo has puesto muy difícil.
—No creo. Me parece que sabes lo que quieres.
—¿Se me nota en los ojos?
—Sí, hace varios minutos que lo tienes dibujado en la cara.
—Me alegro de ser tan transparente.
Ella es transparente. No puede engañar a nadie. Sus ojos siempre dicen la verdad. Y si no, ya
están sus mejillas para encenderse si miente. En estos días le ha ocultado muchas cosas a Raúl y no se
siente bien por ello. Cuando llegue a Madrid, se sentarán y hablarán tranquilos. No puede borrar lo que
su corazón le dice. Y si se ha dejado llevar en algunos momentos, ha sido porque lo necesitaba.
Como hace un rato. Necesitaba ver a César. Ahora lo tiene a su lado, sentados uno junto a otro en
uno de los lugares más bonitos de Madrid.
—Val, ¿me dejas darte un beso?
La noche está cayendo. Ya se han encendido las luces de la plaza. Éstas iluminan las ciento
catorce columnas, en las que siguen escritas aquellas palabras. La declaración de amor más bonita de
la historia. Esa que nadie, ni siquiera César, podrá superar.
—En la mejilla, sí.
—Sí, claro, sólo quiero darte un beso de despedida en la mejilla.
La chica sonríe y deja que su amigo la bese en la cara. Luego ella hace lo mismo. Él se pone de
pie y la ayuda a levantarse.
—Me entiendes, ¿verdad?
—Quieres a Raúl. Y no he conseguido enamorarte. Creo que ni en cincuenta y siete, ni en sesenta,
ni en mil días, lo habría conseguido. No hay mucho más que entender.
—Dicho así, parece sencillo.
—Es sencillo —comenta, agarrando de nuevo su guitarra y colgándosela a la espalda—. Aunque
el destino nos ha unido muchas veces, tú lo has desafiado. Eso indica que las personas eligen su propio
camino.
—Pero no eligen de quién se enamoran.
—No me habrías elegido a mí de todas formas.
—Nunca se sabe. Me gusta estar contigo y te doy las gracias por todo lo que has hecho para
hacerme reír. ¡Y por cabrearme todo el tiempo! Pero... estoy enamorada de otro. Eso no ha cambiado.
Aunque ahora te quiera un poquito más que hace dos meses.
—¿Sólo un poquito más?
—Dejémoslo en un poquito más.
El joven sonríe amargamente. Sabe que aquello es el final. El final de un juego que ha sido
divertido, emocionante, pero que no ha logrado ganar. Desconoce si lo ha tenido tan cerca como
pareció o todo fue un espejismo. En cualquier caso, Val se alegra de que ayer no se besaran. Habría
sido un error. No era el momento, ni era a él a quien debía darle aquel beso. Mañana lo recibirá quien
en realidad lo merece. Porque a su novio es al único que ella ama de verdad. Lo ha visto y lo ha
comprobado hoy y todos los días en los que César ha intentado conquistarla.
—Te escribiré un WhatsApp de vez en cuando o te enviaré una carta, que es más romántico. Creo
que me iré una temporada a alguna lejana ciudad del mundo.
—¿Te marcharás de Madrid?
—Sí. Haré los exámenes en la universidad y me marcharé unos meses fuera.
—¿Nos veremos?
—Por supuesto. Cuando regrese. Siempre que me encuentres tocando en alguna línea del metro.
Valeria ya está preparada para ir a recoger a Raúl a la estación. Sale de su casa y se dirige a la
estación de metro de Tirso de Molina.
Lo que ha vivido en esos dos meses con César la ha ayudado a replantearse muchas cosas y
comprender que realmente ama a su novio. Ayer, cuando vio las columnas de la plaza Mayor y
recordó las sensaciones de aquel día de marzo, se moría de amor.
Tienen que hablar seriamente de lo que ha pasado, no quiere ocultarle nada, ni que se entere por
un tercero. Pero cuando terminen de hablar y le pida disculpas por todo, le dará un beso tan grande que
luego le tendrá que hacer el boca a boca para reanimarlo. Lo imagina y siente una felicidad
indescriptible.
Mientras camina, reflexiona sobre cómo le va a contar lo de César. Con sinceridad. No hay otra
forma. Siente la imperiosa necesidad de verlo ya, de besarlo. Es esa ansiedad de tener que hacer algo y
no poder. Necesita decirle ahora mismo que le quiere, que su corazón es suyo. Y que ningún otro, haga
lo que haga, se invente lo que se invente, ni con rosas, ni con canciones, ni con regalos de nocumpleaños,
podrá arrebatárselo ni competir con él.
—¿No vas a hablarme en todo el camino?
Pero Wendy no escucha nada. La música está muy alta y no oye lo que Raúl le acaba de
preguntar. De todas formas, aunque lo hubiese oído, no piensa responderle. Él se lo ha buscado por
hacer lo que hizo y ocultárselo.
—¿En serio que prefieres irte con este recuerdo de la mejor experiencia de tu vida? —insiste,
alzando la voz y acercándose a su oído.
Esta vez, Wendy sí que lo oye. Quizá tenga razón, pero no va a dar su brazo a torcer. No quiere
hablar con él nunca más. O por lo menos hasta que se le pase el enfado. Así que finge que no lo ha
escuchado y sigue mirando por la ventanilla del tren.
Es una cabezota. Como Valeria. Raúl ya no sabe qué hacer para que le preste atención y lo
perdone. Entonces, recuerda algo que vio en una película. Saca su ordenador y entra en el Paint.
Agranda la pantalla blanca que le aparece y selecciona un pincel de color rojo. Con letras mayúsculas,
enormes y deformadas escribe:
LO SIENTO.
Gira el portátil y se lo enseña, tras golpearle el brazo. La chica lo mira y mueve la cabeza en
señal de negación. Continúa en el mundo de Taylor y no le habla.
Raúl no se rinde. Borra lo de antes y escribe una nueva frase que le muestra:
MERECÍAS GANAR.
Tampoco consigue nada con eso. Prueba con una tercera:
¿POR QUÉ NO PODEMOS SER AMIGOS?
Y canturrea el tema de War, Why can’t we be friends?, contoneándose a un lado y a otro, sobre el
asiento.
Hay esperanza. A Wendy se le dibuja una media sonrisa y tiene que taparse la boca con la mano
para no reírse. Raúl lo ve claro en ese momento y escribe con el pincel rojo una cuarta frase para
rematar la jugada. Está seguro de que con aquellas palabras, la guerra con ella habrá terminado:
SOFIA COPPOLA ES LA MEJOR.
Ahora sí. La chica no puede parar de reír cuando lee lo que ha escrito. Se miran y él dibuja en sus
labios la primera frase que escribió en su ordenador. Un «lo siento», éste sin sonido.
Wendy se quita los auriculares y chasquea la lengua.
—No tenías que haber renunciado al premio.
—Da lo mismo. Hubieras ganado igual. Al jurado le gustó más tu corto.
—Eso no lo sabes.
—Me lo dijo Vicente.
—Cuando estaba borracho y con una corbata en la cabeza.
—No, ya no llevaba la corbata.
Ambos sonríen al recordar la imagen del director del festival bailando el Gangnam style con la
corbata atada a la frente.
—Yo quería ganar, pero quería ganar bien.
—Has ganado bien, Wendy. Tu corto era muy bueno.
—El tuyo era mejor, Raúl. Y lo sabes.
—Bueno, has ganado un curso de dirección de un año. En el próximo podrás superarme.
Se lo dice en broma y así lo interpreta ella. Su objetivo no será superarle sino aprender todo lo
que pueda. Es una gran oportunidad para empezar a construir un futuro con una buena base e intentar
cumplir su sueño con mayor optimismo.
—Entonces, ¿podemos ser amigos?
—Claro. Amigos.
—Y, como dice el clásico: éste puede ser el comienzo de una bonita amistad.
No se abrazan, aunque ella se muere por pegarse a él. No se besan, aunque ella se muere por
probar su boca. Simplemente, se sonríen. Aunque ella se muere por decirle que tal vez sienta algo más
que esa bonita amistad que ha empezado en esos días en Valencia que nunca olvidará.
Se acercan a Madrid. Raúl y Wendy dialogan sobre todo lo que sucedió anoche. Ésta le da las
gracias por ponerse en medio entre Marc y ella. Le fastidia que su primer beso fuera con aquel tipo y
con una copa de más.
El pitido en el móvil de Raúl interrumpe la charla. El joven saca el teléfono y descubre que tiene
dos mensajes de Valeria en WhatsApp.
En el primero hay un icono muy divertido: es un corazón rojo saliendo de una caja sobre un fondo
naranja. ¿De dónde habrá sacado la imagen?
En el segundo, Val ha escrito una frase que le emociona y le llega directamente al alma:
Mi corazón siempre será tuyo. Es el mejor regalo que jamás podré hacerte. Y yo, ¿puedo soñar contigo?

Он слегка прихрамывает на правую ногу, после вчерашнего падения. Вот незадача – повезло ему упасть на стеклянные осколки и порезать колено, но не это главное. До свадьбы заживет. Ему больнее оттого, что Венди не разговаривала с ним ни за завтраком, ни по дороге к вокзалу Хоакина Соролья. Он много раз пытался все объяснить Венди и просил у нее прощения, но безуспешно. Девушка с ярко-рыжими как апельсин волосами и знать его не хочет.
Сидя на лавке, Рауль ждет начала посадки на мадридский поезд. Девушка тоже сидит, но на другой скамейке. Рауль понимает, что ей очень плохо. Должно быть, трудно вот так сразу принять то, что премию тебе вручают потому, что другой финалист от нее отказался. Хотя Венди и так победила бы по решению жюри.
Венди же тяжелее всего переживает из-за того, что Рауль так подло обманывал ее. Эти два дня она во всех отношениях восхищалась им, но после того, что он сделал, в чувствах девушки преобладают злость и разочарование.
Громкоговоритель и электронные табло сообщают, что поезд назначением на мадридский вокзал Аточа находится на первом пути. Рауль и Венди волочат свои чемоданы к контрольно-пропускному пункту безопасности, а, пройдя контроль, идут к тому же самому восьмому вагону, в котором они приехали сюда. И места те же самые, только на этот раз – наоборот: у Рауля 7А, а у Венди 7Б. Девушка первой добирается до означенных мест и, уложив багаж, садится на свое, надевает наушники и слушает любимую Тейлор Свифт. Рауль появляется через пару минут. Он закидывает чемодан на верхнюю полку и жестом просит Венди дать ему пройти. Девушка предпочитает пересесть, как сделала это в первый раз по пути в Валенсию. Она устраивается около окна и смотрит в стекло. Рауль садится на освободившееся место и проверяет свой мобильник.
Ребята не разговаривают между собой.
Милая, я уже в поезде. Увидимся через два часа. Я так хочу обнять и поцеловать тебя. Я тебя холю.
Валерия получает сообщение, читает его и вздыхает. Скоро Рауль снова будет рядом с ней. Лучше него никого нет, но им нужно поговорить. Чувства есть чувства, и против этого не попрешь. В эти дни она не смогла бороться с ними. Сесар заставил ее многое понять.
Она плохо спала этой ночью, чувствовала себя виноватой. Она все ворочалась и ворочалась в кровати, вспоминая последние события. Она думала о том, что всё будет уже не так, как прежде. Длинноволосый парень с зоркими, пронзительными глазами и обаятельной, притягивающей к себе,  улыбкой добился того, что она все пересмотрела. Он заставил ее сомневаться так сильно, что и представить нельзя.

Вчера, на площади Майор

- Ты поставил меня в сложное положение.
- Не думаю. Мне кажется, ты знаешь, кого любишь.
- Это заметно по глазам?
- Несколько минут назад это ясно читалось на твоем лице.
- Я рада, что все было так очевидно.
Ее так легко понять, она как открытая книга. Вал не может никого обмануть – ее глаза всегда говорят правду, а если не глаза, тогда раскрасневшиеся щеки. Она многое скрывала от Рауля в эти дни, и оттого ей плохо. Когда Рауль приедет в Мадрид, они с ним сядут и спокойно поговорят. Нельзя вычеркнуть то, что говорит ей сердце. И если в какие-то моменты она пошла у него на поводу, значит, так было нужно. Например, как недавно. Ей нужно было встретиться с Сесаром, и теперь он сидит рядом с ней в одном из самых красивейших мест Мадрида.
- Вал, ты разрешишь мне поцеловать тебя?
На землю опустилась ночь, и на площади зажглись огни. Они освещают сто четырнадцать колонн, на которых продолжают красоваться те, написанные когда-то, слова – самое красивое в истории признание в любви, которое никогда и никому, даже Сесару, не удастся превзойти.
- Только в щечку.
- Конечно, в щечку; я хочу поцеловать тебя на прощание.
Улыбнувшись, девушка подставляет щеку, разрешая Сесару ее поцеловать. Затем она тоже дружески целует парня. Сесар поднимается сам и помогает подняться Вал.
- Ты меня понимаешь, правда?
- Тут и понимать нечего. Ты любишь Рауля. Мне не удалось заставить тебя влюбиться в меня. Я думаю, мне не удалось бы это ни в пятьдесят седьмой, ни в шестидесятый, ни в тысячный день.
- По твоему, все так просто.
- Это, действительно, просто, – отвечает парень, снова беря гитару и вешая ее за спину. – Несмотря на то, что судьба сводила нас много раз, ты боролась с ней, а это означает, что люди сами выбирают свой путь.
- Но не выбирают, кого им полюбить.
- Ты в любом случае не выбрала бы меня.
- Это неизвестно. Мне нравится быть с тобой, и я благодарю тебя за все, что ты делал, чтобы рассмешить меня. И за то, что все время злил меня. Но… я по-прежнему люблю другого, хотя теперь я люблю тебя чуточку больше, чем два месяца назад.
- Только чуточку?
- Давай остановимся на чуточку большем.
Парень горько улыбается. Он понимает, что это конец чудесной, наполненной душевными
красками игры, но он проиграл. Неизвестно, был ли он на самом деле так близок к победе, или это был всего лишь мираж. Как бы то ни было, Вал рада, что вчера они не поцеловались. Это было бы ошибкой. Не тогда и не того она должна была целовать. Завтра она подарит свой поцелуй тому, кто на самом деле заслуживает его, потому что Рауль – единственный, кого она любит по-настоящему. Сесар понимал это, а сегодня убедился, как убеждался каждый раз, когда старался завоевать ее.
- Иногда я буду писать тебе сообщения или пришлю очень романтичное письмо. Я думаю, что на
какое-то время уеду в какой-нибудь далекий город.
- Ты уедешь из Мадрида?
- Да, сдам экзамены в университет и на несколько месяцев уеду из Мадрида.
- Мы еще увидимся?
- Конечно, когда я вернусь. Ты всегда сможешь найти меня на какой-нибудь ветке метро, где я
играю.

Валерия уже готова ехать на вокзал встречать Рауля. Она выходит из дома и идет к станции метро
Тирсо де Молина.
То, что она пережила за эти два месяца с Сесаром, помогло ей по-новому взглянуть на многие
вещи и понять, что она на самом деле любит Рауля, своего парня. Вчера, увидев колонны площади Майор, она умирала от любви, вспоминая, что чувствовала в тот мартовский день.
Им с Раулем нужно серьезно поговорить, о том, что было. Она ничего не хочет скрывать от него,
даже то, что поняла, общаясь с третьим. А когда они закончат разговор, она так крепко поцелует Рауля, что потом придется приводить его в чувство, делая искусственное дыхание “рот в рот”. Валерия представляет этот поцелуй и чувствует себя неописуемо счастливой.
По дороге к метро девушка размышляет о том, что откровенно расскажет Раулю о Сесаре. Только
так, и не иначе. Она чувствует настоятельную потребность увидеть, наконец, Рауля, поцеловать его. В своем душевном смятении она должна что-то сделать, но не может. Ей нужно сказать Раулю прямо сейчас, что она его любит, что ее сердце принадлежит только ему. И никто другой не сможет соперничать с Раулем. Что бы он ни делал, что бы ни придумывал – ни розами, ни песнями, ни подарками ко дню рождения он не сможет отбить ее у него.

- Так и будешь молчать всю дорогу?
Венди ничего не слышит. Музыка так громко играет, что она не расслышала заданный Раулем
вопрос, а хоть бы и расслышала, она не собирается отвечать на него. Он сам напросился на это тем, что сделал и скрыл от нее.
- Нет, ты серьезно хочешь уехать отсюда, запомнив самое лучшее событие в своей жизни именно
таким? – проявляет настойчивость парень, повышая голос и ближе склонившись к уху Венди.
На этот раз Венди его слышит. Пожалуй, он прав, но она не собирается сдаваться. Она больше не
желает разговаривать с ним. Ни-ког-да. Или, по крайней мере, пока не пройдет злость. Венди старательно делает вид, что ничего не слышит, продолжая смотреть в окно.
Она так же упряма, как Валерия. Рауль уже не знает, что ему сделать, чтобы привлечь к себе
внимание Венди, чтобы она простила его. Тут он вспоминает кое-что. Он видел это в одном фильме. Он достает ноутбук, входит в пейнт, разворачивает появившееся на экране белое окно, выбирает красную кисточку и пишет огромными и неровными печатными буквами:
МНЕ ЖАЛЬ.
Рауль поворачивает ноутбук к девушке и указывает ей на экран, перед этим несколько раз легонько
стукнув ее по руке. Девушка смотрит на экран и отрицательно мотает головой. Она по-прежнему пребывает в мире Тейлор и не разговаривает с ним, но Рауль не сдается. Он стирает предыдущую записку, пишет другую и опять показывает ее Венди:
ТЫ ПОБЕДИЛА ЗАСЛУЖЕННО.
Ответа снова не последовало, и он пробует в третий раз:
ПОЧЕМУ МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ДРУЗЬЯМИ?
Попутно парень напевает песню группы War “Почему мы не можем быть друзьями?”, сидя на
своем месте и раскачиваясь из стороны в сторону. Ну вот, появилась какая-то надежда – Венди еле заметно улыбнулась и вынуждена прикрыть рот ладонью, чтобы не рассмеяться. Рауль тут же замечает это и той же красной кисточкой пишет четвертое послание, чтобы закончить свою игру. Он уверен, что этими словами их с Венди война будет завершена:
СОФИЯ КОППОЛА – САМАЯ ЛУЧШАЯ.
Прочитав эти слова, девушка не может сдержать смех. Ребята смотрят друг на друга, и Рауль
беззвучно шепчет одними губами первую, написанную им фразу: “Мне жаль”. Венди снимает наушники и прищелкивает языком:
- Ты не должен был отказываться от награды.
- Какая разница – ты все равно победила бы. Жюри больше понравился твой фильм.
- Это неизвестно.
- Мне сказал об этом Висенте.
- Когда был в доску пьян, и с галстуком на голове.
- Нет, он был уже без галстука.
Оба улыбаются, вспомнив картину, как исполнительный директор кинофестиваля лихо отплясывал
гангнам стайл, повязав на лоб галстук.
- Я хотела победить, но победить достойно.
- Ты честно и достойно победила, Венди. Твой фильм был очень хорошим.
- Но твой был лучше, и ты это знаешь, Рауль.
- Ладно, ты выиграла годовой курс обучения кинорежиссуре, и своим следующим фильмом
сможешь меня превзойти, – шутливо говорит Рауль, и девушка понимает, что он шутит. Ее цель – не превзойти парня, а научиться всему, что можно. Это самый подходящий случай начать строить будущее с хорошей стартовой позиции, и с бóльшим оптимизмом постараться реализовать свою мечту.
- Значит, друзья?
- Конечно. Друзья.
- Как говорит классика: это может быть началом крепкой дружбы.
Ребята не обнимаются, хотя Венди умирает от желания прижаться к Раулю, и не целуются, хотя
девушка умирает от желания отведать вкус его губ. Они просто улыбаются друг другу, хотя Венди умирает от желания сказать ему, что, возможно, чувствует нечто большее, чем милая дружба, завязавшаяся за дни, проведенные в Валенсии, которые она никогда не забудет.
Ребята уже подъезжают к Мадриду. Они говорят обо всем, что было на вчерашнем вечере, и
девушка благодарит Рауля за то, что он втиснулся между ней и Марком. Венди бесило, что ее первый поцелуй был с этим типом, да еще и под бокал вина.
Писк мобильника парня прерывает разговор. Рауль достает телефон и видит, что у него два
сообщения от Вал.
В первом сообщении – забавная картинка: красное сердечко вылезает из коробки на фоне
апельсина. И где она только откопала эту картинку?
Во втором Вал написала трогательную фразу, которая проникает парню прямо в душу:
Мое сердце всегда будет принадлежать тебе. Это самый лучший подарок, который я могла бы
тебе подарить. Ты можешь мне присниться?

hacerse chapa y pintura (=realizar un tratamiento médico de revitalización) – сродни нашему шутливому выражению “до свадьбы заживет”