Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #52

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 52. Пятница

 

—¿Ya te has enamorado de mí?
—Qué pesadito estás con eso.
—¿Eso quiere decir que sí?
—Eso no quiere decir nada de nada. Déjame, anda. Pareces un periodista del corazón.
—¿Por qué te niegas a responder? No me digas que ya ha pasado. ¿Lo he conseguido? Y eso que
aún me quedaban tres días para lograr el reto.
—¡No! ¡No me he enamorado de ti! —exclama Val, roja como un caqui—. ¿Contento?
—Bueno. No me lo creo del todo. Pero está bien. Aunque reconoce, al menos, que tenías ganas de
verme.—
¿Por qué no te conformas con tenerme aquí y no haces más preguntas?
—Touché. Llevas razón, pequeña. —Y le golpea con el dedo índice la nariz.
—Cómo te gusta hacerme enfadar, ¿eh? Desde el primer día.
Los dos recuerdan lo que pasó en aquella discoteca en noviembre, al tiempo que caminan por la
Gran Vía madrileña. Hace casi siete meses. Parece que fue ayer, aunque al mismo tiempo, tienen la
impresión de conocerse desde hace siglos.
—La primera que quiso engañarme fuiste tú, haciéndote pasar por universitaria.
—Porque si no, no me permitían entrar en aquel sitio. Yo sólo estaba allí por obligación. Las
discotecas no me van mucho.
—Te debería haber bautizado cuando pude hacerlo.
—Si me llegas a bañar con sangría, no te habría hablado nunca más.
—Sí que lo habrías hecho —la contradice, sonriendo—. Desde ese primer encuentro te gusté. Lo
que pasa es que había otro que te gustaba más que yo. En ese momento.
Y tiene razón. Raúl era su amor platónico. Llevaba mucho tiempo queriéndole en secreto. Aquel
chico parecía inalcanzable para ella; sin embargo, la eligió por delante de Elísabet. Y ya van para siete
meses de noviazgo. Valeria cree que aquel día cambió su vida. Un día en el que también conoció al
tipo descarado que ahora camina a su lado.
—Me gustaba y me gusta. En ese momento y en éste —matiza, recalcando bien las palabras—.
No hables en pasado como si nada. Sigo queriéndole, por si no lo sabes.
—Pero también me quieres a mí.
—Tú eres mi amigo y te quiero como tal. Nada más.
—A los amigos no se les besa en la boca.
—¡Uy! ¡Eso es muy normal hoy en día! ¡Hasta las chicas lo hacen entre ellas!
César suelta una carcajada y siguen conversando animadamente. Los dos bromean con frecuencia
y hablan de todo lo que les ha ido sucediendo en el tiempo que se conocen. Hasta aparece un secreto
muy personal, que el joven se encarga de revelar.
—Yo debo confesarte que en Bristol tuve una vez un sueño erótico contigo.
—No sigas por ahí, que vas mal —le advierte ella, rojísima.
—Somos sólo amigos, ¿no? Los amigos se cuentan estas cosas.
—No sé qué clase de amigos tienes tú. Pero yo no hablo con nadie de mis sueños eróticos. Ni con
Raúl.
—¿Así que también tienes sueños eróticos? ¿Muy a menudo? ¿En alguno he aparecido yo?
—¡Olvídame ya! ¡Capullo!
La chica intenta darle un puñetazo, aunque falla. Muy molesta, avanza unos metros acelerando el
paso, pero en seguida César se pone a su altura. Aunque no se conforma con eso. Decide adelantarla y
camina de espaldas mientras la mira a ella.
—En el sueño —continúa diciéndole—, aparecíamos tú y yo vestidos de época. Como si
estuviéramos en una escena de «Gran Hotel».
—¡No quiero saberlo! ¡Cállate!
—Fue un sueño muy curioso porque, aunque ibas vestida de época, tu ropa interior parecía muy
actual. Creo que era un tanga celeste repleto de bambis, lo que llevabas.
Valeria, con los mofletes hinchados y colorados como dos fresones gigantes, se para en seco y lo
mira muy seria. ¡Acaba de traspasar el límite! Hace un gesto cruzando los brazos para indicar que
aquella conversación «se acabó». El joven acepta y los dos caminan de nuevo en paralelo, hablando de
otros temas menos delicados.
—¿Es tu móvil el que suena? —le pregunta César, llegando a Callao.
—A ver...
Sí, es el suyo. Ni se había dado cuenta. El que llama es su novio. Se alegra y no se alegra de poder
hablar con él. Sólo espera que no se entere de que no está sola y que quien la acompaña es su enemigo
público número uno.
—¡Hola, cariño! —responde enérgica, intentando disimular—. ¿Ya estás en el teatro para la gala?
—No. Sigo en el hotel. Están a punto de recogernos.
—¿Estás nervioso?
—No demasiado —dice Raúl, al que se le nota muy tranquilo.
—Yo en tu lugar estaría mordiéndome las uñas.
—Tengo las uñas muy cortas para mordérmelas —comenta sonriente.
—En serio, amor. ¿Cómo no estás tenso? ¡Es un festival muy importante y tres mil euros de
premio! ¡Dentro de un rato puedes tener tres mil euros en tu cuenta! ¡Tres mil euros!
Los gritos exagerados de Valeria en la plaza de Callao hacen reír tanto a Raúl como a César, que
está llamando a alguien desde su móvil.
—Te pareces al niño del anuncio de «¡Un palo!» chillando de esa manera.
—Qué tonto.
—¿Dónde estás? Escucho mucho ruido por ahí.
—Eh... Pues... dando una vuelta. En Callao. Me he pasado toda la tarde estudiando y necesitaba
desconectar un rato y que me diera el aire en la cara.
—Muy bien. ¿Estás sola?
Observa a César, que está hablando por teléfono desde hace un par de minutos. Le toca mentir.
Mañana se lo explicará todo detalladamente. Pero ahora no puede decirle lo que ha sucedido esos días
en Madrid mientras él estaba en Valencia. No va a fastidiarle su gran noche. No tiene derecho a ello.
—Sí. Estoy sola.
—Ten cuidado y no vuelvas a casa muy tarde.
—No te preocupes.
—¿Sabes? Te echo mucho de menos.
Le da vergüenza responderle que ella también le echa de menos, después de pasar esos días con
otro chico y casi darle un beso en la boca. Pero es cierto, extraña mucho a su novio. Y se lo dice.
—Yo también te echo de menos.
—Bueno, mañana regreso y recuperaremos el tiempo perdido. Tengo ganas de verte.
—Pero ven con tres mil euros en el bolsillo, ¿eh?
—Se hará lo que se pueda —comenta Raúl, con la calma del que ya sabe el resultado final—. Me
tengo que marchar. Te llamo o te escribo esta noche, depende de la hora a la que termine todo.
—Muy bien. ¡Mucha suerte!
—Gracias.
Se despiden dándose todos los besos y ánimos posibles y de nuevo Valeria regresa a la realidad
del momento. César también ha terminado de hablar por el móvil.
—¿Cómo está tu novio? ¿Ha ganado ya el premio?
No sabe si lo ha dicho con ironía o en serio, pero evita responderle. No se encuentra demasiado
bien. Lo que está haciendo, aunque sea dejándose llevar por lo que siente, no le satisface.
—César, me voy a casa —le suelta de repente—. Tengo mucho que estudiar.
—Ahora no puedes irte.
—Quiero irme. De verdad.
—¿Es por tu novio?
—No sé por lo que es. Pero...
—Shhh. No me lo cuentes ahora —le indica el joven, tapando su boca con el dedo índice—. No
puedes irte porque quiero que conozcas a Marcela, la novia de Nate. He hablado con ellos ahora
mismo y hemos quedado en diez minutos.
—Otro día...
—Sólo será un rato. De verdad. A Nate le caíste muy bien y quiere que conozcas a su novia.
La chica suspira. Desea irse a casa ya, aunque tampoco estaría bien marcharse de esa manera.
Sería algo un poco feo. Es cierto que el compromiso es de él, no suyo, y que no han contado con ella.
Pero quizá de esa forma se distraiga y no piense en los quebraderos de cabeza que tiene presentes en
ese momento.
—Está bien, ¿adónde vamos?
—A un sitio que está aquí cerca.
—Pero poco tiempo. No como ayer.
—Te prometo que será poco. Conocerla, tomarnos algo con ellos y yo mismo te acompañaré a
casa.
Los dos bajan por San Martín en dirección a la calle Mayor, cruzando antes Arenal y subiendo
Bordadores. Rodean la plaza Mayor y caminan hasta un pequeño bar de la calle Postas. Hay una mesa
libre en la terraza, en la que se sientan. Está empezando a oscurecer, aunque todavía queda casi una
hora y pico de luz natural. Hace un día primaveral precioso en la capital.
—¿No hemos dado un rodeo muy tonto para llegar hasta aquí? —pregunta Valeria, confusa.
—Es que por Preciados siempre hay mucha gente los viernes por la tarde y quería evitar que me
parasen por la calle las fans.
Qué tonto. Aunque la verdad es que, si se lo propusiera, sería uno de esos ídolos de masas y las
chicas llevarían su foto en las carpetas. Tiene un gran talento, toca la guitarra fenomenal, tiene una
voz característica y es guapísimo. Todas estarían locas por él.
—¿Pedimos algo?
—¿No es mejor esperar a que venga Nate con su novia?
—Da igual. Cuando lleguen que pidan ellos.
César llama al camarero y le pide una cerveza para él y una Coca-Cola Light para Valeria. No
tarda en servirles.
Se está bien allí, viendo a la gente pasar, con la brisa fresquita de las últimas horas del día y la
plaza Mayor justo enfrente. No quiere pensar en los exámenes, ni en lo que está haciendo. Por unos
minutos deja la mente en blanco y ni siquiera está atenta a lo que su amigo le cuenta. Cierra los ojos y
por primera vez en muchos días, respira tranquila.
Cómo iba a imaginar en ese instante lo que la esperaba.

- Ты уже влюбилась в меня?
- Какой же ты приставучий.
- Этим ты хочешь сказать мне “да”?
- Ничего я не хочу сказать, абсолютно ничего. Оставь меня. Ты похож на журналиста – мастера сердечных дел.
- Почему ты отказываешься отвечать? Не говори, что все уже прошло. У меня получилось? И это при том, что оставалось еще три дня, чтобы добиться своей нелегкой цели.
- Нет! Я в тебя не влюбилась! – вопит Валерия, красная как переспелая хурма. – Доволен?
- Чудненько. Не верю я во все это, ну да ладно. Признай, по крайней мере, что хотела встретиться со мной.
- Почему бы тебе не довольствоваться тем, что я здесь, и не задавать больше вопросов?
- Туше. Ты права, малышка, – признает Сесар, легонько щелкая указательным пальцем Валерию по носу.
- Тебе очень нравится бесить меня, да? С самого первого дня.
Шагая по мадридской Гран Виа, оба вспоминают, что произошло тем ноябрьским вечером на дискотеке. С тех пор минуло почти семь месяцев, а кажется, что это было вчера. Но в то же время складывается ощущение, что они знакомы уже несколько веков.
- Тогда ты первой захотела меня надуть, выдавая себя за студентку.
- Если бы я этого не сделала, мне не разрешили бы туда войти. Я редко хожу на дискотеки, но я должна была быть там.
- Эх, нужно мне было окрестить тебя, ведь я мог это сделать.
- Если бы ты окунул меня в “сангрию”, я бы с тобой никогда больше не разговаривала.
- Да куда бы ты делась, – с добродушной усмешкой возражает парень. – Я понравился тебе с первого раза, просто тебе больше нравился другой. В то время.
Сесар прав. Рауль был на тот момент ее платонической любовью. Она долгое время любила его тайно. Ей казалось, что этот парень для нее недосягаем, но, тем не менее, он выбрал ее, а не Элизабет. И вот они уже почти семь месяцев вместе. Валерия считает, что тот день изменил ее жизнь. В тот же самый день она познакомилась и с нахальным типом, который теперь идет рядом с ней.
- Он мне нравился тогда и нравится сейчас, – строго произносит Валерия, чеканя каждое слово. – И не говори о нем в прошедшем времени, будто ты не знаешь, что я по-прежнему его люблю.
- Но меня ты тоже любишь.
- Ты мой друг, и я люблю тебя как друга, не больше.
- С друзьями не целуются в губы.
- Ну, конечно! Сейчас так принято, и это нормально! Даже девчонки целуются так между собой!
Сесар задорно хохочет, и они продолжают свой оживленный разговор. Ребята то и дело подшучивают друг над другом, говоря о событиях, произошедших с ними за время их знакомства, пока на свет не выплывает один секрет, и Сесар не решает его раскрыть.
- Должен признаться, что один раз в Бристоле ты приснилась мне в эротическом сне.
- Больше не продолжай, иначе плохо будет, – предупреждает Валерия, покраснев как рак.
- А что такого? Мы же только друзья, так? А друзья всегда рассказывают о таких вещах.
- Не знаю, какого рода твои друзья, но я ни с кем не говорю о своих эротических снах. Даже с Раулем.
- Значит, тебе тоже снятся эротические сны? И часто? А я когда-нибудь снился тебе?
- Отстань от меня, кретин! Забудь обо мне!
Девушка пытается стукнуть его, но ей не удается. С досады Вал ускоряет шаг, но Сесар тут же
догоняет ее. Впрочем, едва поравнявшись с Валерией, парень решает пропустить ее вперед, а сам идет чуть позади, глядя на девушку сзади.
- Во сне, – продолжает Сесар, – мы с тобой предстали в эпохальных нарядах, как в сцене из “Гранд
Отеля”. [прим:“ Гранд Отель” – испанский телесериал, действие которого происходит в 1905г]
- Замолчи! Я твой сон и знать не желаю!
- А сон был довольно забавный. Несмотря на то, что на тебе было платье той эпохи, нижнее белье
казалось очень современным. Думаю, во сне ты носила небесно-голубые танги с оленятами.
Надув алеющие как две большие сочные клубничины щеки, Валерия внезапно останавливается и
очень серьезно смотрит на Сесара, только что перешедшего все границы. Это уже ни в какие ворота не лезет! Вал поднимает и скрещивает перед собой руки, жестом давая парню понять, что разговор окончен. Сесар не спорит с девушкой, и дальше они опять идут рядом, болтая уже на другие, менее щекотливые, темы.
- Это не твой мобильник звонит? – спрашивает Сесар, когда они подходят к площади Кальяо.
- Сейчас посмотрим…
Точно, мобильник, а она даже не слышала. Звонит Рауль. Девушка и рада, и не рада возможности
поговорить с ним. Валерия надеется, что Рауль не поймет, что она не одна, а в компании его злейшего, заклятого врага под номером один.
- Привет, милый! – отвечает она с притворной живостью в голосе. – Ты уже на шоу в театре?
- Нет, все еще в гостинице. За нами вот-вот приедут.
- Волнуешься?
- Не очень, – совершенно спокойно отвечает Рауль.
- Я бы на твоем месте все ногти сгрызла бы.
- У меня слишком короткие ногти, чтобы их сгрызть – с улыбкой отвечает парень.
- Серьезно, любимый. Как это ты не переживаешь? Это же такой важный фестиваль, и награда –
 три тысячи евро! Скоро ты можешь заиметь на своем счету три тысячи евро! Подумать только – целых три тысячи!
Громкие крики Валерии, разносящиеся по площади Кальяо, вызывают смех не только у Рауля, но и
у Сесара, который звонит кому-то со своего мобильника.
- Ты похожа на мальчишку из рекламы, вопящего: “Палка! Палка!”[прим: речь идет о рекламе
лимонного напитка Limón y Nada, в которой мальчик разворачивает подарок и находит только палку]
- Дурачок.
- Ты где? Я слышу какой-то громкий шум.
- Я… я гуляю. На площади Кальяо. Я весь вечер готовилась к экзаменам, сидела, зубрила, и мне
нужно было ненадолго отвлечься, проветриться.
- Отлично. Ты одна?
Валерия смотрит на Сесара, вот уже пару минут болтающего по телефону. Ну вот, приходится
врать. Ничего, завтра она объяснит Раулю все обстоятельно, а сейчас она не может рассказать ему, что произошло в Мадриде за те два дня, что он находился в Валенсии. Она не испортит Раулю его грандиозный вечер. У нее нет на это права.
- Да, одна.
- Будь осторожна, и не возвращайся домой очень поздно.
- Не волнуйся.
- Знаешь, я очень по тебе скучаю.
Валерии стыдно отвечать Раулю, что она тоже скучает по нему, после того, как она едва не
поцеловалась с другим. Но, если она не ответит, это сильно удивит парня, и девушка тихо говорит:
- Я тоже скучаю.
- Ничего, завтра я возвращаюсь, и мы наверстаем потерянное время. Я так хочу видеть тебя.
- Приезжай с тремя тысячами евро в кармане, слышишь?
- Сделаю все, что смогу, – спокойно отвечает Рауль, уже зная окончательный результат. – Я должен
идти. Вечером я позвоню или напишу тебе, в зависимости от того, когда все закончится.
- Ладно. Желаю удачи!
- Спасибо.
Ребята прощаются, всячески подбадривая друг друга и посылая воздушные поцелуи, и вот Валерия
снова возвращается в реальность текущего момента. Сесар тоже уже закончил свой разговор по телефону.
- Как там твой паренек? Уже выиграл премию?
Вал не понимает, иронизирует Сесар или говорит серьезно, и потому уклоняется от ответа.
Девушке не по себе оттого, что она делает. Ее не устраивает, что она поддалась своим чувствам.
- Я иду домой, Сесар, – вдруг выпаливает Вал. – Мне нужно много чего учить.
- Ты не можешь уйти сейчас.
- Но я хочу уйти, правда, хочу.
- Из-за своего парня?
- Не знаю из-за чего, но…
- Ш-ш-ш… Ничего не говори, – обрывает ее парень, прижимая указательный палец к губам Вал. –
Ты не можешь уйти, потому что я хочу, чтобы ты познакомилась с Марселой, девчонкой Нейта. Я только что разговаривал с ними, мы встречаемся через десять минут.
- Как-нибудь в другой день…
- Это ненадолго, правда. Ты очень понравилась Нейту, и он хочет познакомить тебя со своей
подружкой.
Девушка вздыхает. Она хочет пойти домой, но уйти вот так некрасиво, даже просто ужасно.
Правда, договаривалась о встрече не она, а Сесар; ребята с ней даже не поговорили. Но, быть может, таким образом она отвлечется от забот, и не станет о них думать.
- Хорошо. Куда идем?
- В одно местечко, тут, неподалеку.
- Но не как вчера, а ненадолго.
- Это ненадолго, честное слово. Ты просто познакомишься с Марселой, мы что-нибудь выпьем
вместе с ребятами, и я лично провожу тебя домой.
Сесар и Валерия спускаются по улице Сан Мартин в направлении улицы Майор, переходят через
Ареналь и поднимаются по Бордадорес. Они огибают Пласа Майор и идут к маленькому бару на улице Постас. На террасе бара есть свободный столик, за который ребята и садятся. На улице начинает смеркаться, но до наступления темноты еще остается час с хвостиком. В столице пока еще царствует чудесный весенний денек.
- Мы сделали какой-то идиотский крюк, чтобы прийти сюда? – недоуменно спрашивает Вал.
- Видишь ли, на Пресьядос в пятницу вечером вечно полно народу, и мне не хотелось, чтобы
поклонники останавливали меня на улице.
Вот дурачок. Хотя, по правде говоря, задайся Сесар такой целью, и он стал бы одним из кумиров
масс, а девчонки таскали бы его фото в папках. У него большой талант, он классно играет на гитаре, у него особенный голос, и он красив собой. Все сходили бы по нему с ума.
- Закажем что-нибудь?
- Не лучше ли подождать, когда придет Нейт со своей девушкой?
- Какая разница. Они сами закажут, когда придут.
Сесар подзывает официанта и заказывает себе пиво, а Валерии – колу-лайт. Официант быстро
приносит заказ.
Здесь так хорошо – прямо перед ними Пласа Майор, можно смотреть на проходящих мимо людей
и ощущать прохладный вечерний ветерок. Не хочется думать ни об экзаменах, ни о том, что она делает. Через несколько минут Вал перестает думать обо всем и даже внимательно слушает, что рассказывает ей друг. Она закрывает глаза, и первый раз за много дней спокойно дышит.
Если бы только в эту секунду она могла представить, что ее ждет.

periodista del corazón – журналист, специализирующийся на романтических и любовных историях
reto – здесь: труднодостижимая цель