Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #50

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 50. Пятница

 

Han visto los libros en la tercera y cuarta planta de la FNAC y luego han caminado por la calle del
Carmen hasta Sol. Ahora pasean por la Carrera de San Jerónimo y entrarán por Sevilla, para seguir por
Alcalá.
Ester y Félix conversan sobre mil cosas diferentes. Cada uno con su perspectiva y su manera de
ver el mundo. Dos chicos tan distintos y, en cambio, parece que se entienden bien. A pesar de que a
ella hay cosas que se le escapan.
—¿Qué se siente al ser tan inteligente?
—No lo sé. Nunca pienso sobre eso. Creo que uno mismo no puede darse cuenta de ese tipo de
cosas —responde el joven, rascándose la nariz—. ¿Qué se siente al ser tan guapa?
—Pues... no creo que yo... sea tan guapa.
—Yo creo que lo eres. Pero ¿a que no sabes qué se siente? Pues con la inteligencia pasa lo
mismo.
Otra de sus teorías. A Ester cada vez que se pone en plan profesor le entran ganas de reír. A veces
consigue aguantar, pero otras se parte de risa. Y él también se lo toma de diferentes maneras. Unas, le
sigue el juego; otras, no comprende por qué se ríe.
—Creo que debemos volver a las matemáticas.
—Yo también. ¿Dónde te apetece ir?
La chica echa un vistazo a su alrededor. Tienen al lado un Vips. Le pregunta a Félix si ese sitio
está bien para estudiar y éste asiente. La pareja entra y se acomoda al fondo del local para estar más
tranquilos. Ella pide una Coca-Cola y él, esta vez, sólo una botella de agua. Por lo de la cafeína.
Rápidamente, sacan los apuntes, bolígrafos, lápices y calculadoras y comienzan a estudiar. Lo
hacen casi durante una hora, en la que no se detienen ni hablan de otros temas. Hasta que Ester, tras
realizar correctamente un problema muy complicado, ya no puede más.
—Stop —dice, resoplando—. Veo cómo los números bailan con las letras en los cubitos de hielo.
—Deben de estar pasando frío.
—No, en serio, Félix. Vamos a parar. Mi mente no es como la tuya.
—Es verdad. La tuya tiene una fachada mejor decorada.
A la joven le cuesta entender que la está llamando guapa de una manera muy particular. Sonríe y
apura el poco refresco que queda dentro de su vaso.
—¿Paramos entonces?
—Está bien. Pero todavía nos queda mucho trabajo y el examen es la semana que viene.
—Lo sé, no me lo recuerdes. No estoy muy segura de aprobar todo —indica dubitativa—. El
último año lo preparaba todo con mis amigos y no tenía problemas porque cada uno se especializaba
en algo. Pero en este curso nos hemos reunido menos y eso lo estoy notando.
—¿Lo hacíais todo juntos?
—Sí, cada uno se preparaba una asignatura y ayudaba al resto con las demás. Nos ahorrábamos
mucho trabajo y el esfuerzo era menor.
—Trabajo en equipo. Pero para estudiar, que es algo individual, ¿es eficiente?
—Daba resultado. Aunque este año, por varias cuestiones, no nos hemos logrado centrar todo lo
que debíamos en el instituto y casi todas nuestras notas han bajado. Aun así, espero aprobarlo todo.
Félix coge su vaso y bebe. Él nunca estudiaría en serio con gente alrededor. No entiende cómo les
puede funcionar un método tan absurdo.
—Yo prefiero encerrarme en mi cuarto y estudiar solo hasta que me sé todo.
—A ti es que no te gusta mucho la gente, ¿verdad?
—Mmm. Me gustas tú. Tú eres gente. Así que tengo que decir que no es verdad tu afirmación.
Ester sonríe. Lo ha vuelto a hacer. Filósofo Nájera. Se nota que es un chico solitario, que prefiere
desenvolverse individualmente a estar con otras personas. Pero cada vez le gusta más. Es como si
estuviera haciendo un curso de aprendizaje sobre él. Ahora mismo debe de estar en segundo o tercero
de Félix Nájera. Aunque si quiere aprender la asignatura completa, ha de averiguar algo que no ha
dejado de inquietarle en toda la tarde.
—Si te pregunto una cosa, ¿me vas a responder con sinceridad?
—No lo sé. Ya sabes lo que pienso sobre las mentiras.
—Vamos, Félix. Prométeme que dirás la verdad.
—No puedo prometer algo que no sé si exigirá mi silencio o en lo que tendré que disfrazar la
realidad.
—Si me prometes no mentir, te daré algo que te va a gustar mucho.
—¿El qué?
—No te lo puedo decir.
—No me gusta este juego.
—Venga, hombre, arriesga. Deja de controlar todo lo que pasa a tu alrededor. Relájate. Yo te
aseguro que, si eres sincero conmigo, te llevarás un bonito premio.
El joven da otro trago a su vaso de agua. Aquello le recuerda aquel estúpido juego adolescente al
que nunca jugó: verdad, atrevimiento o beso. Él estaba más pendiente de estudiar y perfeccionar sus
aperturas y defensas en el tablero de ajedrez que de esas tonterías de niños con las hormonas por las
nubes.
Sin embargo, en esta ocasión, le pica la curiosidad. Siempre podrá mentirle si se da la ocasión.
No es un problema para él.
—Está bien. Pregunta.
—¿Vas a decirme la verdad?
—Sí.
—¿No estarás mintiéndome?
—No.
Ester no las tiene todas consigo, pero necesita saber la respuesta a una cuestión muy importante
para ella.
—¿Qué piensas de Bruno Corradini?
Félix tuerce el labio y arruga la frente cuando oye la pregunta. No está muy seguro de a qué viene
aquello.
—No tengo relación con él.
—Pero ¿te cae mal? ¿Le odias por algún motivo?
—¿Lo dices por lo de aquella partida de ajedrez?
—Así que lo recuerdas.
—Claro. Cómo iba a olvidarlo. Me hizo trampas. Me cambió un caballo y un alfil de sitio en un
momento en el que me giré para toser. Cuando miré de nuevo el tablero, no me podía creer lo que
había hecho.
—¿Le guardas rencor por eso?
—Sinceramente, sí.
—Y que sacara más nota que tú en el examen final del segundo trimestre, ¿te afectó?
—Lo que me afectó fue no sacar sobresaliente.
Ester le mira a los ojos. Está muy serio. A lo mejor no ha sido buena idea sacarle el tema, pero ya
que ha empezado el interrogatorio, debe llegar hasta el final.
—¿No te molestó ni un poquito?
—Me molestó más que me hiciera trampas aquel día. Eso fue muy rastrero —reconoce,
prácticamente sin pestañear—. En cuanto a lo de las notas... Me gusta ser el mejor. No te voy a decir
que no. Trabajo mucho para conseguirlo. No sé qué me sucedió ese día para no sacar una nota algo
mayor. Fue decepcionante.
La chica se da cuenta de que poco a poco está soltando una rabia contenida que hasta ahora no
había mostrado. Ya tiene preparado el terreno. Es el momento de hacerle la pregunta clave para
comprobar cómo reacciona.
—¿Sabes que a Bruno le están mandando anónimos por Twitter?
—¿Anónimos de qué tipo?
—Amenazándole. Alguien se hace cuentas falsas y le envía mensajes. Llevan varias semanas
molestándole.
—¿Crees que soy yo el que se los envía?
Sus ojos transmiten tanta frialdad como sus palabras. Sin embargo, saca su media sonrisa al
instante. Eso tranquiliza a Ester, que pensaba que la fulminaría con la mirada. Así que se atreve a
preguntárselo directamente.
—¿Eres tú?
—Mmm. No. No perdería el tiempo en algo así.
—¿Me estás mintiendo?
De nuevo, su sonrisa característica. Como antes. Ester trata de leerle los ojos. Sabe que se la está
jugando. Que aquello no formaba parte del guion de la cita y que está poniendo en serio riesgo seguir
conociéndole.
—No, no te estoy mintiendo.
¿Le cree? Debe hacerlo. Tiene que confiar en Félix. Si no, debe salir de allí y no volver a quedar
con él nunca más.
—Muy bien. No hay más preguntas, señoría.
—¿Me crees?
—Sí, te creo.
—Pues entonces... quiero mi premio.
La tensión de esos minutos se esfuma. Hasta Félix parece relajado. Se termina el agua y se
humedece los labios con la lengua. Ester se aproxima hasta él y le sonríe. Aquel chico es alguien muy
singular. Realmente, le cree. No parece alguien que se dedique a hacer ese tipo de cosas. Si quisiera
fastidiar a Bruno, elaboraría algo más complejo, no simples anónimos a través de las redes sociales
con cuentas falsas.
—Está bien. Te lo has ganado. Te mereces el premio.
E inclinándose sobre él lo besa en los labios, que continúan mojados del agua que acaba de beber.
Félix recibe su boca con aprecio. No parece sorprendido. Posa sus manos en la espalda de la chica y
siente que ha triunfado.
Aquello es lo que había soñado desde hacía tanto tiempo. Por fin, ha llegado su momento. El día
E. La venganza es un plato que se sirve frío y no hay mejor venganza que besar a la chica a la que un
día amó ese capullo de Bruno Corradini.

Они посмотрели книги на третьем и четвертом этажах торгового центра, а потом прошли по улице дель Кармен до площади Соль. Сейчас они идут по улице Сан-Херонимо, а потом пойдут по улице Севилья, чтобы добраться до улицы Алкала.
Эстер и Феликс говорят о многих, самых разных вещах. Каждый из них видит мир по-своему, и у каждого свои перспективы на будущее. Они абсолютно разные, но, вроде, неплохо понимают друг друга, несмотря на то, что в разговоре Эстер избегает некоторых тем.
- А что чувствует человек, будучи таким умным?
- Не знаю, я никогда не задумывался над этим. Я считаю, что человек не может сам осознать подобные вещи, – отвечает Феликс, почесывая нос. – А что чувствует такая красавица?
- Ну... не думаю... чтобы я была настолько красива.
- Зато я думаю, что ты красивая. Значит, ты не знаешь, что чувствует красивая девушка? Так вот, с  мозгами и умом происходит то же самое.
Еще одна из его теорий. Всякий раз как Феликс становится похожим на учителя, у Эстер появляется желание расхохотаться. Иной раз ей удается сдержать смех, иной раз – нет. Феликс тоже воспринимает ее смешки по-разному – в одних случаях он продолжает игру, в других не понимает, над чем Эстер смеется.
- Полагаю, нам пора вернуться к математике.
- Я тоже так считаю. Куда ты хочешь пойти?
Девушка бросает взгляд по сторонам. Поблизости находится ресторанчик “Випс”. Эстер спрашивает Феликса, подойдет ли он для занятий математикой, и парень отвечает согласием. Пара заходит в ресторанчик и располагается в глубине зала, там, где тише и спокойней. Девушка заказывает кока-колу, а Феликс на этот раз ограничивается бутылкой воды из-за проблем с кофеином. Ребята быстро достают конспекты, ручки, карандаши и калькуляторы и приступают к занятиям. Они занимаются почти час, не прерываясь ни на минуту и не говоря ни о чем, кроме математики. Решив правильно очень трудную задачку, Эстер не может продолжать занятия.
- Стоп! – командует она, тяжело отдуваясь. – Я уже вижу, как эти цифры и буквы пляшут в кубиках льда.
- Должно быть, они замерзли.
- Серьезно, Феликс, давай остановимся. У меня мозги не как у тебя.
- Верно, у твоих внешность красивее.
Девушке трудно понять, что таким своеобразным способом ее называют красивой. Она улыбается и допивает оставшуюся в бокале колу.
- Ну так что, тормознем?
- Ладно, но учти, что у нас еще остается много работы, а экзамен уже на следующей неделе.
- И не напоминай, сама знаю. Я не очень-то уверена, что все сдам, – с сомнением говорит Эстер. – В прошлом году я готовилась к экзаменам вместе с друзьями, и не было никаких проблем, потому что каждый из нас специализировался на каком-то предмете. А в этом году мы собирались гораздо реже, и это дает о себе знать.
- Вы все делали вместе?
- Да, каждый из нас готовил досконально один предмет, а потом помогал всем остальным. Мы тратили меньше сил, избавляя себя от множества работы.
- Надо же, работа в коллективе, но ведь учеба это нечто индивидуальное. Разве совместная учеба продуктивна?
- Это давало свои результаты. А в этом году по разным причинам нам не удалось полностью сосредоточиться на учебе, и почти все наши оценки стали ниже. Но я пока не теряю надежды сдать все экзамены.
Феликс берет свой стакан и задумчиво пьет воду. Он никогда не стал бы всерьез учиться вместе с окружающими его людьми. Он вообще не понимает, как может столь глупый метод приносить свои плоды.
- Я предпочитаю закрыться в своей комнате и учить всё в одиночестве, пока не выучу хорошенько.
- Люди тебе не слишком по нраву, правда?
- М-м-м... Ты мне нравишься, и ты человек, так что, должен сказать, что твое утверждение не верно.
Эстер улыбается. Философ Нахера снова заставил ее улыбнуться. Очевидно, что этот парень –  одиночка, и предпочитает со всем справляться сам, а не с другими людьми. Но с каждым разом он все больше нравится Эстер. Это все равно, что проходить курс обучения по предмету о нем, и сейчас она учится на втором или третьем курсе Феликса Нахеры. Но если она хочет изучить этот предмет досконально, придется выяснить кое-что, весь вечер не дающее ей покоя.
- Если я спрошу тебя кое о чем, ты ответишь мне честно?
- Не знаю. Тебе известно, что я думаю о лжи.
- Брось, Феликс, пообещай, что скажешь правду.
- Я не могу обещать того, что не знаю. Может, мне придется молчать или скрывать правду.
- Если ты пообещаешь мне не врать, я подарю тебе кое-что, что очень тебе понравится.
- А что это?
- Я не могу тебе сказать.
- Такая игра мне не по душе.
- Эй, парень, давай, рискни. Перестань держать под контролем все, что происходит вокруг. Расслабься. Если ты будешь честным со мной, то получишь премиленькую награду, гарантирую.
Феликс делает еще один глоток воды. Происходящее напоминает ему глупую подростковую игру в  “бутылочку”, в которую он никогда не играл. Ему больше нравилось учиться и совершенствовать тактику дебютов и защиты на шахматной доске, нежели играть в дурацкие детские игры, вызванные взлетом уровня гормонов до заоблачных высот. Но в данном случае парень сгорает от любопытства. Он всегда сможет соврать, если представится возможность. Для него это не проблема.
- Ладно, спрашивай.
- Ты скажешь правду?
- Да.
- И не соврешь?
- Нет.
Эстер колеблется, чувствуя беспокойство, но ей необходимо знать ответ на очень важный для нее вопрос.
- Что ты думаешь о Бруно Коррадини?
Услышав вопрос, Феликс кривит губы и хмурит лоб. Он не знает точно, к чему все это приведет.
- Мы не общаемся, нас с ним ничто не связывает.
- Но он тебе не нравится? Ты его за что-то ненавидишь?
- Ты имеешь в виду ту шахматную партию?
- Значит, ты это помнишь?
- Естественно. Как я мог забыть такое. Он смухлевал, поменял местами коня и слона в тот момент, когда я отвернулся, чтобы откашляться. Когда я снова посмотрел на доску, то поверить не мог, что он такое сделал.
- Ты все еще злишься на него из-за этого?
- Если честно, да.
- И тебя задело, что он получил более высокую оценку на итоговом экзамене за второй триместр?
- Его высокая отметка мне по барабану.
Эстер смотрит Феликсу в глаза. Парень необычайно серьезен. Затронуть эту тему было, пожалуй, не лучшей идеей, но уж, коль скоро, она начала допрос, нужно довести его до конца.
- И тебя это ничуточки не взволновало?
- Меня больше взбесил его тогдашний мухлеж. Это была большая подлянка с его стороны, – признается Феликс, не моргнув глазом. – А что касается оценок... Не скажу, что мне не нравится быть лучшим, и я много тружусь, чтобы добиться этого. Не знаю, что со мной тогда случилось, что я не получил наивысшую оценку, но я был разочарован.
Девушка понимает, что в душе Феликса постепенно начинает нарастать и проявляться наружу доселе сдерживаемый гнев. Почва уже подготовлена; самое время задать парню основной вопрос и посмотреть на его реакцию.
- Ты знаешь, что в Твиттере Бруно присылают анонимки?
- Какого рода?
- С угрозами. Кто-то создает липовые профили и шлет ему сообщения. Бруно уже несколько недель на взводе.
- И ты думаешь, что это я посылал ему сообщения?
Глаза Феликса излучают такой же ледяной холод, как и его слова, но тут же на его губах появляется всегдашняя полуулыбочка. Это успокаивает Эстер, которая думала, что Феликс вот-вот испепелит ее взглядом. Девушка решается спросить парня в лоб:
- Это ты?
-Хм, нет. Я не стал бы терять время на подобные вещи.
- Ты не обманываешь меня?
И снова эта характерная улыбочка. Как раньше. Эстер старается прочитать ответ по глазам парня; она знает, что он играет с ней, что это не входило в планы свидания, и что она действительно рискует, продолжая расспросы.
- Я говорю правду.
Поверить? Она должна это сделать. Она должна доверять Феликсу, иначе ей нужно уйти отсюда и больше никогда не встречаться с ним.
- Отлично, Ваша милость, у меня больше нет к Вам вопросов.
- Ты мне веришь?
- Да, верю.
- Ну тогда… я хочу свою награду.
Напряжение последних минут испарилось. Кажется, даже Феликс расслабился. Он допивает воду и
облизывает губы. Эстер придвигается к нему поближе и улыбается. Этот парень какой-то особенный, и она на самом деле верит ему. Он не похож на того, кто станет заниматься подобной ерундой. Если бы он хотел насолить Бруно, то придумал бы что-нибудь позаковыристей простых интернетных анонимок под липовыми никами.
- Хорошо. Ты победил и заслуживаешь награды.
Эстер наклоняется к парню и целует его в губы, все еще влажные от только что выпитой воды.
Феликс с одобрением получает свою награду. Кажется, он ничуть не удивлен, почувствовав губы девушки на своих. Парень кладет свои руки на спину Эстер, наслаждаясь триумфом.
Именно об этом он давно уже мечтал, и, наконец, этот миг настал. День Е. Месть – это блюдо,
которое надо подавать холодным, и нет мести лучше, чем целоваться с девушкой, которую когда-то любил этот придурок Бруно Коррадини. [прим: день Е – день испанского языка, отмечается всеми людьми, для кого испанский язык родной]

Juego “Verdad, Atrevimiento o Beso” – смесь игры в бутылочку и раздевалочку; разница в том, что тот, на кого указывает горлышко бутылки может выбрать правду (должен ответить правду на любой, заданный ведущим вопрос), смелость (выполнить любое указание ведущего), или поцелуй (поцеловаться с тем, кого укажет ведущий). В случае невыполнения задания человек лишается какой-либо части одежды.