Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #47

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 47. Пятница

 

Esta vez ha sido ella la que ha llegado primero. Dos minutos antes de las cinco, Ester aguarda a
que Félix aparezca. Lo espera en la planta baja de la FNAC; allí estudiarán matemáticas y luego se
irán a dar un paseo por el centro.
La joven ha pensado mucho en lo que Bruno cree respecto a su amigo. Y continúa sin
imaginárselo mandándole tuits amenazantes, como si fuera un maniaco obsesivo. Aunque no puede
evitar cierta intranquilidad. ¿Y si tiene razón y es el autor de los anónimos?
Lo cierto es que no conoce tanto a Félix como para defenderlo como ha hecho. Las veces que han
hablado y ha estado con él le ha causado muy buena impresión. Aunque ayer se le fuera la cabeza
cuando Rodrigo se les acercó. «Se merecía lo que le dije y me quedé corto», le comentó después,
mientras la acompañaba a casa. Quizá sólo lo hizo para impresionarla o para defenderla, pero sobraba
totalmente. Ésa es la única queja que podría tener de él. El resto, genial. Tanto que se ha planteado
comenzar a salir con él en serio. A ver si de esa manera también ella olvida el pasado reciente. Otros
ya han pasado página.
El reloj que hoy se ha puesto por tercera vez, el de las ocasiones especiales, marca las cinco en
punto. A Ester le resulta extraño que un chico tan puntual como es él todavía no haya aparecido.
—Señorita, señorita.
Alguien le está tirando de la chaqueta por detrás. Ester se gira y se encuentra con un niño rubio,
de unos cinco o seis años, agarrado a su ropa. Sostiene en la otra mano un paquete envuelto en papel
de regalo en el que pone «Ábrelo ahora mismo».
—¿Es para mí?
—Sí. Para ti.
—¡Muchas gracias!
La joven lo coge y, tras alborotarle la cabeza, el pequeño sale corriendo como un rayo hasta el
otro extremo de la FNAC. Allí le esperan sus padres, que saludan desde lejos a Ester y se marchan del
centro comercial riéndose y haciéndole carantoñas al niño.
¿Qué será? La chica abre el paquete intrigada y sonríe cuando descubre lo que hay en su interior:
una calculadora como la que Félix llevaba anoche y un vale por «un café con leche o semejantes».
En ese momento, unas manos tapan los ojos de la muchacha.
—No creo que sea difícil, pero ¿quién soy?
—El que ha sobornado a un niño para que me regale una calculadora como la tuya.
El chico aparta las manos del rostro de Ester, que se da la vuelta. Los dos sonríen, él con esa
manera tan particular de torcer el labio.
—No sé de qué me hablas.
—De nada. Un rubio monísimo que pasaba por aquí y ha intentado ligar conmigo. No creo que lo
conozcas. Eres muy mayor para ser su amigo.
—Tendría que haber llegado antes para verlo y decirle que espere a otro día para ligar contigo.
Hoy estás sólo conmigo.
—Para estudiar.
—Por supuesto. Para estudiar. Vamos muy atrasados. ¿Bajamos?
Ester asiente. Todavía no le ha visto soltar una carcajada, pero sonríe de una forma muy especial.
Le gusta.
—¿Qué te apetece? —le pregunta, ya sentados a una mesa de la cafetería de la FNAC.
—Un café bombón y un donut de azúcar.
—Creo que te refieres al que no es de chocolate, ¿verdad? Es que los dos tienen azúcar.
—Sí, el de toda la vida, vamos.
—Marchando.
Se levanta y pide en la barra a un hombre con media melena blanca, vestido de negro, que en
seguida le atiende. La chica se fija en ellos y se tapa la boca para que no se oiga cómo se ríe. Han
empezado a discutir educadamente por el verdadero nombre de la «rosquilla glaseada». No deja de
sorprenderla. Félix es más divertido de lo que creía. A su manera, eso sí.
El joven coloca dos vasitos sobre la mesa y luego dos platitos con un donut cada uno. Ella se
queda con el blanco y él con el de chocolate.
—¿Tú no quieres café?
—No, prefiero leche sola, sin nada. Ya sabes que la cafeína no me sienta muy bien.
—Ni con Cola Cao.
—Donut de chocolate más leche con cacao, ¿bromeas?
—No lo veo tan raro.
—Me saldría el azúcar por las orejas. Ya me estoy arrepintiendo de haber pedido el donut...
Ester arruga la nariz y muerde el suyo. Se mete un gran trozo en la boca, con el que casi se
atraganta, pero se ríe cuando consigue tragarlo. Félix la observa con los ojos muy abiertos. Él no se
ríe, parece molesto. La chica se da cuenta y le pide disculpas. Entonces, el joven sí que sonríe.
—No te preocupes. Si te ahogas, yo te hago el boca a boca.
Aquel atrevimiento sorprende a Ester, que no esperaba esa salida por parte de su amigo. ¿De
verdad está dispuesto a besarla? ¿O simplemente ha sido la verdad? Quizá es un experto en primeros
auxilios y lo ha dicho en serio. No tiene ni idea, aunque en esta ocasión ni ha habido media sonrisa.
—¿Empezamos con las mates? —le pregunta para huir de aquel instante algo incómodo.
—Muy bien. Estaba deseando que sacaras el tema.
—¿Por dónde empezamos?
—Sabes sumar y restar, ¿verdad?
—Para eso está la calculadora. Y los dedos, ¿no?
A Félix casi le da un infarto cuando oye lo de los dedos. Si hay algo que no soporta en una
persona es que cuente con los dedos. No hay nada más basto y más burdo que eso. Pero se contiene, no
dice nada y saca su libreta de matemáticas en silencio. Se la pone sobre las rodillas y la abre por la
página que tiene señalada con una marca verde.
Ester sabe que la broma de antes no le ha hecho mucha gracia. A la hora de tratar los temas que
tienen que ver con los estudios, se lo toma muy en serio. Demasiado en serio. Y con esa seriedad
permanecen la siguiente hora y media. Ni una broma ni un chiste. Ni siquiera algún juego de palabras
o un sarcasmo. Félix es un profesor exigente; y Ester, una alumna con la soga al cuello que poco a
poco intenta seguir el ritmo que él le marca.
—Estoy agotada —confiesa la chica, que se ha tomado otro café, este segundo con leche
semidesnatada.
—¿Ya? Si no hemos avanzado nada.
—Sí que hemos avanzado mucho.
—Muy poco. Todavía nos queda por ver la mayoría del temario.
—Un descanso. Va. Hablemos de otra cosa que no sea de números y letras mezclados entre sí.
Félix se ajusta sus gafas, algo contrariado. Cierra el cuaderno, marcando por dónde se han
quedado, y lo guarda en su carpeta junto a la calculadora.
—¿Subimos a ver libros y películas? —pregunta, relajando su expresión.
—Me parece una buena idea.
Los chicos salen de la cafetería y suben por la escalera mecánica hasta la segunda planta, en la
que se entretienen un rato viendo DVD. Ester hace hincapié en las comedias de amor, y Félix le habla
de todas las películas en blanco y negro que ha visto. A la joven le sorprende que a alguien de su edad
le guste ese tipo de cine. Aunque es Félix Nájera: nada de eso debería asombrarla ya.
—¿Cuál es tu película preferida? —quiere saber el chico.
—Mmm. No sé. Tal vez, Moulin Rouge. La he visto mil veces y siempre lloro cuando muere
Nicole Kidman.
—¿De verdad lloras con eso?
—Sí, ¿tú no lloras con las películas?
—Yo no lloro.
—¿Nunca?
—Nunca. No recuerdo la última vez que lo hice. Sería de bebé.
—Venga ya. No me lo creo.
—¿Para qué te voy a mentir?
—¿Tampoco mientes nunca?
La media sonrisa característica de Félix da respuesta a la pregunta de Ester, que sigue atónita con
lo que le acaba de contar.
—Mentir es un recurso. Incluso un arte. Hay mentiras tan elaboradas que son más interesantes
que la propia verdad. Además, todos mentimos. Casi lo hacemos a diario.
—No tiene por qué.
—¿Soy guapo?
—¿Cómo dices?
—¿Te parezco un chico guapo? Dime qué piensas.
—Pues...
—Ocultar la verdad, aunque no mientas, también es una gran mentira —la interrumpe Félix,
antes de que conteste a su pregunta—. ¿Te parezco guapo, Ester?
No sabe qué responder. Guapo no es, está claro. Pero no le va a decir que no. Tampoco puede
decirle que sí.
—Me pareces interesante.
—Me estás llamando feo, educadamente.
—¡No! ¡No es así! No creo que seas feo. De verdad.
—Entonces, soy guapo. O eres una cosa o eres otra. Son adjetivos antónimos. No hay más
soluciones.
—Verás...
La chica agacha la cabeza sin encontrar la manera de salir de aquel embrollo. ¡Qué hace! No
quiere llamarle feo. Pero es que no es guapo. Tampoco va a mentirle para reconocerle que todo el
mundo miente cada día. Aunque no quiere herirlo con la verdad. ¡Ahhh! ¿Cómo se ha metido en ese
laberinto?
Cuando vuelve a levantar la mirada, encuentra la sonrisa socarrona de Félix.
—Déjalo, Ester. No hace falta que me respondas. No te quiero presionar —indica, colocando en
su lugar una película de Charles Chaplin—. ¿Vamos a ver los libros?

На этот раз Эстер пришла первой, без двух минут пять. Она ждет Феликса на нижнем этаже торгового центра FNAC. Сначала они здесь позанимаются математикой, а потом прогуляются по центру.
Эстер много размышляла над тем, что думает Бруно по поводу ее друга. Она по-прежнему не может представить, чтобы Феликс посылал Бруно твиты с угрозами, словно какой-нибудь одержимый маньяк, но, тем не менее, девушку одолевает определенная тревога. А вдруг Бруно прав, и автор анонимок – Феликс?
По сути говоря, она не знает Феликса настолько хорошо, чтобы защищать его, как это делала. За время их разговоров и встреч у Эстер сложилось неплохое впечатление о парне, хотя вчера у него снесло крышу, когда к ним подошел Родриго. “Я воздал ему по заслугам, он заслужил то, что я ему сказал”, – решительно сказал Феликс, провожая девушку домой. Вероятно, Феликс сделал это только для того, чтобы произвести на нее впечатление, а, может, чтобы защитить ее, но это было абсолютно лишним. Это единственная претензия, которую Эстер могла бы предъявить Феликсу, во всем остальном он очень мил. Настолько, что девушка даже планировала начать встречаться с ним всерьез. Судя по всему, она забывает недавнее прошлое. Другие – это уже прочитанная и перевернутая страница.
Часы, предназначенные для особых случаев, которые Эстер надела сегодня в третий раз, показывают ровно пять. Эстер удивлена тем, что столь пунктуальный парень, как Феликс, еще не появился.
- Сеньорита, сеньорита, – кто-то сзади настырно тянет ее за куртку. Эстер поворачивается и видит белобрысого мальчугана лет пяти-шести, намертво вцепившегося в ее одежду. В другой руке он сжимает какой-то пакет, завернутый в подарочную бумагу, на которой написано: “Открой прямо сейчас”.
- Это для меня?
- Ага, для тебя, – кивает мальчуган.
- Большое спасибо!
Девушка берет пакет и ласково треплет малыша по волосам. Постреленок быстрее молнии несется на другой конец торгового зала. Там мальчугана поджидают его родители. Они издали приветственно машут Эстер рукой и выходят из торгового центра, весело сюсюкая с ребенком и смеясь.
Что это там? Заинтригованная, девушка разворачивает бумагу и улыбается, увидев, что лежит внутри – такой же калькулятор, какой приносил вчера Феликс и чек на кофе с молоком или что-то подобное. В этот момент чьи-то руки закрывают глаза девушки.
- Ну-ка, кто я? Думаю, угадать нетрудно.
- Тот, кто заплатил мальчишке, чтобы он подарил мне такой же как у тебя калькулятор.
Парень отнимает руки от лица Эстер, и та поворачивается к нему. Оба улыбаются друг другу, причем Феликс делает это едва заметно, лишь кончиками губ.
- Не понимаю, о чем ты говоришь.
- Да так, ни о чем. Очаровательный белобрысенький малыш проходил мимо и попытался закадрить меня. Не думаю, что ты его знаешь. Он слишком мал, чтобы быть твоим другом.
- Надо было прийти пораньше, чтобы посмотреть на него и сказать, чтобы подождал клеиться к тебе до следующего дня. Сегодня с тобой только я.
- Чтобы заниматься, заметь.
- Конечно, чтобы заниматься. Идем, мы и так слишком задержались. Ну что, спускаемся в кафе?
Эстер еще не видела, как Феликс смеется, но ей нравится его необычная улыбка.
- Что ты хочешь? – спрашивает парень, когда они уже сидят за столиком кафе.
- Кофе бонбон и пончик с сахаром.
- Думаю, ты больше любишь не шоколадные, верно? Видишь ли, с сахаром и те, и другие.
- Да, обожаю без шоколада, я всегда любила их.
- Ладно, я пошел.
Парень поднимается и, подойдя к стойке делает заказ у блондинистого бармена с густой копной волос до плеч. Тот, не мешкая, обслуживает посетителя. Девушка внимательно наблюдает за ними, прикрывая рот рукой, чтобы не было слышно, как она смеется. Феликс и бармен начали чинно спорить по поводу названия “пончик в глазури”. Эстер не перестает удивляться. Феликс забавней, чем она думала, но по-своему.
Парень ставит на стол стаканчики с кофе, а потом две тарелочки с лежащим на каждой из них пончиком. Эстер достается пончик с белой глазурью, а Феликсу с шоколадной.
- А ты не хочешь кофе?
- Нет, я предпочитаю одно молоко, безо всего. Ты же знаешь, что я плохо переношу кофеин.
- Даже с кола-као?
- Шутишь? Более того, в пончике полно какао и молока.
- Мне кажется, не так уж и много.
- Да тогда у меня сахар из ушей потек бы. Я и так жалею, что заказал пончик...
Сморщив нос, Эстер принимается за свой пончик. Откушенный кусок оказался слишком большим, так что едва не застрял в горле. Девушка весело рассмеялась, когда ей удалось проглотить его. Феликс уставился на нее широко открытыми глазами. Он не смеется и кажется взволнованным. Поняв это, Эстер извиняется, и тут парень неожиданно улыбается.
- Не бойся, если пончик застрянет в горле, я сделаю тебе искусственное дыхание рот в рот.
Развязно-наглое замечание парня несказанно удивляет Эстер. Она не ожидала со стороны друга подобной выходки. Он на самом деле готов с ней целоваться? Или имел в виду действительно оказание помощи? Скорее всего, он не шутил; в первой помощи Феликс – спец, и сказал это на полном серьезе, без всякой задней мысли. Говоря, он даже не улыбнулся.
- Ну что, приступим к математике? – спрашивает Эстер, стараясь избежать неловкого момента.
- Отлично. Мне хотелось бы, чтобы ты выбрала тему.
- С чего начать?
- Складывать и вычитать ты умеешь, верно?
- Для этого есть калькулятор и пальцы, разве не так?
Когда Феликс услышал о пальцах, его чуть не хватил инфаркт. Он терпеть не может, когда люди считают на пальцах. Нет ничего более тупого и примитивного, чем это. Однако он сдерживается и ничего не говорит. Парень молча достает тетрадку по математике, кладет на колени и открывает на странице, отмеченной зеленой закладкой.
Эстер поняла, что ее шутка не развеселила Феликса. Он слишком серьезно воспринимает всё, что относится к учебе. Следующие полчаса проходят в такой же сдержанно-деловой обстановке – ни тебе шутки, ни анекдота, ни игры слов, ни подколов. Ни-че-го. Феликс – требовательный и строгий препод, а Эстер – ученица с веревкой на шее, которая потихоньку старается следовать заданному учителем ритму.
- Я устала, больше не могу, – обессиленно сознается Эстер, выпив еще одну чашку кофе с полуобезжиренным молоком.
- Как, уже? Да мы же ничуть не продвинулись вперед.
- Еще как продвинулись.
- С гулькин нос. У нас еще осталась куча тем.
- Всё! Отдых. Поговорим о чем-нибудь другом, где нет перемешанных между собой чисел и букв.
Феликс с некоторой досадой поправляет очки, закрывает тетрадь, аккуратно отметив место, где они остановились и убирает ее в папку вместе с калькулятором.
- Может, поднимемся наверх, посмотрим книги или фильмы? – уже мягче спрашивает он.
- По-моему, отличная идея.
Выйдя из кафе, ребята поднимаются на эсклаторе на второй этаж. Здесь они на какое-то время отвлекаются от учебы, просматривая диски. Эстер делает упор на комедиях о любви, а Феликс рассказывает ей обо всех черно-белых фильмах, которые он посмотрел. Девушка удивляется, что кому-то из ее ровесников нравятся такие фильмы. Хотя чему тут удивляться – это же Феликс Нахера.
- А какой фильм для тебя самый любимый? – хочет знать Феликс.
- Ну-у... не знаю. Может “Мулен Руж”. Я видела его тысячу раз, и всегда плачу, когда Николь Кидман умирает.
- Ты, правда, из-за этого плачешь?
- Да. А ты не плачешь из-за фильма?
- Нет, -не плачу.
- Никогда-никогда?
- Никогда. Я не помню, когда это было последний раз. Вероятно, в глубоком детстве.
- Надо же! Даже не верится.
- А для чего мне врать?
- Ты никогда не врешь?
Особенная полуулыбка Феликса дает ответ на вопрос Эстер. Девушка снова поражается тому, что говорит ей парень.
- Врать нужно уметь. Ложь это, своего рода, искусство. Иногда ложь настолько мастерски-утонченна, что интереснее самой правды. Мы все врем почти что каждый день.
- Вроде, врать не за чем.
- Я красивый?
- Что ты имеешь в виду?
- Ты считаешь меня красивым парнем? Ответь, как думаешь.
- Ну-у...
- Скрывать правду, даже если ты не врешь, тоже большое вранье, – прерывает девушку Феликс, даже не давая ей ответить на заданный вопрос. – Эстер, ты считаешь меня красивым?
Девушка не знает, что ей ответить. Понятно, Феликс не красавец, но она не скажет ему “нет”, но и “да” сказать тоже не может.
- Я нахожу тебя интересным.
- Так ты очень вежливо называешь меня страшным.
- Нет! Это не так! Я не считаю тебя страшным, правда.
- Значит, я красивый. Одно из двух – или ты красивый или страшный. Эти прилагательные являются антонимами. Третьего не дано.
- Понимаешь...
Девушка опускает голову, не находя выхода из этого сложного положения. Что ей делать?! Что делать?! Она не хочет называть Феликса страшным, но ведь он не красавец. В доказательство того, что все каждый день врут, врать ему она тоже не станет, хотя ей и не хочется ранить его правдой. Черт! И как ее только угораздило угодить в этот лабиринт?
Когда Эстер снова поднимает взгляд, она видит ехидную ухмылку Феликса.
- Брось, Эстер. Тебе не нужно ничего мне отвечать. Я не хочу давить на тебя, – насмешливо говорит он, кладя на место диск с фильмом Чарли Чаплина. – Пойдем посмотрим книги?

quedarse corto – в данном случае воздать по заслугам