Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #40

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 40. Пятница

 

—¿Félix Nájera? ¿De verdad te gusta ese tío?
La pregunta es de Bruno. Está perplejo tras la revelación que Ester les acaba de hacer. ¡No se
había equivocado en su intuición! Es él con quien habla por las noches en Skype y el que le envió los
mensajes al móvil el otro día en el cine. ¡También con quien estudió ayer matemáticas en su lugar!
—No es tan cerrado como parece. Si lo conoces un poco, te das cuenta de que tiene algo especial.
Es un chico muy listo y muy agradable.
—Es un empollón engreído, incapaz de relacionarse con nadie.
—Conmigo lo ha hecho, Bruno. Nos hemos empezado a llevar muy bien.
Aunque es el chico quien más participa en la conversación sobre Félix Nájera, el resto también se
ha sorprendido cuando Ester les ha confesado que ha mantenido varias conversaciones con él por
Internet e incluso cenaron juntos anoche. Excepto Alba, que no tiene ni idea de quién están hablando,
las demás chicas oyen asombradas a su amiga.
—Pues debes de ser la única con quien ha cruzado más de diez palabras seguidas, en cinco años
de instituto que llevamos algunos con él.
—Eso es porque tiene un carácter complicado. ¿Sabes que es superdotado?
—Lo que sé es que tiene muy mal perder —apunta Bruno indignado.
—¿A qué te refieres?
—Cuando estábamos en primero o en segundo, no me acuerdo muy bien, le gané una partida en
un torneo de ajedrez y se enfadó muchísimo.
—¿Te gusta el ajedrez? —le pregunta Alba—. No sabía nada.
—Desde tercero de la ESO no juego. Me aburre. Aunque no se me daba mal. Me apuntaba a los
torneos que se organizaban en el instituto para perder alguna que otra clase. Pero lo dejé porque no me
llenaba lo suficiente.
—¿Y le ganaste a Félix?
—Sí, aquel día se distrajo un momento... y le cambié un caballo y un alfil de sitio. Nadie le creyó
y terminé ganándole yo la partida.
—¡Qué capullo! ¡No me extraña que se enfadara contigo! —protesta Ester.
—Y qué más daba. Sólo era un juego en una competición de críos. Pero este tío hasta me quiso
pegar. Si no llega a ser por el profesor de Matemáticas, que andaba por allí, me habría llevado algún
golpe suyo. No creo que esté muy bien de la cabeza.
—Eso pasó hace mucho.
—¿Y qué? Sigue teniendo mirada de psicópata.
Ester niega con la cabeza. No le gusta que su amigo hable así del chico al que le va a pedir salir
esta noche. ¿Serán celos? No lo cree. Parece que le va muy bien con Alba y que ya se ha olvidado por
completo de lo que sentía por ella. No tiene derecho a sentir celos de nadie.
—No será este chico el que te manda los anónimos por Twitter, ¿no? —se le ocurre a Meri, de
repente.
—No se me había pasado por la cabeza. Pero podría ser —admite Bruno—. Se estará vengando
por aquella partida de ajedrez.
—Eso es imposible —sentencia Ester muy molesta.
—¿Por qué?
—Porque no creo que un chico como él, que se pasa la vida estudiando, pierda el tiempo en hacer
ese tipo de tonterías sólo por una partida de ajedrez de hace mil años.
—Ya te digo que se lo tomó fatal. Casi me pega.
—Da igual. No es él el que te manda esos tuits absurdos.
—No entiendo por qué le defiendes tanto.
—No le defiendo. Sólo sé que él no es, Bruno.
—¿Tienes pruebas de que no sea?
—Que yo sepa, para lo que hay que tener pruebas es para acusar a alguien de algo. ¿Tú las tienes?
El joven niega con la cabeza. Es verdad que no posee nada en su contra, salvo aquella estúpida
partida de ajedrez en la que le hizo trampas. ¿Lo que le fastidia es que Ester se haya fijado en él?
—A mí no es que me caiga mal —interviene Meri—. Pero siempre he visto a Félix como alguien
de otra galaxia, que vive en su mundo y que considera que nosotros vivimos en un mundo inferior al
suyo.
—También yo pensaba que era un prepotente antes de conocerle mejor.
—¿Le has preguntado cómo hace para sacar todo sobresalientes? —quiere saber Val, que
continúa abrazada a su ramo de rosas.
—Se mata a estudiar. Varias horas todos los días. Es su único secreto.
—Imagino que algún truco tendrá para sacar siempre la máxima nota de la clase.
—No siempre —corrige Bruno a Valeria—. Hubo un examen, por lo menos, en el que yo saqué
más nota que él.
—¿En cuál?
—En el examen final de Matemáticas del trimestre pasado. Saqué un 9,1 y él un 8,8.
—Otro motivo para amenazarte con anónimos —indica Meri, sonriendo.
Ester vuelve a negar con la cabeza. Debe reconocer que la razón por la que Félix puede odiar a su
amigo ya no es solamente un hecho aislado de hace mucho tiempo. También puede obedecer a esta
otra cuestión, mucho más cercana. Y sabiendo lo competitivo que es, no le extrañaría que se hubiera
picado por no sacar sobresaliente en ese examen y, al mismo tiempo, ser superado por Bruno
Corradini.
—No, no es él. Seguro.
—Pero podría serlo. No seas cabezota.
—No soy cabezota, Bruno. Simplemente, es que este chico no haría algo así por esos motivos. No
es suficiente.
—Pues por mi parte se ha convertido en el sospechoso número uno. ¡Cómo no me di cuenta
antes! Tanta acusación sin pruebas molesta mucho a Ester, que prefiere no hablar más de ese asunto.
Además, la chica llega a la parte del camino en la que tiene que separarse del grupo.
—Bueno, me marcho por aquí.
—¿Y eso? ¿Adónde vas?
—Tengo que... visitar a una amiga de mis padres que está en el hospital —indica mirando a Meri,
que le hace un gesto de conformidad con la cabeza.
—Oye, que si prefieres irte con tu nuevo amigo, no pasa nada. No tienes que mentirnos.
Bruno está empezando a enfadarla de verdad. ¿A qué viene eso?
—Déjala, hombre. Ella puede salir con quien quiera —le regaña la pelirroja.
—Era una broma. Aunque me niego a que Nájera se una a nuestro grupo.
—Tranquilo, eso ni siquiera se me ha pasado por la cabeza.
—Yo de ti, me andaría con ojo con ese tipo.
—Gracias por el consejo, Bruno. Lo tendré en cuenta.
La chica se despide de sus amigos bastante alterada. ¡La ha puesto muy nerviosa! ¿A qué ha
venido todo aquello? Félix no sería capaz de hacer algo así. Aunque sea un joven extraño y no lo
conozca todavía demasiado.
De todas maneras, es muy raro todo. La partida de ajedrez, aquel examen... Seguro que son
coincidencias. Si no hay nada más, es absurdo creer que Félix haya perdido su valioso y ocupadísimo
tiempo en algo así.
Mientras camina hacia el hospital para ver a Paloma, Ester piensa en si estando con él ha visto u
oído algo que pueda relacionarlo con los anónimos.
¿Y si se lo pregunta directamente? Eso sería como acusarlo y dudar de él, sin tener ni siquiera
una prueba. No sería un buen comienzo.
Cuando lo vea esta tarde ya decidirá qué hace y cómo. Ahora tiene otra misión importante.
Entra en el hospital y se dirige a recepción. Tardan unos minutos en atenderla, hasta que una
señora de pelo blanco le pregunta qué quiere.
—Buenas tardes. Vengo a ver a Paloma Vidal, habitación 127. ¿Puedo subir?
La mujer busca en su ordenador y comprueba los datos que Ester le acaba de dar. Su rostro no es
agradable y parece que le ha molestado la pregunta.
—Le han dado el alta esta mañana. Ya no está en este hospital.
—¿Ya no está ingresada?
—Eso es lo que le acabo de decir.
—Bueno... Muchas gracias.
La joven se da la vuelta y sale rápidamente del edificio. Algo así podía ocurrir, aunque se alegra
de que Paloma ya no esté ingresada. Pobre chica, lo tiene que estar pasando muy mal. Sus padres la
tendrán aislada en casa y encerrada en su cuarto sin poder usar el móvil ni Internet. Simplemente,
porque es homosexual. Cómo le fastidia que esas cosas pasen todavía.
—Hola, Meri. Buenas y malas noticias —dice mientras llama a su amiga, ya de regreso a casa.
—¿Qué ha pasado?
—Paloma ya no está ingresada en el hospital.
—¡Eso es genial! Espero que se haya recuperado del todo.
—Sí, pero ahora será más difícil hablar con ella y no creo que yo pueda hacer nada más.
Ésa es la parte mala. También María piensa como Ester. Llegar hasta ella va a ser misión
imposible.
—No te preocupes. Muchas gracias por ayudarme en esto.
—No hay de qué. Espero que puedas hablar con ella pronto y todo se solucione. Hacéis muy
buena pareja.
—Yo también espero que sus padres cedan y me dejen volver a verla.
La voz de Meri suena desolada y desesperada. La situación es muy complicada y aquella
incertidumbre le está haciendo mucho daño.
—Llámame o escríbeme si hay alguna novedad, por favor.
—Lo haré, gracias de nuevo, Ester.
—De nada —dice, a punto de despedirse y colgar. Sin embargo, le gustaría saber la opinión de su
amiga respecto a...—. Oye, Meri. ¿Tú qué piensas de lo de antes? ¿Crees que Félix puede andar detrás
de los anónimos a Bruno?
—Pues no lo sé. Tú lo conoces mejor que yo. Sólo te pido que tengas cuidado y que no descartes
nada sólo por que ese chico te guste. Si tiene algo que ver, se equivocará en algo tarde o temprano, y
tú eres la que está más cerca de él para poder descubrirlo.

- Феликс Нахера? Тебе, правда, нравится этот типчик? – растерянно спрашивает Бруно, только что
наблюдавший, как Эстер мило болтала с этим парнем. Значит, интуиция его не подвела! Выходит, это с ним Эстер вечерами общается по скайпу, ему она посылала сообщения в тот день, в кино, и именно с ним она готовилась вчера к математике!
- Он не такой замкнутый, каким кажется. Узнав его получше, ты поймешь, что в нем есть что-то
особенное. Он очень умный и очень милый.
- Да он просто заучка, который ни с кем не может общаться.
-  А со мной смог. Мы неплохо проводим время, Бруно.
Несмотря на то, что только Бруно принимает самое активное участие в разговоре о Феликсе
Нахера, остальные ребята были поражены не меньше его, когда Эстер призналась им, что общается с Феликсом по интернету, а вчера даже ужинала вместе с ним. Все с удивлением слушают свою подругу, за исключением Альбы, которая понятия не имеет, о ком идет речь.
- Ну тогда ты, должно быть, единственная, с кем он перекинулся больше чем десятком слов кряду
за пять лет нашей с ним учебы.
- Это потому, что у него сложный характер. Ты знаешь, что он сверходаренный?
- Я знаю только то, что он лузер, – кипятится Бруно.
- Ты о чем?
- Когда мы учились в первом или втором классе, не помню точно, я выиграл у него партию в
шахматы, и он рассвирепел.
- Тебе нравятся шахматы? – спрашивает Альба. – А я и не знала.
- Я не играю в них с третьего класса. Они мне надоели, хотя у меня неплохо получалось. На
школьных соревнованиях я что-то выигрывал, что-то проигрывал, а потом бросил. Шахматы не так сильно увлекали меня.
- И ты выиграл у Феликса?
- Ага. Он в тот день на секунду отвлекся… я и поменял местами коня и слона. Ему никто не
поверил, и все закончилось моей победой.
- Ну ты и паршивец! Меня не удивляет, что Феликс разозлился на тебя! – возмущается Эстер.
- Да какая разница, соревнования-то были для желторотиков. А этот чувак даже хотел меня
побить. Ему не удалось стукнуть меня, потому что мимо проходил математик, и я не думаю, что удар Феликса пошел бы на пользу моей голове.
- Это было так давно.
- И что с того? У него все такой же взгляд психопата.
Эстер удрученно качает головой. Девушке не нравится, что ее друг говорит так о парне, который сегодня вечером назначил ей свидание. Может, это ревность? Да нет, вряд ли. У него и с Альбой, вроде, все отлично, и он, похоже, окончательно позабыл о своих чувствах к ней, так что Бруно не имеет права ревновать ее к кому бы то ни было.
- Послушай, а не этот ли чувак посылает тебе в Twitter анонимки, а? – внезапно осеняет Мери.
- Знаешь, мне это даже в голову не приходило, но вполне может быть, – допускает Бруно. – Возможно, он мстит мне за ту шахматную партию.
- Да быть того не может, – с горячностью утверждает Эстер.
- Почему?
- Потому что я не думаю, что парень, который всю жизнь проводит за учебой, теряет время на подобную чушь из-за какой-то глупой шахматной партии тысячелетней давности.
- Я же тебе говорю, что Феликс ужасно это воспринял. Он едва не ударил меня.
- Ну и что? Какая разница? Это не Феликс посылает тебе эти тупые записочки.
- Понять не могу, что ты так его защищаешь.
- Я не защищаю, я только знаю, что это не он, Бруно.
- У тебя есть тому доказательства?
- Насколько я понимаю, прежде чем обвинять кого-то, нужны доказательства его вины. У тебя они есть?
В ответ Бруно лишь мотает головой. Ведь и в самом деле у них с Феликсом не было никаких стычек, кроме той дурацкой партии, когда он смухлевал. Выходит, его бесит то, что Эстер связалась с этим заучкой?
- Не то, чтобы мне не нравился Феликс, – встревает Мери, – но я всегда смотрела на него как на инопланетянина из другой галактики, живущего в своем мирке и полагающего, что мы живем в каком-то мире, который гораздо ниже, чем его.
- Я тоже думала, что Феликс высокомерный, пока не узнала его лучше.
- А ты не спрашивала Феликса, как ему удается всегда получать отличные отметки? – живо интересуется Вал, продолжая обнимать букет роз.
- Он гробит себя на этой учебе, каждый день и по многу часов. Вот его единственный секрет.
- Думается мне, есть у него какая-то хитрость, чтобы всегда получать самую высокую в классе оценку.
- Не всегда, – поправляет Валерию Бруно. – Был, по меньшей мере, один экзамен, на котором я получил оценку выше, чем у него.
- И что за экзамен?
- По математике за прошлый триместр. Я получил 9,1 а он 8,8.
- Вот и еще одна причина угрожать тебе анонимками, – с улыбкой замечает Мери.
Эстер снова качает головой. Она не согласна, хотя должна признать, что причина, по которой Феликс может ненавидеть ее друга, заключена не только в том быльем поросшем случае, но и в недавнем экзамене. Учитывая соперничество ребят, ее не удивило бы, что Феликс был уязвлен, не получив на этом экзамене высший балл, и, более того, сдав его хуже, чем Бруно Коррадини.
- Нет-нет, это, точно, не он.
- Но мог бы быть и он, не будь упертой.
- Я не упертая, Бруно, просто Феликс не стал бы заниматься подобными делами по столь мизерным причинам.
- А по мне так он подозреваемый номер один. Черт, и как я не понял этого раньше?!
Это бездоказательное обвинение сильно беспокоит Эстер, и девушка предпочитает больше не говорить на эту тему, тем более что она уже дошла до места, где ей придется распрощаться с остальными.
- Ладно, ребята, мне сюда.
- Эй, куда это ты?
- Мне нужно… навестить одну приятельницу родителей. Она сейчас в больнице, – отвечает Эстер, вопросительно глядя на Мери, которая утвердительно кивает головой.
- Послушай, тебе не нужно врать нам, если ты хочешь пойти к своему новому дружку. В этом нет ничего такого. – Бруно начинает злиться не на шутку. С чего бы это?
- Э-эй, парень, брось. Эстер может встречаться, с кем пожелает, – строго отчитывает друга Рыжик.
- Я пошутил, но, вообще-то, я против того, чтобы Нахера присоединился к нашей компании.
- Успокойся, Бруно, мне это даже в голову не пришло.
- На твоем месте, я бы пригляделся к этому парню. Держи с ним ухо востро!
- Спасибо за совет, Бруно. Я приму его к сведению.
Девушка торопливо прощается с друзьями. Она взволнованна и весьма опечалена. Взбрело же
Бруно в голову такое! С чего бы это? Конечно, Феликс очень странный парень, и она не так хорошо его знает, но он вряд ли был способен на подобные поступки.
В любом случае, все это очень странно. Шахматная партия, и этот экзамен… Наверняка это просто
совпадение. Если все дело только в этом, то глупо думать, что занятый делами под завязку Феликс станет тратить свое драгоценное время на подобную чушь.
Эстер идет навестить Палому и по дороге в больницу размышляет, не видела и не слышала ли она,
будучи с Феликсом, что-нибудь такое, что связывало бы его с анонимками.
А что, если спросить его напрямую? Это было бы равносильно тому, что она сомневается в нем и
обвиняет в чем-то, не имея ни единого тому доказательства. Паршивое было бы начало.
Что и как делать, она решит вечером на свидании с Феликсом, а сейчас у нее другое важное
поручение.
Эстер заходит в больницу и идет в регистратуру.
- Что вы хотите? – спрашивает светловолосая регистратоша у Эстер после нескольких минут
ожидания.
- Добрый день. Я пришла навестить Палому Видаль из палаты 127. Я могу подняться к ней?
Женщина ищет что-то по компьютеру, сверяя только что названные Эстер цифры. Кажется, ее
беспокоит заданный вопрос; об этом красноречиво свидетельствует неприветливое выражение ее лица.
- Палому Видаль выписали из больницы сегодня утром.
- Она не в больнице?
- Я вам только что сказала, что ее выписали.
- Хорошо… Спасибо.
Развернувшись, Эстер быстро выходит из здания. Что же могло случиться? Хотя она рада, что
Палома уже не в больнице. Бедняжка, ей, должно быть, так плохо. Возможно, родители заперли ее в комнате, и теперь она сидит там, не имея возможности пользоваться телефоном и интернетом только потому, что она лесбиянка. Такие вещи все еще случаются в нашем мире, и это жутко бесит Эстер.
- Привет, Мери! У меня хорошие и плохие новости для тебя, – сообщает Эстер, придя домой и
позвонив подруге.
- Что случилось?
- Палому выписали из больницы.
- Вот здóрово! Надеюсь, она полностью поправилась.
- Да, но теперь тебе будет очень трудно поговорить с ней, и я не думаю, что смогу сделать что-то  
еще.
Это – плохая новость. Мария думает так же, как Эстер. Добраться до Паломы – будет
невыполнимой миссией.
- Не беспокойся, Эстер. Огромное спасибо за помощь.
- Не за что. Надеюсь, очень скоро ты сможешь поговорить с Паломой, и все утрясется. Вы –
отличная пара.
- Я тоже надеюсь, что родители Паломы сдадутся и разрешат мне снова встречаться с ней. – В
голосе Марии слышны отчаяние и безнадежность. Девушка находится в сложном положении, и эта неопределенность причиняет ей боль.
- Если будут какие-то новости, позвони или напиши мне.
- Обязательно. Еще раз спасибо тебе, Эстер.
- Не за что, – отвечает Эстер, прежде чем попрощаться и повесить трубку. Однако ей хочется знать
мнение подруги насчет одного вопроса… – Послушай, Мери, что ты думаешь по поводу прежнего? Ты действительно считаешь, что за анонимками Бруно может стоять Феликс?
- Не знаю. Ты знаешь Феликса лучше меня. Я только прошу тебя быть осторожной и не исключать
эту возможность только потому, что тебе нравится этот парень. Если Нахера причастен к анонимкам, то рано или поздно он совершит ошибку, и ты сможешь узнать об этом раньше всех.

tener mal perder (ser mal perdedor) – проигравший, неудачник, лузер