Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #38

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 38. Пятница

 

Las clases acaban por esa semana. Hoy salen a la una y media, algo que todos agradecen. Llevan
unos días repletos de tensión y de nervios. Primero de Bachillerato va llegando a su término. A partir
del lunes empiezan los temidos exámenes finales y se la jugarán prácticamente a una carta.
—No sé si seré capaz de aprobar todo. Estoy algo perdida —indica Eli, todavía dentro del
instituto—. Son muchos meses sin estudiar nada.
Bruno, Ester y Meri la acompañan, como también han hecho durante el recreo. Valeria les ha
dicho que se une más tarde a ellos. No le apetece compartir ni un solo segundo más con la que fue su
mejor amiga. Los intentos de Elísabet por acercarse han sido inútiles durante toda la mañana. Ni le ha
dirigido la palabra.
—Tú estudia mucho este fin de semana y verás como todo sale bien —comenta Ester positiva.
Cuando salen del edificio, la madre de Eli está esperándola en el coche, pero en lugar de ir a su
encuentro, ella sale corriendo hacia una chica rubia, que aguarda pacientemente y muy ilusionada a
que su novio aparezca.
—¡Alba! ¡Qué guapa estás! —exclama abrazándola—. ¡Tenía muchas ganas de verte!
Sin embargo, ésta no piensa lo mismo. Da un par de pasos hacia atrás y la mira muy seria.
Desafiante.
—Yo no tantas. Después de utilizarme como lo hiciste...
—Te entiendo —dice Eli, apagando su euforia inicial—. Sigues enfadada conmigo, ¿no?
—No, no estoy enfadada contigo. No soy tan rencorosa. Pero no me creo el buen rollo este del
que vas ahora. Ya me contó Bruno que les habías pedido perdón a todos.
—Sí. Y a ti también. Tú fuiste una de las que peor lo pasaron por mi culpa. Perdóname, por favor.
Fui muy mala contigo.
La madre de Elísabet hace sonar el claxon para que su hija se dé prisa. Mientras tanto, el resto del
grupo se acerca hasta donde las dos chicas dialogan. Bruno le da un beso a Alba en los labios y la
conversación continúa entre ambas.
—No puedo decir que no te perdono. Soy feliz ahora y me gustaría que tú también lo fueras algún
día. Así que acepto tus disculpas.
—Muchas gracias, Alba.
—Pero como se te ocurra hacer algo para romper el grupo o intentes liar una de las tuyas contra
alguno, te las verás conmigo. Te lo aseguro, Eli.
Las amenazas de la joven asombran hasta al propio Bruno. Cuando discuten entre ellos no se
muestra tan agresiva.
—No te preocupes. Nada de eso va a pasar. He cambiado y me he dado cuenta de que os he hecho
mucho daño a todos.
—Más te vale que hayas cambiado, Eli. Más te vale.
La tensión entre las dos chicas se evapora cuando Susana vuelve a tocar el claxon. Está
comenzando a desesperarse al ver que su hija no va.
—Me tengo que marchar ya. Estudiad mucho este fin de semana. Si queréis cualquier cosa, aún
tengo el mismo número de móvil. Hasta el lunes.
Elísabet se despide de los cuatro y corre hasta el coche de su madre. Sube y, tras saludarla con un
beso, insulta a Alba en voz baja, casi de forma inaudible. Si esa estúpida ha conocido a sus amigos y
de alguna forma pertenece ahora al club es gracias a ella. ¿Quién se ha creído que es? ¡Maldita
acoplada! No le gusta nada cómo la ha tratado. Se ha tenido que morder la lengua para no soltarle
cuatro cosas. Pero le toca callarse si quiere recuperar la confianza del grupo.
En el camino hasta casa no habla demasiado con su madre. Sólo piensa en la afrenta de Alba y en
lo bien que besa Ángel. Dos cosas totalmente contrapuestas. Pero esa niñata no va a amargarle uno de
los días más felices de su vida. Saborear su boca ha sido increíble. Está deseando volver a verle. Le ha
prometido que será muy pronto, aunque no le ha garantizado que sea ese fin de semana. Tiene que
estudiar muchísimo hoy, el sábado y el domingo, aunque si apareciese, lo dejaría todo por estar con él.
Llegan a su casa y entran. Huele muy bien en la cocina.
—¿Qué has hecho de comer, mamá?
—Lasaña vegetal. Tu preferida, ¿no? —indica Susana, dándole una palmadita en el hombro. Es
difícil contentar y sacarle una sonrisa a su hija. Aun así, lo sigue intentando como puede—. Voy a
subir a cambiarme los zapatos. Éstos me hacen polvo los pies.
La mujer se marcha y deja sola en la cocina a su hija. Elísabet abre con cuidado el horno y aspira
el aroma de la pasta. ¡Qué hambre!
—Cuidado, no se te vaya a quedar la cabeza ahí metida —le dice una voz a su espalda.
Alicia lleva puesto un vestido blanco y sobre él un delantal completamente negro. Las manos las
tiene cubiertas con guantes de cocina de color pistacho.
Al girarse y verla, Eli resopla y cierra la puerta del horno.
—No quiero saber nada de ti.
—Mientes. ¿O prefieres que en mi lugar esté esa enana rubia que te ha faltado al respeto?
—No existes. Me da igual lo que me digas.
—Otra vez con esa tontería de que no existo.
Las dos chicas salen de la cocina. Suben por la escalera y entran en el dormitorio de Elísabet.
Ésta se quita la chaqueta y luego la camiseta con la que ha ido al instituto. Abre el armario y se pone
otra, más de andar por casa. A continuación, se dirige al cuarto de baño. Alicia camina detrás y entra
con ella.
—¿Hasta aquí vas a seguirme? —le dice, viéndola a través del espejo, tras cerrar la puerta.
—Según tú, no existo. Así que no creo que te moleste mi no-presencia.
—Eres un verdadero incordio. Te odio.
—En cambio, yo te quiero.
—Pasa de mí.
Eli se lava las manos y se da cuenta de que en la cara le han salido dos granitos. Uno en la frente
y otro en la parte inferior de la nariz. Mierda, no puede ser.
—¿Vuelven? —pregunta Alicia, sonriéndole irónica—. La belleza es algo efímero.
—No vuelven. Sólo son dos pequeños granos sin importancia. Nada más.
—Pues parecen enormes.
—¡Cállate, por favor!
—¿Te habrán salido por los nervios? Porque que yo sepa no has comido mucho chocolate
últimamente.
—Por el chocolate no te salen granos. Es una leyenda falsa.
Aunque sí que ha estado muy nerviosa esos últimos días. Más de lo habitual. Ésa sí puede ser la
razón de aquellos dos molestos e impertinentes granitos. Saca una crema de un cajón y se la extiende
por toda la cara.
—Mira que si vuelves a parecer un volcán... Sería divertido regresar a los viejos tiempos.
A eso no está dispuesta Eli, que empieza a perder la paciencia. No sabe ya qué hacer para que
Alicia desaparezca por completo de su vida. Se ha pasado varias semanas sin verla, pero por algún
motivo ha vuelto.
—Eres tú, eres tú..., no existe. Ella no existe. Sólo eres tú la que la ve. Eres tú...
—¿Y esa cancioncilla? ¿Te la ha enseñado alguno de tus loqueros?
—Eres tú. Sólo eres tú... Sólo eres tú la que ve a Alicia.
—Como te vuelvan a salir granos, Valeria se va a partir de risa. Así ya tendrá otro motivo para no
querer saber nada de ti. Hoy te ha ignorado bastante, ¿verdad?
—Cállate.
—Qué suerte tiene esa chica. Hasta le llevan rosas a clase. ¿Alguna vez alguien te ha regalado
flores?—
No quiero flores.
—¿Todavía no ha tenido ningún detalle contigo el hijo del pintor? Esta mañana os he visto muy
acarameladitos. ¿Vais en serio?
Eli resopla, contiene un grito y sale caminando deprisa del cuarto de baño. Lo que le faltaba, que
se inmiscuyera también en su relación con Ángel.
—Deja a ese chico en paz. Ni lo nombres.
—Está bueno. Ya sabe que existo o, mejor dicho, que no existo, ¿verdad? —insiste Alicia, que
entra otra vez en su cuarto detrás de Eli—. Y él, ¿existe?
—¡Claro que existe!
—¿Sí? ¿Estás segura?
¡Por supuesto que lo está! Esa misma mañana ha probado sus labios. Cómo va a imaginarse algo
así.
—No quiero hablar más contigo. No pienso decirte nada más.
—Qué infantil eres a veces. ¿Tienes su número de móvil? ¿Su Twitter? ¿Facebook? ¿Cuántos
años tiene?
No tiene nada de eso y ni siquiera sabe su edad. ¿Veinte? ¿Veintiuno? Pero ¿qué más da? ¿Acaso
es obligatorio saber todo de una persona? ¡Ángel es su nuevo amor! El chico perfecto. No necesita
estar informada de cada detalle. Los irá descubriendo poco a poco. Cuando le vuelva a ver...
—Nada de nada. No sabes absolutamente nada de él. Apareció en tu casa un día y de vez en
cuando os veis, y ya está. ¿De qué me suena a mí eso? Ah, pero yo no existo y él sí. Cuántas mentiras
hay en tu vida, amiga mía.
Elísabet ya no puede más. No quiere seguir oyendo. Sale a toda prisa de su habitación, baja las
escaleras y entra en la cocina, donde su madre está sacando la lasaña del horno.
—Hija, ¿te encuentras bien? —le pregunta cuando la ve tan alterada.
Si le confiesa que está viendo otra vez a Alicia, se acabó la libertad, el instituto y... Ángel. Con lo
tranquila que ha estado durante esos más de dos meses sin verla. Si ha vuelto, habrá sido por algún
motivo. ¿Sus problemas con Valeria? Ella es la única que sabía de sus visiones cuando eran niñas. Y
todo lo que ha pasado en los últimos tiempos, de una manera u otra, tenía que ver con su antigua
amiga. Alicia siempre surge tras algo relacionado con Val. ¿Es ella la clave de todo lo que pasa?
No está segura, pero lo intuye. ¿Qué puede hacer? ¿Cómo conseguir que sus visiones
desaparezcan para siempre? ¿Debería desaparecer también Valeria? Eso significaría...
—Elísabet, te estoy hablando. ¿Estás bien?
—Sí, mamá. Me encuentro muy bien. Muy muy bien.
На этой неделе занятия заканчивались. Ко всеобщей радости сегодня уроки завершились в половине второго. Уже несколько дней ребята проводят в нервном напряжении. Учеба в первом классе старшей школы подходит к концу. С понедельника начинаются наводящие ужас итоговые экзамены. По сути, она идет ва-банк.
- Даже не знаю, смогу ли я все сдать, ведь я столько месяцев не училась и многое пропустила, – говорит Эли, направляясь к выходу вместе с Бруно, Эстер и Мери, которые проводили с ней все перемены. Валерия сказала ребятам, что присоединится к ним попозже. Она ни секунды не хочет находиться рядом со своей бывшей лучшей подругой. Напрасно Элизабет все утро пыталась сблизиться с Валерией, та и словечком с ней не обмолвилась.
- Ты много занималась в выходные, так что увидишь – все будет хорошо, – ободряет подругу Эстер.
Когда ребята выходят из школы, мать Элизабет уже поджидает дочь, сидя в машине, но вместо того, чтобы идти к ней, Эли бежит к светловолосой девушке, которая терпеливо ждет своего парня и вся сияет от счастья, увидев его.
- Альба! Какая ты красавица! – восклицает Эли, обнимая ее. – Мне так хотелось тебя увидеть!
Однако Альба думает иначе. Попятившись назад, она очень серьезно и даже вызывающе смотрит на Эли.
- А мне не очень. После того, как ты использовала меня...
- Я тебя понимаю, – отвечает Эли, умерив первоначальную радость. – Ты продолжаешь сердиться на меня, да?
- Нет, не сержусь, я не настолько злая. Просто я не очень-то верю в твои теперешние добрые намерения. Бруно мне уже рассказал, что ты просила у всех прощения.
- Да, и у тебя тоже. Ты была одной из тех, кому из-за меня было хуже всего. Пожалуйста, прости меня, я очень плохо обошлась с тобой.
Мать Элизабет нетерпеливо гудит, поторапливая дочь, в то время как остальные ребята подходят к двум разговаривающим между собой девчонкам. Бруно целует Альбу в губы, после чего прерванный было разговор возобновляется.
- Я не могу сказать, что не прощаю тебя, Эли. Сейчас я счастлива, и мне хотелось бы, чтобы ты тоже стала когда-нибудь такой же счастливой. В общем, я принимаю твои извинения.
- Спасибо, Альба, большое спасибо.
- Но если тебе взбредет в голову развалить нашу компанию, или ты задумаешь что-нибудь плохое против кого-то, ты будешь иметь дело со мной. Это я тебе гарантирую, Эли.
Угрозы Альбы поражают даже Бруно. Когда девушки разговаривали между собой, Альба не казалась такой враждебной.
- Не волнуйся, ничего такого не будет, я изменилась. Я поняла, что причинила всем вам много боли.
- Лучше тебе измениться, Эли, лучше измениться.
Напряжение между девушками тает, словно дым, с новым гудком Сусаны, которая уже начинает понемногу отчаиваться, видя, что дочь не идет.
- Мне пора идти. В выходные занимайтесь, как следует. Если будет что-нибудь нужно, номер моего мобильника прежний. До понедельника.
Попрощавшись с ребятами, Элизабет бежит к машине матери, садится в нее и посылает всем четверым воздушный поцелуй, еле слышно бормоча ругательства в адрес Альбы. Ведь эта кретинка только благодаря ей познакомилась с ее друзьями, и теперь является членом клуба. Что она о себе возомнила? Чертова прилипала! Не нравится ей, видите ли, как она с ней обошлась! Что ж, пришлось прикусить язык, чтобы не высказать ей все. Да, приходится помалкивать, если хочешь вернуть доверие компашки.
По дороге к дому Эли не слишком болтлива. Она почти не разговаривает с матерью, а только думает о прекрасном поцелуе Анхеля, да мысленно поливает грязью Альбу. В ее мозгу уживаются две абсолютно противоположные вещи. Ну уж нет, эта девчонка не испортит ей один из самых счастливых в жизни дней. Ощущать вкус губ Анхеля было нечто невообразимое. Она хочет снова встретиться с ним. Она пообещала ему, что они встретятся очень скоро, но не гарантировала, что это будет в выходные. За субботу и воскресенье ей предстоит многое выучить, хотя, появись Анхель, и она забросит все куда подальше, чтобы побыть с ним. Мать с дочерью подъезжают к дому и заходят в квартиру. Из кухни долетает восхитительный аромат.
- Мам, что ты приготовила на обед?
Лазанью по-вегетариански. Она ведь твоя любимая, так? – отвечает Сусана, хлопая дочь по плечу. Матери очень трудно угодить Эли и вызвать у нее улыбку, но она старается, как может. – Я поднимусь к себе и переобуюсь, а то эти туфли трут мне ноги.
Женщина выходит из кухни, оставив дочь одну. Элизабет осторожно приоткрывает духовку и с наслаждением вдыхает аромат пасты. Как она голодна!
- Эй, поосторожнее, не суй голову в духовку, – раздается голос за ее спиной.
Сегодня на Алисии надето белое платье, а поверх него совершенно черный передник, и на руках фисташково-зеленые кухонные рукавицы.
Обернувшись и увидев ее, Эли со вздохом прикрывает дверцу духовки.
- Я даже знать о тебе ничего не хочу.
- Врешь. Или ты предпочитаешь, чтобы на моем месте была эта белобрысая малявка, которая и в грош тебя не ставит?
- Ты не существуешь, и мне безразлично, что ты говоришь.
- Вот еще глупости! Опять ты с этой ерундой, что я не существую.
Обе девушки выходят из кухни, поднимаются по лестнице и входят в спальню Элизабет. Эли снимает жакет и блузку, в которых ходила в школу. Затем она открывает шкаф и достает домашнюю футболку, а потом идет в ванную. Алисия идет следом и входит в ванную вместе с Эли.
- Ты даже здесь будешь преследовать меня? – спрашивает она, глядя в зеркало.
- Судя по твоим словам, я не существую, так что не думаю, что помешаю тебе своим, скажем так, неприсутствием.
- Как же ты назойлива, достала, в самом деле. Я тебя ненавижу.
- А я, наоборот, тебя люблю.
- Отстань от меня.
Умывая лицо, Эли вдруг замечает, что у нее выскочили два прыща. Один на лбу, а второй на самом кончике носа. Вот дерьмо, не может этого быть.
- Что, опять прыщи? – усмехаясь, интересуется Алисия. – Красота это нечто эфемерное.
- Ерунда, их всего два.
- Сначала два, а потом станет больше.
- Помолчи ты, ради бога!
- Это, должно быть, на нервной почве. Насколько мне известно, в последнее время ты не ела много шоколада.
- От шоколада прыщи не выскакивают, это все сказочки.
Вообще-то в последние дни она нервничала больше обычного, и нервы вполне могут быть причиной появления этих двух раздражающих и весьма неуместных прыщей. Эли достает из коробочки крем и мажет им все лицо.
- Смотри, как бы не появилась уйма прыщей... Было бы забавно вернуть старые добрые времена.
К такому повороту событий Эли не готова и начинает терять терпение. Она уже не знает, что ей предпринять, чтобы Алисия полностью исчезла из ее жизни. Эли не видела ее вот уже несколько недель, но по какой-то причине Алисия вернулась.
- Ты... ты... ты не существуешь. Алисии нет. Тебя вижу только я одна. Ты...
- О боже, опять эта песенка? Этому научил тебя кто-то из твоих психушников?
- Да ты… ты всего лишь… ты всего лишь мое видéние, Алисия.
- Вот уж Валерия посмеется над тем, что у тебя снова прыщи. У нее будет еще один повод не желать знаться с тобой, хотя ей и так плевать на тебя. Она же не общается с тобой, правда?
- Заткнись!
- А эта девчонка не промах! Надо же, как ей везет – даже розы в школу принесли. А тебе кто-нибудь подарил цветы?
- Я не люблю цветы.
- А у тебя еще ничего не было с этим сынком маляра? Сегодня утром я видела, как вы с ним нежно ворковали. Это у вас серьезно?
Эли глубоко вздыхает, сдерживая крик, и неторопливо выходит из ванной. Не хватало еще, чтобы Алисия вмешивалась в ее отношения с Анхелем.
- Оставь в покое этого парня, и даже не упоминай о нем.
- Ладно. Он уже знает о моем существовании, вернее, о том, что я не существую, да? – как ни в чем не бывало, продолжает разговор Алисия, снова входя в комнату следом за Элизабет. – А он сам-то существует?
- Конечно, существует!
- Да-а-а? А ты уверена?
Еще бы! Конечно, она уверена – не далее как сегодня утром она чувствовала вкус его губ. Разве можно вообразить такое?
- Я больше не желаю разговаривать с тобой, и даже не собираюсь.
- Иногда ты просто дитя малое. У тебя есть номер его телефона, адрес в Twitter или Facebook? Сколько ему лет?
У нее нет ни телефона, ни адресов. Она даже не знает его возраст. Сколько ему? Двадцать? Двадцать один? Да какая разница! Разве о человеке обязательно нужно знать всё? Анхель – ее новая любовь! Он замечательный парень, и ей не нужно знать о нем все до мелочей именно сейчас. Она будет узнавать его постепенно. Когда она снова встретится с ним…
- Ну вот, ты ничегошеньки о нем не знаешь. То есть абсолютно ничего. Однажды он появился в
твоем доме, и теперь вы время от времени встречаетесь, вот и всё. Так с какой стати постоянно напоминать мне о том, что меня нет, а он есть? Ты совсем завралась, подружка.
Элизабет больше не может выносить все это. Она не хочет продолжать выслушивать Алисию.
Девушка выбегает из комнаты, спускается по лестнице и заходит на кухню, где мать уже вытаскивает из духовки лазанью.
- Ты хорошо себя чувствуешь, доченька? – встревоженно спрашивает она, заметив, что дочь
изрядно расстроена.
Если сейчас признаться матери, что она снова видит Алисию, то конец ее свободе, школе и…
Анхелю. Несколько месяцев она ее не видела, и всё было спокойно. Но если Алисия вернулась, то, вероятно, на это есть какая-то причина. Может, ее проблемы с Валерией? Она единственная знала о ее видениях еще с тех пор, как они были детьми. То, что случилось в последнее время, так или иначе должно было иметь отношение к ее давней подружке. Появление Алисии всегда связано с Вал. Выходит, Валерия является ключом ко всему происходящему? Эли подозревает это, хотя и не уверена в правильности своих суждений. Так что она может сделать? Как добиться окончательного исчезновения ее видений? Возможно, Валерия тоже должна исчезнуть? Но это означало бы…
- Элизабет, я с тобой говорю. Ты нормально себя чувствуешь?
- Да, мама, хорошо, даже отлично.