Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #14

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?"Глава 14. Четверг

 

 

Sentado en una silla frente a la ventana de su dormitorio, juguetea con el ratón del ordenador.
—¿En qué piensas, cariño?
El chico se gira cuando escucha la voz de Alba, que le habla desde la cama. Los dos han comido
en su casa. No es la primera vez. A Esperanza le hace muchísima ilusión que el tercero de sus hijos
por fin salga con chicas. Ella esperaba que fuera otra la afortunada, pero esta jovencita que antes tenía
el pelo azul y ahora lleva una preciosa media melena rubia también le gusta mucho. Es muy divertida
y amable y hacen buena pareja, ya que tampoco es muy alta. Así que con frecuencia la invita a comer
y ella se muestra encantada de formar parte de la vida familiar de Bruno.
—Perdona, no te escuchaba. ¿Qué me has dicho?
—Ais. No me haces caso. Te preguntaba que en qué estabas pensando.
¿En qué estaba pensando? En ella. No puede quitarse de la cabeza a Ester. Ambos se están
alejando poco a poco. La distancia cada vez se hace mayor entre los dos. Y ni siquiera puede hablarlo
con nadie. Menos aún, con su novia.
—En lo complicada que será la semana que viene.
—Es verdad. Tenéis muchos exámenes. Pero seguro que apruebas todo.
—Tengo mucho que estudiar y muy pocas ganas.
No está demasiado convencido de que pueda concentrarse en los libros. Pensaba que con el
tiempo y Alba se olvidaría del todo de sus sentimientos hacia ella. Pero ahora, vuelve a sentirse
inseguro.
—Tienes que relajarte —le dice, acercándose hasta él—. Últimamente, te noto muy tenso.
—No estoy tenso.
—Sí lo estás, cariño.
—Será por lo de los mensajes anónimos.
—¿Por los tuits de ese loco?
—O loca.
—¿Sigues pensando que puede ser Eli la que te los envía?
—Mmm. No sé si descartarla. Hoy ha estado en el instituto y no me ha dado la impresión de que
fuera ella.
—¿Qué? ¿Has visto a Elísabet?
—Sí. Hará los exámenes finales. El director nos ha pedido que le echemos una mano con lo que
podamos.
—No me lo puedo creer.
—Pues creételo. Además, nos ha pedido perdón a todos —comenta Bruno, que ve la preocupación
en los ojos de Alba—. Quiere hablar contigo también para disculparse.
—¿Me lo estás diciendo de verdad?
—Sí. Parece arrepentida. Aunque con ella... ya sabes cómo es. No es muy de fiar.
—No es nada fiable, Bruno. Es imposible confiar en una chica que ve gente que no existe y que
intenta dañar a todas las personas que se cruzan en su camino.
—Pienso igual que tú. Pero hay que darle una oportunidad.
Alba no está de acuerdo con él. Ella sabe cómo se desenvuelve Elísabet y cómo consigue llevarse
todo a su terreno. Lo probó en su propia piel cuando la convenció para que intentara romper la
relación entre Raúl y Valeria.
—¿Y todos habéis accedido a darle esa oportunidad?
—No. Sólo Meri, Ester y yo.
—Val y Raúl no.
—No. Ellos han sido más duros. La perdonan pero no quieren saber nada de ella. A pesar de que
Olmedo nos lo ha pedido a los cinco.
—Normal. Son a los que peor trató —señala Alba mientras regresa a la cama y se sienta de nuevo
—. ¿Esto no va a perjudicar al grupo?
—¿El qué?
—Que unos apoyéis a Eli y otros no.
—No lo sé. Espero que no.
—Si el Club de los Incomprendidos vuelve a tener problemas, ya será imposible repararlos,
Bruno.
Ella se ha esforzado mucho en poner parches y tiritas en todas las heridas que estaban abiertas.
Un grupo así de amigos tiene que perdurar para siempre. No sólo por ellos. También por ella misma,
que hasta entonces no había encontrado a nadie que la acogiera tan bien. Los Incomprendidos son su
familia.
—Confiemos en que las cosas irán bien. Que Eli se haya recuperado, que esté arrepentida de
verdad por lo que ha hecho y que haya sido sincera con nosotros.
—Eso es mucho confiar.
—Es lo único que nos queda.
—No sé... Le tengo pánico.
La chica resopla y se deja caer boca arriba en la cama. La aparición de Elísabet no le gusta nada.
Le da miedo. No está dispuesta a perder lo que ha logrado en esos meses: un novio, unos amigos,
estabilidad en su vida... Bastante mal lo pasó. ¡No! ¡No piensa dejar que esa loca lo arruine todo otra
vez! ¡Se niega a aceptarlo! Y hará lo posible y lo imposible por impedirlo.
—Mamá, me voy un rato.
—¿Dónde vas?
—A dar una vuelta con una amiga —responde Elísabet, abriendo la puerta.
Susana traga saliva y mira fijamente a su hija. ¿Una amiga? ¿De quién está hablando? No, no
puede ser. ¿Es posible que de nuevo haya visto a...? ¡No quiere que la pesadilla se repita!
—¿Qué amiga? —pregunta, repleta de dudas.
—Una chica del instituto con la que he quedado. Hacía mucho que no nos veíamos y queremos
ponernos al día.
—¿Es una de tus amigas del grupo?
—No, es una niña de otra clase. No la conoces.
—¿Cómo que no la conozco? Si está en tu instituto, debería...
—Mamá, no es Alicia, ni tiene nada que ver con ella —la interrumpe, sonriendo—. No te
preocupes.
La mujer toma aire e intenta calmarse. No quiere desconfiar de su hija, pero los antecedentes son
los que son. ¿Cómo sabe que no le está mintiendo?
—En el instituto todo ha ido bien, ¿verdad?
—Sí. Los chicos me han dado una bienvenida preciosa. Me he sentido como si no me hubiera ido
nunca.—
Es que ya sabes lo que dicen los médicos. Alicia regresa cuando algo te altera mucho. Por eso
no querían que volvieras a clase tan pronto.
—Mamá, tranquila. Alicia no ha vuelto. Y no lo va a hacer. Me encuentro bien, de verdad.
—Yo sólo quiero que vivas como una persona normal, sin tanto sufrimiento.
Con eso se conforma. Cuando Eli era una preadolescente lo pasó muy mal. Todos se metían con
ella por culpa de aquella estúpida enfermedad que le cubría el rostro de granos. En cambio, lo peor
llegó cuando se enteraron de que su hija padecía una especie de esquizofrenia. Veía a una niña que no
existía y, en ocasiones, actuaba como si fuera otra persona. Pero para su alivio y el de su familia, todo
se fue solucionando con el paso de los años. Desaparecieron los granos, y también las visiones y los
comportamientos extraños. Elísabet se convirtió en una preciosa muchacha, que sacaba buenas notas y
a la que todos admiraban. Hasta el noviembre pasado. Desde entonces, viven un mal sueño del que por
fin se están despertando.
—Volveré a ser la de siempre. Te lo prometo —indica la joven con firmeza—. Pero para eso me
tienes que dejar que haga cosas normales, como salir a dar una vuelta con una amiga.
Susana no las tiene todas consigo, pero si quiere que su hija viva como una chica de su edad, debe
tener una vida normal. La de una adolescente de dieciséis años.
—Está bien. Tienes razón. Puedes ir.
—Gracias, mamá —dice, dándole un beso en la mejilla.
—Pero llévate el móvil. Y si te pasa cualquier cosa, llámame inmediatamente.
—Lo haré. Pero no va a pasar nada.
—No vuelvas muy tarde.
—Sólo serán un par de horas.
—Muy bien. ¿A las siete?
—A las siete estaré aquí.
—Vale. Si pasa algo, llama, por favor —insiste la mujer—. Diviértete.
—Lo haré. Hasta luego.
—Hasta luego, hija.
Elísabet sonríe por última vez a su madre y sale de la casa. Es la primera vez que lo hace sola en
los últimos meses. Cuando pisa el suelo de la calle, alza la mirada al cielo. El sol brilla y una suave
brisa le acaricia la frente. Se siente libre. Hasta la invaden unas ganas tremendas de llorar.
—Cómo me alegro de que por fin te hayan dejado salir sola de la jaula.
Una chica rubia con coletas y un vestido largo blanco se encuentra a su lado. Elísabet se tapa las
orejas para no escucharla, pero su melodiosa voz penetra hasta sus oídos. Eso no impide que la chica
continúe caminando.
—Hola, ¿me oyes? Probando, probando —insiste Alicia, como si tuviera un micrófono en las
manos—. No seas tonta, anda. Sé que me estás escuchando.
—No quiero hablar contigo.
—No lo dices de verdad.
—Lo digo completamente en serio.
—¿Por qué? Somos amigas.
—¡No existes! ¿Cómo vamos a ser amigas?
—¿Que no existo? Eso ¿quién te lo ha dicho? ¿Los loqueros? ¿La pesada de tu madre? ¿Es que
acaso no me ves?
La joven se detiene y contempla a Alicia de arriba abajo. Es tan real. Sin embargo, le han
repetido tantas veces que sólo es fruto de su imaginación, que se ha convencido de que aquella chica
rubia no existe.
—Vete, por favor.
—No voy a dejarte tirada. Soy tu amiga.
—Que no eres mi amiga. Sólo existes en mi imaginación.
—¿Y por qué hablas conmigo entonces? ¿Estás loca?
—No estoy loca.
—Si hablas con alguien que no existe, lo estás.
—Déjame..., por favor.
—No voy a dejarte. Los amigos están para cuando se necesitan. Y ahora mismo me necesitas más
que nunca.
—Tú misma. Pero yo no pienso decirte nada más.
—¡Venga ya! Soy la única persona que te escucha. Que te entiende. ¿O es que me vas a decir
ahora que tus queridos Raúl y Valeria vuelven a ser tus amigos?
Aquello le duele. Le llega de verdad. Ellos han decidido darle la espalda. Ella, que les ha abierto
su corazón y les ha pedido disculpas por lo que les había hecho. ¡Y eso que fueron ellos dos los que la
traicionaron cuando empezaron a salir juntos!
—¿Se han dado besitos delante de ti? Con lo que se quieren, no me extraña. Aunque seguro que
hacen más cosas que darse besos. En tantos meses, ¿cuántas veces crees que habrán follado? ¿Cien?
¿Doscientas?
—¡Basta! ¡Cállate ya!
La gente que se encuentra cerca de Elísabet la observa desconcertada. ¿Qué hace aquella joven
tan guapa gritando en medio de la calle?
Está muy alterada, sudando, con las manos en la cabeza. Camina en pequeños círculos.
Desorientada. Necesita salir de allí rápidamente. Y echa a correr. Corre todo lo rápido que sus pies le
permiten. Mira a su espalda y comprueba que Alicia no la sigue. La chica de blanco se queda atrás,
lejos. Sonriendo.
Atraviesa la plaza de Callao a toda velocidad, bajo la mirada de cientos de desconocidos. Baja
hasta Preciados y cruza la Puerta del Sol hasta que llega a la calle Carretas. Allí se para. Agotada, sin
aliento. Le bailan las rodillas. Echa una ojeada a su alrededor. La chica de las coletas no está. Sin
embargo, un atractivo joven se acerca hasta ella. Sus ojos claros transmiten tranquilidad y su sonrisa,
confianza. Eli se muere por abrazarle y darle un beso en los labios, pero se contiene. No tiene derecho
a algo así. Paso a paso.
—Hola, llegas pronto.
—Es que he venido corriendo —indica, tratando de recuperar la respiración—. Ángel, no me
encuentro bien. Estoy un poco paranoica... Alicia ha vuelto.

Он сидит на стуле у окна своей спальни и играет с компьютерной мышкой.
- О чем думаешь, милый?
Парень оборачивается, услышав голос Альбы, которая разговаривает с ним, сидя на кровати. Они уже не в первый раз обедали у него дома. Эсперанса несказанно рада, что ее третий сын, наконец-то, встречается с девушками. Она надеялась, что у него все сложится с другой, но эта девушка ей тоже очень нравится. Прежде у нее были короткие синие волосы, а теперь просто чудесные – светлые и средней длины. Альба очень веселая и милая, словом, славная девушка. Они с Бруно составляют отличную пару, тем более что она не такая высокая. В общем, Эсперанса частенько приглашает Альбу пообедать с ними, да и сама девушка, вроде бы, не против быть частью семейной жизни Бруно и, похоже, ей это нравится.
- Прости, я не расслышал. Что ты сказала?
- Ты меня не слушаешь. Я спросила, о чем ты думал.
О чем он думал? О ней. Он не может выбросить Эстер из головы. Они постепенно отдаляются друг от друга, и с каждым разом расстояние между ними все увеличивается, а он даже не может ни с кем поговорить об этом, и уж тем более со своей девушкой.
- О том, какой трудной будет следующая неделя.
- Это правда, у тебя много экзаменов, но я уверена, что ты все сдашь.
- Учить нужно прорву, а желания никакого.
Бруно вовсе не убежден, что сможет сосредоточиться на учебниках. Он думал, что со временем и с помощью Альбы орн полностью забудет об Эстер, но теперь он снова пребывает в неуверенности.
- Тебе нужно отвлечься, расслабиться, – говорит девушка, подходя к нему, – я замечаю, что в последнее время ты так взвинчен.
- Ничего я не взвинчен.
- Ты весь на нервах, милый.
- Должно быть, из-за этих анонимных посланий.
- От этого чокнутого в твите?
- Или от чокнутой.
- Ты по-прежнему считаешь, что их может посылать Эли?
- Хм, точно я не знаю, но не исключаю такой возможности. Сегодня Эли была в школе, и у меня создалось впечатление, что это была она.
- Что? Ты видел Элизабет?
- Да, она будет сдавать годовые экзамены, и директор попросил нас помочь ей, чем сможем.
- О, боже, поверить не могу.
- Да уж поверь. К тому же она попросила у всех нас прощения, – добавляет Бруно, видя тревогу в глазах Альбы. – Она хочет поговорить с тобой, чтобы извиниться.
- Ты говоришь правду?
- Да, кажется, Эли раскаивается, хотя с ней... да ты и сама знаешь... Не очень-то она внушает доверие.
- Какое там доверие, Бруно? Абсолютно никакого. Как можно доверять девушке, которая видит несуществующих людей и старается навредить всем, кто встречается ей на пути.
- Я думаю точно так же, как ты, но нужно дать ей шанс.
Альба не согласна с парнем. Она знает, с какой ловкостью действует Элизабет, и как ей удается перетаскивать людей на свою сторону. Это она испытала на собственной шкуре, когда Эли убедила ее постараться разрушить отношения Рауля и Валерии.
- И вы все согласны предоставить ей этот шанс?
- Не все, только Мери, Эстер и я.
- Вал с Раулем не согласны.
- Нет, ребята были тверды как скала. Они простили Эли, но не хотят ничего о ней знать, несмотря на то, что Ольмедо просил нас пятерых.
- И это нормально, ведь с ними она обошлась хуже всех, – замечает Альба, возвращаясь к кровати и снова садясь на нее. – А это не навредит клубу? – вдруг встрепенувшись, спрашивает она.
- Что именно?
- Ну что одни поддерживают Эли, а другие нет.
- Не знаю, надеюсь, не навредит.
- Знаешь, Бруно, если у “Клуба непонятых” снова будут проблемы, то все окажется непоправимым.
Альба приложила неимоверные усилия, чтобы наклеить пластыри и перевязать все открытые раны. Такой клуб задушевных друзей должен был сохраниться навсегда, и не только для ребят, но и для нее самой тоже, потому что до сих пор она не встречала никого, кто так тепло ее принимал. “Непонятые” – ее семья.
- Будем надеяться, что все будет хорошо, что Эли поправилась, была с нами честной, и искренне  раскаялась в том, что совершила.
- Надежды слишком большие.
- Это единственное, что нам остается.
- Не знаю... Я в жуткой панике.
Девушка вздыхает и ложится на спину. Альбе не нравится это внезапное появление Элизабет, оно пугает ее. Альба не готова потерять то, чего добивалась несколько месяцев: парня, друзей, стабильной, размеренной жизни... Сегодняшние события довольно скверны. Ну уж нет! Она и не подумает позволить этой сдвинутой снова все разрушить! С этим она не согласна, и сделает все возможное и невозможное, чтобы этому помешать.

- Мама, я отойду ненадолго.
- Куда ты идешь?
- Погуляю с подружкой, – отвечает Элизабет, открывая дверь.
Сусана судорожно сглатывает слюну и пристально смотрит на дочь. Подружка? О ком это она
говорит? О нет, не может быть. Неужели она снова стала ее видеть?.. О, боже, она не хочет повторения этого кошмара!
- Какая подружка? – спрашивает мать; ее переполняют сомнения.
- Одна девчонка из школы, с которой я встретилась. Мы уже давно не виделись и хотим обо всем
поболтать.
- Это одна из твоих подруг-одноклассниц?
- Нет, это девочка из другого класса, ты ее не знаешь.
- Как не знаю? Если она из твоей школы, я должна…
- Не волнуйся, это не Алисия, мама, и она не имеет к ней никакого отношения, – улыбаясь,
перебивает мать Эли. Женщина глубоко вдыхает, стараясь успокоиться. Ей хочется поверить своей
дочери, но факты и предшествующие им события таковы, что почем ей знать, не лжет ли она?
- У тебя и правда все в школе было хорошо?
- Да, ребята устроили мне замечательную встречу. Я чувствовала себя так, будто никогда не
уходила из школы.
- Ты знаешь, что говорят врачи. Алисия возвращается, когда тебя что-то сильно злит или тревожит,
потому они и не хотели, чтобы ты так быстро возвращалась в школу.
- Мама, успокойся. Алисия не вернулась и не вернется. Я чувствую себя нормально, правда.
- Я только хочу, чтобы ты жила как обычный человек, не мучилась и не страдала так сильно.
С подобным положением дел Сусана уже смирилась. Когда Эли переживала переходный возраст,
ей пришлось несладко. Все ее задирали, потому что из-за глупой болезни, все лицо ее покрылось прыщами. Но самое худшее наступило, когда обнаружилось, что дочь страдала от особенного вида шизофрении. Она видела несуществующую девочку и порой вела себя так, будто была совершенно другим человеком. Правда, с годами, все решилось само собой к ее несказанному облегчению и вящей радости родных – прыщи исчезли, а вместе с ними испарились и видéния, и странное поведение. Из гадкого утенка Элизабет превратилась в очаровательную девушку, которая хорошо училась, и которой все восхищались. Так было до прошлого ноября, а с ноября они живут в кошмарном сне, от которого, наконец-то, пробуждаются.
- Обещаю, что снова буду такой, как всегда, – напористо уверяет Элизабет свою мать, – но для
этого ты должна разрешить мне делать обычные вещи, например, пойти погулять с подругой.
Сусанне явно не по себе от этих слов, она беспокоится за дочь, но если ей хочется, чтобы Эли
жила как все девушки ее возраста, у нее должна быть нормальная жизнь обычного шестнадцатилетнего подростка.
- Ладно, ты права. Можешь идти гулять.
- Спасибо, мамочка, – ликует Эли, целуя мать в щеку.
- Только захвати с собой мобильник, и если что-то случится, немедленно звони.
- Позвоню обязательно, только ничего не случится.
- И домой приди не очень поздно.
- Я погуляю всего пару часов.
- До семи, хорошо?
- В семь я, как штык, буду здесь.
- Ну хорошо, иди. Но если что-то случится, пожалуйста, позвони, – настойчиво повторяет мать. –
Ну ступай, развлекайся.
- Всенепременно развлекусь. Пока, до встречи.
- До встречи.
Элизабет выходит из дома, напоследок улыбнувшись матери. За последние месяцы она впервые
выходит из дома одна. Едва выйдя на улицу и коснувшись ногой земли, девушка поднимает взгляд к небу. В вышине ярко сверкает солнце, а легкий, мягкий ветерок ласкает лицо. Эли чувствует себя свободной. Ее даже охватывает огромное желание заплакать.
- Как я рада, что тебе, наконец-то, позволили выйти из клетки одной. – Белобрысая девчонка с
косичками в длинном белом платье появляется рядом с Эли. Элизабет затыкает уши, чтобы не слышать ее, но мелодичный голосок проникает сквозь преграду, не мешая девчонке идти дальше.
- Э-э-эй! Привет. Ты меня слышишь? – Алисия продолжает говорить так громко, словно у нее в
руках микрофон. – Ну же, не будь дурочкой, я знаю, что ты меня слышишь.
- Я не хочу разговаривать с тобой.
- Ты говоришь мне это нарочно, шутишь.
- Я говорю совершенно серьезно.
- Почему? Мы же подруги.
- Как мы можем быть подругами, если тебя не существует?!
- Я не существую? Как это? Кто тебе это сказал? Психологи что ли? Или твоя мать-зануда? Может,
ты меня и не видишь?
Эли останавливается и сверху вниз смотрит на Алисию. Девушка вполне реальна. Однако ей так
часто повторяли, что Алисия всего лишь плод ее воображения, что она и сама поверила – этой блондинки нет.
- Уходи… Пожалуйста.
- Я не собираюсь бросать тебя, ведь ты моя подруга.
- Никакая ты мне не подруга, ты существуешь только в моем воображении.
- Тогда почему ты со мной разговариваешь? Ты сошла с ума?
- Я не сумасшедшая.
- Сумасшедшая, если разговариваешь с тем, кто не существует.
- Прошу тебя, оставь меня в покое.
- Не оставлю. На то и есть друзья – быть рядом, когда они нужны, а ты сейчас нуждаешься во мне
больше, чем когда-либо.
- Это нужно тебе, и я не собираюсь больше разговаривать с тобой.
- Опять двадцать пять! Я единственный человек, который слушает и понимает тебя. А может, ты
скажешь мне теперь, что твои любимые Рауль и Валерия снова стали твоими друзьями?
Эти слова причиняют Эли боль, но это правда. Валерия и Рауль решили отвернуться от нее. Она
открыла перед ними душу, попросила прощения за то, что сделала, и это при том, что именно они двое предали ее, начав встречаться!
- Они целовались у тебя на глазах? То, что они любят друг друга, меня не удивляет. Впрочем, я
уверена, что они не только целуются, а много чем занимаются. Как ты думаешь, сколько раз они трахались за эти месяцы? Сто? Двести?
- Хватит! Замолчи!
Люди, проходящие мимо Элизабет, в растерянности смотрят на нее. Что делает здесь эта красивая
девушка, и почему она кричит, стоя посреди улицы?
Взволнованная, вся вспотев от напряжения, Эли ходит кругами по тротуару, сжав голову руками.
Она в замешательстве и ничего не понимает.  Нужно побыстрее уйти отсюда. Эли срывается с места и бежит со всех ног. На бегу она оглядывается и убеждается в том, что Алисия не преследует ее. Девушка в белом осталась далеко позади. Элизабет победно улыбается.
Под взглядом сотен незнакомых людей она быстро пересекает площадь де Кальяо, спускается к
улице Пресьядос и, пройдя по площади Пуэрта-дель-Соль, добирается до улицы Карретас. Там она останавливается. Эли вымотана до предела и задыхается, ее колени трясутся. Девушка оглядывается по сторонам – девчонки с косичками нет, зато к ней подходит привлекательный молодой человек. Его ясные глаза излучают спокойствие, а улыбка выражает доверие. Эли умирает от желания обнять его и поцеловать, но сдерживается. У нее нет на это права. Тише едешь – дальше будешь.
- Привет, ты быстро добралась.
- Это потому, что я быстро бежала, – поясняет Эли, стараясь отдышаться. – Анхель, мне плохо. Я
немножко не в себе, у меня паранойя… Алисия вернулась.

desenvolverse – ловко действовать
llevar a su terreno – перетаскивать кого-либо на свою сторону
ponerse al día (здесь: =estar al corriente) – быть в курсе, поговорить о делах, поделиться новостями
no las tiene todas consigo – испытывать беспокойство перед возможными неприятностями

 

© Перевод — Вера Голубкова