Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #13

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?"Глава 13. Четверг

 

 

Están ellas dos solas. Elísabet se ha marchado en el coche con su madre y Bruno ha ido a recoger a
sus hermanos pequeños a la salida del colegio. Ester y María caminan juntas por la calle. No hablan
demasiado pero se sienten bien la una con la otra. Parece que la incomodidad que hubo entre ambas
hace unos meses ha desaparecido por completo. Vuelven a ser buenas amigas, aunque no se lo cuenten
todo.
—¿Qué es lo que pasa entre tú y Valeria? —pregunta la chica del flequillo recto, mientras
esperan en un semáforo en rojo.
—No pasa nada.
—Vamos, Meri. Si parecéis un matrimonio. Estáis siempre discutiendo por todo. Y vosotras
nunca os habíais enfadado antes de que vuestros padres se casaran.
—Imagino que es por eso.
—¿Por vuestros padres? ¿Qué tienen que ver ellos?
—En realidad, nada. Pero ahora ella y yo nos vemos más, tenemos opiniones diferentes sobre
determinados temas familiares... y no me acostumbro a ver a mi padre con la madre de Val. Y eso que
respeto y quiero mucho a Mara.
—Mara es una gran mujer.
—Sí, lo es. Y espero que mi padre se porte bien con ella. Pero creo que se han precipitado
casándose.
—Eso también lo cree Val —indica Ester sonriendo y arrugando la nariz—. Ves, tenéis más cosas
en común de las que pensáis.
La pelirroja se encoge de hombros y cruza por el paso de cebra hasta el otro lado de la calle. Sin
darse cuenta, alguien se acerca hasta donde están, a toda velocidad. Se abalanza sobre ella y la abraza
por detrás. Meri gira la cabeza y se encuentra con una jovencita rubia que tiene el rostro lleno de
magulladuras y el labio roto.
—¡Paloma! ¡Dios! ¿Qué... qué te ha pasado?
—Las... de mi clase... me han pegado.
—¿Qué dices? ¿Cuándo? —le pregunta muy nerviosa, revisando muy preocupada sus heridas.
—Me estaban esperando cinco a la salida de la última clase. He conseguido escapar —solloza,
abrazando con fuerza a María—. Me duele mucho.
—¡Cómo no te va a doler! ¡Tenemos que ir al médico ahora mismo!
—¡No! ¡No podemos ir al médico! Si se entera mi madre... me castigarán a perpetuidad; estoy
advertida.
—Pero si tú no has hecho nada.
—Díselo a ella.
—Podemos... ir a mi casa —comenta en voz baja la otra chica presente, que observa con
curiosidad la escena—. Perdona, no nos conocemos. Me llamo Ester.
La joven la mira con admiración. ¡Es preciosa! Meri se había quedado corta. En las fotos que le
había enseñado de ella sólo le había parecido una niña mona. En cambio, aquella chica es
espectacular.
—¡Tú eres Ester! ¡Qué guapa! —exclama eufórica, olvidándose de las heridas y del dolor—.
Encantada de conocerte, me llamo Paloma.
Las dos se dan un abrazo delante de Meri, que encuentra aquella situación completamente
surrealista. Los dos amores de su vida, cara a cara. Nunca le ha hablado a Ester de su novia. Ni
siquiera le ha confesado que estaba con alguien. Ella y Bruno están enterados de su homosexualidad
desde hace unos meses, pero no se había atrevido a decirles nada de aquella chica.
—Yo también me alegro de conocerte —responde ella, tras guiñarle el ojo a su amiga—. ¿Y
quién dices que te ha hecho esto?
—Las de mi clase. La tienen tomada conmigo.
—¿Y eso? ¿Por qué?
Paloma interroga a Meri con la mirada pidiéndole permiso para responder. Ésta resopla y asiente
resignada.
—Porque me gustan las chicas, soy lesbiana.
—Llevan muchos meses haciéndole bullying en el instituto.
—¿Y nadie hace nada? ¿Cómo lo consienten?
—Bueno..., es que yo... me he defendido también... y... las he zurrado a ellas. Me han echado ya
dos veces.
—No es tan mosquita muerta como parece.
Ester suelta una carcajada que en seguida disimula tapándose la boca con la mano. No tiene
intención de reírse de la pobre Paloma, pero aquella chica le divierte.
—¡Qué quieres que haga! Si vienen a por mí, tendré que hacer algo yo, ¿no? Pero hoy eran cinco.
—Qué cobardes. Cinco contra una.
—Ya ves. Y todas más altas que yo. Pero, aunque me han pillado despistada y me he llevado
varios golpetazos, he conseguido escaparme porque soy mucho más rápida que ellas.
—Es increíble que pasen cosas así —dice Ester, a la que ya se le han quitado las ganas de reírse
tras comprobar que aquella chica tiene un problema muy serio—. Podemos ir a mi casa a curarte, que
no hay nadie ahora.
—¿De verdad?
—Claro. Vivo muy cerca de aquí.
—¡Muy bien! ¡Gracias! ¡Eres tan guapa y tan buena como Meri dice!
Los gritos de Paloma sacan los colores a las otras dos chicas, que a continuación sonríen. Pese a
los moratones, aquella jovencita no pierde la alegría y su entusiasmo contagioso.
Las tres se dirigen charlando animadamente hasta la calle donde vive Ester. Entran en el edificio
y suben por el ascensor. Tercer piso.
—No es muy grande, pero para mis padres y para mí está bien —advierte la joven, cuando abre la
puerta del apartamento—. Es por aquí.
Al final de un estrecho pasillo se encuentra el cuarto de baño. Ester abre el segundo cajón de una
pequeña cómoda y saca agua oxigenada, alcohol, gasas y un bote de Betadine.
—Esto no dolerá mucho, ¿verdad?
—Un poquito. Pero nada que no puedas aguantar.
—Cuidado, por favor. Que yo soy muy valiente para pegarme con cinco, pero muy cobarde para
estas cosas.
—No tengas miedo.
Con mucho cuidado, Ester limpia la sangre del labio de Paloma con una gasa impregnada de
alcohol. La chica da un salto cuando la siente.
—¡Ah! ¡Escuece! —grita.
—Será sólo un momento. Aguanta.
Meri observa atenta cómo su amiga cura la herida de su novia. Es extraño verlas juntas. Como si
se hubieran unido dos mundos diferentes y paralelos. Durante el tiempo que llevan saliendo, ha tenido
la tentación de contarle al grupo que tenía novia, pero terminaba siempre por echarse atrás. Sin
embargo, se alegra de que ellas dos se hayan conocido.
—¡Me sigue doliendo mucho!
—Ya termino, tranquila.
Paloma cierra los ojos y coge la mano de María. Ester acaba de curar el labio de la chica y le
pone un poco de Betadine en una herida en el codo y otra en la mano derecha.
—¿Ya?
—Sí, ya. Curada.
—¡Por fin! ¡Eres una gran enfermera! —grita, dándole otro abrazo.
A continuación, se echa encima de Meri y la besa en la boca. La pelirroja no cierra los ojos y
observa a Ester algo avergonzada. Es la primera vez que se besan delante de alguien conocido. Y es
precisamente frente a la persona de la que estuvo enamorada.
Es una sensación extraña. Besa a su novia pero sus ojos están puestos en ella. Y recuerda aquel
día. Aquel momento en el que desveló su gran secreto. Y supo que dar un beso a la persona que amas
es una experiencia inigualable.
Ahora, ella es otra. Otra boca, otros ojos, otras manos las que la rodean. Pero es la chica a la que
quiere. De la que está enamorada. La única que hace que su corazón se dispare cuando está cerca.
Y aunque les queda mucho camino por recorrer y muchas cartas que levantar, sabe que con ella
será más sencillo. O, al menos, así debería ser.
—Me da un poco de corte decir esto pero... ¿me dejáis un momento sola en el baño? —pregunta
Paloma, sonrojándose.
Ester ríe y, cogiendo de la mano a Meri, se van a un pequeño salón situado en el otro lado del
piso. Las dos se sientan en el mismo sofá. Es la hora de las preguntas.
—¿Por qué no me dijiste que tenías novia?
—No sé... Soy muy reservada para hablar de estas cosas.
—¿Cuánto hace que salís?
—Dos meses y medio.
—¿Tanto? ¡Madre mía! ¿Dónde os conocisteis?
—Bueno... eh... en Internet. En un foro.
—¿En serio? ¿En un chat o algo así?
—Sí. En... un chat.
María le cuenta por encima a su amiga lo de aquella página de lesbianas en la que tropezó con
Paloma. Le hubiera gustado mantener aquello en secreto, pero está segura de que Ester se terminaría
enterando. Su chica no es tan discreta como ella y ahora que se conocen...
—Me encanta. De verdad, Meri. Creo que es genial.
—Tú también le has caído bien. Se le nota.
—Sus padres no saben nada tampoco, ¿no?
—No. Ni los suyos ni los míos están enterados de... nada. Sólo tú y Bruno sabéis que... me gustan
las chicas.
Ester se siente mal por ocultarle que, en marzo, se lo contó también a Raúl y a Valeria. Pero no
puede decirle nada ahora. Se enfadaría con ella y no está preparada para nuevas discusiones. No ha
sido fácil recuperar la confianza de la pelirroja.
—Eso no es nada malo, Meri.
—Ya. Pero sus padres son muy tradicionales. Y los míos no sé cómo reaccionarán. Así que es
mejor mantener todo esto en secreto hasta que encontremos un buen momento para decirlo.
—¿Y no os molesta no poder expresar vuestro amor en público?
—Claro. Mucho. Además, no es fácil contenerse —indica con tristeza María—. Pero ya sabes
cómo es la gente. En su instituto imaginan que Paloma es lesbiana y no paran de hacerle y decirle
cosas.—
¿Las chicas que le han pegado?
—Sí. Son un grupo de su clase que no la deja en paz. Desde principio de curso la están
fastidiando.
—Vaya. Pobrecita.
En ese instante, Paloma aparece en el salón con una sonrisa de oreja a oreja. Se ha peinado y
pintado un poco los ojos y no se le nota casi nada la herida del labio.
—¡Ya estoy lista! Y ahora, ¿qué hacemos?
Sin embargo, la sonrisa de su cara desaparece de repente. Las piernas ceden, los ojos se le cierran
y cae desplomada al suelo delante de Ester y Meri, que muy asustadas se levantan del sofá y corren
hacia ella.

Они остались вдвоем. Элизабет уехала с мамой на машине, а Бруно пошел забирать из школы своих младших братишку и сестренку. Эстер с Марией идут по улице. Они не слишком разговорчивы, но им хорошо вместе. Кажется, неловкость, существовавшая между ними несколько месяцев, полностью исчезла. Они снова стали близкими подружками, хотя и не все рассказывают друг другу.
- Что происходит между тобой и Валерией? – интересуется девчонка с прямой челкой, пока обе пережидают красный сигнал светофора.
- Да ничего такого.
- Ладно тебе, Мери. Может, это из-за брака ваших родителей? Вы всегда из-за всего спорите, а раньше, пока они не поженились, вы никогда не ругались.
- Думаю, именно так и есть.
- Из-за родителей? Но причем здесь они?
- По правде говоря, не при чем, но теперь мы с Валерией чаще встречаемся, и по определенным семейным вопросам у нас с ней разногласия... в общем, мне непривычно видеть отца вместе с матерью Вал, и это при том, что я уважаю и очень люблю Мару.
- Мара – классная, замечательная женщина.
- Верно, и надеюсь, что мой отец хорошо с ней обращается, но я считаю, что с женитьбой они уж слишком поторопились.
- Точно так же считает и Вал, – с улыбкой отмечает Эстер, смешно сморщив нос. – Видишь, есть вещи, о которых вы думаете одинаково.
В ответ Рыжик лишь пожимает плечами, переходя по зебре на другую сторону улицы. Она не замечает, как кто-то быстро подбегает к ней сзади, неожиданно набрасывается и крепко обнимает ее. Мери поворачивает голову и видит светловолосую девчонку с синяками на лице и разбитой губой.
- Господи-боже, Палома! Что с тобой?
- Эти... одноклассницы... меня поколотили.
- Что ты говоришь? Когда? – нервно спрашивает Мери, с тревогой разглядывая раны на лице Паломы.
- Они впятером поджидали меня у выхода в конце последнего урока. Мне удалось вырваться и убежать, – всхлипывая, говорит Палома и еще сильнее обнимает Марию. – Мне очень больно.
- Еще бы не больно! Нам сию же секунду нужно пойти ко врачу!
- Нет! Мы не можем пойти ко врачу! Если мама узнает... меня накажут на веки вечные, уж я-то знаю!
- Но ведь ты же ничего не сделала!
- Скажи это ей.
- Мы можем... пойти ко мне домой, – тихо предлагает Эстер, с любопытством наблюдая за происходящей сценой. – Прости, мы не знакомы. Меня зовут Эстер.
Белобрысая девчушка смотрит на нее с нескрываемым восхищением. Как же она красива! Мери явно не договаривала. На фотографиях, которые подруга показывала ей, Эстер казалась милой, симпатичной девчонкой, но эта девушка просто потрясающе прекрасна.
- Эстер? Ты такая красавица! – восторженно восклицает Палома, сразу позабыв и о ранах, и о боли. – Я хотела познакомиться с тобой. Меня зовут Палома.
Девушки обнимаются на глазах потрясенной Мери, которой данная ситуация кажется неправдоподобной. Надо же, две ее любимые столкнулись лицом к лицу. Мери никогда не рассказывала Эстер о своей подружке, она даже не призналась, что у нее кто-то был. Хотя Эстер и Бруно вот уже несколько месяцев знали о ее нетрадиционной ориентации, она так и не решилась ничего им рассказать об этой девушке.
- Я тоже рада познакомиться с тобой, – отвечает Эстер, подмигнув глазом подруге. – Так кто, ты говоришь, тебя избил?
- Одноклассницы. Они терпеть меня не могут.
- А за что?
Палома взглядом спрашивает у Мери разрешения ответить, и та, смиренно вздохнув, согласно кивает.
- Потому что мне нравятся девушки. Я – лесбиянка.
- Ее уже несколько месяцев терроризируют в школе, житья не дают.
- И никто ничего не делает? Да как они такое позволяют?
- Ну... я это... тоже защищаюсь... и... луплю их. Меня уже два раза выгоняли.
- А ты не такая тихоня, какой кажешься. – У Эстер вырывается непроизвольный смешок, который она тут же подавляет, зажимая рот рукой. У нее не было никакого намерения смеяться над бедной Паломой, но эта девчонка такая забавная.
- Ага, а чего бы ты хотела?! Если они лезут ко мне и прохода не дают, должна же я что-то делать или нет? А сегодня их было пятеро.
- Надо же – подлюги трусливые. Пятеро на одну.
- Как видишь. И все выше меня. Но хотя они меня и застали врасплох и двинули мне несколько раз, мне удалось убежать от них, потому что я гораздо быстрее.
- Невероятно, просто уму непостижимо, что происходят такие вещи, – говорит Эстер, у которой уже пропало всяческое желание смеяться, едва она убедилась, что проблемы у этой девчушки нешуточные. – Сейчас дома никого нет, и мы можем пойти ко мне, чтобы подлечить тебя.
- Правда?
- Конечно, я живу совсем недалеко отсюда.
- Вот здорово! Спасибо тебе! Ты в точности такая же красивая и добрая, как рассказывала о тебе Мери!
Крики Паломы вгоняют в краску двух других девушек, которые, тем не менее, продолжают улыбаться. Несмотря на синяки, эта девчонка не унывает и не теряет своего заразительного задора.
Оживленно болтая, они втроем направляются к улице, где живет Эстер. Подойдя к дому, девушки заходят в подъезд и поднимаются на лифте на третий этаж.
- У нас не очень большая, но уютная квартирка, – сообщает Эстер, открывая дверь. – Сюда.
В конце узкого коридора находится ванная. Эстер открывает второй ящик маленького шкафчика и достает оттуда перекись водорода, спирт, марлевый бинт и флакончик бетадина.
- Это не очень больно, правда?
- Немножко больно, но терпимо.
- Осторожней, пожалуйста. Я достаточно смела, чтобы драться с пятерыми, но в таких вещах – жуткая трусиха.
- Не бойся.
Очень осторожно Эстер смывает кровь с губы Паломы марлевым тампоном, смоченным в спирте. Девушка подпрыгивает, почувствовав прикосновение тампона.
- Ай-яй-яй! Жжется как! – верещит она.
- Это всего секунду. Потерпи.
Мери внимательно наблюдает, как ее подруга лечит раны ее девушки. Как странно видеть их вместе. Как будто соединились два разных, параллельных мира. Все время, пока она встречалась с Паломой, она не раз испытывала искушение рассказать ребятам, что у нее есть подружка, но всегда заканчивалось тем, что она отказывалась от своего намерения. Как бы то ни было, а она рада, что две эти девушки познакомились.
- Уй-юй-юй, как больно!
- Успокойся, я уже заканчиваю.
Палома закрывает глаза и хватает Марию за руку. Эстер только что обработала рану на губе девушки и теперь смазывает бетадином ссадину на правом локте и еще одну на кисти.
- Уже?
- Да, ты уже здорова.
- Ну наконец-то! Ты классная медсестра! – кричит Палома, обнимая Эстер. А затем бросается к Мери и целует ее в губы. Рыжая не закрывает глаза и немного смущенно смотрит на Эстер. Впервые она целуется с Паломой не просто перед знакомым человеком, а как раз перед тем, в кого была влюблена.
Это необычное, странное чувство. Она целуется со своей девушкой, а ее глаза прикованы к другой. Мери вспоминает тот самый день и ту минуту, когда ее величайшая тайна была раскрыта. Тогда она и узнала, что целоваться с любимым человеком бесподобно.
Теперь она с другой. Другие губы, другие глаза, другие руки обнимают ее, но она любит эту девушку. Да, она в нее влюбилась. Палома единственная, кто заставляет ее сердце бешено биться, когда она рядом. Мери знает, что впереди длинная дорога, по которой предстоит пройти, и многие карты предстоит открыть, но с этой девушкой все будет намного проще. По крайней мере, так должно быть.
- Мне немного стыдно говорить это, но... не оставите ли вы меня на минутку одну? – спрашивает Палома, краснея.
Эстер хохочет, берет за руку Мери, и они идут в маленькую гостиную, расположенную в другой стороне квартиры. Девушки садятся на диван. Наступил час расспросов.
- Почему ты не сказала мне, что у тебя есть девушка?
- Не знаю... В таких вещах я очень скрытна.
- Давно вы встречаетесь?
- Два с половиной месяца.
- Ой мамочки! Уже так давно? А где вы познакомились?
- Ну как тебе сказать... На форуме, в интернете.
- Серьезно? В чате или еще как?
- В чате.
Мария вкратце рассказывает подруге о сайте лесбиянок, на котором она случайно встретилась с Паломой. Девушке хотелось бы сохранить этот секрет, но она уверена, что Эстер все равно узнала бы об этом. Палома не так сдержанна, как она сама, и теперь она познакомилась с Эстер...
- Мери, я так рада. Правда, рада. Я думаю, это превосходно.
- Ты тоже ей понравилась. Это заметно.
- Ее родители тоже ничего не знают?
- Нет, ни ее, ни мои ни о чем не знают... О том, что мне нравятся девушки знаете только вы с Бруно.
Эстер плохо оттого, что она скрывает от подруги, что в марте рассказала обо всем Раулю и Валерии. Но сейчас она не может ничего сказать. Они с Мери поругались бы, а она не готова к новым ссорам и разборкам. Восстановить доверие Рыжика было бы нелегко.
- В этом нет ничего плохого, Мери.
- Да, но ее родители жутко традиционные. И как отреагируют на это мои, я тоже не знаю. Так что лучше молчать и хранить все это в тайне, пока не подвернется удобный момент для разговора.
- И вас не волнует, что вы не можете открыто проявлять на людях вашу любовь?
- Конечно, волнует, и даже очень, ведь не так легко сдерживать себя, – печально говорит Мария, – но ты же знаешь, какие люди. В школе подозревают, что Палома лесбиянка, и не дают ей проходу, говорят или подстраивают ей всякие гадости.
- Те девки, что ее избили?
- Да, их в классе целая группа, и они не дают ей покоя. Они пристают к ней с самого начала учебного года.
- Вот бедняга.
В эту минуту в гостиной появляется Палома с широченной до ушей улыбкой на лице. Она причесалась и немного подкрасила глаза, да и ранка на губе почти незаметна.
- Ну вот, я готова. Что будем делать теперь?
Внезано улыбка исчезает с лица девушки, глаза закрываются, ноги подкашиваются, и она без чувств валится на пол перед насмерть перепуганными Марией и Эстер, которые тут же вскакивают с дивана и подбегают к ней.

tenerla tomada con alguien – испытывать к кому-либо антипатию
dar corte – стыдиться

 

© Перевод — Вера Голубкова