Thalia - Cada día más fuerte. Amor. La señora M

thaliaТалия. "С каждым днем сильнее"

Глава. 4. Сеньора М

 

 

Me encontraba a punto de dejar mi soltería. En algunos meses sería la señora Mottola, y como me
imaginaba una boda de cuento de hadas, los preparativos eran muchísimos y muy meticulosos. Lo
único en lo que podía pensar era en que me casaba, y todo estaba concentrado en ese momento. Mi
familia estaba conmigo, dándome consejos, apoyándome en todo.
Tommy me había llevado a Vera Wang, que es la máxima diseñadora de vestidos de novia en el
mundo, la número uno. Aunque hace un trabajo exquisito con los vestidos que diseña, yo en mi
corazón ya lo había decidido. Más que una gran diseñadora, yo lo que quería era que mi vestido se
hiciera con mucho cariño y mucho amor. Entonces llamé a Mitzy, el diseñador de las estrellas en
México, a quien quiero como a un hermano. Le marqué desde mi casa:
—Mitzy… me caso —le dije sin más.
—¡¿Queéee?! —oí el grito del otro lado de la bocina.
—Sí, ¡me caso! —repetí—, y no puede haber nadie en el mundo que me haga mi vestido de novia
con tanto amor como me lo vas a hacer tú.
Se tardaron como seis meses en hacer mi vestido, y es que era un sueño. Fue confeccionado en
seda pura y organza, la cual se mandó a Turquía para ser bordada a mano con hilos de plata, perlas
naturales y cristales Swarovski; los rasos fueron encargados en las casas de importación localizadas
en Nueva York y en Los Ángeles. Todo el ensamble de mi vestido se hizo en México y quedó
maravilloso pero pesadísimo —su peso completo estaba cerca de los catorce kilos. Se hicieron
otros dos vestidos para esa noche, uno para la cena que tenía un monograma con las iniciales TMT,
por Thalia Mottola Thomas, que fue el que usé para el banquete; y otro más ligerito, para bailar
“hasta que el cuerpo aguante”.
En la víspera de mi boda, Tommy y yo decidimos pasar la noche por separado. Aunque
prácticamente vivíamos juntos, esa noche la quería pasar con mi familia, imaginando que salía de mi
casa vestida de blanco, aunque claro, en este caso mi casa sería el hotel The Mark. Sin embargo, al
final del día, Tommy y yo nos reunimos en nuestro último día de solteros pues para mí era muy
importante que él hiciera una oración conmigo y que aceptara a Jesús en su corazón; de alguna
manera se tenía que presentar como la cabeza que iba a estar al frente de nuestro matrimonio. Juntos
nos pusimos a orar, nos encontramos espiritualmente y fue un momento bellísimo; realmente ahí fue
nuestra unión, estábamos ante la presencia de Dios.
Al día siguiente, 2 de diciembre de 2000, todo era una locura. Todas mis hermanas, mi mamá y mi
abuela, estábamos en los diferentes cuartos brincando de un lado a otro, ya que se habían acomodado
en diferentes habitaciones los maquillistas, los peinadores; mientras que mis sobrinos y mis amigos
de México terminaban de ponerse lo más guapos que podían. Todo iba perfecto hasta que me miré al
espejo ¡y vi el grano gigantesco que me había salido arriba de la mejilla! ¿Cómo me iba a salir un
fucking grano justo el día de mi boda? Menos mal que mi maquillador maravilla me lo disimuló a la
perfección, probablemente fue el estrés el que me lo causó. Un contratiempo de último minuto que no
podía controlar. ¡La ley de Murphy en su máximo apogeo!
Todo siguió avanzando sin problema cuando de repente escuché una voz con un tono que no me
gustó mucho:
—Mi Thalis… —me dijo Mitzy medio nervioso, con la voz hecha un hilito—, tu vestido de novia
no cabe por el elevador.
¿De qué me hablaba? ¿Cómo que no entraba mi vestido de novia? ¿Dónde me lo iba a poner?
¿Cómo iba a salir del hotel? En algún lado tenía que ponérmelo. De inmediato se habló con el
gerente del hotel, y me prestaron un salón de fiestas en la planta baja. Entre mesas, sillas y tablones
me empezaron a vestir Mitzy y Daniel, su ayudante, que también ha sido parte de mi familia de toda
una vida. Trabajaron afanosamente para colocar perfectamente el vestido y justo parecía que todo se
había solucionado cuando al salir del hotel para entrar a la limusina… TAN, TAN, TAN, TAAAN…
todos parados con los ojos muy abiertos… ¡No había forma de entrar! ¡El vestido no cabía por la
puerta!
—¡Daani… ! —le dije a Daniel casi gritando—. Métete tú primero y jala la cola hasta el fondo
de la limusina.
Entre Mitzy y Dani lograron meter los metros y metros de cola, doblándola de tal manera que
cuando saliera del auto, la cola fuera desplegándose poco a poco. Enseguida se subió mi mamá
ayudándome con las crinolinas del vestido y al último me acomodé yo. “¡Cómo que no se puede!”,
me dije a mí misma, “todo cabe en un jarrito, sabiéndolo acomodar”. Pero en realidad no era un
jarrito, era una de las limusinas más largas y grandes que pudimos encontrar en Nueva York.
La ceremonia se hizo en la Catedral de San Patricio localizada en la Quinta Avenida. Lo curioso
de esta historia es que cuando tenía catorce años y estaba de visita en Nueva York con mi mamá, al
visitar la catedral, y sentadas en una de las bancas de madera cerca del altar, la miré y le dije: “Aquí
me voy a casar algún día”. Yo no me acordaba de esto hasta que estuve en plena planificación de mi
boda y mi mamá me lo recordó. Increíble la ley de la atracción… Qué sabía yo a los catorce años
con quién me iba a casar ni dónde lo haría. Me maravilla pensar que todo lo que hacemos, decimos o
vivimos, forma parte de un plan perfecto.
Una semana antes, se habían casado cerca de allí, en el Hotel Plaza, Catherine Zeta-Jones y
Michael Douglas. La policía de la ciudad había tenido que bloquear la avenida por seguridad porque
se habían juntado como tres mil personas a curiosear. Te imaginas, ¡tres mil personas acompañándote
en uno de los días más importantes de tu vida! Me impresionó muchísimo. Me impresionó aún más
cuando me enteré que el día de mi boda se reunieron cerca de diez mil personas, para acompañarnos.
Había gente de todos los países, de las Filipinas, de México, de Grecia y de toda Latinoamérica. Me
conmovió ver semejante demonstración de cariño y hasta el día de hoy estoy agradecida con los
miles de fans que me acompañaron a celebrar mi propio cuento de hadas. ¿Quién hubiera imaginado
que una niña de Ciudad de México se casaría en un lugar tan precioso y rodeada de fans, amigos y
familia venida de todas partes del mundo? Fue en realidad una bendición, algo que siempre
recordaré y que llevaré en mi corazón.
Un poco antes de llegar a la catedral, de pronto sentí que algo se me enredaba en los pies. Casi no
veía ni a Mitzy ni a Dani porque el vestido prácticamente llenaba el interior de la limusina.
—¡Mitzy! —grité —. Algo se me ha enredado en los pies, no los puedo mover, no quieren que me
case… ¡No quieren que me case!
Inmediatamente Dani se puso en acción, prácticamente se “echó un clavado” por debajo de la tela
para llegar a mis pies.
—No veo nada, prendan la luz, o pásenme una lámpara, o algo —decía desesperado.
¿De dónde quería que sacáremos una lámpara? Adentro del auto estábamos cuatro locos
desesperados, mientras que afuera la gente esperaba emocionada para ver salir a Thalia en todo su
esplendor, a una especie de espejismo de princesa casándose con su príncipe azul. Pero Thalia
empezaba a entrar en un estado de pánico; el chofer que manejaba la limusina sacó de quién sabe
dónde una pequeña lamparita, que de mano en mano llegó a Dani; y de pronto, una voz que emergió
de los kilos de tela de seda y raso, rompió el silencio y las zozobras:
—¡Ya vi! Tienes enredado un hilo de caña que se salió de una de las crinolinas… —explicó
mientras cortaba el hilo y arreglaba el “pequeño problemita”. Todo fue tan rápido… de pronto sentí
que mis tobillos se liberaban justo a unos metros de donde la limusina se iba a parar al pie de San
Patricio.
Cuando el vehículo se detuvo, Emilio Estefan y mi hermana Laura, que eran los padrinos de la
boda, ya me estaban esperando; mi familia también ya se encontraba en el lugar. Salí sin ningún
problema bajo los miles y miles de flashazos que cayeron sobre mí en ese momento. Gritos de júbilo
acompañaban cada movimiento que hacía, la emoción de ver a esas miles de personas hizo que se me
agolparan las lágrimas en los ojos. Tuve que controlarme para no llorar de la emoción. Conforme iba
subiendo las enormes escaleras de la catedral, la inmensa cola del vestido iba cubriéndolas sin
ningún problema.
Tommy y yo habíamos decidido que queríamos una ceremonia íntima con solo la familia y los
amigos; así que una vez que entramos se cerraron las puertas de la iglesia. La ceremonia la
queríamos grabar, y quisimos hacerlo nosotros mismos. Para ello, se colocó una cámara grúa que
estaba grabando todo, además de otras tres cámaras ubicadas estratégicamente, con lo cual se cubría
toda la ceremonia; Tommy quiso grabar un especial de televisión, pero sólo para nosotros. Todos los
paparazzi se quedarían afuera mientras se celebraba la ceremonia. De hecho antes del evento, unos
agentes de seguridad entraron al lugar para revisar que todo estuviera en orden, y descubrieron a un
paparazzi que se había subido a una columna. ¿Cuántas horas habrá pasado encaramado en lo alto de
esa columna? No lo sé, lo bajaron y lo acompañaron hasta la salida. Fue muy curioso que a pesar de
que no queríamos que fuera público, en cierto momento a alguien, que nunca supimos quién era, se le
ocurrió dejar entrar a treinta de las diez mil personas que venían de todo el mundo, para
acompañarme en el día más importante y definitivo de mi vida.
Yo me encontraba en un pequeño salón cuando comenzó la ceremonia. A través de un cristal
empecé a ver cómo iban entrando mis hermanas, mi mamá, y mi corazón quería salírseme del
pecho… qué momento tan especial y tan único. Cuando oí los primeros acordes de la marcha nupcial,
comencé a caminar hacia el altar.
Yo había pedido que mi vestido tuviera una cola muy larga, misma que solamente estaba prendida
de la cintura y que se quitaría cuando terminara la ceremonia. La había pedido así porque quería
representar todo lo que yo había vivido antes de ese momento: las cargas, las dudas, los pesares, la
soledad, las tristezas, los temores, los miedos. El momento del matrimonio era el momento de soltar
todo, de dejar atrás el pasado, y abrazarme al maravilloso presente que se estaba abriendo ante mí.
Todo iba muy bien hasta que al querer subir las pocas escaleras de acceso al altar, empecé a tener
dificultad para avanzar; claro, no contaba con la alfombra que cubría la pequeña escalinata, y que las
perlas, los cristales Swarovski y los hilos de plata se iban atorando con las fibras de la alfombra.
Cada paso que di me costó mucho, era muy pesado, hasta que por fin llegué al lado de mi futuro
esposo.
Ahora que lo pienso creo que nunca me di cuenta de todo lo que cargaba en mi corazón, y que iba a
soltar en ese momento. De pronto, allí parada en el altar junto al amor de mi vida, que lloraba como
yo, me volteé y vi en primera fila a mis hermanas, mi madre, mi abuela, mi familia y mis amigos.
Todos testigos de algún momento en mi vida, creciendo conmigo, acompañándome y ahora,
entregándome al hombre que había ganado mi corazón; todos compartiendo mi felicidad.
Cuando la ceremonia terminó, me quitaron la cola del vestido, y pude moverme con ligereza. Sí…
había dejado ir el pasado y daba la cara al presente. Felices mi flamante marido y yo nos tomamos de
la mano y cuando salimos, nuevamente escuchamos los gritos de la gente, en todos los idiomas,
deseándonos felicidad. Fue algo muy especial. ¿Cómo pagar esas muestras de amor? No tienen
precio.
Llegamos al salón, estaba bellamente decorado, eran alrededor de 500 invitados. Como en todas
partes, los grupos se van uniendo, así que de un lado estaban todos los mexicanos y amigos de habla
hispana, y del otro, todos los americanos. La sorpresa de la noche fue cuando de pronto se apagaron
las luces, y el silencio fue roto por Donna Summer cantando las primeras notas de “Last Dance”.
Para mí fue un regalazo, ya que ella es una de mis cantantes favoritas. No fue sino que ella apareciera
en el escenario para que todos se lanzaran a la pista cantando y bailando al compás de estas notas.
Ya cuando estábamos más prendidos, se subieron al pequeño escenario Emilio Estefan, que fue
directamente a tocar los bongos mientras que su esposa Gloria cantaba con Marc Anthony y Donna
Summer y uno de mis sobrinos tocaba la guitarra. Luego nos subimos Tommy y yo, la comediante
Rosie O’Donell, cantando y tocando todos a coro. Desde el escenario veía cómo bailaban Jennifer
López, Danny de Vito, Cristina Saralegui, Lili Estefan; y sentados más a lo lejos, Michael Jackson,
Robert de Niro y Bruce Springsteen entre otros. ¡Qué honor! Nunca en mis sueños me hubiera podido
imaginar que un día celebraría mi boda con un grupo tan destacado de artistas que llevo escuchando
toda mi vida. En algún momento de la noche, Tommy me sentó en una silla, cerca de la pista, tomó el
micrófono y empezó a cantarme un clásico de Frank Sinatra: “I Got You Under My Skin” (“Te tengo
bajo mi piel”). Fue un momento bellísimo porque yo sé que siempre me tendrá muy adentro, en sus
entrañas, en su ser, debajo de su piel.
Como la Cenicienta, a las doce de la noche los americanos se pararon y se fueron. Yo pensé,
“¿cómo? ¡si apenas comienza la fiesta!”. Pero todos los latinos traíamos pila por delante, y el grupo
de invitados mexicanos me decía, “¿Y a qué hora es el pozolazo, mi Thali?”, porque en México se
acostumbra la cena de la boda, y para casi el amanecer, un rico pozole, bien picosito para seguir en
el “bodorrio”. Esa era parte de mi tierra, ahí, en el corazón de Manhattan.
Ahora, yo había planeado todos mis vestidos y tenía todo perfectamente organizado. Pero cuando
Tommy y yo decidimos “huir”, nos dimos cuenta de que a nadie se le había ocurrido que necesitaría
algo para cubrirme al salir. Mi tercer vestido era muy ligerito y como estábamos en diciembre,
afuera estaba a un grado bajo cero. ¡De haber salido así me habría congelado! Así que rápidamente
eché un vistazo y descubrí a la esposa de mi sobrino con un abrigo de piel café, probablemente de
zorro. Llegué hasta donde ella estaba y prácticamente se lo quité diciéndole: “Te lo mando mañana al
hotel”, y con este sobre mis hombros, desaparecimos de escena. Tommy y yo nos íbamos a nuestra
luna de miel.
Я находилась в шаге от того, чтобы покончить с девичеством, ведь через несколько месяцев я
стала бы уже сеньорой Моттола. Эту свадьбу я представляла себе волшебной сказкой и старательно, со всей своей дотошностью, готовилась к ней. Я выходила замуж, и это было единственное, о чем я могла думать. Я полностью сконцентрировалась на свадьбе. Моя семья была со мной. Они давали мне советы и поддерживали во всем.
Томми отвел меня в “Вера Вонг”, самый престижный салон свадебных нарядов, салон номер один
в мире. Несмотря на то, что все дизайнерские работы этого модельера были просто чудесны, в глубине души я все для себя уже решила. Мировая престижность была не так важна для меня, гораздо сильнее мне хотелось, чтобы мое свадебное платье было пошито с огромной нежностью и любовью. И тогда я позвонила Мици, дизайнеру мексиканских звезд, которого я люблю как брата. Я позвонила ему из своего дома:
- Мици… я выхожу замуж, – сходу выпалила я.
- Что-о-о? – услышала я вопль с другой стороны трубки.
- Ты не ослышался, я выхожу замуж, – повторила я, – и я не знаю ни одного человека в мире, кто
сошьет мне свадебный наряд с такой любовью, как это сделаешь ты.
На то, чтобы пошить свадебное платье, ушло полгода, это был словно сон. Платье было из чистого
шелка и органзы (скрученные нити шелка, полиэстера или вискозы), его послали в Турцию, чтобы вручную расшить серебряными нитями, натуральным жемчугом и хрусталиками от Сваровски. Атлас был заказан в филиалах Дома Мици, находящихся в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Весь свадебный ансамбль был пошит в Мексике. Он был превосходный, но тяжелый. Его общий вес составлял около четырнадцати килограммов. Были сшиты еще два вечерних платья, одно – для праздничного банкета с монограммой из инициалов ТМТ, что означало Талия Моттола Томас, другое, полегче, для танцев “до упаду”.
Накануне свадьбы мы с Томми решили провести ночь порознь. Хотя мы с ним практически уже
жили вместе, эту ночь я хотела провести со своей семьей, представляя, что уходила из своего дома в белом платье, хотя, понятное дело, в этом случае моим домом был отель “Марк”. Тем не менее, в конце нашего последнего холостяцкого дня мы с Томми собрались, чтобы помолиться вместе. Для  меня было очень важно, чтобы он принял Иисуса в свое сердце, чтобы представить его идущим во главе нашего брака. Мы оба стали молиться, духовно обретя друг друга, и это было прекраснейшее мгновение. Мы действительно соединились перед лицом Господа и в его присутствии.
На следующий день, 2 декабря 2000 года, все было чистой воды безумием. Я, все мои сестры, мама
и бабушка находились в разных номерах, и все мы носились из номера в номер от визажистов к парикмахерам, чтобы сделать макияж и прическу, в то время как мои племянники и друзья из Мексики уже заканчивали наводить красоту. Все было великолепно до тех пор, пока я не посмотрела на себя в зеркало. Это был кошмар! Я увидела огромный прыщ, выскочивший на моей щеке. И надо же было этому проклятому прыщу появиться именно в день моей свадьбы! Хорошо еще, что мой визажист был просто чудо – ему отлично удалось скрыть причину моего жуткого нервного потрясения. Напасть, свалившаяся на тебя в последнюю минуту, с которой ты не можешь справиться – таково высшее проявление “закона подлости”!
Все шло своим чередом без особых проблем, когда я вдруг услышала голос. Его тон мне совсем не
понравился – он не сулил ничего хорошего:
- Талис, дорогуша, – как-то нервно проговорил Мици звенящим, как натянутая струна, голосом, – твое свадебное платье не помещается в лифте.
Что такое он сказал? То есть, как это платье не помещается? И где же мне тогда одеваться? Как я выйду из отеля? Должна же я где-то надеть свое платье. Не медля ни секунды, я поговорила с администратором отеля, и мне предоставили зал для торжеств на нижнем этаже. Мици и Даниэль, его помощник, а также и мой родственник, принялись одевать меня среди столов и стульев. Как хлопотливые пчелки, они суетились вокруг меня, чтобы платье сидело великолепно. Казалось бы, все было решено, и вот я выхожу из отеля, чтобы сесть в лимузин... Пам-пам-пам-пам-пам-пам-пам... И все замирают на месте с широко раскрытыми глазами... Я не могу сесть в машину! Платье не пролезает в дверцу!
- Да-а-ни! – практически возопила я. – Залезай в машину первым и затащи шлейф в самую глубь лимузина.
Мици и Дани удалось уместить многометровый шлейф между ними, сложив его таким образом,
что когда я выходила из машины шлейф постепенно разворачивался. Следом за ними в машину села мама, помогая мне с кринолиновыми юбками, последней пристроилась я. “Еще бы не справиться! Как бы не так! – сказала я самой себе. – Все умещается в маленьком кувшинчике, если знать, как это сделать”. На самом деле “кувшинчик” был самым длинным и вместительным лимузином из тех, что мы смогли найти в Нью-Йорке.
Венчание проходило в соборе Святого Патрика на Пятой Авеню. Самое удивительное в этой истории то, что когда мне было четырнадцать лет, я побывала с мамой в Нью-Йорке, и мы зашли в этот самый собор. Когда мы с мамой сели на одну из деревянных скамеечек подле алтаря, я посмотрела на нее и сказала: “Когда-нибудь я буду здесь венчаться”. Я и не вспоминала об этом, полностью поглощенная подготовкой к предстоящей свадьбе, пока мама не напомнила мне те слова. Законы притяжения непостижимы... откуда мне было знать в четырнадцать лет, где и с кем я буду венчаться. Неисповедимы пути господни. Чудесно думать, что все, что мы делаем, говорим, как живем, составляет часть абсолютного, высшего плана.
Неделей раньше, неподалеку отсюда, в отеле “Плаза” играли свадьбу Кэтрин Зета Джонс и Майкл
Дуглас. Полиция города в целях безопасности была вынуждена перекрыть улицу, потому что посмотреть на свадьбу собралось около трех тысяч любопытных. Представить только – три тысячи человек сопровождает тебя в один из самых важных дней твоей жизни! Это меня потрясло, но еще больше взволновало, когда я узнала, что в день моей свадьбы собралось около десяти тысяч человек, чтобы сопровождать  нас. Это были люди из разных стран мира – из Филиппин, из Мексики, из Греции и со всей Латинской Америки. Я была тронута, увидев подобное проявление любви. Я и по сей день несказанно благодарна тысячам своих поклонников, которые праздновали вместе со мной мою собственную сказочную историю. Кто бы мог представить, что девочка из Мехико будет венчаться в столь чудесном месте в окружении поклонников, друзей и родственников, приехавших со всех концов света. А потом было благословение, то, что я запомнила навсегда, и что вошло в мою душу.
Незадолго до того, как мы подъехали к собору, я вдруг почувствовала, как что-то запуталось у
меня в ногах. Я почти не видела ни Мици, ни Дани, потому что платье занимало почти весь салон лимузина.
- Мици! – вскрикнула я. – Что-то запуталось у меня в ногах, я не могу ими пошевелить. Видимо, они не хотят, чтобы я выходила замуж! Не хотят, чтобы я венчалась!
Не мешкая ни секунды, Дани приступил к действиям. Чтобы добраться до моих ног, он практически с головой нырнул под ткань платья.
- Я ничего не вижу, включите свет или передайте мне лампу, да хоть что-нибудь такое, – в отчаянии воскликнул он.
Он хотел, чтобы мы дали ему лампу. Да вот только откуда бы нам ее взять? В машине находились
четверо отчаявшихся сумасшедших, а в это время народ в возбуждении ожидал выхода Талии во всем ее великолепии, этакого образа сказочной принцессы, выходящей замуж за своего принца на белом коне. Между тем эта самая Талия начала впадать в панику. Шофер лимузина, кто его знает откуда, достал фонарик, который добрался до Дани, переходя из рук в руки. И вот голос, внезапно донесшийся из-под килограммов шелка и атласа, разрушил тишину и тревогу:
- Ну вот, вижу! Все понятно!  Ты запуталась в леске, которая вылезла из одного из кринолинов, –
пояснил Дани, отрезая злополучную армированную нить. Дани быстро справился с этой “маленькой проблемкой”, и я вдруг почувствовала, что мои щиколотки свободны. Лимузин должен был вот-вот остановиться, потому что все это происходило буквально в нескольких метрах от основания лестницы, ведущей в собор Святого Патрика.
Когда лимузин остановился, Эмилио Эстефан и моя сестра Лаура, которые были посажеными
родителями на свадьбе, уже поджидали меня у входа. Здесь же находились и все родственники. Я вышла из машины безо всяких проблем под тысячами и тысячами фотовспышек, обрушившихся на меня в эту минуту. Крики ликования и радости сопровождали каждое мое движение. На мои глаза навернулись слезы, когда я увидела тысячи собравшихся людей, и я должна была сдерживать себя, чтобы не расплакаться от нахлынувших на меня чувств. Когда я поднималась по лестнице собора, длинный шлейф моего свадебного платья безо всяких проблем покрывал ступени.
Мы с Томми решили, что нам хотелось бы провести венчание в тесном кругу родственников и
друзей, так что едва мы вошли, двери храма закрылись. Мы хотели сами снять на пленку церемонию нашего венчания. Для этого была установлена одна камера общего вида и еще три камеры крупного плана. Таким образом, вся церемония была снята на пленку, но Томми хотел записать ее только для нас. Пока свершался обряд венчания, все журналисты оставались снаружи. Незадолго до начала торжества несколько доверенных лиц зашли в собор, чтобы убедиться, что все в порядке и обнаружили одного папарацци, забравшегося на колонну собора. Сколько часов провел он наверху, я не знаю, но его спустили и препроводили к выходу. Было бы очень забавно, что несмотря на то, что мы не хотели публичной церемонии, этот человек, которого мы не знали, оказался бы в числе тридцати из десяти тысяч людей, приехавших со всего мира, чтобы сопровождать меня в этот самый важный и знаменательный день моей жизни.
Я уже находилась в маленькой комнатке, когда началась церемония. Через стекло я видела, как
входили мои сестры, мама, и мое сердце хотело выскочить из груди… это был такой необычный, особенный момент. Услышав первые звуки свадебного марша, я направилась к алтарю.
Я попросила, чтобы у моего платья был очень длинный шлейф, который крепился бы только к
поясу, и по окончании венчания я бы избавилась от него. Этот шлейф олицетворял бы собой все, что я пережила до этого момента: груз сомнений, тяжесть одиночества, грусть, опасения, страхи. Венчание было бы моментом избавления от всего. Прошлое осталось бы позади, и я ухватилась бы за чудесный подарок, открывшийся передо мной.
Все шло очень хорошо до тех пор, пока мне не потребовалось подняться на несколько ступенек,
ведущих к алтарю. Мне стало трудно двигаться вперед. Конечно, на этой лесенке не было ковра, который покрывал бы ее, и к которому цеплялись бы жемчужины, хрусталики от Сваровски и серебряные нити, но каждый шаг давался мне с огромным трудом. Было очень тяжело, но вот, наконец-то, я дошла до своего будущего мужа.
Сейчас я думаю, что никогда не понимала всего, что несла в своем сердце, и собиралась
выплеснуть в эту минуту. Внезапно, стоя там, перед алтарем, рядом с любовью всей моей жизни, который плакал так же, как и я, я обернулась и увидела в первом ряду своих сестер, маму, бабушку, своих родственников и друзей. Все они были свидетелями тех или иных моментов моей жизни, поскольку росли вместе со мной, всегда были рядом, а теперь передавали меня мужчине, который завоевал мое сердце, и разделяли вместе со мной мое счастье.
Когда обряд венчания завершился, шлейф свадебного платья отцепили, и я смогла с легкостью
передвигаться. Да… я позволила прошлому уйти и двинулась навстречу настоящему. Держась за руки, мы с моим новоиспеченным мужем, счастливые, выходили из храма и снова слышали крики людей, на всех языках желавших нам счастья. Это было нечто особенное. Как оплатить подобные проявления любви? Они не имеют цены.
И вот мы заходим в красиво оформленный зал, где находились 500 гостей. В разных концах зала
начали образовываться группы людей. С одной стороны стояли все мексиканцы и друзья, говорящие по-испански, а с другой – все американцы. Этой ночью нас ожидал большой сюрприз, когда неожиданно выключили свет, и тишина была нарушена Донной Саммер, исполняющей первые аккорды песни “Последний танец”. Это был огромный подарок для меня, поскольку она одна из моих любимых певиц. Стоило ей появиться на сцене, как все бросились танцевать, подпевая ей. Когда мы были уже изрядно навеселе, на маленькую сцену водрузили Эмилио Эстефана, который порывался сыграть на барабанах, пока его жена Глория пела вместе с Марком Энтони и Донной Саммер, а один из моих племянников играл на гитаре. Потом на сцену поднялись мы с Томми и комедийная актриса Рози О’Донелл, и мы втроем дружно спели хором. Со сцены я смотрела, как танцуют Дженнифер Лопес, Дэнни де Вито, Кристина Саралеги, Лили Эстефан, а поодаль среди остальных сидели Майкл Джексон, Роберт де Ниро и Брюс Спрингстин. Это была большая честь для меня! Я и мечтать не могла, что когда-нибудь буду праздновать свою свадьбу в компании таких выдающихся артистов, записи которых я всегда возила с собой и постоянно слушала. В какой-то момент этого вечера Томми усадил меня на стул рядом со сценой, схватил микрофон и стал петь мне классику из Фрэнка Синатры “Ты в моей душе”. Это было прекраснейшее мгновение, потому что я знала, что всегда буду в нем, во всем его существе, в его душе.
Подобно Золушке в двенадцать ночи, все американцы бросили веселиться и разошлись. Я
подумала: “Как же так? Ведь праздник только начался!” Зато все латиноамериканцы, напротив, пребывали в радостном воодушевлении. Группа мексиканских гостей спросила у меня: “Тали, в котором часу подадут посоле53?”, потому что в Мексике свадебные ужины заканчиваются почти на рассвете и не обходятся без очень вкусного, от души наперченного посоле. Здесь, в самом сердце Манхеттена, была частичка моей родной земли.
Я неплохо распланировала свои наряды и все прекрасно организовала, но когда мы с Томми
решили “сбежать”, то поняли, что никому из нас не пришло в голову, что нам понадобится что-нибудь теплое, чтобы укрыть меня. Мое третье платье было очень легким, а на дворе стоял декабрь, и температура была ниже нуля. Я замерзну, если выбегу так! Я быстро огляделась по сторонам и заметила жену моего племянника с рыжей меховой шубкой, кажется, лисьей. Я подбежала к ней и, практически, выхватила шубку у нее из рук, сказав: “Завтра я пришлю ее в отель”. Мы с Томми отправились в наш медовый месяц.

echar un clavado (в Лат.Ам.=zambullirse) – нырнуть, окунуться
hilo de caña – здесь: леска
53 pozolazo – посоле, мексиканское блюдо из мяса, кукурузы, перца и воды, традиционно подаваемое на свадьбах
 

 

© Перевод — Вера Голубкова