Thalia - Cada día más fuerte. Libertad. Cortejo de lejos

thaliaТалия. "С каждым днем сильнее"

Глава. 3. Ухаживания издали

 

Desde mi regreso a México, día a día, seguían llegando diferentes arreglos florales a mi casa
acompañados de dulces, chocolates y ositos de peluche. Nos mandábamos cartas, poesías, canciones,
y así nos fuimos enamorando, como en los tiempos de antes, cuando había que esperar meses para
recibir la carta del amado que vivía lejos. Pero por más que nos gustara hacer las cosas de forma
muy romántica y a la antigua, también nos acercaba la modernidad, por lo que al final del día siempre
nos hablábamos hasta que alguno de los dos se quedaba dormido.
A los tres o cuatro meses de la primera cita, Tommy me invitó a pasar un fin de semana juntos a
Miami. Accedí porque además Emilio y Gloria querían que fuéramos a cenar todos juntos. Y como
era de esperarse, la pasamos muy bien, como en familia y relajados. Nos reímos mucho esa noche.
Ellos estaban felices de que su papel de Cupido hubiera funcionado. Sobre todo, porque cuando le
dijeron a Tommy que yo era actriz y cantante, casi me deja plantada en el restaurante. Se había
separado para luego divorciarse hacía sólo unos años de Mariah Carey y lo menos que quería era
meterse con otra cantante; mucho menos, con una actriz. Y encima, que no hablaba su idioma. Pero él
y yo estábamos predestinados. No había forma de sacarle la vuelta.
De hecho, cuando supe que él era el ex marido de Mariah Carey me causó mucha gracia porque yo
no tenía ni idea de quién era él hasta que até ese cabo. Además, siempre admiré mucho a Mariah
como cantante. Es más, me encantaba su música. Es una pionera que marcó una diferencia en el estilo
vocal y sobre todo en las baladas, con esas subidas de tono tan únicas y características de ella. Y por
supuesto que con el mánager, presidente de su compañía disquera en ese entonces, Tommy Mottola,
lógicamente todo estaba a su favor para lograr la fama que logró. Sigo pensando que es una mujer
con un talento digno de admiración. El arreglo floral más grande y bello que recibí cuando nació
nuestra hija Sabrina fue el de ella.
Al comienzo de la relación me preocupó un poco el tema de lo que se decía de Tommy en todos
lados, que si era un hombre malvado que encerraba a su esposa en una “jaula de cristal” y no sé
cuántas barbaridades más. Lo pintaban como “Barba Negra”, el ogro de los cuentos de terror que
encerraba a las mujeres en la torre más alta del castillo… pero yo me daba cuenta de que nada de eso
podía ser verdad pues ese no era el hombre que yo estaba conociendo. Por el contrario, Tommy era y
sigue siendo un señorón, en todos los aspectos, y conmigo siempre ha sido el más dedicado, amoroso
y cariñoso de los maridos.
Durante el año y medio que pasé grabando Rosalinda nos seguimos escribiendo cartas, nos
tomábamos fotos en nuestros trabajos, en nuestras casas; era como conocernos de lejos. Yo le
describía: “Mira, este es mi camerino, aquí está mi vestuario, y esto es lo que como entre grabación y
grabación, estos son mis compañeros de trabajo…”. O le enviaba de mi casa: “Esta es mi recámara,
mira mi oso de peluche consentido, esto es lo que comemos en México…” y le describía lo que había
en el refrigerador o lo que estaban cocinando en mi casa. También yo lo descubría a través de lo que
me mandaba: “Esta es mi oficina, esto es lo que veo cada mañana desde mi ventana, esta es mi
recámara, este es mi auto…” foto tras foto, carta tras carta, así manteníamos la llamita encendida
mientras yo terminaba de grabar la novela.
Después de nuestro primer encuentro en Miami con los Estefan decidimos que sería muy buena
idea seguir encontrándonos allí los fines de semana. A mí me encantó la idea porque la verdad es que
nuestro amor estaba creciendo y lo que más necesitábamos era vernos. Así que hablé con los
productores de mi telenovela y les dije que llegaría mucho más temprano a grabar si me soltaban el
viernes al mediodía. Los productores ya me conocían como “la maquinita de trabajo” y sabían que si
me lo proponía podía grabar hasta veinte escenas de un jalón, por lo que accedieron sin dejar de
darme la instrucción debida: “Eso sí, te tomas el primer vuelo tempranito a México, y directo al foro
de grabación, aquí te esperamos”. No hubo nunca ningún problema, así que yo salía de Televisa
directamente al aeropuerto, eran tres horas de vuelo, el mismo tiempo que tardaba Tommy en volar
de Nueva York a Miami. Todos los viernes me subía al avión todavía maquillada y peinada de
Rosalinda y como ya comenzaba con una especie de agotamiento crónico, me dormía todo el trayecto.
Le pedía a la azafata me despertara media hora antes de aterrizar y así me dirigía al mini bañito del
avión, en donde me refrescaba y me cambiaba de ropa. Luego bajaba del avión y ya me esperaba un
auto que me trasportaba directamente al restaurante donde se encontraba, con martini en mano, mi
magnate del amor.
Así pasamos nuestro primer año de noviazgo.
Al terminar Rosalinda, felices de que ya podíamos gozar de más tiempo juntos, Tommy me invitó
a pasar un verano con él en su casa de los Hamptons. Ni tarda ni perezosa llegué con doce maletas y
mi perrito… y como un estación de radio que se escucha en México “La consentida… la que llegó
para quedarse”, llegué como invitada y nunca más volví a México. En realidad necesitaba unas
largas vacaciones, el doctor me había dicho que debido al tren de trabajo que había llevado en los
últimos quince años, avión tras avión, novela tras novela, show tras show, el desgaste físico y
emocional había impactado mi cuerpo y necesitaba regenerarme. Me diagnosticaron una profunda
fatiga, falta de sol en mi cuerpo y un extremo agotamiento, al grado tal que me dijeron que necesitaba
como un año de descanso, y quién sabe si en ese tiempo me recuperaría del todo; estaba
completamente desgastada. Así que mi receta fue: un verano en bikini a un lado de la alberca,
margaritas, lentes oscuros y musiquita… así, cómo no me iba yo a recuperar…
Fue en ese verano que nos enamoramos profundamente. Mientras más tiempo pasábamos juntos,
más nos gustábamos y mientras más nos gustábamos más nos queríamos. Al terminar el verano me
dijo: “¿Por qué no te quedas a vivir en mi casa conmigo para siempre? Quiero que vivamos juntos”.
Le expliqué que le había prometido a mi mamá salir de mi casa de blanco para casarme, como el
resto de mis hermanas… una tradición familiar y muy mexicana. Le describí lo mal que me había ido
en el amor, dondequiera que había depositado mis ilusiones y cada vez que había apostado por el
amor, nunca me había funcionado. Le expresé mi más profundo miedo, y con mucho amor y paciencia
Tommy me reconfortó y me convenció de que era una buena idea. En realidad yo huía del concepto
del matrimonio, disfrutaba de mi libertad y de mi fama, pero para dar este paso en un compromiso de
pareja, yo necesitaba de toda la seguridad de no volver a salir lastimada. Pero Tommy era como si
me conociera desde siempre y supo decirme algo que me reconfortó y me hizo tomar una decisión al
respecto: “Salta… yo te voy a agarrar. Mis brazos siempre estarán abiertos para sostenerte y
agarrarte. No temas… Pase lo que pase aquí estoy yo. De dónde saltes yo te voy a agarrar… no te
dejaré sola y siempre estaré aquí para sostenerte”, me dijo. Y luego continuó: “Pero quiero lo mismo
para mí, quiero sentir que puedo apoyarme en ti… ¿quieres saltar conmigo?”. Sintiendo su apoyo y la
fuerza de su amor por mí por fin pude soltar mis temores y me dije, “¿Por qué no?”.
A partir de ese momento, mi vida cambió totalmente. Aunque tuve la dicha de llegar a este país en
las mejores condiciones, me dolió demasiado haber dejado atrás mi patria, como le duele a cualquier
inmigrante, supongo. No solo comencé a experimentar lo que era vivir por mi propia cuenta, sin mi
mamá, sino que también pude sentir lo que es el exilio. Seguramente, mucha gente se identificará
conmigo al decir que la añoranza de la patria es uno de los sentimientos de nostalgia más fuertes que
se puedan sentir. Es como que te arrancan de raíz, un pedazo de entraña, dejándote un vacío
imposible de llenar, el vacío de tu tierra que te vio nacer, te ayudó a crecer y te llenó de ella. Es un
sentimiento que tendré por siempre… por el resto de mi vida, me guste o no me guste.
С момента моего возвращения в Мексику каждый день ко мне домой прибывали различные букеты цветочных композиций, сопровождаемые сладостями, шоколадом и плюшевыми медвежатами. Мы с Томми были влюблены и посылали друг другу письма, стихи, песни, как в прежние стародавние времена, когда нужно было месяцами ждать получения письма от любимого, живущего вдали. Нам нравилась романтика древних времен и нравилось совершать разные романтичные поступки, но и современность была нам не чужда. В конце дня мы всегда болтали по телефону до тех пор, пока кто-нибудь из нас не засыпал.Через три или четыре месяца с нашего первого свидания Томми пригласил меня провести выходные вместе с ним в Майами. Я согласилась, потому что ко всему прочему Эмилио и Глория хотели, чтобы мы приехали к ним на ужин. Как и ожидалось, мы отлично, по-семейному, провели время и неплохо развлеклись. Тогда вечером мы много смеялись. Чета Эстефан была счастлива тем, что их роль свахи-Купидона удалась, и все получилось. Они радовались прежде всего потому, что когда сказали Томми о том, что я была актрисой и певицей, он почти что плюнул на наше свидание в ресторане, едва не оставив меня в дураках. Всего несколько лет назад он расстался, а затем и официально развелся с Мэрайей Кэри51, и теперь меньше всего хотел связываться с другой певицей, а уж с актрисой и подавно.Тем более с той, которая говорила на другом языке, а не на его. Но, мы с Томми были созданы друг для друга, так было предназначено судьбой, и это было неизбежно.По правде говоря, я была рада узнать, что он был мужем Мэрайи Кэри, потому что понятия не имела, с кем он был до меня. Теперь я это знала. К тому же я всегда восхищалась Мэрайей как певицей. Мне очень нравилась ее музыка. Она была первопроходцем, показавшим разнообразную манеру пения, особенно в балладах с ее превосходной, уникальной, характерной только для нее, тональностью. Что и говорить, немудрено, что при ее таланте она добилась такой известности. На пользу пошло и то, что Томми Моттола был ее менеджером и президентом звукозаписывающей кампании. Я думала тогда, и продолжаю думать теперь, что талант этой женщины достоин восхищения. Когда у нас с Томми родилась дочка Сабрина, я получила от нее роскошный букет. Это была огромная и очень красивая цветочная композиция.В самом начале наших отношений меня слегка волновали разговоры о Томми, несущиеся со всех сторон. О нем говорили, что он был злодеем, который держал свою жену в хрустальной клетке. Это полнейший бред, и большей чуши я не знаю. Его рисовали этаким пиратом Черной бородой52, ужасным чудовищем из страшных сказок, который запирал женщин в самой высокой башне замка... Но я понимала, что все это не могло быть правдой, потому что человек, которого я знала, был вовсе не таким, наоборот, Томми был и остается очень благородным и достойным мужчиной с большой буквы, в полном смысле этого слова. Для меня он всегда был самым любящим, нежным и заботливым мужем.Полтора года, пока шли съемки “Росалинды”, мы с Томми продолжали переписываться, посылали друг другу фотографии, снятые дома и на работе. Мы словно узнавали друг друга, в то же время находясь друг от друга вдалеке. Я писала ему: Смотри, вот это моя гримерка, а это костюмерная. А вот на этой фотографии я снялась в перерыве между съемками, это мои товарищи по работе...Или посылала домашние фотографии: Это моя спальня, посмотри, вот мой баловень – плюшевый мишка, а вот это то, что мы едим в Мексике...и я описывала ему то, что было в холодильнике или то, что готовили у меня дома. Точно так же я узнавала Томми с помощью тех фотографий, что он присылал мне: Это мой офис; это то, что я вижу каждое утро из своего окна; это моя спальня; это моя машина...Так фотография за фотографией, письмо за письмом мы поддерживали вспыхнувший огонек нашей любви, пока я заканчивала сниматься в сериале.После нашей первой встречи с семьей Эстефан в Майами, мы решили, что было бы замечательно и дальше продолжать встречаться там по выходным. Эта идея пришлась мне по душе, потому что наша любовь росла день ото дня, и нам было просто необходимо видеть друг друга. Я поговорила с продюсерами сериала и сказала, что могла бы приходить на съемки гораздо раньше, если они будут отпускать меня по пятницам с полудня. Все уже знали, что я работаю, как заведенная. Задавшись целью, я могла за один рабочий день отснять до двадцати эпизодов, поэтому продюсеры согласились, не переставая инструктировать меня о моих обязанностях: Значит так, ты прилетаешь в Мексику самым первым утренним рейсом ипрямиком на съемочную площадку, мы будем ждать тебя там”. Никаких проблем – так что с Телевисыя сразу ехала в аэропорт. Три часа полета, и ровно столько же времени из Нью-Йорка до Майами летел Томми. Каждую пятницу я прямо в гриме и с прической Росалинды садилась в самолет, тут же засыпала от хронической усталости и спала всю дорогу. Я просила стюардессу разбудить меня за полчаса до приземления, направлялась в туалет, где умывалась холодной водой и переодевалась. Потом я спускалась из самолета, и меня уже ждала машина, которая везла меня прямо в ресторан, где с мартини в руках меня поджидал мой любимый магнат.Так мы провели наш первый романтичный год ухаживания, наш конфетно-букетный период.Когда съемки “Росалиндызакончилась, мы были счастливы оттого, что могли больше времени проводить вместе, наслаждаясь обществом друг друга. Томми пригласил меня провести лето вместе с ним в Хэмптоне, у него дома. Не мешкая, я приехала к нему с дюжиной чемоданов и своей собачкой... Я уподобилась радиостанции, которую слушают в Мексике Согласившаяся... она пришла, чтобы остаться53, я приехала как гость и больше никогда не вернулась в Мексику. На самом деле я нуждалась в длительном отдыхе. Врач говорил, что мне нужно отдохнуть от огромного воза работы, который я тащила на себе последние пятнадцать лет. Самолет за самолетом, сериал за сериалом, концерт за концертом – я работала на износ. Физическая и эмоциональная усталость разрушали тело, и мне нужно было восстановиться. Мне поставили диагноз: сильное переутомление, недостаток солнечного света и крайнее истощение. На основании этого для начала мне посоветовали с годик отдохнуть, хотя, кто знает, восстановлюсь ли я полностью за это время, поскольку была вымотана до предела. Мне выписали рецепт: лето в бикини у бассейна, коктейли маргарита”, солнцезащитные очки и музычка... Ну как тут не восстановиться!Так и вышло, что в это лето мы с Томми очень сильно полюбили друг друга. Чем больше времени мы проводили вместе, тем больше нравились друг другу, а чем больше нравились, тем сильнее любили. В конце лета Томми спросил меня: Почему бы тебе не жить здесь? Почему бы не остаться в моем доме навсегда? Я хочу, чтобы мы жили вместе”. Я объяснила ему, что пообещала маме уйти из моего белого дома только для того, чтобы выйти замуж, как мои остальные сестры... такова традиция мексиканских семей. Я описала Томми все беды, через которые прошла из-за любви, рассказала, что как бы ни возлагала надежды на свои мечты, всякий раз, делая ставку на любовь, я проигрывала. Я раскрыла Томми свой самый глубинный, потаенный страх, и он терпеливо, с большой любовью согрел и поддержал меня, убедив в том, что мысль о свадьбе была замечательной. На самом деле я избегала идей о замужестве, я наслаждалась своей свободой и славой. Для того, чтобы сделать этот шаг и согласиться на брак, мне нужна была полная уверенность в том, что я не стану снова сожалеть об этом. Но, Томми знал, что мне сказать для придачи сил, он как будто знал меня всегда и заставил принять решение по этому вопросу.- Прыгай... я подхвачу тебя. Мои объятия всегда будут открыты, чтобы помочь тебе и поддержать тебя. Я всегда подставлю руки, чтобы поймать тебя. Не бойся... Что бы ни было, я здесь. Откуда бы ты не прыгнула, я удержу тебя... Я не оставлю тебя одну, я всегда буду здесь, чтобы помочь тебе, – сказал он мне, а затем продолжил, – но я хочу того же для себя. Я хочу чувствовать, что могу опереться на тебя... Хочешь прыгнуть со мной?Я почувствовала его поддержку, его крепкое плечо, силу его любви ко мне. Наконец-то я смогла выбросить свои страхи и ответила: Почему бы нет?Начиная с этого момента, моя жизнь полностью изменилась. Хотя теперь у меня было право въехать в Штаты на законном основании, мне было очень больно оставить свою родную страну позади, полагаю, так же больно как и любому эмигранту. Я не только начала испытывать на собственной шкуре, что значит жить самостоятельно, без мамы, я стала чувствовать себя ссыльной, находящейся в изгнании. Я уверена, что множество людей согласятся со мной, сказав, что тоска по родинеэто самое сильное чувство, которое мы способны испытывать. Ностальгия похожа на то, что из тебя с корнями вырвали часть тебя самого, кусок твоей души, оставив пустоту, которую ничем невозможно заполнить. Это пустота твоей родной земли, видевшей твое появление на свет, земли, которая помогла тебе вырасти и наполнила собой. Это чувство пустоты будет со мной всегда... до конца моей жизни, нравится мне это или нет.

dejar plantado (в Мексике=dejarlo esperando por horas y horas y nunca llegar a la cita)не явиться на свидание, заставив человека напрасно ждать

51 Мэрайа Кэри – американская певица и актриса. Обладательница 5 премий Грэмми

sacar la vuelta (в Мексике=evitar, eludir) – избежать чего-либо, предотвратить

52 Черная борода – английский пират, наводивший на всех ужас и презиравший женщин, занимался разбоем в Карибском море в 1716-1718гг. После своей смерти стал персонажем легенд и сказок.

53 Музыка, которая пришла, чтобы остатьсяодна из передач мексиканской радиостанции на волне 6.20AM, на которой звучат лучшие мировые инструментальные композиции, и здесь Талия с юмором обыгрывает ситуацию

 

 

© Перевод — Вера Голубкова