Lleva unos minutos esperando en el hall del hotel. Se ha puesto elegante: una chaqueta negra con
pantalones y zapatos del mismo color y una camisa blanca. Raúl va como un pincel, aunque no
termina de sentirse cómodo.
Deben de estar a punto de recogerlos, y Wendy todavía no ha bajado de la habitación. A pesar de
que ésta sea una chica distinta a la mayoría de las que conoce, cumple con el tópico universal: una
mujer siempre te hará esperar cuando se arregle para salir.
Llega antes Marc Pons. A él le toca llevarlos al Teatro Talía. Está muy serio. Saluda al chico con
un apretón de manos y espera junto a él a que aparezca la ganadora del festival.
—Lo he estado pensando —le dice mientras tamborilea con los dedos en el mostrador de
recepción— y no creo que tu renuncia sea por pasta.
—¿Otra vez con lo mismo?
—Es que me resulta extraño que un chico como tú haga algo así por dinero.
—No quiero hablar del tema.
—Me parece que todo es mucho más sencillo. Y yo he sido un tonto por no darme cuenta antes.
Raúl no sabe a qué se está refiriendo. Tampoco le importa demasiado. Quiere que pase deprisa
todo y volver a Madrid con su novia y su familia. Sin tres mil euros, sin curso cinematográfico y sin
premio, pero feliz.
—¿A qué hora tenemos que estar en el teatro?
—Tranquilo, vamos bien de tiempo —indica, mirando su reloj—. Eres un romántico de la vida,
¿verdad? Tu corto lo demuestra.
—Marc, escupe de una vez lo que quieras decirme y cierra ya el asunto. Wendy es una justa
ganadora. Ella será feliz, vosotros seréis felices y todos comeremos perdices. Final de la historia.
—Esto lo haces por ella, ¿verdad? Te has enamorado de esa chica.
—¿Qué dices? ¿Hablas en serio?
—No trates de ocultarlo más conmigo. Ella te gusta y quieres que gane. Pero no puedes decir
nada a nadie porque tienes novia y esto sería como si le pusieras los cuernos.
La teoría de Marc es tan absurda que ni siquiera va a rebatirla. Que piense lo que le dé la gana. Él
ya no va a hablar más del asunto. Además, Wendy acaba de salir del ascensor. La joven de Minnesota
se ha puesto un vestido largo rojo y ceñido, muy llamativo. Lleva tacones y una pequeña chaqueta
negra que cubre sus hombros. También se ha recogido el pelo en un moño, dejando libres dos
mechones que le caen por ambos lados de la cara. Está maravillosa.
—¡Señorita Smith! —exclama Marc Pons cuando la ve, antes de darle dos sonoros besos—. Estás
preciosa. No hay duda, serás la más guapa del certamen.
—Venga ya. No mientas. Sigo siendo la misma chica de Wadena de siempre.
—Es verdad lo que dice, Wendy. Estás guapísima.
La muchacha se ruboriza. Nunca se ha sentido guapa porque no lo es. Aquel vestido y el
maquillaje que se ha puesto han influido mucho en que aquellos halagos sean posibles. Gracias a ellos,
aunque tiene claro que no va a ganar, va más contenta a la gala.
Los tres se suben a un coche que los está esperando y se dirigen al Teatro Talía. Dentro del
vehículo, hablan poco. Hay demasiados nervios. Además, Marc sigue molesto por cómo se han
desarrollado los acontecimientos. Él es el encargado de anunciar al ganador amañado, algo que
manchará su impecable currículum.
Cuando llegan, una veintena de personas los aguarda en la puerta. Raúl puede distinguir a los
miembros del jurado y a Vicente Cebrián entre ellas. El director del festival se aproxima a ellos.
—Enhorabuena, chicos —los saluda mientras una cámara de vídeo y otra fotográfica registran el
momento—. Sois los finalistas del decimosegundo Festival de Cortos de Valencia para Jóvenes
Directores. Espero que paséis una gran noche y... que gane el mejor.
Raúl y Wendy posan un instante frente a algunos fotógrafos de medios locales que se han dado
cita en el acontecimiento.
—Esto es una pequeña locura —comenta la chica, entre dientes, sonriendo a las cámaras—.
Espero ir bien vestida.
—Vas perfecta. Estás muy guapa.
—El que está muy guapo eres tú —le sale espontáneamente. Pero eso no es ninguna novedad. Es
de los tíos más guapos que ha conocido.
—El mérito es de mi madre y mis hermanas, que me obligaron a venir de pingüino. Yo hubiera
preferido algo menos clásico y con más color.
Los flashes terminan y los chicos, acompañados de Marc Pons y Vicente Cebrián, entran en el
teatro. El director del certamen les recuerda a lo largo de la alfombra roja cómo se va a desarrollar el
evento. Hasta que se anuncie el ganador pasará bastante tiempo. Habrá actuaciones musicales y
monólogos y se reproducirán ambos cortos para que los asistentes a la gala los vean antes del
veredicto del jurado.
A Raúl y a Wendy los acomodan en la primera fila, uno junto al otro.
—Ahora sí que estoy nerviosa de verdad.
—Tranquila —le susurra él, sonriendo.
—¿Por qué no dicen el ganador ya y nos dejan ir al hotel a dormir?
—Porque para eso, nos habrían mandado directamente un email con el fallo del jurado y se
habrían ahorrado todos los prolegómenos y la pasta que les cuesta organizar todo esto.
Mientras los dos jóvenes conversan en voz baja sobre lo que rodea aquel momento, el público va
ocupando las butacas del teatro. En unos minutos, se completa el aforo.
Marc Pons se sienta al lado de Raúl, y el director, junto a Wendy. De repente se apagan las luces
y Vicente Cebrián sube al escenario.
—Buenas noches a todos. Muchas gracias por llenar una vez más este precioso Teatro Talía, que
da gusto ver así. Hoy celebramos la final de la decimosegunda edición del Festival de Cortos de
Valencia para Jóvenes Directores, tras varios meses de intenso trabajo en los que hemos visionado
ciento quince cortometrajes. Puedo admitir, con total seguridad, que ha sido el año en el que más nivel
y mayor participación hemos registrado. Esto significa que el certamen está consolidado y registra una
salud envidiable. Y también, que en nuestro país existen jóvenes con mucho talento. Jóvenes como
Wendy Smith y Raúl Besada, finalistas de esta edición y para los que pido un fuerte aplauso.
La gente comienza a aplaudir con gran fervor, obedeciendo a la petición del director del festival.
Marc indica a Raúl que se ponga de pie y éste a su vez se lo comunica a la chica. Cuando se levantan,
la ovación es aún mayor.
—Gracias, chicos, por vuestra entrega, vuestro talento y vuestra brillante capacidad para dirigir
una pieza tan especial como es el corto —continúa Vicente Cebrián, cuando los aplausos cesan—. No
me quiero alargar mucho más. Sólo espero que todos los asistentes disfrutéis de una buena noche y
que al final de la gala todos nos marchemos a casa, o a la fiesta que tenemos preparada y a la que
estáis todos invitados, con una enorme sonrisa. ¡Que empiece el espectáculo!
El telón se abre y encima del escenario aparece la cantante valenciana Noelia Zanón, que
interpreta en directo su tema Rosa del viento.
—¿Cómo lo llevas? —le pregunta Raúl a Wendy mientras suenan los primeros acordes.
—Muy mal. Tengo ganas de ir al baño.
—Pues... va a ser complicado.
—Ya lo sé.
A la chica le tiembla la rodilla derecha, que mueve insistentemente. El chico la observa. Le
gustaría decirle que se tranquilice, que el premio es suyo, pero no va a hacerlo. Ese secreto lo
enterrará para siempre. Aunque no está muy seguro de que todos piensen como él.

Рауль уже несколько минут ждет Венди в холле гостиницы. Теперь на нем надет элегантный черный костюм, такие же черные ботинки и белая рубашка, словом, он выглядит безупречно, но чувствует себя как на иголках.
За ними вот-вот должны прийти, а Венди все еще не спустилась из номера. Несмотря на то, что Венди была не похожа на большинство знакомых ему девчонок, она следует общеизвестному, давно избитому постулату: женщина всегда заставит себя ждать, наряжаясь к выходу.
Марк Понс приходит первым. Он отведет их в театр Талия. Марк с серьезным видом пожимает Раулю руку и ждет вместе с ним появления победительницы фестиваля.
- Я тут поразмыслил, – произносит Понс, постукивая пальцами по стойке администратора, – и считаю, что ты отказался от участия не из-за денег.
- Снова-здорово, ты все о том же?
- Мне кажется странным, чтобы такой парень, как ты, сделал это из-за бабла.
- Я не хочу говорить на эту тему.
- Мне кажется, что все гораздо проще, и я был глупцом, не поняв это раньше.
Рауль не понимает, к чему клонит Марк. Да ему это и не очень важно. Парню хочется, чтобы всё побыстрее закончилось, и он вернулся в Мадрид к своей девушке и семье. Без трех тысяч евро, без кинематографических курсов и без награды, но счастливым.
- В котором часу мы должны быть в театре?
- Успокойся, у нас еще много времени, – отвечает Марк, глядя на часы. – Ты ведь романтик по жизни, верно? И твой фильм это показал.
- Марк, говори сразу, что хочешь мне сказать, и закрой эту тему. Венди – победительница по справедливости. Она будет счастлива, вы будете счастливы, и все мы будем жить-поживать, тут и делу конец.
- Ты делаешь это из-за нее, правда? Ты влюбился в эту девушку.
- Что ты плетешь? Ты это серьезно?
- Больше не старайся скрыть от меня, что Венди тебе нравится, вот ты и хочешь, чтобы она победила. Но ты никому ничего не можешь сказать, потому что у тебя есть девушка, а этим ты, вроде как, наставляешь ей рога.
Теория Марка настолько нелепа, что Рауль даже не возражает. Пусть себе думает, что угодно, а он больше не станет говорить на эту тему. К тому же, только что из лифта вышла Венди. Девушка из Миннесоты надела длинное, облегающее, ярко-красное платье, а поверх него коротенький черный жакетик, прикрывающий плечи, и туфли на высоких каблуках. Она также сделала себе прическу, собрав волосы в пучок и оставив две прядки, которые теперь свободно свисали по обе стороны лица. Венди была сногсшибательно красива.
- Сеньорита Смит! – воскликнул Марк Понс, прежде чем звучно расцеловать ее. – Вы великолепны и, вне всякого сомнения, будете самой красивой на фестивале.
- Брось, не обманывай. Я продолжаю оставаться той же самой обычной уодинской девчонкой.
- Венди, он говорит правду. Ты потрясающе красива.
Девушка заливается краской. Она никогда не чувствовала себя красавицей, потому что она не красавица, и эти комплименты оказались возможными, только благодаря платью и нанесенному макияжу. Спасибо за комплименты, теперь она, по крайней мере, пойдет на шоу более радостной, хотя и знает, что ей не победить.
Все трое садятся в поджидающую их машину и направляются к театру Талия. В машине они почти не разговаривают, потому что жутко волнуются. Кроме того, Марк продолжает беспокоиться из-за того, как развивались события. Ему предстоит объявлять липового победителя, и это может запятнать его безупречную биографию.
Когда они подъезжают к театру, у двери их уже ждут около двух десятков человек. Рауль может отличить среди них членов жюри, в том числе, и Висенте Себриана. Исполнительный директор подходит к прибывшим.
- Добро пожаловать, молодые люди, – радушно приветствует он, пока журналисты фотографируют их и запечатлевают этот момент на видеокамеру. – Вы – финалисты двенадцатого валенсийского фестиваля короткометражных фильмов для молодых режиссеров. Надеюсь, вы замечательно проведете этот торжественный вечер, и... пусть победит лучший.
Какое-то время Венди и Рауль позируют перед фотокамерами журналистов местных средств информации, которые пришли на эту встречу.
- Это какое-то маленькое сумасшествие, – сквозь зубы шипит девушка, улыбаясь в камеры. – Надеюсь, что я хоть выгляжу прилично.
- Ты выглядишь замечательно, просто красавица.
- Это ты очень красивый, – непроизвольно вырывается у Венди, но это не новость. Рауль – самый красивый из парней, которых она знала.
- Это заслуга мамы и сестренок, которые заставили меня вырядиться пингвином. Я, лично, предпочел бы что-нибудь менее классическое и поярче.
Фотовспышки заканчиваются, и ребята в сопровождении Марка Понса и Висенте Себриана входят в театр. Пока они шагают по красной ковровой дорожке, директор фестиваля напоминает им, как будут развиваться события. Пройдет много времени, прежде чем объявят победителя. Сначала будут выступления музыкантов, потом произнесут речи, затем покажут оба фильма, чтобы присутствующие на шоу зрители посмотрели их, прежде чем жюри вынесет свой вердикт.
Рауля и Венди усаживают рядышком в первом ряду.
- Вот теперь я, и правда, психую.
- Успокойся и не бойся, – улыбаясь, шепчет Рауль.
- Ну почему они не называют победителя и не дают нам вернуться в гостиницу и поспать?
- Потому что тогда они просто прислали бы нам прямо по электронке решение жюри, избавили бы себя от всей этой предвариловки и сэкономили бы деньги, затраченные на организацию всего этого.
Пока ребята тихо перешептываются о том, что происходит вокруг, зрители постепенно рассаживаются по своим местам. Через несколько минут театральный зал уже заполнен.
Марк Понс садится рядом с Раулем, а директор – рядом с Венди. Неожиданно в зале гасят все огни, и Висенте Себриан поднимается на сцену.
- Добрый вечер всем. Спасибо за то, что вы еще раз заполнили зал этого чудесного театра Талия, и
мне очень приятно видеть вас здесь. Сегодня, после нескольких месяцев напряженной работы, после просмотра ста пятнадцати короткометражных лент, мы празднуем окончание двенадцатого валенсийского фестиваля короткометражных фильмов для молодых режиссеров. Я могу с полной уверенностью заявить, что в этом году значительно повысился уровень присланных на конкурс картин, и было зарегистрировано наибольшее количество участников. Все это означает, что наш конкурс процветает и укрепляет свои позиции. Это свидетельствует также о том, что в нашей стране живет много талантливой молодежи, таких юношей и девушек как Рауль Бесада и Венди Смит, которые являются финалистами этого года. Попрошу вас от всей души поприветствовать их аплодисментами.
Люди с жаром принимаются хлопать в ладоши, следуя обращению директора фестиваля. Марк
указывает сначала на Рауля, который поднимается со своего места и, в свою очередь, указывает на Венди. Когда ребята встают, овации становятся еще громче.
- Венди, Рауль, спасибо вам за вашу самоотдачу, ваш талант и блестящую постановку фильмов, –
продолжает Висенте Себриан, когда аплодисменты заканчиваются. – Я не хочу затягивать свое выступление и только надеюсь, что все присутствующие насладятся прекрасным вечером, и по окончании нашего шоу все мы пойдем по домам или на праздничный ужин, который мы подготовили, и на который вы все с огромной радостью приглашены. Итак, шоу начинается!
Занавес открывается, и на сцене появляется валенсийская певица Ноэлия Санон, которая
исполняет свою песню “Роза ветров”.
- Как ты себя чувствуешь? – спрашивает у Венди Рауль, когда звучат первые аккорды песни.
- Очень плохо. Мне хочется пойти в туалет.
- Да-а… сделать это будет непросто.
- Сама знаю.
У девушки непрерывно подрагивает правое колено, и Рауль замечает это. Ему хотелось бы
успокоить Венди, сказать, что награда будет ее, но он этого не сделает. Он всегда будет хранить этот секрет, хотя не уверен, что все будут думать, как он.

como un pincel – безупречно одетый
comer perdices (ser felices y comer perdices) – традиционное окончание испанских сказок, близкое нашему: жить-поживать, да добра наживать