Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #42

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава. 42. Пятница

 

Entran en el Pans & Company y los atiende rápidamente una chica muy guapa que lleva gafas y
una coleta alta. Alba pide un bocadillo de tortilla y Bruno, uno de jamón serrano y brie. Coca-Cola
para los dos. Suben la escalera y se sientan en una mesa pegada a la ventana. Saben que tienen que
hablar de lo de anoche. Pero hay otro tema que sigue rondando la cabeza del chico.
—Estoy seguro de que es ese tío.
—¿A qué te refieres? ¿A lo de los tuits?
—Sí. ¿Cómo no caí antes en que podía tratarse de Nájera?
—A lo mejor no es él.
Alba da un sorbo a su refresco y mira fijamente a su novio. No le ha durado demasiado el
entusiasmo de esta mañana. Desde que se ha enterado de lo de Ester y ese chico, su carácter se ha
agriado.
—¡Claro que es él! Pondría la mano en el fuego.
—Es muy raro que alguien te quiera molestar sólo por un examen y una partida de ajedrez.
—Será que me odia.
—Si te odia por sacar más nota que él en un examen o por hacerle trampas jugando al ajedrez
cuando teníais trece años... No sé.
—Ese tipo es muy raro. Siempre va solo, no habla nunca con nadie y en lo único en lo que piensa
es en sacar un sobresaliente tras otro.
—Tú también ibas siempre solo antes, Bruno.
—Sí, pero a mí me marginaban. Nájera se margina solo.
—Bueno, ahora no está solo. Ahora tiene a Ester.
Y eso le molesta muchísimo. Le fastidia que su amiga quiera salir con él. ¿Qué le habrá visto? Si
no es ni guapo. No entiende a las chicas y a la que menos, a Ester.
—Espero que sólo sea algo pasajero. Ese tío no es para ella.
—¿Por qué dices eso?
—Porque ella se merece algo mejor.
—Ella es la que decide con quién quiere estar. Déjala que salga con quien le apetezca. No debe de
ser tan malo cuando le gusta.
—Te recuerdo que ese tío me amenaza por Twitter.
—Bruno, no sabes si es él —protesta Alba, cansada de lo mismo—. Deja ya a ese Félix Nájera y
hablemos de nosotros.
No puede olvidarse de alguien que está tratando de amargarle la vida y que para colmo va a salir
con la chica de la que estaba enamorado. Pero su novia tiene razón. Si ha ido a recogerle al instituto
para pasar un rato con él y comer juntos, ha sido para hablar sobre ellos.
—Ya dejo el tema de Nájera. Perdona.
—No pasa nada —responde la chica con una sonrisa—. Esta mañana estabas eufórico. Me gustó
mucho todo lo que me dijiste.
—Es lo que sentía.
—¿Y ahora? ¿Ya no lo sientes?
Desconoce el motivo, pero no tiene tanta ilusión como esta mañana. ¿Qué le pasa? Su estado de
ánimo es una montaña rusa de emociones. Cambia según la hora del día que sea. Lo cierto es que lo de
Nájera lo ha desubicado totalmente. Pero más que lo de él, lo de Ester. Verlos juntos, que a ella le
guste y lo defienda lo ha desanimado. ¿Hubiera pasado con cualquier otro que no fuera Félix?
Posiblemente. Tal vez, el problema no esté en ese empollón odioso, sino en los rescoldos de sus
sentimientos hacia su amiga. Debería ser sincero con Alba.
—Quiero contarte algo.
Aquello ha sonado a un «tenemos que hablar». La chica deja el bocadillo sobre el plato y mira
fijamente a su novio. Tiene la sensación de que no le va a gustar mucho lo que le va a explicar.
—Cuéntame.
—Me parece que si quiero quererte de verdad, tengo que soltar mi pasado.
—¿Eso qué significa?
—Que si me quiero enamorar de ti, debo olvidarme de una vez por todas de Ester.
Lo ha dicho y le tiembla todo después de confesar la verdad.
—Ya sabía que ella te gustaba. Lo llevabas en los ojos, Bruno. Pero ¿aún te gusta?
—No es que me gustara, es que estaba enamorado de ella. Y si no comenzamos a salir juntos fue
porque se echó atrás en el último segundo.
El joven le explica a Alba lo que ocurrió aquel día de marzo. Cómo le pidió ser su novia, cómo se
besaron, cómo ella salió corriendo y cómo, finalmente, acordaron no ser pareja para no poner en
peligro su amistad. Ha revelado su gran secreto, pero era necesario si su relación tiene que avanzar.
—¿Os besasteis? No me lo puedo creer.
—Siento no habértelo dicho antes. No quería hacerte daño.
—¿Eso fue el día antes de quedar contigo en La Central?
—Sí. Exactamente.
—A ver... ¿Me estás diciendo que empezaste a salir conmigo el mismo día que Ester te rechazó?
—Técnicamente, sí.
—Entonces, me utilizaste para olvidarte de ella. Como a mí me gustabas, aprovechaste. ¿Qué
pretendías? ¿Darle celos?
—Tú también me gustabas, Alba. No empecé a salir contigo porque sí.
La chica pincha una patata y la mastica con fuerza. En ella se mezclan ahora mismo muchas
sensaciones diferentes. La principal: la rabia de sentirse engañada.
—Tú sí que me gustabas a mí —comenta molesta—. Yo sospechaba que entre vosotros podía
existir algo. Hasta le pregunté dos veces a Ester, el día anterior, si le molestaba que te pidiera salir.
Ella lo negó y dijo que sólo erais amigos.
—No sabía nada de eso. Pero en realidad es que no había nada entre nosotros. Sólo éramos y
somos buenos amigos.
—Pero tú sigues queriéndola, Bruno.
Aquellos segundos de duda antes de contestarle le hacen más daño que la propia respuesta.
—No lo sé —responde, suspirando—. Mi intención es quererte a ti. Intentar amarte. Y darle una
oportunidad a lo nuestro. Me gustas de verdad. Por eso tenía que contarte lo que pasó hace dos meses.
Alba está muy seria. Pero no va a llorar. Se lo ha propuesto. Demasiadas lágrimas derramó ayer.
Sabía que hoy, cuando hablaran, podía pasar algo parecido y se mentalizó de que tenía que mostrarse
más fuerte. Coge su bocadillo de tortilla y da un buen mordisco. Mira por la ventana y reflexiona
sobre qué es lo mejor para aquella relación.
—Anoche te lo dije. Uno no elige de quién se enamora y tampoco puede forzar a otra persona que
no está en su corazón.
—Es verdad. Pero cuando te fuiste anoche a llorar al baño me preocupabas tanto o más que si
estuviera enamorado de ti.
—Eso es porque me tienes cariño y me aprecias. No porque me quieras.
—Y qué más da por lo que sea.
—Claro que es importante el motivo. Es lo más importante. No es lo mismo que me quieras
como a una novia, a que me quieras como a una amiga. No sé muy bien en qué punto estás tú, aunque
por lo que me cuentas... creo que estás más en el segundo. Te preocupas por mí porque me quieres
mucho, como a una buena amiga.
La alegría con la que terminaron la conversación anoche o con la que hablaron esta mañana se ha
evaporado totalmente. Aquellas dudas y confesiones de Bruno están haciéndole mucho daño a Alba.
Se siente un segundo plato. Pero está tan enamorada de él que tampoco está convencida de cuál
debería ser el siguiente paso.
—¿Y qué hacemos? —pregunta el chico, al que se le han pasado hasta las ganas de comer.
—No lo sé. Tienes que aclararte.
—Yo quiero estar contigo.
Alba lo mira fijamente cuando le dice eso. En silencio. No sabe si reír o echarse a llorar. Ella
también quiere estar con él. Y casi a cualquier precio. Pero lo que no podría resistir es saber que la
está besando a ella mientras piensa en su amiga.
—Si Ester es pasado de verdad, estoy dispuesta a jugármela. Te quiero mucho y, pese a todo lo
que me has contado, me has tratado muy bien en este tiempo que llevamos juntos. Pero tienes que ser
sincero. ¿Crees que yo podría ser la única chica en la que pienses cuando te levantes por las mañanas?

Ребята заходят в Pans & Company, и к ним быстро подходит очень красивая девушка в очках и с собранными в высокий хвост волосами. Альба заказывает сэндвич с омлетом, а Бруно – с ветчиной и сыром бри, а также две кока-колы. Парочка поднимается по лестнице и садится за столик у окна. Оба понимают, что должны поговорить о вчерашнем, но сейчас у парня продолжает крутиться в голове совсем другой вопрос. [прим:Pans & Company – сеть кафе быстрого обслуживания, в которых продается выпечка и сэндвичи]

- Я уверен, что это тот самый чувак.

- О чем ты? О тех твитах?

- Да. Как я раньше не допер, что они могли иметь отношение к Нахере?

- Скорее всего, это не он.

Альба отпивает колу и пристально смотрит на парня. Его утреннее радостное оживление длилось не слишком долго. Бруно сразу скис и стал раздражительным, едва узнал об Эстер и этом парне.

- Как пить дать – он, это же ясно! Руку на отсечение даю.

- Очень странно, чтобы кто-то хотел доставать тебя и бесить только из-за экзамена и шахматной партии.

- Возможно, он меня ненавидит.

- Неужели он тебя ненавидит только из-за того, что на экзамене ты получил более высокую оценку, чем он? Или за то, что ты смухлевал, играя с ним в шахматы, когда вам было по тринадцать лет?.. Даже не знаю.

- Этот тип – того, очень странный. Он всегда ходит один, никогда ни с кем не разговаривает, и единственное, о чем он думает – как, получив одну отличную оценку, тут же получить еще одну не хуже.

- Бруно, но ты же раньше тоже всегда ходил один.

- Верно, но я никого не избегал, это меня делали изгоем, а Нахера сам всех избегает.

- Ладно, но теперь он не один. У него есть Эстер.

Вот именно это и тревожит парня, причем, очень сильно. Его просто бесит, что Эстер хочет встречаться с ним. И что она в нем нашла? Он же не писаный красавчик. Нет, этих девчонок не понять, и уж тем более Эстер.

- Надеюсь, он будет лишь проходным. Этот тип не для нее.

- Почему ты так говоришь?

- Потому что Эстер заслуживает кого-нибудь получше.

- Ей самой решать, с кем быть. Дай ей встречаться с тем, с кем она хочет. Если этот парень нравится Эстер, значит он, должно быть, не такой плохой.

- Позволь тебе напомнить, что этот парень угрожает мне в Твиттере.

- Бруно, ты не знаешь точно, он ли это, – сердито возражает Альба, устав переливать из пустого в порожнее. – Оставь уже этого Феликса Нахера, и давай поговорим о нас.

Он не может позабыть о том, что кое-кто старается насолить ему, сделать горькой его жизнь, и в довершение всех бед станет встречаться с девушкой, которую он любил. Однако Альба права. Если она встретила его у школы, чтобы побыть с ним и вместе пообедать, то сделала это для того, чтобы поговорить о них самих.

- Да-да, конечно. Извини.

- Проехали, – с улыбкой отвечает Альба. – Утром ты был такой радостный, и мне очень понравилось все, что ты сказал.

- Я сказал то, что чувствовал.

- А сейчас? Уже не чувствуешь?

Черт знает почему, но утренние мечты исчезли. Что с ним творится? Его настроение сродни американским горкам – что ни час, то перемены. Ясно одно – из-за этого Нахеры он ведет себя черт-те как, точнее, не из-за него, а из-за Эстер. Видеть их вместе, понимать, что он ей нравится, наблюдать, как она его защищает – все это повергает его в уныние, лишает надежды. Интересно, он испытывал бы то же самое, будь на месте Феликса другой? Быть может. Возможно, проблема не в этом ненавистном, опостылевшем заучке, а в тлеющих углях его чувств к Эстер. Ему нужно быть честным с Альбой.

- Я хочу кое-что тебе сказать.

Фраза прозвучала как “нам нужно поговорить”. Девушка кладет сэндвич на тарелку и внимательно смотрит на парня. У нее возникает ощущение того, что ей не очень понравятся объяснения Бруно.

- Говори, я слушаю.

- Мне кажется, что если я хочу полюбить тебя по-настоящему, я должен освободиться от прошлого.

- Что это значит?

- А то, что если я хочу влюбиться в тебя, то должен раз и навсегда забыть Эстер. – Все дрогнуло в душе парня, после того, как он признался в своих чувствах, сказав Альбе правду.

- Я знала, что Эстер тебе нравилась. Это было видно в твоих глазах, Бруно. Она и сейчас еще нравится тебе?

- Не то, чтобы она мне нравилась, я был в нее влюблен. Я и сейчас любил бы ее, если бы мы с тобой не начали встречаться, потому что в последнюю секунду Эстер отступила.

Бруно рассказывает Альбе, что произошло в тот мартовский день: как Эстер попросила его стать ее парнем, как они целовались, как она убежала, и как они оба, в конце концов, решили не быть парой, чтобы не рисковать своей дружбой. Бруно пришлось раскрыть их с Эстер большой секрет, чтобы его отношения с Альбой продвинулись вперед.

- Вы с Эстер целовались? Поверить не могу.

- Жаль, что я не сказал тебе этого раньше, но мне не хотелось причинять тебе боль.

- Это было накануне нашей встречи в кафе магазина “Централь”?

- Вот именно.

- Подумать только... Значит, ты говоришь, что начал встречаться со мной в тот самый день, как Эстер отказала тебе?

- Практически да.

- Выходит, ты использовал меня, чтобы забыть ее. Ты воспользовался мной, потому что нравился мне. На что ты рассчитывал? Хотел заставить ее ревновать?

- Ты мне тоже нравилась, Альба, иначе я не стал бы встречаться с тобой.

Подцепив на вилку картофелину, девушка принимается яростно ее жевать. Сейчас в душе Альбы смешались самые разные чувства, но самое главное из них – ярость и гнев, потому что она чувствует себя обманутой.

- Ты, правда, нравился мне, – с горячностью отвечает Альба. – Я подозревала, что между вами могло что-то быть, и потому накануне два раза спросила Эстер, не помешаю ли вам, попросив тебя встречаться со мной. Она все отрицала и сказала, что вы только друзья.

- Я ничего не знал об этом, но между нами на самом деле ничего не было. Мы были и остаемся славными друзьями.

- Но ты продолжаешь любить ее, Бруно.

Бруно колеблется, прежде чем ответить, и эти несколько секунд сомнений причиняют Альбе гораздо бóльшую боль, чем сам ответ.

- Не знаю, – признается он, вздыхая, – но я намереваюсь полюбить тебя, в смысле, постараться влюбиться и дать шанс нашим отношениям. Ты, правда, мне нравишься, поэтому я и должен был рассказать тебе о том, что было два месяца назад.

Альба очень серьезна, но она не станет плакать. Во всяком случае, не собирается. Слишком много слез было пролито вчера. Она предполагала, что после сегодняшнего разговора, может случиться нечто подобное, и настроилась на то, чтобы казаться сильной. Альба берет свой сэндвич с омлетом и впивается в него зубами, отгрызая изрядный кусок. Она смотрит в окно, думая, что для их отношений этот разговор – к лучшему.

- Вчера я сказала тебе, что человек не выбирает, в кого ему влюбляться, и не может вынудить другого человека убраться вон из сердца.

- Это правда, но когда вчера ты, вся в слезах, убежала в ванную, я так распсиховался. Даже больше, чем если бы любил тебя.

- Это потому что ты привязался ко мне, и ценишь меня, а не потому, что любишь.

- А какая разница, из-за чего я психанул?

- Несомненно, привязанность – это важная, даже очень важная причина, но любовь ко мне как к девушке совсем иное, чем любовь к подруге. Я плохо понимаю, на какой стадии любви ко мне ты находишься сейчас, но судя по твоему рассказу, скорее на второй. Ты беспокоишься за меня, потому что крепко любишь меня как доброго друга.

Та радость, с которой они говорили в конце вчерашнего вечера и сегодня утром, полностью испарилась. Давешние сомнения и признания Бруно сильно ранили Альбу. Она чувствует себя не лакомством, а второсортным блюдом, но она так любит Бруно, что не может решить, каким должен быть следующий шаг.

- И что нам делать? – неуверенно спрашивает парень. У него даже аппетит пропал.

- Не знаю. Ты сам должен разобраться.

- Я хочу быть с тобой.

Устремив пристальный взгляд на парня, Альба молча слушает его слова. Она не знает, смеяться ей или плакать. Ей почти любой ценой тоже хочется быть с ним, но она не выдержала бы, если бы знала, что, целуясь с ней, Бруно думает о ее подруге.

- Я готова рискнуть, если Эстер действительно в прошлом. Я очень сильно тебя люблю, и ты очень хорошо относился ко мне все время, что мы провели вместе, несмотря на то, что рассказал, но ты должен быть честным. Считаешь ли ты, что я могла бы стать единственной девушкой, о которой ты будешь думать, вставая с постели по утрам?