Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #30

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава 30. Четверг

 

 

 

Valencia está preciosa esa noche de mayo, cubierta de estrellas que rodean a una luna brillante y
resplandeciente. Da un paseo por la vereda del río Turia, junto al viejo caudal seco, antes de regresar a
su habitación.
Durante ese tiempo, Raúl se ha acordado mucho de Wendy. Esa chica necesita alguien que le dé
cariño y apoyo. Quizá, mientras cenaban, la ha presionado demasiado. Lo mejor hubiera sido
escucharla y no opinar ni dar consejos. Simplemente, oírla hablar de sus historias. Acaban de
conocerse y, tal vez, se ha metido demasiado en su vida.
Pero es que se sentía tan reflejado en ella.
También él lo pasó mal porque creía que nadie le entendía. Nada le salía bien y se encerró en sí
mismo, lamentándose de su mala suerte. Una voz que le hubiera animado y le hubiera dicho que la
vida es una sucesión de rachas positivas y negativas le habría venido bien. Y es que ha aprendido que
siempre hay que afrontar cada etapa con decisión, ganas y mucha fuerza para seguir adelante.
Antes de entrar en el hotel, compra un yogur cubierto de trozos de mango y dulce de leche en
Llaollao y se lo come sentado en un banquito de la Gran Vía del Marqués del Turia. Saca el móvil de
la sudadera y examina las redes sociales y el WhatsApp. No hay nada nuevo de Valeria. Ella también
fue una chica incomprendida como Wendy. Seguro que si se conocieran, se caerían genial, como
sucedió con Alba. Las tres son jóvenes muy especiales, cada una con su forma de ser propia.
Al pensar en su novia, siente un fuerte sentimiento de melancolía. Le encantaría cobijarla entre
sus brazos en esa preciosa noche estrellada.
¿Qué estará haciendo en ese momento?
Encerrada en su habitación, escucha hablar a Ernesto y a Meri. Parece que su amiga se ha
molestado por alguna cuestión, pero sobre lo que discutan no es problema suyo. Coge su reproductor
de música y sube al máximo el volumen. Su madre siempre le dice que algún día se quedará sorda.
Le encanta aquel tema de María Villalón, La ciudad de las bicicletas, que suena altísimo en sus
auriculares. Lo canta en voz baja, susurrando cada palabra.
Recuerdo que era perfecto nuestro alrededor...
Cuando terminen los exámenes le propondrá a Raúl ir en bici al Retiro. Nunca pierde en las
carreras que hacen, porque siempre le deja ganar. Sonríe al pensarlo, abraza una ardilla de peluche que
él le regaló y lamenta no poder estar junto a su novio en ese instante. Mañana ganará el concurso de
cortos, está convencida. Ojalá tuviera tan claras otras cosas.
«Simplemente, mi lado de la balanza superaría el lado en el que está Raúl.»
¿Sería tan raro enamorarse de otra persona, aunque quieras ya a una?
Estúpido César. Cómo le odia. Tanto como no poder olvidarse de todo lo que hoy ha pasado.
Demasiadas dudas en su interior, que no deberían existir.
Una balanza... Recuerda que tenía una de juguete que le regalaron cuando era una niña.
Disfrutaba mucho con ella imaginando que era frutera o dependienta de un supermercado. ¿Dónde
estará?
Abre el armario y alza la mirada. En la parte de arriba, en unas baldas inalcanzables, están
guardados trastos de hace mil años. Quizá la encuentre ahí. Acerca una silla hasta allí y sube en ella.
De puntillas, entre puzles, juegos de mesa y libros infantiles, la encuentra. Con cuidado de no caerse,
la alcanza y baja muy despacio. Ya sentada en la cama revisa uno de los tesoros de su infancia.
Además de la balanza, hay una red llena de tomates, pimientos, naranjas, manzanas y plátanos de
plástico, de pequeñas dimensiones. No comprende cómo podía divertirse con aquello cuando era una
niña. Pero lo cierto es que el recuerdo que tiene es el de pasar horas y horas jugando con todo aquello.
Ahora lo usará de otra manera.
—Derecha, Raúl; izquierda, César —murmura para sí.
Raúl es guapísimo, César también. Empate: un pimiento en cada uno de los platitos de la balanza.
Raúl es un cielo y la quiere. No está segura de lo que siente César, a pesar de lo que él vaya diciendo.
No tiene claro si está enamorado de ella de verdad. Así que pone un tomate en el lado de su novio. Los
dos son creativos, ingeniosos e imaginativos, cada uno en su parcela. Un plátano de plástico en cada
uno de los platos. Hay algo en lo que César supera a Raúl: en su descaro. Y eso, debe reconocerlo, la
atrae. Nadie le hace hervir la sangre tanto como él. Una naranja, aunque le fastidie ponerla en el lado
izquierdo, para el chico del metro. Empate a tres. Resopla con las manos sobre la cabeza. ¿Y si hace
trampas?
Entra en el hotel, saluda al recepcionista y se dirige al ascensor. Raúl todavía tiene en la boca el
regusto dulce del yogur que se acaba de tomar. Y, al mismo tiempo, el sabor amargo de lo que pasó
anteriormente con Wendy. Mañana tratará de solucionarlo en el desayuno.
El pasillo está tranquilo en la tercera planta. No se escucha ni un solo ruido, salvo sus pasos al
caminar por la alfombra roja. Delante de la 311, saca la llave y abre. Está a punto de pasar adentro,
cuando la puerta de la habitación de enfrente también se abre. El chico ve a Wendy Minnesota con un
gracioso pijama amarillo repleto de dibujos de animales de la selva. La chica corre de puntillas hacia
él y le empuja para que entren rápidamente en el cuarto.
—Como me vea alguien así, me muero —le dice, cerrando la puerta.
—¿Por qué? Es un pijama muy... curioso. ¿Eso es un elefante?
—Sí. Lo es.
—Muy bonito. Como la jirafa y... el hipopótamo.
La joven enrojece, algo que a Raúl en seguida le recuerda a Valeria. Su cara blanquísima llena de
pecas se ha coloreado de rojo. Aun así, trata de conservar intacta su postura a la defensiva. Se
mantiene seria hasta que observa detenidamente el rostro del chico.
—¿Has comido chocolate?
—No. ¿Por qué?
—Es que tienes ahí una mancha marrón —le advierte, sonriendo y señalando la parte derecha de
la comisura de sus labios.
—Debe de ser dulce de leche —apunta. Entra en el baño y se limpia con agua—. Es que me he
tomado un yogur en Llaollao.
—¿Sí? Me encantan esos yogures.
—Si no te hubieras ido tan deprisa...
—Si no te hubieras metido en mi vida...
Los dos se observan desafiantes, aunque ambos terminan riendo.
—Tienes razón. Perdóname —se disculpa en primer lugar Raúl, mientras se sienta en la cama—.
No quería molestarte con lo que te dije.
—Yo tampoco estuve muy brillante. No dijiste nada malo, pero salto a la mínima y me pongo a la
defensiva.
—Olvidémoslo entonces.
—De acuerdo. Olvidado queda.
—Me alegro de haber hecho las paces.
—Yo también —indica Wendy más tranquila—. No quiero considerarte mi enemigo.
—¿Lo dices por el concurso?
—Sí. Somos rivales. Aunque me caigas bien, eso no puedo alejarlo de mi mente. Si te soy
sincera, necesito ganar el primer premio. Quiero demostrarle a todo el mundo que valgo para algo.
Las palabras de aquella joven pecosa con el pelo naranja conmueven a Raúl. Para él también es
muy importante aquel premio, pero lo gane o no, su vida seguirá adelante de la misma forma. Tiene a
Valeria, a su familia, a sus amigos y más oportunidades a las que intentará aspirar. La confianza no se
va a ir a ninguna parte y sus ganas por continuar mejorando y aprendiendo, tampoco. La meta es llegar
a ser un gran director de cine, con ese premio o sin él. Sin embargo, para Wendy aquello es mucho
más importante. Especialmente para su autoestima, que está por los suelos. Ganar el certamen
significaría un gran impulso para ella y una enorme inyección de positividad.
—Creo que tienes muchas posibilidades de ganar.
—Como dijiste hace un rato, las mismas que tú. Cincuenta por ciento.
—Si yo fuera jurado, te votaría.
A Wendy se le escapa otra gran sonrisa cuando escucha al joven. Por mucho que lo desee, no
puede caerle mal. Aunque lo intentó antes. Buscó el primer pretexto que tuvo para quitarse de en
medio, para considerarlo un enemigo. Pensar en él como el obstáculo final para lograr su objetivo.
Pero en cuanto llegó a su habitación supo que aquello no había dado resultado. Aquel chico le gusta.
Quiere ganarle a toda costa, pero su corazón le impide odiarlo. Y es que hay sensaciones y
sentimientos que no se pueden controlar.
Continúan empatados. Hay seis piezas de plástico en cada uno de los platitos. ¡Eso no puede ser!
¿Cómo van a estar igualados si uno es su novio y el otro un caradura?
No está conforme con el resultado. Pero si pretende ser honesta consigo misma, tiene que
considerar todos los detalles.
Piensa un instante qué extra puede haber de uno u otro que decante la balanza hacia alguno de los
lados. Sostiene una manzana. ¿Dónde la pone?
Y entonces piensa en sus sonrisas. La de Raúl es limpia, sincera... Le gusta cuando la mira
fijamente y se va abriendo paso poco a poco en su cara. Es una sonrisa preciosa. La de César es
atractiva, pícara..., en ocasiones ofensiva y descarada. Es la sonrisa de quien sabe que domina la
situación. Sin duda, son dos sonrisas muy especiales. ¿Cuál la atrae más? ¿La sonrisa de César o la de
Raúl? ¿Coloca la manzana en el lado derecho o en el lado izquierdo de la balanza? La decisión final
tendrá que esperar porque suena su teléfono.
—Hola —saluda Valeria, al descolgar.
—Hola, ¿cómo estás?
—Pues... bien. Aquí sigo.
—¿Estabas durmiendo ya? Te noto cansada.
—No, no estaba durmiendo todavía. Estaba... a punto de irme a la cama.
—Y yo. Ha sido un día agotador.
—También para mí.
—Si quieres te doy un masaje...
Seguro que ahora mismo está sonriendo. ¿Prefiere esa sonrisa o la otra? Val continúa con la
manzana de plástico en la mano, sujetándola por el rabito. La hace girar, indecisa.
—¿Qué tal con tu amiga?
—Bien. Acabo de dejarla.
—¿Habéis cenado bien?
—Bueno... ella es muy particular. Pero la cena estaba muy rica. Y el postre también. Aunque
hubiera preferido compartirlo contigo.
La manzana, por fin, cae en uno de los dos platos de la balanza, que sube hacia un lado y baja del
otro. La chica la contempla en silencio. Suspira y luego sonríe.
—Oye, me voy a dormir. Mañana hablamos.
—Muy bien. Descansa y piensa en mí, eh.
—Se hará lo que se pueda.
—Buenas noches, Val.
—Buenas noches, César.
Cuelga el teléfono pero no lo guarda de inmediato. Busca el número de su novio y lo marca. Raúl
responde al segundo bip.
—Hola, guapa, ¿me has leído el pensamiento?
—¿Por qué lo dices?
—Porque te iba a llamar ahora mismo. ¿Qué tal?
—Muy cansada. Sólo te llamaba para darte las buenas noches y desearte suerte para mañana.
—Muchas gracias. ¿Te vas ya a dormir?
—Sí, estoy agotada.
—Pues que descanses, amor.
—Raúl.
—Dime.
—Nunca olvides que te quiero, ¿vale?
—Claro, ¿cómo voy a olvidar algo así?
—Necesitaba decírtelo. Pase lo que pase, nunca dejaré de quererte —repite emocionada—.
Espero que sueñes con que ganas el concurso de cortos.
—Trataré de hacerlo. Hasta mañana.
Y un último te quiamo antes de colgar, correspondido con otro.
El chico se queda pensativo cuando Valeria cuelga el móvil. La ha notado distinta. Posiblemente
le esté afectando no estar con él. Cuando regrese de Valencia seguro que se le pasa.
Pero a ella no sólo le está afectando su ausencia. Hay mucho más detrás. Un sentimiento del que
tendrán que hablar cuando vuelva y que hoy ha quedado depositado en una manzana pequeña de
plástico sobre el platillo de una balanza.

Этой майской ночью Валенсия изумительно прекрасна под звездным покрывалом, окутывающим ослепительно сверкающую луну. Перед тем как вернуться в номер, Рауль прогуливается по дорожке вдоль старого, осушенного русла реки Турия.
Во время прогулки Рауль часто вспоминал Венди. Девчонке нужен кто-то, кто поддержит ее, будет с ней ласков и нежен. Во время ужина он, пожалуй, перегнул палку. Было бы лучше просто выслушать ее, а не разглагольствовать самому, раздавая советы. Ну да, просто слушать ее рассказ. Они только что познакомились, а он уже по уши влез в ее жизнь, но ведь он видел в ней свое отражение – девушка была его точной копией.
Парень и сам прошел через подобные злоключения, считая, что его никто не понимает. У него тоже ничего не получалось, и он замкнулся в себе, сетуя на свою несчастную долю, неудачи и невезение, но некий голос подбодрил его, сказав, что жизнь – это череда черно-белых полос, и все устаканилось. Рауль понял, что каждому этапу жизни нужно противостоять непременно с решимостью и желанием идти вперед, прикладывая к этому все силы.
Перед тем как войти в гостиницу, Рауль купил в Лаолао йогурт с кусочками манго и заварной крем и съел его, сидя на скамейке на улице Гран Виа дель Маркес дель Турия. Он достал из кармана толстовки мобильник и просмотрел странички в интернете. От Валерии нет никаких новостей. Она тоже была такой же непонятой, как Венди. Познакомившись, девчонки, безусловно найдут общий язык, как это случилось с Альбой. Все три девушки необычные, и у каждой из них свои особенности.
Рауль чувствует невыразимую грусть, думая о своей любимой. В эту чудесную звездную ночь ему так хотелось бы крепко и ласково сжимать ее в своих руках.
Интересно, что она сейчас делает?

Закрывшись в своей комнате, Вал слышит доносящийся до нее разговор Эрнесто и Мери. Похоже, Мери всерьез чем-то обеспокоена, но споры подруги с отцом – не ее проблемы. Валерия берет плеер и включает его на максимальную громкость. Мама всегда говорит, что когда-нибудь она оглохнет. Девушке нравится громко звучащая в ее наушниках песня Марии Вильялон “Город велосипедов”, и она тихонько подпевает:
Я помню, как все было прекрасно вокруг нас... [прим: речь о песне María Villalón – La ciudad de las bicicletas с диска Historias de una cantonta (2012)]
Когда закончатся экзамены она предложит Раулю покататься на велосипедах в парке Ретиро. Она никогда не проигрывает в заездах, Рауль всегда ей поддается. Девушка улыбается, думая о Рауле, и обнимает подаренную им плюшевую белку – все-таки жалко, что в такой момент она не может быть рядом с ним. Вал уверена в завтрашней победе Рауля на конкурсе короткометражек. Эх, если бы во всех других делах была бы такая же ясность!
“Моя чаша весов просто-напросто перевесит чашу Рауля”.
Было бы странно, уже любя одного человека, влюбиться в другого, так ведь?
Этот дурацкий Сесар! Как она его ненавидит! Так сильно, что не может забыть обо всем, что произошло. Слишком много сомнений в душе, которых не должно было бы быть.
Весы... Вал вспоминает, что в детстве ей подарили игрушечные весы, и ей очень нравилось играть с ними, представляя, что она была продавщицей фруктового отдела в супермаркете. Интересно, где они?
Девушка открывает шкаф и окидывает взглядом верхние полки. Там, куда и не добраться толком, хранятся всякие вещички тысячелетней давности. Скорее всего, она отыщет их именно здесь. Валерия придвигает к шкафу стул и влезает на него. Приподнявшись на носки и заглянув на полку, она обнаруживает весы среди пазлов, настольных игр и детских книжек. Осторожно, чтобы не упасть, она дотягивается до игрушки и так же осторожно, не торопясь, слезает со стула. Уже сидя на кровати, она внимательно разглядывает одно из своих детских сокровищ. Помимо самих весов есть еще и сетка, битком набитая игрушками – маленькими пластиковыми помидорами, перцами, апельсинами, яблоками. Сейчас Валерия не понимает, как она, будучи ребенком, могла с радостью играть во все это. Теперь весы пригодятся ей для другого.
- Справа – Рауль, слева – Сесар, – еле слышно бормочет она себе под нос.
Рауль – красивый, Сесар – тоже. Пока ничья – на каждую чашку весов по перчине. Рауль очень милый, и любит ее. В том, что Сесар ее любит, она не уверена, несмотря на все его уверения. Хоть парень и говорил ей о любви, но непонятно, настоящая ли это любовь. Значит, кладем помидорину со стороны Рауля. Каждый из них двоих по-своему творческий человек, оба талантливы и с богатой фантазией. Итак, по пластиковому бананчику в каждую чашку. Но кое в чем Сесар превосходит Рауля – в дерзости и нахальстве, и это, надо признаться, ее притягивает. Никто не волнует, не будоражит ее кровь так, как он. Досадно, но апельсин кладется с левой стороны, он для парня из метро. Что ж, ничья – 3:3. Обхватив голову руками, девушка вздыхает. А может, он лукавит и хитрит?

Войдя в гостиницу, Рауль здоровается с администратором и идет к лифту. Во рту еще чувствуется сладкий привкус только что съеденного йогурта, но в то же время к нему примешивается горечь от недавней размолвки с Венди. Завтра утром, за завтраком, он попробует уладить эту проблему.
Коридор третьего этажа тих и безмолвен. Проходя по красной ковровой дорожке, Рауль не слышит ни звука, кроме собственных шагов. Парень останавливается перед 311-ым номером, достает ключи и открывает дверь. Он уже почти заходит к себе, когда открывается дверь номера напротив. Рауль видит Венди Миннесоту в смешной желтой пижаме с кучей аппликаций тропических животных. Девушка быстро, на цыпочках подбегает к Раулю и заталкивает его в номер.
- Если кто-нибудь увидит меня в таком виде, я умру, – торопливо говорит она, закрывая дверь.
- Почему? Эта пижама такая... прикольная. Это кто, слон?
- Ага.
- Очень милый. Так же как жираф и... бегемот.
Венди краснеет, и этим тут же напоминает Раулю Валерию. Ее беленькое конопатое личико заливается краской, но и тут девушка старается половчее держать оборону. Сохраняя серьезность, она внимательно вглядывается в лицо парня.
- Ты пил какао?
- Нет, с чего ты взяла?
- У тебя вот здесь коричневое пятно, – улыбнувшись, поясняет она, указывая на правый уголок рта.
- Наверное, это заварной крем, – отвечает парень. Он идет в ванную и смывает пятно водой. – Я ел йогурт в Лаолао.
- Правда? Обожаю эти йогурты.
- Если бы ты не ушла так поспешно...
- Если бы ты не лез в мою жизнь...
Оба вызывающе смотрят друг на друга, но в конце концов хохочут.
- Ты права. Прости, я наговорил всего, – извиняется Рауль, усаживаясь на кровать, – но я не хотел тебя обидеть.
- Да я тоже хороша! Ты же не говорил ничего плохого, а я завелась с пол-оборота – и в штыки.
- Тогда – проехали, забудем, да и дело с концом.
- Согласна, забыто.
- Я рад, что мы помирились.
- Я тоже, – уже спокойнее отвечает Венди. – Не хочу видеть в тебе врага.
- Ты говоришь так из-за конкурса?
- Да, ведь мы соперники. Я не могу выбросить это из головы, хотя ты мне нравишься. Если честно, то мне позарез нужна победа. Этим я хочу доказать всем, что чего-то стóю.
Слова конопатой девчонки с волосами цвета апельсина трогают Рауля. Эта премия тоже очень важна для него, но победит он или нет, его жизнь все равно пойдет своим чередом. У него есть Валерия, его родные, друзья, и у него больше шансов постараться реализовать то, к чему он стремится. Его уверенность в себе никуда не денется, не исчезнет также и его желание учиться и добиваться лучшего. Его цель – стать знаменитым кинорежиссером, и неважно, с этой премией или без нее. А вот для Венди эта победа важнее, особенно с точки зрения ее самоуважения и самооценки, которая в данный момент ниже плинтуса. Победа в конкурсе означала бы для нее огромный толчок к позитивным эмоциям.
- Думаю, твои шансы на победу очень велики.
- Такие же как у тебя, ты сам это говорил. Фифти-фифти.
- Если бы я был членом жюри, я отдал бы тебе свой голос.
Слушая парня, Венди невольно улыбается. Во всяком случае, как бы ей ни хотелось, а Рауль не может ей разонравиться, хотя она и старалась добиться этого раньше. Она нашла основной предлог, чтобы избавиться от симпатии к нему и считать его своим врагом, думать о нем, как о помехе на пути к достижению цели, но едва Венди вошла в его номер, как поняла, что все бесполезно. Этот парень ей нравится. Она во что бы то ни стало хочет выиграть, но сердце не позволяет ей ненавидеть его. Сердцу не прикажешь; есть чувства, неподвластные нам.

Черт! Опять ничья! По шесть пластиковых игрушек на каждой из чашек. Не может быть! Ну как они могут быть на равных, если один из них – ее парень, в другой – бессовестный наглец?!
Она не согласна с результатом, но если быть честной с самой собой, то ей надо обдумать все до мелочей.
На мгновение девушка задумывается. Каким еще достоинством, помимо рассмотренных, может обладать один или другой парень? Что нарушит равновесие, склонив чашу весов в ту или иную сторону? Держа игрушечное яблоко в руках, Вал размышляет, куда бы его положить.
И тут на ум ей приходят улыбки ребят. Улыбка Рауля искренняя и чистая... Девушке нравится, когда Рауль смотрит на нее, не отрывая взгляд, и постепенно на его лице появляется улыбка, восхитительная, чудесная улыбка. Улыбка Сесара обаятельная, но лукавая, с хитринкой... иногда даже нагло-агрессивная. Это улыбка человека, знающего, что он владеет ситуацией. Впрочем, обе улыбки весьма своеобразные. Так чья улыбка ей нравится больше? Сесара или Рауля? Куда положить яблоко – на правую чашку или на левую? С окончательным решением придется подождать, потому что звонит телефон.
- Привет, – отвечает Валерия, беря трубку.
- Привет. Как дела?
- Да... нормально. Сижу, кукую здесь.
- Ты уже спала? По-моему, ты какая-то усталая.
- Да нет, пока не спала, но уже собиралась ложиться.
- Я тоже. Тяжелый выдался денек.
- У меня не легче.
- Хочешь, сделаю массаж?..
К гадалке не ходи – в эту минуту он улыбается. Так какую же улыбку она предпочитает: эту или другую? Игрушечное яблоко по-прежнему у нее в руках. Девушка в нерешительности крутит его в руках, крепко сжимая черешок.
- Как у тебя с твоей подружкой?
- Неплохо, мы только что попрощались.
- Хорошо поужинали?
- Да... Знаешь, она очень необычная девчонка, но ужин был чертовски вкусным. Десерт, кстати, тоже, хотя я предпочел бы поужинать с тобой.
Наконец-то яблоко падает на весы, и одна из чашек поднимается, а другая опускается. Девушка молча смотрит на игрушку своего детства, вздыхает, а потом улыбается.
- Послушай, я иду спать. Поговорим завтра.
- Отлично. Отдыхай и думай обо мне, а?
- Будет так, как будет.
- Спокойной ночи, Вал.
- Спокойной ночи, Сесар.
Девушка дает отбой, но не убирает телефон. Она ищет номер Рауля и набирает его. Парень отвечает на втором гудке.
- Привет, красавица моя. Ты что, прочитала мои мысли?
- Почему ты так говоришь?
- Потому что я собирался звонить тебе прямо сейчас. Как дела?
- Я очень устала и позвонила тебе только пожелать спокойной ночи и удачи на завтра.
- Огромное спасибо. Ты уже ложишься спать?
- Ага, я как выжатый лимон.
- Тогда отдыхай, любимая.
- Рауль...
- Что, милая?
- Ты только никогда не забывай, что я люблю тебя, ладно?
- Конечно, ну как я это позабуду?
- Мне очень нужно было сказать тебе это. Что бы ни случилось, я никогда не перестану любить тебя, – взволнованно повторяет Вал. – Надеюсь, тебе приснится твоя победа на конкурсе.
- Я постараюсь победить. До завтра.
И напоследок, перед тем как повесить трубку, с обеих сторон звучит: “Я тебя холю”. Когда Валерия повесила трубку, Рауль всерьез призадумался. Он заметил, что Вал стала какой-то другой. Возможно, на нее повлияло то, что сейчас она не с ним. По возвращении из Валенсии он стопудово зайдет к ней.
Но дело не только в его отсутствии, все гораздо глубже. Когда Рауль вернется, ребятам придется поговорить о чувстве, которое сейчас хранится в маленьком пластиковом яблочке на чаше весов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Перевод — Вера Голубкова