Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #19

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?" Глава 19. Четверг

 

 

Nate Robinson da buena cuenta de otro churro con chocolate mientras Valeria admira su
voracidad. ¿Dónde meterá lo que come? Con ése, ya son siete los que ha engullido. Y por lo que ha
contado, esas meriendas son habituales en él.
—¿Puedo pedir otra ración? —pregunta, mirando compasivamente a César.
—¡Venga ya! ¿Otra?
—Es que no he comido al mediodía.
—Pídela si quieres. Si la pagas tú...
—¿No nos ibas a invitar a merendar?
—Yo pago mi chocolate y el café de Valeria. Lo tuyo lo pagas tú.
—¡Eso es machismo!
Valeria ríe cuando escucha las quejas de aquel chico. Es un tipo que parece sacado de una serie de
humor norteamericana de los noventa. Encajaría como protagonista en «El príncipe de Bel Air» o en
«Cosas de casa». No tiene nada que ver con César. Uno es alto, guapísimo, con una mirada misteriosa
y una gran personalidad. El otro, bajito, exagerado en sus gestos y poco agraciado físicamente. Pero se
ve una gran complicidad entre ellos.
—¿Cuánto hace que os conocéis?
—Mucho —se anticipa a responder Nate—. Hace demasiado tiempo. Ni me acuerdo ya de los
años que han pasado.
—Nos conocemos desde hace ocho años. En diciembre hará nueve.
—Éramos unos críos.
—Tú todavía llevabas el pelo de un color normal —indica César y luego da un sorbo a su taza de
chocolate.
—Sí. Y una pipa en el bolsillo trasero del pantalón.
—¿Llevabas una pistola? —pregunta alarmada Val.
Los dos amigos se miran entre sí y terminan riéndose.
—Qué va. Nunca he tenido una. ¿Crees que esto es Baltimore?
—Siempre hace la misma broma a los desconocidos —reconoce César—. Yo le sigo el juego
porque si no, luego se pone muy pesado.
¡Vaya dos! Ella se lo había tragado todo. Sigue siendo muy inocente. Y lo peor es que ahora se ha
puesto colorada; ya lo nota de nuevo. El café caliente que se está tomando también colabora.
—Perdona, Valeria. Somos dos tontos muy tontos —señala Nate, que alcanza el penúltimo churro
del plato. Lo moja en el chocolate y continúa hablando—. Aunque bromee con lo de la pistola, lo
cierto es que cuando conocí a César, yo no pasaba por un buen momento. Estaba metido en temas
complicados y él me ayudó a salir de todo aquello.
—¿Tenías muchos problemas?
—Muchísimos, aunque ahora puedo hablar de ellos con tranquilidad porque están solucionados.
Siendo un mocoso, me junté con malas compañías y hacía cosas que no debía. Pero apareció este tío y
me abrió los ojos. Se convirtió en una especie de hermano que me hizo ver que en la vida existen
valores, normas, y que cuanto mejor persona seas, mejor te sientes contigo mismo.
El chico se emociona cuando termina de hablar y también conmueve a Valeria, a la que se le hace
un nudo en la garganta. Luego observa a César. Éste sonríe satisfecho, orgulloso de él. Sabe por lo que
su amigo pasó: drogas, robos, detenciones policiales, peleas... Sin padre y con una madre que apenas
podía ocuparse de mantenerlo.
—Esto lo dice para que le pague otra ración de churros.
—¡Lo has pillado al vuelo, hermano! —exclama Nate, hundiendo en su taza el último que había
en el plato—. Ahora hablando en serio. Gracias por dejarme ser tu amigo.
—No lo vas a conseguir.
—La mejor persona que puedas conocer, Valeria. Te lo digo yo.
—Me vas convenciendo. Sigue.
—¡Es que eres la leche, tío! ¡La puta leche!
—¡Camarera, otra ración de churros para mi amigo! —grita César, dirigiéndose a la chica que les
ha servido antes.
—¡Joder! Por fin. ¡Lo conseguí! ¡Bien!
Valeria ríe a carcajadas al contemplar cómo Nate se levanta de la silla y le da un beso en la cara a
César, que trata de impedirlo sin éxito. Cuando se sienta otra vez, suena su teléfono.
—Ahora vengo. Es mi novia. No os comáis mis churros, ¿eh? —dice el chico, incorporándose de
nuevo.Y sale de la cafetería a toda prisa ante la mirada de la camarera, a la que también ha hecho reír.
—Es así de particular, pero es un gran tipo. Tiene un corazón enorme. No sé cómo le cabe en su
pequeño cuerpo —comenta César alegre—. Él fue quien me enseñó a rapear.
—¿Lo que haces en el metro te lo enseñó Nate?
—Sí. Él es mucho mejor que yo, pero el alumno algún día superará al maestro.
—Yo creo que tú lo haces genial.
—Eso es porque me ves con buenos ojos.
—Eso es porque se te da muy bien. Pero no te lo creas mucho, a ver si se te sube.
—Da gusto tener una fan como tú.
—No soy tu fan. Soy... soy...
—Una aspirante a novia —completa la frase César—. ¿Te has enamorado ya de mí?
A Valeria se le encienden las mejillas cuando oye la pregunta. Pero no contesta inmediatamente.
¿Tiene que pensar la respuesta?
—No. Estoy enamorada de mi novio. ¿Tú crees que una persona puede enamorarse de alguien y
dejar de amar a otra de la noche a la mañana?
—Sí. Es posible.
—No. No es posible.
—Yo creo que sí lo es —insiste César, muy seguro—. Aunque éste no es el caso: ya sé que te
gusto desde hace tiempo, no es de la noche a la mañana. No sería tan raro. Simplemente, mi lado de la
balanza superaría el lado en el que está Raúl.
—Es lo más estúpido que he oído en mi vida. El que me gusta es mi novio. Estoy enamoradísima
de él. Tú no me gustas nada de nada.
—Mientes.
—Por supuesto que no miento.
—Estás roja.
—¡Por el café caliente!
La conversación se interrumpe cuando la camarera trae una nueva ración de churros. La pareja
permanece en silencio hasta que la chica se va.
—¿Me dejas hacer una cosa?
—¿Qué cosa?
—Tranquila. No es nada malo.
César arrastra su silla hasta colocarse junto a Valeria. Ésta lo observa timorata y desconcertada.
—Me das miedo, ¿sabes?
—¿Por qué? Soy inofensivo. Sólo quiero... saber tu futuro.
—¿Cómo? ¿Qué dices?
El joven pone sus manos en el brazo de Valeria, que no tarda en quitárselas de encima.
—¡Qué haces! —exclama muy nerviosa.
—Es un juego sobre el futuro. No te voy a hacer nada.
—No entiendo nada. ¿Qué quieres hacerme?
—Confía en mí. Relájate —insiste César, volviendo a poner sus manos en el brazo derecho de
ella.
En esta ocasión, Val no lo retira. Inquieta, observa como él remanga su camiseta y lo mira con
detenimiento.
—Yo sabía que eras un tío muy raro. Pero cada minuto que pasa más cuenta me doy de que me
quedaba corta. ¿Qué se supone que estás haciendo?
—Ahora lo descubrirás.
César coge uno de los churros del plato, lo parte por la mitad y lo moja en su taza. Valeria no da
crédito a lo que ve. ¡Le está untando el chocolate en el brazo! El joven dibuja una línea de cacao
caliente en su piel.
—Espero que tengas una buena explicación para esto.
—Estoy uniendo lunares —indica, mientras enlaza uno con otro—. Cuando los tenga todos
unidos, verás qué sale.
La chica asiste asombrada e intrigada a lo que su amigo realiza. Con gran delicadeza, conecta
unos lunares con otros mediante el chocolate. El aroma amargo penetra en su nariz, embriagándola.
Tiene mucho calor, aunque no está segura de si es por el cacao caliente o por lo cerca que está César.
Sus cabezas prácticamente se están tocando. Le sorprende que no le incomode. Al contrario, se siente
extrañamente bien, a pesar de que no quiera admitirlo. Su novio no es él, su novio está camino de
Valencia. Está enamorada de... Raúl.
—¿Y qué se supone que va a salir de esto?
—Una letra.
—¿Una letra?
—Sí, la inicial del nombre del chico que marcará tu vida.
—¡Venga ya! ¡Me estás tomando el pelo!
Pero César no responde y continúa uniendo lunares en el brazo derecho de Valeria, que sigue
mostrándose incrédula.
—¡Ya está! ¡Mira!
—A ver...
El joven coge de la muñeca a la chica y levanta en alto su brazo. En él se puede apreciar con
claridad una gran C dibujada con chocolate. A continuación, César, sin darle tiempo para que
reaccione, muy despacio y sin soltarla, se echa hacia delante y aproxima su rostro al de ella. El olor a
cacao es más fuerte e intenso. Valeria no se aparta y ve como el chico que un día conoció en el metro
y que la está volviendo loca tiene su boca a sólo unos centímetros de la suya. Contempla sus ojos
misteriosos y cautivadores. Debería quitarse, liberarse y marcharse de aquella cafetería. Olvidarse de
aquel flautista de Hamelín para siempre. Pero no lo hace. No puede hacerlo. ¿Por qué? No piensa. Es
imposible pensar en ese instante. ¿Y si lo besa? ¡Qué locura! No debe, pero... Val se entrega a la
suerte, se deja llevar... Sin embargo, él no. Suelta su brazo, se echa hacia atrás de golpe y sonríe
pícaro.—
C de César, ¿cómo te has quedado?

Нейт Робинсон живо расправляется с еще одним пончиком с шоколадом, а Валерия насмерть поражена его ненасытностью. Как столько еды в него влезает, и куда она девается? Он стрескал уже семь пончиков, включая этот последний. Судя по тому, что он сказал, это его обычные полдники.

- Я могу заказать себе еще порцию? – спрашивает парень, с сожалением глядя на Сесара и призывая его к состраданию.

- Еще одну? Ну ты даешь!

- Так ведь я с полудня ничего не ел.

- Если хочешь, заказывай, только платить будешь сам...

- А разве ты не приглашал нас перекусить?

- Я плачу за свой горячий шоколад и кофе Валерии, а за себя ты платишь сам.

- Это чистой воды мачизм! [прим: мачизм – проявление превосходства мужского пола во всех видах]

Слушая горькие сетования Нейта, Валерия смеется. Кажется, этот парень сошел с телеэкрана из какого-нибудь американского ситкома девяностых. Он вполне подошел бы на главную роль в “Принце из Беверли-Хиллз” или в “Делах семейных”. Они с Сесаром абсолютно разные. Один из них рослый, красивый, с загадочным взглядом, словом, яркая личность; другой – невысокий, чрезмерно шустрый, но физически слабоват. Однако заметно между ними небывалое единство.

- Вы давно знакомы?

- Очень давно, – быстро отвечает Нейт, – даже слишком. Я уже и не помню, когда это случилось, и сколько лет тому назад.

- Восемь лет, в декабре будет девять.

- Тогда мы были совсем мелюзгой.

- Да, в то время твои волосы были естественного цвета, – небрежно роняет Сесар, отхлебнув из чашки шоколад.

- Верно, были, и пушка в заднем кармане штанов была.

- Ты носил с собой пистолет? – встревоженно спрашивает Вал.

Друзья переглядываются и весело хохочут.

- Куда там! У меня отродясь его не было. Ты думаешь, у нас здесь Балтимор?

- Это всегдашняя шутка для непосвященных, – признается Сесар. – Я ему подыгрываю, а иначе он обидится.

Ну и парочка! А она тоже хороша – всему поверила. Как была простофилей, так и осталась. А хуже всего, что теперь она покраснела как рак, и это снова заметно, а горячий кофе, что она пьет, все только усугубляет.

- Прости, Валерия, мы два тупых кретина, – извиняется Нейт и тянется к тарелке за предпоследним пончиком. Он макает его в шоколад и продолжает говорить. – Насчет пистолета я пошутил, но с Сесаром познакомился, переживая далеко не лучшие времена. Я впутался в сомнительные делишки, а он помог мне выбраться оттуда.

- У тебя были большие проблемы?

- Не то слово, какие, хотя сейчас я могу говорить о них спокойно, потому что все уже улажено. Я был молокососом и связался с плохой компанией. Я делал то, что не должен был делать, но появился этот парень и раскрыл мне глаза. Он стал мне своего рода братом и заставил меня увидеть, что в жизни существуют правила и какие-то ценности, заставил понять, что чем лучше человек, тем ему самому лучше.

К концу рассказа парень необычайно взволнован. Валерия тронута его откровением настолько, что к горлу подступает комок. Она смотрит на Сесара, и тот довольно улыбается, испытывая гордость за Нейта. Он знает, что пережил его друг: наркотики, кражи, аресты, драки... Он рос без отца, только с матерью, которой едва удавалось сводить концы с концами, чтобы хоть как-то прокормить его.

- Он это говорит, чтобы я заплатил за еще одну порцию пончиков.

- Смотри-ка, угадал, братишка! – восклицает Нейт, макая в чашку последний пончик, взятый с тарелки. – А если серьезно, то спасибо тебе за то, что позволил мне стать твоим другом.

- У тебя ничего не выйдет, парень.

- Валерия, я так тебе скажу, Сесар – самый лучший человек из всех, кого ты можешь знать.

- Еще чуть-чуть, и ты меня убедишь. Продолжай.

- Слушай, ты классный чувак, офигенный!

- Девушка, еще одну порцию пончиков для моего друга! – громко говорит Сесар, обращаясь к официантке, которая обслужила их раньше.

- Вау! Наконец-то! Черт возьми, я это сделал!

Валерия весело хохочет, наблюдая, как Нейт вскакивает со стула и целует Сесара, который безуспешно пытается помешать ему. Когда Нейт снова садится, у него звонит телефон.

- Это моя девушка, – поясняет он. – Эй, не съешьте мои пончики, я скоро приду, – говорит Ней, снова вскакивая со стула. Под взглядом смеющейся официантки парень пулей вылетает из кафе.

- Нейт – отличный парень, хотя немного своеобразный. У него необъятная душа и золотое сердце. Понятия не имею, как они умещаются в его маленьком теле, – весело говорит Сесар. – Ведь это он научил меня сочинять рэп.

- Нейт научил тебя тому, что ты делаешь в метро?

- Да, он гораздо лучше меня, но когда-нибудь ученик превзойдет учителя.

- По-моему, ты делаешь это гениально.

- Просто ты хорошо ко мне относишься.

- Просто это хорошо у тебя получается. Только ты не слишком верь моим словам, а не то зазнаешься.

- Я рад, что у меня есть такая поклонница как ты.

- Я не поклонница. Я… я…

- Ты кандидатка на роль моей девушки, – заканчивает фразу Сесар. – Ты уже влюбилась в меня?

Щеки Валерии начинают полыхать румянцем, когда она слышит вопрос, но девушка не торопится

отвечать. Ей нужно обдумать ответ.

- Нет, я люблю своего парня. А ты считаешь, что человек может полюбить и разлюбить кого-то за

ночь?

- Такое возможно.

- Нет, это невозможно.

- А я считаю, да, – твердо стоит на своем Сесар, – хотя, не в этом случае. Я знаю, что нравлюсь

тебе давно, а не только с этой ночи. Впрочем, оно и неудивительно. Просто моя чаша весов перевешивает чашу Рауля.

- В жизни не слыхала большей глупости. Мне нравится мой парень, и я безумно его люблю, а ты

ничуть мне не нравишься.

- Враки.

- Еще чего, это правда.

- Ты покраснела как помидор.

- Потому что кофе горячий!

Разговор прерывается, когда официантка приносит новую порцию пончиков. Оба молчат, пока

официантка не уходит.

- Ты разрешишь мне сделать кое-что?

- Что именно?

- Не волнуйся, ничего плохого.

Сесар передвигает свой стул поближе к Валерии, которая растерянно и несколько испуганно

смотрит на него.

- Ты знаешь, что пугаешь меня?

- Чем? Я безобиден, и хочу только… узнать твое будущее.

- Что? О чем ты?

Сесар кладет свои руки на руку Валерии, но девушка немедленно выдергивает ее.

- Что ты делаешь?! – нервно восклицает она.

- Это игра, ставка на будущее. Я ничего тебе не сделаю.

- Что ты хочешь делать? Я ничего не понимаю.

- Доверься мне и расслабься, – настаивает Сесар, снова кладя свои руки на правую руку Вал. На

этот раз девушка не отнимает руку, с беспокойством глядя, как парень закатывает рукав ее блузки.

- Я знала, что ты очень странный, но с каждой минутой ты меня все больше удивляешь. Что ты

собираешься делать?

- Сейчас увидишь.

Сесар берет с тарелки пончик, делит на две равных половинки и окунает в свою чашку. Валерия

глазам своим не верит – парень наносит какао на ее руку! Горячим шоколадом Сесар рисует некую линию на ее коже.

- Надеюсь, у тебя найдется этому хорошее объяснение.

- Я соединяю между собой точки, – отвечает парень, проводя линию от точки к точке. – Когда я

соединю их все, увидишь, что получится.

Изумленная Вал помогает Сесару, заинтригованная действиями своего друга. Очень осторожно

парень шоколадом соединяет точки между собой. Горьковатый аромат проникает в ноздри девушки, опьяняя ее. Ей очень жарко, но она не знает точно, отчего – то ли от горячего какао, то ли от близости Сесара. Их головы почти соприкасаются. Удивительно, но Валерия не чувствует неловкости, наоборот, ей, как ни странно, хорошо, хотя она и не хочет это признавать. Сесар не ее парень, ее парень – на пути к Валенсии. Она любит… Рауля.

- И что, по-твоему, получится?

- Буква.

- Буква? – недоуменно переспрашивает Вал.

- Инициал имени парня, который оставит в твоей жизни след.

- Ну хватит! Ты шутишь надо мной!

Сесар не отвечает и продолжает соединять точки на правой руке Валерии, которая по-прежнему

выражает свое недоверие.

- Ну вот, готово! Смотри!

Ухватив девушку за запястье, Сесар поднимает ее руку повыше. На руке Вал можно отчетливо

разглядеть большую букву С, написанную шоколадом. Не давая Валерии времени опомниться, парень плавно и неторопливо приближает свое лицо к лицу девушки. Аромат какао становится сильнее и насыщенней. Валерия не отодвигается и видит, что губы парня, с которым она познакомилась когда-то в метро, и который сводит ее с ума, совсем рядом с ее. Она смотрит в его загадочные и пленительные глаза. Ей бы отстраниться от парня, высвободиться и убежать из кафе, навсегда забыть об этом гамельнском дудочнике-крысолове, но она не может. Почему? Она не думает об этом. В такую секунду думать невозможно. А что, если он ее поцелует? Какое безумие! Нет, он не должен, но… Вал сдалась, целиком и полностью положившись на удачу, но Сесар не поцеловал ее. Он отпускает руку девушки, стремительно отшатывается назад и хитро улыбается. [прим: га́мельнский крысоло́в, гамельнский дудочник – персонаж средневековой немецкой легенды. Согласно ей, музыкант, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся выплатить вознаграждение за избавление города от крыc, c помощью колдовства увёл за собой городских детей, сгинувших затем безвозвратно.]

- Пожалуйста – С, Сесар. Ну как, успокоилась?

 

pipa – здесь: пистолет (на жаргоне)

ser la lecheбыть или очень хорошим, или очень плохим

quedar corta – удивлять

© Перевод — Вера Голубкова