Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #17

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?"Глава 17. Четверг

 

 

Línea azul de vuelta a casa. Atocha Renfe, Atocha, Antón Martín, Tirso de Molina y Sol: fin del
trayecto de Valeria. La chica no ha dejado de pensar en Raúl en ninguno de los minutos que ha durado
su viaje en metro. Cómo le gustaría estar en ese tren. En el AVE que le lleva a Valencia, hacia la meta
de uno de sus sueños. ¡Se alegra tanto por él! Sabe que tiene mucho talento, que está más que
capacitado para ser un gran director de cine. Es un genio tanto en la práctica como en la teoría.
—¿Quién dirigió El Padrino?
—Francis Ford Coppola.
—¿Actriz de Lost in translation?
—Scarlett Johansson.
—¿Oscar al mejor actor por El pianista?
—Adrien Brody.
—¿Quiénes son los protagonistas de El secreto de Thomas Crown?
—Pierce Brosnan y Rene Russo.
—Una más difícil..., ¿de qué año es El silencio de los corderos?
—1991.
—¡Sí! ¡Increíble!
—¿Qué quieres saber de Los Increíbles?
—¡Nada! ¡Tú eres el increíble! ¡Te lo sabes todo!
—Eran preguntas fáciles.
Siempre comenta lo mismo cuando juegan al Trivial cinematográfico: un modesto «eran
preguntas fáciles». Sin embargo, saber tanto de algo no es nada sencillo. Raúl se está preparando muy
bien para ser director de cine en todas sus facetas. Y ella está convencida de que aquel festival de
cortos sólo es el primer paso y el primer premio de los muchos que le aguardan en el futuro.
Simplemente, espera compartirlos con él, a su lado. Poder darle un abrazo y un gran beso cuando
pronuncien su nombre. A pesar de que esta vez no podrá ser así.
La chica elige el camino que conduce hasta la salida a la calle Mayor. Hay mucha gente en el
metro de Sol. En su recorrido, se cruza con un violinista que interpreta las Cuatro estaciones y más
tarde con una chica que canta a capela un tema de Tina Turner que desconoce. Ambos suenan
francamente bien y piensa que si tuviera alguna moneda, se la daría a cualquiera de los dos.
Inevitablemente, a su mente acude la imagen de César y sus actuaciones en plena estación. Él sí que lo
borda con su voz quebrada y haciendo rap por los vagones. Aunque pronto descubre que no sólo es
algo mental. Antes de llegar a los tornos, tropieza con dos chicos que entretienen al personal. Uno de
ellos es su amigo, que toca la guitarra; el otro, un curioso joven muy bajito de raza negra que hace
rimas con lo que va observando a su alrededor.
—El tío de la bici no me ha mirado, será porque mis versos le han asustado. La chica de la falda a
cuadros sí que sonríe. Si quieres quedamos cuando termine. Y tú, ¿me das un beso? Perdona, nena, soy
un negro travieso. Aunque de dinero estoy tieso. Gafitas de marca, págame la hamburguesa con queso.
O sin queso. Que somos pobres pero con seso. Pienso que eso que piensas no es lo que pienso. Mi
amigo y yo no somos de ésos. Él es guapo y se las lleva de calle, yo con mi verbo, tú no te rayes. Y si
usted, señor con prisa, me da una moneda para una pizza. ¿Te da la risa? Si estuvieras como yo te
comerías hasta las tizas. ¿Hambriento? Mucho, es cierto. No miento. En el estómago lo siento. Y tú,
chica preciosa, ¿me cuentas un cuento?
La chica preciosa es Valeria, que se ha detenido delante de la pareja de artistas. Son muy buenos.
Aquel chico tiene la misma capacidad de improvisar que César. Éste la ve, sonríe y deja de tocar la
guitarra. El otro continúa rapeando, sin música que lo acompañe.
—¿Ahora quién es la que persigue a quién? —le pregunta, acercándose para darle dos besos que
ella rechaza.
—Es que te colocas en lugares estratégicos por los que sabes que voy a pasar.
—Tienes razón. El único motivo por el que tocamos en el metro de Sol es porque cabe la
posibilidad de coincidir contigo. No porque sea la estación más transitada de todo Madrid.
—Hay otras estaciones por las que pasa mucha gente.
—¿Y crees que no hemos estado en esas estaciones? Ésta es la décima de hoy —indica sonriendo
—. Reconócelo, Valeria. Los planetas se alinean para que tú y yo nos encontremos una vez tras otra.
¿Por qué? Porque está escrito que estemos juntos.
—Ja. Ésa es una explicación sin sentido ni fundamento. Los planetas no se alinean para
prepararnos las citas.
—¿Esto es una cita?
—No. No es nada. Y menos, eso.
—Has sido tú la que ha hablado de citas.
—¡Pues lo retiro!
—Al menos, reconoce que te gusta encontrarte conmigo de vez en cuando.
Su expresión seria cambia al escuchar eso. Sonríe sin querer, a medias. Y se riza con los dedos un
mechón de pelo.
—Para nada. Es incómodo encontrarse contigo. Muy incómodo.
—No te creo. Te gusta.
—¡No es verdad!
Nota como le comienza a arder la cara. Sus mejillas empiezan a ponerse rojas. Maldito síntoma
de nerviosismo. La delata. Siempre que está tensa, su rostro se convierte en un melocotón hirviendo.
—Está bien. Te creo —comenta irónico César—. Por cierto, ¿dónde está tu novio? Últimamente,
te veo muy sola.
—Qué más te da dónde esté Raúl.
—¿Ya lo habéis dejado?
—¡Claro que no! ¡Eso no va a pasar nunca!
La sonrisa socarrona del joven saca de quicio a Valeria, que está a punto de marcharse. Pero una
extraña atracción le impide moverse de allí.
—Sé que me quedan pocos días para poder conquistarte. Pero... lo voy a conseguir.
—¿Sigues sin darte por vencido? Eres un cabezota.
—Si no tuviera posibilidades, no estaría tan seguro.
—Quiero a mi novio. Voy a seguir con él. Hagas lo que hagas. ¡Entérate de una vez!
—Si gritas de esa manera, no sólo yo me entero de lo que dices.
Qué vergüenza. Hay varias personas que se han parado a mirar qué sucede. Valeria se esconde
detrás de César y le susurra:
—Me desesperas, ¿lo sabes?
—Me hago una idea —responde el joven, bajando también la voz—. Dime la verdad, tienes
problemas con tu chico, ¿es eso?
—No.
—¿Y por qué no está contigo ahora?
Valeria se muerde la lengua un par de segundos, pero no quiere que la imagen que se lleve de
ellos sea la de una pareja desunida.
—Porque se ha ido a Valencia a recoger un premio.
—¿Un premio? ¿Qué ha ganado?
—Es finalista de un festival de cortos.
—¿Finalista o ganador?
—Finalista.
—Entonces no ha ganado todavía.
—¡No! ¡Pero ganará seguro!
—¿Y por qué no te has ido con él?
—No me han invitado a la gala. Y un billete de AVE cuesta un dineral. No me lo puedo permitir.
Además, tengo exámenes.
Sin saber el motivo, Valeria le cuenta todo sobre el concurso a César. A la conversación se une el
chico negro, que, harto de rapear y de esperar a su amigo, escucha en silencio lo que la joven dice.
—Así que tu novio va a pasarse un par de días fuera de casa. Esto aclara bastante el panorama.
—¡Qué dices! ¿De qué panorama me estás hablando?
—De ti y de mí. Te invito a cenar esta noche.
—¿Estás loco?
—¡Por fin has dado en la diana, preciosa! ¡Este tío está como una cabra! —exclama el otro joven,
que suelta una risotada.
—Tú calla y rapea —le ordena César, bromeando.
—¿No me presentas a tu novia?
—No soy su novia.
—Todavía no, pero dame unas horas más... Se llama Valeria. Éste es Nate Robinson, un amigo y
compañero de estación.
El chico se limita a saludarla con la mano, no intenta besarla. Val responde de la misma forma.
Aquél es un tipo peculiar, y no sólo porque lleve el nombre y apellido de un jugador de la NBA, como
le explica a continuación. Nate es muy bajito, no llega al uno sesenta y cinco. Tiene el pelo muy corto,
rizado y tintado de amarillo. Y cuando sonríe, se aprecia un gran hueco entre paleta y paleta y que le
faltan algunas piezas en la dentadura.
—En lugar de tanta cháchara aquí, ¿por qué no vamos a merendar a alguna parte? Me muero de
hambre.
—Lo siento, yo no voy.
—Venga, Val. ¿Qué te preocupa? Sólo será un café.
—No. No voy. Quiero irme a casa a estudiar.
—Un café. Sólo deja que te invite a un café. Y no insistiré en nada más por hoy. Te lo prometo.
—Si tú no vienes, ya no quiero merendar —indica Nate, mirándola muy serio. Sus ojos marrones
son enormes, casi tan grandes como su pequeña cabeza.
—No ha comido nada al mediodía; tú serás la culpable si se desmaya rapeando.
—Podría golpearme en la cabeza si me caigo.
—Y morir. ¿No te da pena?
Otra vez esa media sonrisa. ¿Por qué cae siempre en su red? Debería irse a casa, a estudiar los
finales de la semana que viene. A esperar la llamada de Raúl cuando llegue al hotel de Valencia. Pero
por alguna causa que está fuera de su comprensión, termina aceptando.
—Un café. Sólo un café. ¿Entendido?

Синяя ветка метро, ее путь возвращения домой. Аточа Ренфе, Аточа, Антон Мартин, Тирсо-де-Молина и Соль, конечная станция для Валерии. За всю поездку на метро девушка ни на минуту не переставала думать о Рауле. Как бы ей хотелось быть в том поезде, в “птичке”, везущей его в Валенсию, к конечной цели одной из его мечтаний. Как же она рада за него! Вал знает, что Рауль обладает недюжинным талантом и более чем способен стать выдающимся кинорежиссером. В этом деле он просто гений, и одинаково силен как в практике, так и в теории.
- Кто снял “Крестный отец”?
- Фрэнсис Форд Коппола.
- Актриса из фильма “Трудности перевода”?
- Скарлетт Йоханссон.
- Кто получил “Оскара” как лучший актер за фильм “Пианист”?
- Эдриен Броуди.
- Кто исполнял главные роли в “Афере Томаса Крауна”?
- Пирс Броснан и Рене Руссо.
- А теперь вопрос посложнее... В каком году вышел фильм “Молчание ягнят”?
- В 1991.
- Невероятный!
- Что ты хочешь знать о “Невероятных”? [прим: Los Increíbles – в Росии фильм шел под названием “Суперсемейка”]
- Да ничего. Ты сам невероятный! Ты знаешь все!
- Это были легкие вопросы.
Впрочем, Рауль всегда скромно говорит одно и то же, когда они играют в “Тривиал Персьют” на тему кинематографа – “это были легкие вопросы”. Однако знать столько всего о чем-то отнюдь не просто. Рауль всерьез и по всем статьям готовится к тому, чтобы стать режиссером, и Вал убеждена в том, что этот фестиваль лишь первый шаг и первая награда из тех, что ожидают парня в будущем. Девушка просто надеется быть рядом с любимым, делить с ним этот миг, иметь возможность обнять и крепко поцеловать его, когда произнесут его имя, даже если сейчас это невозможно.
Валерия выбирает дорогу, ведущую к выходу на улицу Майор. В метро полно людей. По пути к выходу она встречает скрипача, исполняющего “Времена года” Вивальди, а чуть погодя – девушку, поющую а капелла незнакомую ей песню из репертуара Тины Тернер. И то, и другое исполнение, без сомнения, красиво, и Валерия думает, что будь у нее деньги, она дала бы их кому-нибудь из них. Неминуемо в ее мозгу появляется образ Сесара, как он ходит по вагонам метро и прямо на ходу блестяще сочиняет и исполняет рэп своим хрипловатым, чуть надтреснутым голосом. Правда, вскоре девушка обнаруживает, что не только Сесар сочиняет рэп в уме. Еще не дойдя до турникетов, она случайно наталкивается на двух парней, развлекающих метрополитеновский персонал. Один из них, тот, что играет на гитаре, ее пресловутый друг, а другой – забавный, невысокий темнокожий парнишка сочиняет рифмы о том, что видит вокруг себя.
- Парень на велике на меня не взглянул, мой стих, вероятно, его ужаснул. Зато мне улыбается красивая девчонка, да-да, та самая, в клетчатой юбчонке. Можем встретиться с тобой, если ты захочешь. Ты меня поцелуешь, когда я рэп закончу? Прости, малышка, я негр-гуляка, хотя в деньгах я крут, ну чистый скряга. Купи мне гамбургер с сыром или простой без сыра, я тебе говорю, в темных очочках проныра. Не жмотись, чувак, давай, раскошелься, пусть мы с другом бедны, зато мозги на месте. Ты не думаешь, надеюсь, о чем думаю я? Мы с другом не из этих, в этом ошибка твоя. Мой дружбан красотой народ привлекает, а я своим глаголом деньгу зашибаю. По улицам бродишь, пока не опупеешь, но на этом шоу не разбогатеешь. Сеньор торопыга, не дадите нам деньжат на пиццу? Я так голоден, что брюху даже мелок сгодится. Я тебя рассмешил? Ничего смешного. Будь ты голоден как я, то съел бы что угодно. Это точно, я не вру, ведь я не балалайка. Ну а ты, красотка, мне расскажешь байку?
Красотка – это не кто иная, как Валерия, остановившаяся перед парочкой славных артистов. Один из них, увидев девушку, перестает играть на гитаре и улыбается ей. Второй, с теми же способностями к импровизации, что и Сесар, продолжает читать рэп уже без музыкального сопровождения.
- Так кто кого теперь преследует? – спрашивает гитарист, подходя к Валерии, чтобы расцеловать ее, но девушка уклоняется от поцелуев.
- Просто ты знаешь, где я хожу, вот и стоишь там.
- Ты права. Мы играем на Соль исключительно из-за возможности случайно встретиться с тобой, а вовсе не потому, что из всех мадридских станций здесь больше всего народа.
- Есть и другие многолюдные станции.
- Ты думаешь, мы там не были? Между прочим, за сегодняшний день это уже десятая станция, –сообщает парень, весело улыбаясь. – Валерия, признай уже, наконец, что планеты выстраиваются так, чтобы мы с тобой встречались раз за разом. Почему, спросишь ты? Да потому что на небесах записано, что нам суждено быть вместе.
- Ха-ха! Это безосновательное и бессмысленное объяснение. Планеты не выстраиваются для того, чтобы устроить нам свидание.
- Так это – свидание?
- Еще чего, нисколечки.
- Ты сама сказала “свидание”.
- Беру свои слова назад!
- По крайней мере, это признание в том, что тебе нравится время от времени встречаться со мной.
Услышав эти слова, Вал невольно улыбается, накручивая на палец прядь волос, и выражение ее
лица становится не таким серьезным.
- Вовсе нет. Мне неудобно встречаться с тобой, очень неловко.
- Не верю. Тебе нравится.
- Неправда! – Валерия замечает, что ее лицо начинает пылать от жара, а щеки становятся
пунцовыми – верный признак нервозности, выдающий ее с головой, будь он неладен! Всякий раз, когда она нервничает, ее лицо превращается в алеющий персик.
- Хорошо-хорошо, я тебе верю, – иронично роняет Сесар. – А где, кстати, твой женишок? Как я
погляжу, ты в последнее время все больше одна.
- Какая тебе разница, где Рауль?
- Ты его бросила?
- Нет, конечно, я его не брошу! Этому никогда не бывать! – Хитрая, плутовская улыбочка парня
доводит Валерию до белого каления. Она собирается уйти, но какой-то странное притяжение мешает ей сдвинуться с места.
- Я знаю, что у меня осталось мало дней на то, чтобы завоевать тебя, но… я своего добьюсь.
- Ты все еще не сдаешься, Сесар? Ты очень упрямый.
- Если бы у меня не было шансов, я не был бы так уверен.
- Я люблю своего парня, и буду с ним, что бы ты ни делал. Уясни это раз и навсегда!
- Если ты будешь так кричать, это уясню не только я.
О боже, какая стыдобища! Несколько человек остановились поглазеть, что же здесь происходит.
Валерия прячется за Сесара и тихо шипит из-за спины:
- Ты бесишь меня, ты это понимаешь?
- Могу себе представить, – отвечает парень, тоже понижая голос. – Скажи правду, у тебя с ним
проблемы, так?
- Нет.
- Тогда почему он сейчас не с тобой?
Пару секунд Валерия задумчиво покусывает язык, но ей не хочется, чтобы о них с Раулем
сложилось мнение как о расставшейся паре.
- Он уехал в Валенсию получать награду.
- Награду? А что он выиграл?
- Он финалист фестиваля короткометражных фильмов.
- Финалист или победитель?
- Финалист.
- Тогда он еще не победитель.
- Я уверена, что он победит!
- А почему ты не поехала с ним?
- Меня не пригласили на торжество, а билеты на “птичку” баснословно дорогие. Я не могу себе
этого позволить. К тому же у меня экзамены.
Безо всякой причины Валерия рассказывает Сесару о конкурсе. Во время разговора к ним
присоединяется темнокожий паренек, которому надоело читать рэп, поджидая своего друга, и теперь он молча слушает рассказ девушки.
- Значит, твой парень проведет пару дней вне дома. Это проясняет ситуацию и расширяет
перспективы.
- Какие перспективы? О чем ты говоришь?
- О нас с тобой. Сегодня вечером я приглашаю тебя на ужин.
- Ты с ума сошел?
- Ты попала в самую точку, красавица! Этот парень совсем свихнулся! – громко хохочет рэпер.
- Замолчи уже и читай рэп, – шутливо приказывает Сесар.
- Ты не представишь меня своей девушке?
- Я не его девушка.
- Пока еще нет, но дай мне несколько часов… Эту девушку зовут Валерия, а это Нейт Робинсон,
мой друг и станционный компаньон.
Робинсон ограничивается приветственным взмахом руки и не пытается поцеловать девушку.
Валерия отвечает ему тем же. Этот парень интересен сам по себе, а не только потому, что он однофамилец одного из игроков NBA, да еще и с тем же именем, как пояснил позднее он сам. Нейт совсем невысокий, он не дотягивает даже до метра шестидесяти пяти. У него короткие курчавые волосы желтого цвета. Когда он улыбается, видно, что у него не хватает нескольких зубов.
- Вместо того чтобы болтать здесь, почему бы нам не пойти куда-нибудь перекусить? Я умираю от
голода.
- Очень жаль, но я не пойду.
- Пойдем, Вал. Что тебя волнует? Это будет только кофе.
- Нет, я не пойду. Я хочу пойти домой и взяться за учебу.
- Только кофе. Позволь пригласить тебя только на чашечку кофе. Обещаю, я не стану настаивать на
большем.
- Мне уже не хочется есть, если ты не идешь с нами, – очень серьезно замечает Нейт, глядя на
Валерию. На его маленькой голове четко выделяются темные, огромные и бездонные глаза.
- Между прочим, Нейт не ел с полудня, так что ты будешь виновата, если читая рэп, он грохнется в
обморок с голода.
- Если я упаду, то могу удариться головой.
- И умереть, – добавляет Сесар. – Неужели тебе его не жалко?
По губам Вал проскальзывает еще одна едва заметная улыбка. Ну почему она всегда попадает в его
сети? Ей нужно идти домой, готовиться к экзаменам, которые будут на следующей неделе, и ждать звонка от Рауля, когда он приедет в гостиницу, но по какой-то непонятной ей причине, девушка соглашается.
- Кофе и только кофе. Понятно?

 

© Перевод — Вера Голубкова