Blue Jeans - ¿Puedo soñar contigo? #16

Блю Джинс. "Можешь мне присниться?"Глава 16. Четверг

 

 

Llevan más de una hora en el hospital. Meri y Ester ya han avisado por teléfono a la madre de
Paloma, que está de camino. La chica recuperó la consciencia justo antes de subir en el coche del
vecino que las ha acompañado hasta allí. Aunque siguen haciéndole pruebas y parece que ya está
estable, todavía no se han recuperado del susto. Sobre todo María, que se mueve inquieta de un lado
para otro.
—Tranquila —le dice Ester—. Habrá sido una lipotimia.
—No consigo quitarme de la cabeza la imagen de cuando se ha desplomado en el suelo del salón
de tu casa. Me entran escalofríos.
—Será un desmayo sin importancia. Ya lo verás.
—Estoy preocupada. No puedo evitarlo.
Un doctor joven entra en la sala en la que se encuentran esperando las chicas y se aproxima hasta
ellas.
—¿Sois las amigas de Paloma?
—Sí —se anticipa a responder Meri, muy nerviosa—. ¿Va todo bien?
—¿Habéis avisado a su familia?
—Sí. Su madre está de camino. Pero ella, ¿cómo está?
—Consciente. Aunque tendrá que pasar en observación unas horas.
—¿Podemos verla?
—Claro. Tiene muchas ganas de veros a vosotras también —afirma el médico, calmándola—. Por
cierto, ¿sabéis a qué se deben las magulladuras que tiene Paloma por el cuerpo y la herida del labio?
Ester y Meri se miran entre ellas antes de contestar. No saben qué decir. Se suponía que aquello
debía ser un secreto y que nadie tendría que enterarse de lo que había sucedido a la salida del instituto.
—Ha sido en una pelea —contesta María, tras tomar la determinación de revelarlo.
—¿Una pelea?
—Con las chicas de su clase.
—Eso explica el golpe que tiene en la cabeza.
—¿Tiene un golpe en la cabeza?
—Sí. Bastante importante, además. Puede ser la razón del desvanecimiento.
Cuando la curaron, Paloma no se quejó de ningún golpe en la cabeza. Quizá ni ella misma sabía
que le habían dado ahí.
—¿Podemos verla ya?
—Sí, perdonad. Es por aquí.
El joven doctor guía a las dos chicas hasta la habitación en la que su amiga descansa en una
cama. Cuando ésta las ve, se incorpora como un resorte, aunque la enfermera que está a su lado le pide
que no se levante. Ella la obedece y espera a que ambas se acerquen para abrazarlas. Sin reprimirlo,
empieza a llorar desconsolada.
—¡Pelirrojita! ¡Ester! —exclama sollozando—. Perdonadme. De verdad que lo siento. Yo no
quería esto. No quería causaros tantas molestias. Lo siento mucho.
A Meri se le saltan las lágrimas. No soporta verla allí tumbada, llorando, aunque en el fondo se
alegra de que esté consciente y con la vitalidad de siempre.
—No sientas nada. Tú no eres la responsable de lo que ha pasado.
—Sí que lo soy. ¡Por supuesto que lo soy!
—Vamos, cálmate.
—Soy lo peor. La peor persona del mundo.
—¡No digas tonterías!
—Tú no tienes la culpa, Paloma —interviene Ester, sonriendo y acariciándole la cabeza—. Lo
importante es que hagas caso a los médicos y te pongas buena.
—¿Estoy muy mal?
—No, no. Estás bien. Pero tendrás que pasar aquí unas horas para que ellos se aseguren de que
todo funciona como debe.
—Tengo hambre, ¿qué hora es?
La chica examina el reloj de su móvil y descubre que son casi las cinco de la tarde. Entonces,
repara en que había algo que tenía que hacer a esa misma hora y a lo que ya no llegará a tiempo. ¡La
va a matar cuando se lo diga!
—Son las cinco menos cinco —contesta Ester—. ¿Os importa que salga un momento para hacer
una llamada?
—¿A tu novio?
—No tengo novio —responde, arrugando la nariz—. Ahora vuelvo.
—Vale. Pero no tardes mucho, eh. O iré a buscarte —le advierte Paloma, secándose las lágrimas
con un pañuelo.
Meri observa como su amiga sale rápidamente de la habitación. No les ha dicho a quién va a
llamar y eso le extraña. Quizá no es a un novio, pero sí a alguien que podría serlo pronto.
Ester se va a un rincón en el que hablar tranquila. Busca su número y lo marca. No le va a gustar
nada lo que va a decirle, pero las circunstancias se han dado de esa manera.
Al tercer bip, responden.
—¿Sí?
—Hola, Félix.
—¡Hola, Ester! Estoy a punto de llegar a tu casa cargado de apuntes, lápices, gomas y una
calculadora. La mejor calculadora que hayas visto en tu vida.
—¡Dios! ¡Lo siento muchísimo! Pero... es que... no estoy en casa.
—¿Cómo? ¿Que no estás en casa?
—Verás... ha pasado algo y he tenido que irme.
—¿Te ha pasado algo? ¿Estás bien?
—Sí, sí. Yo estoy perfectamente. Ha sido a... una amiga.
—¿De clase?
—No, no la conoces —comenta, sin saber muy bien si le está dando demasiada información—.
Estoy con ella ahora en el hospital. Nada grave, no te preocupes.
—Vaya... entonces, ¿qué hago? ¿Me vuelvo a mi casa?
—Uff. La verdad es que... creo que es lo mejor. Lo siento muchísimo.
Y lo dice completamente en serio. Siente de verdad lo que ha pasado y no poder quedar con él
para estudiar. El pobre Félix ha ido andando hasta su casa... ¡Qué mal! Pero no estaría bien dejar a
Meri sola, ahora que la madre de Paloma estará a punto de llegar. Aquel chico le gusta y tiene
intención de conocerlo un poco más fuera de clase.
—No te preocupes, lo primero es lo primero.
—Perdóname. En otra ocasión.
—¿Puedes esta noche?
—¿Hoy?
—Sí, te invito a cenar en el McDonald’s de Gran Vía y mientras, estudiamos. ¿Qué te parece?
Aquel McDonald’s fue el último lugar en el que vio a Rodrigo, su exentrenador de voleibol. La
persona que le quitó el sueño y le robó el corazón durante un tiempo. Aquel día de marzo resultó ser el
punto final a su historia. Aunque por aquel entonces, ya había descubierto lo que sentía por Bruno.
Bruno...
—Me parece bien. Pero prefiero quedar en otro sitio.
—¿Vamos al 40 Café?
—No tengo dinero para tanto.
—Te invito yo.
—No, no quiero que me invites, Félix.
—Insisto. Mi santo ha sido hace poco y mis padres, en lugar de regalarme lo que les pedí, me
dieron dinero.
Es tentador. Nunca ha comido en el restaurante de los Cuarenta Principales. Y le apetece ir con
él. Así le compensará por el plantón de la tarde.
—Está bien. ¿A las ocho y media?
—Perfecto. Te veo allí a esa hora —comenta el joven, al que se nota más contento que hace unos
minutos, cuando se enteró de que no estaba en casa—. Espero que tu amiga se recupere cuanto antes.
Llámame si, al final, no puedes venir.
—Muy bien. Esta vez no fallaré. Un beso y hasta luego, Félix.
—Hasta luego, Ester.
La chica cuelga en primer lugar. En su cara se dibuja una sonrisa tonta que no puede quitarse de
encima. ¿Le gusta tanto como para sonreír de esa manera? Por lo visto sí. Le apetece mucho quedar
con él. Conocerlo de verdad. ¿Eso significa que los sentimientos por Bruno se han marchado para
siempre? ¿Ha pasado página de una vez por todas?
Guarda el móvil en el pantalón y da un gritito casi inaudible para sí misma. ¡Qué tonta! Está
exultante. Camina feliz hacia la habitación en la que se encuentran Paloma y Meri. Sin embargo, hay
una cosa que no ha parado de preguntarse desde que ha terminado la llamada de teléfono con Félix:
¿desde cuándo el 40 Café es un lugar donde quedar para estudiar?

Мери и Эстер находятся в больнице больше часа. Они позвонили матери Паломы, и та уже в пути. В больницу девушек привез на своей машине сосед. К счастью, Палома пришла в сознание как раз перед тем, как сесть в машину. Врачи продолжают ее обследовать, и хотя состояние Паломы кажется  уже стабильным, девушки еще не оправились от испуга, особенно Мария, которая беспокойно мечется из стороны в сторону.
- Успокойся, – урезонивает ее Эстер. – Вероятно, это был легкий обморок.
- Я не могу выбросить из головы картину, когда она без сознания рухнула на пол у тебя в комнате. У меня прямо мороз по коже.
- Вот увидишь, это был всего-навсего незначительный обморок, ничего страшного.
- Я беспокоюсь за нее, и не могу не волноваться.
В приемную входит молодой доктор и, увидев ожидающих девушек, подходит к ним.
- Вы подруги Паломы?
- Да, – быстро отвечает Мери и с явной тревогой спрашивает, – с ней все в порядке?
- Вы сообщили родным?
- Да, ее мама уже едет сюда. Но как Палома? Как она?
- Она в сознании, но ей придется провести несколько часов под наблюдением.
- Мы можем ее увидеть?
- Конечно, она тоже очень хотела вас видеть, – успокаивающе говорит доктор. – Кстати, вам известно, откуда у Паломы сильные ушибы на теле и рана на губе?
Эстер и Мери переглядываются между собой, прежде чем ответить. Они не знают, что сказать. Предположительно, никто не должен был узнать о том, что произошло у выхода из школы. Это должно было стать секретом.
- Она подралась, – коротко отвечает Мария, решившись открыть правду.
- Подралась?
- С девчонками из класса.
- Понятно. Это проливает свет на удар по голове.
- Ее ударили по голове?
- Да, к тому же удар достаточно серьезный. Он может быть причиной потери сознания.
Когда девушки оказывали Паломе первую помощь, она ни словом не обмолвилась ни о каком ударе по голове. Может, она и сама об этом не знала.
- А теперь-то мы можем, наконец, ее видеть?
- Да, простите. Сюда, пожалуйста.
Молодой доктор провожает двух девушек до палаты, где лежит на кровати их подруга. Увидев девчонок, Палома, словно пружина, подскакивает в постели, хотя медсестра, находящаяся рядом с ней, просит ее не вставать. Палома послушно ложится и ждет, когда обе девушки подойдут к ней, чтобы обнять их, но не сдержавшись, принимается безутешно плакать.
- Рыжулька! Эстер! – рыдая, восклицает она. – Простите меня! Мне так жаль. Я не хотела, правда, не хотела волновать вас. Мне очень-очень жаль.
У Мери на глаза наворачиваются слезы. Она не может видеть Палому вот такой, лежащей на кровати, заплаканной, хотя от всей души рада, что та в сознании и как всегда жизнелюбива.
- Не жалей ни о чем, ты не виновата в случившемся.
- А кто же еще? Конечно, я!
- Ну все, все, успокойся.
- Я самая плохая в мире.
- Не мели чушь!
- Палома, ты ни в чем не виновата! – вмешивается Эстер. Она улыбается девушке и ласково гладит ее по голове. – Самое главное, чтобы ты слушалась врачей и поправлялась.
- А что, я очень больна?
- Нет-нет, все хорошо, ты не больна, но тебе придется провести здесь несколько часов, чтобы врачи убедились, что у тебя все в полном порядке, и работает как нужно.
- Так есть хочется. Который час?
Эстер смотрит на часы мобильника и видит, что уже почти пять вечера. Про себя она отмечает, что у нее были намечены кое-какие дела на это время, и теперь она точно опоздает. Когда она скажет об этом, ее точно убьют!
- Без пяти пять, – отвечает Эстер. – Вы не против, если я выйду на минутку позвонить?
- Своему парню?
- У меня нет парня, – говорит Эстер, сморщив нос. – Я сейчас вернусь.
- Иди, но надолго не задерживайся, а не то я пойду тебя искать, – предупреждает Палома, вытирая слезы платком.
Мери молча наблюдает, как подруга быстро выходит из палаты. Она не сказала, кому собирается звонить, и это очень странно. Возможно, это и не ее парень, но вскоре очень даже может им стать.
Эстер идет в дальний уголок, чтобы спокойно поговорить. Она находит нужный номер и нажимает кнопку вызова. То, что она сейчас скажет, вряд ли понравится, но так сложились обстоятельства. На третьем гудке ей отвечают.
- Да?
- Привет, Феликс.
- О, салют, Эстер! Я уже почти добрался до твоего дома, навьюченный конспектами, карандашами, ластиками и калькулятором, между прочим, самым лучшим из тех, что ты видела в жизни.
- О, боже! Мне так неловко и так жаль! Но... дело в том, что... я сейчас не дома.
- Не дома? То есть, как не дома?
- Понимаешь... кое-что произошло, и мне пришлось уйти.
- У тебя что-то случилось? Ты в порядке?
- Да, да, у меня все отлично, это... с подругой кое-что произошло.
- Из класса?
- Нет, ты ее не знаешь, – поясняет Эстер, не совсем хорошо понимая, не слишком ли много она сболтнула. – Я сейчас с ней в больнице. Ничего серьезного, так что не волнуйся.
- А мне-то что делать? Возвращаться к себе домой?
- Ну-у-у... по правде говоря, думаю, так будет лучше всего. Мне очень-очень жаль.
Эстер говорит совершенно искренне, ей действительно жаль, что все так вышло, и она не может встретиться с Феликсом, чтобы позаниматься. Бедный Феликс... пришел к ней домой... Какой ужас! Но сейчас она не может оставить Мери одну, тем более что мать Паломы вот-вот придет. Феликс ей нравится, и она намерена узнать его чуть больше и вне школы.
- Не переживай, подруга в больнице важнее.
- Прости, встретимся в другой раз.
- Сегодня вечером сможешь?
- Сегодня?
- Ну да. Я приглашаю тебя поужинать в Макдональдсе на Гран Виа, заодно и позанимаемся. Как тебе идея?
Этот Макдональдс был тем самым местом, где она в последний раз встретилась с Родриго, ее бывшим волейбольным тренером, человеком, лишившим ее сна и надолго укравшим ее сердце. Тот мартовский день был финальной точкой в ее истории любви к Родриго, но именно тогда она осознала свои чувства к Бруно. Бруно...
- Идея неплохая, но я предпочитаю встретиться в каком-нибудь другом месте.
- Может, пойдем в кафе “Топ-сорок”? [прим: 40 Café – кафе-ресторан с концертным залом, где вживую исполнялись последние хиты, а по субботам давались мини-концерты. В марте 2014г кафе закрылось]
- На это у меня нет денег.
- Я тебя приглашаю.
- Нет, я не хочу, чтобы ты меня приглашал, Феликс.
- Я настаиваю на этом. Недавно у меня были именины, и родители подарили мне то, что я у них просил, а именно, дали деньги.
Какой же он все-таки искуситель, этот Феликс. Она никогда не ела в ресторане “Топ-сорок”, и ей хочется пойти туда с ним. Так она компенсирует ему его долгое вечернее ожидание.
- Хорошо. Как тебе в полдевятого?
- Отлично. Увидимся в это время у “сороковки”, – объявляет Феликс. Заметно, что парень значительно повесел – не то, что раньше, когда узнал, что Эстер нет дома. – Надеюсь твоя подруга скоро поправится, а если ты все-таки не сможешь прийти, то позвони мне.
- Хорошо, в этот раз я не подведу. До встречи, Феликс, целую.
- Пока, Эстер.
Девушка первой дает отбой. На ее лице появляется глупая улыбка, от которой она никак не может избавиться. Неужели Феликс настолько ей нравится, чтобы так вот глупо улыбаться? По-видимому, да. Ей очень хочется встретиться с ним, узнать его по-настоящему. Означает ли это, что ее чувства к Бруно навсегда ушли, и она окончательно перелистнула эту страницу жизни?
Девушка кладет мобильник в карман джинсов и почти неслышно издает победный клич для себя самой. Вот дуреха! Эстер вне себя от счастья. Довольная, она идет в палату, где находятся Палома и Мери. Однако есть один вопрос, который Эстер, не переставая, задает себе с того момента, как закончила разговор с Феликсом: с каких это пор кафе “Топ-сорок” стало местом встреч для учебы?

de una vez por todas – окончательно, раз и навсегда

 

© Перевод — Вера Голубкова