Thalia - Cada día más fuerte. Epílogo y agradecimientos

thaliaТалия. "С каждым днем сильнее"

Глава.8. Эпилог и благодарности

Nunca pensé, ni proyecté, este libro con un epílogo, y mucho menos de esta índole. Pero como la
vida siempre está llena de situaciones y sorpresas inesperadas, heme aquí tratando de verle el lado
positivo a esta nueva lección de vida.
La mañana del 27 de mayo de 2011, me levanté y extrañamente en mi casa reinaba el silencio.
Habitualmente todos los días me despiertan los cánticos y las risas de mi hija Sabrina. Me arreglé y
baje a la cocina, intrigada por la atmósfera que imperaba en mi hogar. Evidentemente, yo no sabía
qué pasaba y Tommy había arreglado todo de manera que Sabrina se encontraba en el parque en
compañía de sus amiguitos. Sorpresivamente vi que en la sala se encontraba mi doctor de cabecera, y
acercándome a él le pregunté: “¿Y tú qué haces aquí? Ven siéntate… ¿qué te puedo ofrecer? ¿Quieres
un café?”. Ya para entonces Tommy venía caminando rápidamente a mi encuentro, con una cara
inusual en él.
—Baby, ven… Siéntate aquí conmigo en la sala.
Algo sentí, y de inmediato pregunté:
—¿Qué pasa?
—Baby… me llamó tu hermana Fede… tu mamá se cayó… —en ese momento sentí que el
corazón se me salía por la boca y el estómago se me encogía.
—¿Qué pasó? —salieron las palabras casi como un grito suplicante—: Dime, ¿qué pasó?
—Baby… tu mamá se murió.
Esas palabras quedaron flotando en el ambiente, mientras yo corría y gritaba:
—No, No, No, No… es mentira, no es cierto, no, no, no… eso no es verdad —corrí al teléfono y
lo confirmé llamando a su casa, esperando oír su voz, mas del otro lado de la línea fueron mis
hermanas con sus llantos quienes me confirmaron lo sucedido, dando entrada a la peor pesadilla que
jamás pensé tener.
Grité, corrí, me hinqué… aullé como animal… supliqué… golpée; mientras todos en mi casa me
abrazaban y lloraban conmigo, me metieron a la fuerza un tranquilizante con la finalidad de calmarme
y así no afectar al bebé que estaba por llegar en tres o cuatro semanas. Mi madre se había ido de mi
casa hacía apenas dos días y jamás regresaría… jamás.
En ese instante empezó la más grande de todas las lecciones que hasta este momento me ha
mandado el Señor. Fueron horas de agonía interminable entre que recibí la noticia y llegué al lado de
mi madre, que se encontraba en la ciudad de México. El viaje desde que dejé Nueva York fue
claustrofóbico y eterno; aunado a que desde la salida al aeropuerto, ya de camino a la funeraria, se
sumaron más minutos interminables porque los autos y camionetas de prensa encajonaron el vehículo
en el cual veníamos mi esposo y yo, para sacarnos cuanta foto quisieron, llevándonos a una
velocidad de 10 kilómetros por hora, cuando yo lo único que quería era volar para estar al lado de
mi madre.
Todavía al llegar al lugar, tenía la esperanza de que fuera mentira, una broma de mal gusto, pero al
entrar y ver a mis hermanas abrazadas frente al féretro de mi madre, se me doblaron las piernas pues
confirmé la desgarradora realidad.
Era cierto… mi madre había partido.
Mis hermanas y yo nos abrazamos con esa fuerza que sale del dolor más intenso, haciéndonos una
en ese momento de absurdo dolor.
Solamente nos mirábamos a los ojos y nos decíamos:
—Hermanita… hermanita… mi mamá…
Este fue el inicio de una gran lección que solamente de esta manera pudimos aprender. Estábamos
reunidas con un lazo más fuerte de hermandad, con nuestras diferencias y nuestras formas distintas de
pensamiento, pero con el sentimiento de que nos teníamos las unas a las otras, por primera vez, desde
un lugar de sinceridad y amor profundo.
En las horas en las que velamos a mi madre, cada una con sus respectivas familias eligió
despedirla de acuerdo a su propia creencia y necesidad de expresión.
Mi hermana Federica, acompañada de la orquesta de su congregación cristiana, levantó himnos
para adorar a Dios por su amor, grandeza y sabiduría; ya que mi madre había recibido al Señor en su
corazón y se había bautizado bajo la fe cristiana.
Mi hermana Laura ofreció una misa Católica, de cuerpo presente.
Mi hermana Ernestina decidió cumplir con la última voluntad de mi mamá para con ella: “Mi’jita,
Mauricio”, les dijo mi mamá a Titi y a su futuro esposo un día antes, “en las bodas siempre ocurre
algo. Pase lo que pase, prométanme que los dos seguirán adelante”. Y eso fue lo que hicieron; ellos
le habían prometido a nuestra madre seguir adelante y se lo cumplieron, enfrente de sus restos
mortales. Dentro de todo nuestro dolor, Titi y Mauricio se casaron… nosotras apoyamos su decisión
y supimos que El Amor había triunfado sobre la muerte. Titi me dijo: “Thalita, hoy mi mamá me iba a
vestir de blanco para mi boda, y acabé siendo yo quien la vistió de blanco para su unión con Dios”.
Y yo, al final, pedí unos mariachis vestidos de blanco y oro para que interpretaran las canciones
que tanto le gustaban a mi madre, para que rompieran con su música, la densidad del momento.
Mi mamá siempre se salía con la suya, y esta no fue la excepción: en innumerables ocasiones le
dijo a Titi que le mandara la invitación de su boda a Laura, nuestra hermana mayor, para unir a la
familia. Y por otro lado a mí me decía que fuera a la boda de Titi, a lo cual le respondía que por
indicaciones de los médicos y estando a casi cuatro semanas de mi alumbramiento era prácticamente
imposible.
Sin embargo, ahí estuvimos todas, mi hermana Laura presente en la boda de Titi y yo poniendo a
un lado el riesgo, firmaba de testigo. Todo esto ocurrió frente a mi madre, que, estoy segura, se
encontraba plena de felicidad al vernos reunidas como ella tanto lo anhelaba.
Días antes de su partida, sus palabras fueron como un presagio. Fidel, quien ha trabajado por mas
de 14 años cuidando la casa de mi madre, al ir por ella al aeropuerto cuando regresaba de visitarme
en Nueva York, me contó que ella le comentó: “Fidelito, ya llegué para la boda de Titinita, y me
regreso a Nueva York el martes”. Y así fue, el martes se regresó. Fue transportada en su caja a
Nueva York pero como los papeles no estaban listos por ser el fin de semana feriado tuvo que salir
en un vuelo diferente al que tenía planeado. La línea aérea que la transportó cambió todo de tal
manera que mi madre no tuviera que esperar en el aeropuerto otro día más. Sus restos mortales
viajaron el martes, y así llegó a esta ciudad de Estados Unidos como lo había planeado. Además
llegó en los días del Memorial Day, “Día de los Veteranos” que si es un día de celebración en el que
se festeja la vida y obra de los veteranos de las guerras. No podía ser de otra forma pues ella era
toda una GUERRERA.
Y sus palabras siempre fueron tan atinadas. Hasta sus últimas horas, sin saberlo, ella pronunció, lo
que iba a suceder.
Gude, quien también llevaba años trabajando a su servicio, la escuchó decir “Mañana no me
levantes, mañana es día de descanso… mañana todo el día es de descanso”.
Un último deseo tuvo nuestra madre, y para cumplir su voluntad tuvimos que viajar a Nueva York.
Muchas veces expresó que si moría, quería que la trajeran a esta parte de Estados Unidos donde
disfrutaba con las diferentes estaciones del año, amaba las flores, el aire, las hojas cambiando de
color, el polen volando, los pajaritos… sus ardillas albinas y sus bellos venados.
Todas viajamos para acompañarla: mi abuela, mis hermanas Laura, su primogénita, Federica,
Gabriela, Ernestina y yo, su bebé; y, en representación de todos sus nietos: Quetzalcoatl Xavier, su
primer nieto, y Teodoro.
Llegó al lugar que ella quería, al lugar donde pertenecía, de donde era. La despedimos con una
ceremonia cristiana, ofrecida por mí y acompañada de un dueto de cuerdas que interpretaba a Bach,
Vivaldi y Mozart. Estaba toda cubierta de rosas blancas y rosadas, que tanto le gustaban.
Así despedimos a mi madre, hasta el momento de que depositaron sus restos dentro de la cripta.
Las cinco unidas, tomadas de las manos, abrazadas, respetando el dolor que había entre nosotras.
No había quejas, no había palabras, solo unidad a través del dolor, envueltas en amor, un amor de
hermanas que siempre ha estado ahí y que ha surgido con tal fuerza que nos envuelve haciéndonos
una y conservando nuestra individualidad. Como los dedos de una manos, son cinco independientes,
diferentes, unidos por la palma, indisolubles, inseparables, sintiendo el poder que tiene un puño
cerrado.
Así como sabemos que no vamos a volver a ver a nuestra madre en este plano, que no vamos a
sentir el calor de sus manos, que no vamos a escuchar su voz, su risa, sus consejos, sus bromas y sus
deseos inmensos por vivir con la intensidad de todos los huracanes, de todos los mares, de todas las
tierras, de todos los bosques; así mismo, sabemos que la encontraremos, nos volveremos a ver y
sabremos el por qué y el para qué de esta partida tan sorpresiva que nos ha dejado anhelantes de su
esencia.
Dios forja nuestras vidas de manera inexplicable en momentos como estos, y algunas personas
pueden enojarse con Él, reclamándole el por qué, diciéndole, “no entiendo Dios tu sentido del
humor”, “No comprendo tu mensaje, tu enseñaza, ¿qué es lo que tengo que aprender?”. En mi caso,
después de haberle hablado así, tuve una luz de entendimiento al darme cuenta de Su plan. Entendí,
desde otra perspectiva, fuera de mi dolor, que conociendo el día en que cada uno de nosotros va a
morir, Él diseñó un plan perfecto. Puso vida dentro de mí para que me diera la fuerza de no dejarme
morir por el amor tan grande que le profeso a mi madre. Puso un hombre en el camino de Titi para
sostenerla, ya que ella fue preparada y diseñada para asistir a mi madre en el momento de su muerte.
Armó a Gabi con una serie de herramientas para que este momento lo enfrentara con toda su valentía
y sabiduría, y le permitió disfrutar de una manera hermosa a mi madre. Puso al lado de Laura un
hombre lleno de positivismo con el cual ha trabajado fuertemente en su restauración y fortaleza
espiritual; y a Fede la ha hecho partícipe de su inmenso amor y presencia asegurando en su ser
interior la certeza de saber que mi madre fue llamada a la Presencia de Dios y que un día la
volveremos a ver.
Alguien que es bien recordado nunca muere. Mi mamá vive en el cielo, pero también vive aquí con
nosotros a través de sus recuerdos y de sus historias contadas por aquellos que la aman y que la
conocieron, vivirá en mí, en mi familia, en sus nietos y bisnietos, en sus amigos; que fomentaremos su
vida celebrándola al recordar sus anécdotas, sus momentos divertidos, esas tardes de risas, su
brillantez, su templanza, su sentido del humor, su vitalidad y su fortaleza para levantarse una y otra
vez, ante cualquier adversidad, saliendo airosa, triunfante y cada día mas fuerte.
Este ejemplo de vida, así como de muchos otros que se nos han adelantado, nos puede servir para
replantearnos un nuevo camino que nos permita disfrutar al máximo de las cosas más simples de la
vida; de las personas que por el simple hecho de tenerlas al lado diariamente se nos olvida que en
cualquier momento la cotidianidad puede ser alterada, ya que la vida es tan frágil y se escapa en un
suspiro.
Amemos intensamente, sin miedo a decirlo. Si quieres demostrar tu amor a través de un abrazo, no
te limites, ¡¡¡házlo!!! No te quedes con las ganas, si quieres besar a alguien, ¡adelante! Que fluya tu
sentimiento; si quieres mirar a los ojos a esa otra persona por minutos eternos, mírala; habla sin
palabras a través de tu mirada con tu corazón. Permítete detenerte para oler las flores, cierra los ojos
y siente el calor del sol en cada poro de tu piel; corre bajo la lluvia, ríe y goza intensamente, no te
afanes por cosas que al final de cuentas no tendrán sentido.
Si en tu corazón guardas algún dolor, algún resentimiento, libérate perdonando. No vale la pena
tanta carga, tanto dolor acumulado, si al final de todo nunca sabremos el tiempo que nos queda para
ponernos a cuentas y obtener la paz; el reloj de nuestra vida no para. El único que sabe en qué
momento se detendrá es Dios; así que, sé libre, sé tú; sé valiente al no quedarte con ganas de NADA,
vive la vida plenamente; disfruta a los tuyos como si fuera el último día que los vas a ver. No dejes
nada para mañana, porque el mañana quién sabe si llegue; haz algo sorprendente y divertido cada
día; deja la culpabilidad en el pasado; comienza a construir sobre el amor viviendo un día a la vez, y
sobre todas las cosas agárrate de la mano de Dios y disfruta en todo su potencial de esta aventura
llamada… ¡¡¡VIDA!!!

Amis dos familias… A mi familia de sangre, con la que nací:
A mi madre que siempre ha estado y estará a mi lado para todo en esta vida.
Y a mis hermanas, sus hijos y la abuela, quienes comparten la alegría de la vida conmigo.
Y a la familia que elegí y formé con todo el amor y la conciencia:
A mi Tommy que ha sido pilar fundamental en todas las circunstancias que he enfrentado desde el
momento que decidí caminar con él.
A mi hija Sabrina que cada día me recuerda algo olvidado de mi infancia y que con su sonrisa
ilumina cada día de mi vida.
Para Matthew, mi hijo precioso. Estás en mis brazos, dándome una razón para siempre luchar por
hacer que mis sueños se hagan realidad.
A mi familia extendida, o sea, a mis F.A.N.S. (familia, amigos, niños, soñadores) que han estado
en todas las facetas de mis cambios y búsquedas, y que han sido amorosos, pasionales y llenos de
atenciones con mi persona.
A mi padre porque aunque no estuvo en los momentos cumbres de mi vida, me sembró la
fascinación por la búsqueda, el cuestionamiento y la importancia de crecer en cualquier ámbito de la
vida, ya sea personal o profesional.
A Federica Sodi, mi hermana, por ayudarme a encontrar un camino fresco y divertido en este
libro… ¡Bob desde el otro lado de la montaña… a tu Sam!
A Ray Garcia por entender mi visión y querer llevarla al mundo de una forma aspiracional y
accesible, a Kim Suarez y a todo el equipo de “pingüinos” que trabajaron con tanta entrega en este
libro.
A Andrea por ese ojo clínico para mejorar y ampliar cada detalle, cada historia, cada idea.
A María Cristina por esas buenas charlas y por aventarse al trapecio para ponerse en mis zapatos.
A todos los que llevarán este libro a las manos de mis lectores.
A algunos de los muchos, que con sus palabras y acciones han sido maestros de vida para mi: Joel
Osteen, por invitarnos a su mesa; Alice Miller, por resolver mi Drama del niño dotado; Beatriz
Sheridan, por darme la fuerza para entender mi potencial; Edmund J. Bourne, por escribir The
Anxiety and Phobia Workbook, mi herramienta de trabajo; Dr. Horrowitz y Dra. Patricia Volkow,
por sus extensos conocimientos sobre la enfermedad de Lyme; Sri Swami Sivananda, por sus
pensamientos y su práctica; Arthur Schopenhauer, por darle sentido a mis pensamientos más
escondidos.
A mi Dios, por ser el eje central en el cual yo orbito, —esa atracción, esa gravedad que me atrae
hacia su fuerza y su grandeza. Como los planetas son atraídos por la gravedad del Sol, que sin él,
seguirían sin rumbo fijo, perdidos en el vasto universo, así mi Dios brilla cada día para iluminar y
calentar mi vida, para reverdecer y forestar mi alma y mi corazón.

Я никогда не думала и не планировала  писать эпилог в этой книге, и уж тем более эпилог такого рода, но поскольку жизнь всегда полна разных незапланированных ситуаций и неожиданных сюрпризов, здесь я постаралась взглянуть на этот новый жизненный урок с позитивной стороны.
Утром 27 мая 2011 года я встала с постели и, что очень странно, в моем доме царила тишина. Обычно каждый день мы просыпаемся под песенки и смех моей дочки Сабрины. Я привела себя в порядок и спустилась на кухню, заинтригованная атмосферой, царившей в доме. Вполне очевидно, что я не понимала, что же творилось в моей семье. Томми все устроил так, что Сабрина находилась в парке в компании двух подружек. Я с удивлением обнаружила, что в комнате находился наш семейный врач, и он направлялся ко мне.
- Что ты здесь делаешь, – спросила я его, – присаживайся... Что я могу тебе предложить? Хочешь кофе?
Тогда Томми быстро пошел мне навстречу; лицо его было очень необычным.
- Бэби, иди сюда... сядь рядом со мной.
Я что-то почувствовала и тут же задала вопрос:
- Что случилось?
- Бэби... мне позвонила твоя сестра, Феде... твоя мама скончалась... – в эту секунду я почувствовала, что в моем животе все сжимается, а сердце вырывается из груди.
- Что случилось? – слова срывались с моих губ почти как крик мольбы. – Скажи мне, что случилось?
- Бэби... твоя мама умерла.
Эти слова повисли в воздухе, в то время как я бегала по комнате и кричала:
- Нет! Нет! Нет, нет... это неправда, это не так... нет, нет, нет, это неправда.
Я подбежала к телефону и набрала мамин домашний номер. Позвонив маме, я надеялась услышать в трубке ее голос, но на другом конце провода раздавался плач моих сестер. Их рыдания убедили меня в случившемся – мамы больше нет. Это был самый страшный кошмар, вошедший в мою жизнь, о котором я никогда даже не задумывалась.
Я кричала, бегала, бросалась на колени... выла как дикий зверь... умоляла... билась. Все в доме обнимали меня и плакали вместе со мной. Мне насильно дали успокоительное, чтобы я успокоилась, и случившееся не коснулось ребенка, который должен был появиться на свет через три-четыре недели. Моя мама уехала от меня всего два дня назад и больше никогда не вернется... никогда.
В эту минуту начался самый главный урок из тех, что до сих пор посылал мне Господь.  С той минуты как я получила ужасную новость и до того как прибыла в Мехико, город, где находилась моя мама, тянулись нескончаемо-долгие, тоскливые часы. С того момента как я покинула Нью-Йорк, эта клаустрофобная поездка длилась целую вечность. Много лишних минут к моей, и без того долгой поездке, добавили журналисты. Им хотелось сделать несколько фотографий, поэтому при выезде с аэропорта и по дороге к похоронному бюро их машины и микроавтобусы сопровождали нас, окружив плотным кольцом машину, на которой ехали мы с мужем. Мы едва плелись со скоростью 10 километров в час, в то время как единственное, что хотелось мне, это лететь, чтобы быть рядом с мамой.
Даже когда мы прибыли на место, у меня еще теплилась надежда, что все было обманом, дурной шуткой, но войдя в зал и увидев обнявшихся сестер, стоящих перед гробом матери, я поверила в ужасающую реальность, и у меня покосились ноги.
Происходящее было правдой… мама ушла.
Мы с сестрами крепко обнялись. От жуткой и бессмысленной нелепой боли, рвущейся изнутри, мы стали единым целым.
Мы только смотрели друг другу в глаза, твердя, как заведенные:
- Сестричка… сестричка… моя мама…
Это было начало некоего важного урока, который мы могли выучить только так и не иначе. Мы все
были разными, и думали по-разному, но впервые нас так сильно объединяли самые прочные узы искренней и глубокой сестринской любви друг к другу.
В эти часы, проведенные у гроба матери, каждая из нас, со своей семьей соответственно,
простилась с мамой по-своему, сообразно собственному мировоззрению выразив свои чувства.
Федерика под аккомпанемент оркестра своей христианской общины возносила Богу хвалебные
гимны за Его любовь, величие и мудрость, поскольку мама приняла Бога в свою душу и согласно христианской вере приняла обряд крещения.
Лаура заказала католическую мессу по усопшей.
Эрнестина решила выполнить последнюю волю мамы, адресованную непосредственно ей:
“Маурисио, доченька, – сказала мама Тити и ее будущему мужу за день до смерти, – на свадьбах всегда что-нибудь случается, но что бы ни случилось, пообещайте мне, что продолжите свой путь вдвоем”. Так они и поступили. Пообещав маме идти по жизни рядом, они сдержали слово перед ее бренными останками. Глубоко скорбя в душе, Тити и Маурисио поженились. Мы все поддержали их решение, понимая, что Любовь восторжествовала, одержав победу над смертью. Тити сказала мне: “Талита, сегодня мама нарядила меня в белое свадебное платье, а я надела на нее белые одежды для ее воссоединения с Богом”.
Я, в свою очередь, попросила нескольких марьячис, одетых в бело-золотые костюмы исполнить
песни, которые так нравились моей маме, чтобы музыкой немного разрядить обстановку и смягчить напряженность момента. Мама всегда добивалась своего, и смерть ее не стала исключением: она много раз говорила Тити, чтобы та послала  Лауре, нашей старшей сестре, приглашение на свою свадьбу для того, чтобы воссоединить ее с родной семьей. С другой стороны, мне она тоже наказывала, чтобы я приехала на свадьбу сестры, на что я отвечала, что это практически невозможно, если следовать советам врачей, поскольку до родов оставалось около четырех недель.
Разумеется, что сейчас мы все находились здесь. Лаура присутствовала на свадьбе Тити, а я
выступала в качестве свидетеля. Все это произошло на глазах мамы, и я уверена, что она обрела абсолютное счастье, видя всех нас, собравшихся вместе, как она того и желала всем сердцем.
За несколько дней до ее ухода, сказанные ею слова прозвучали как пророчество, она будто
предчувствовала все. Навестив меня в Нью-Йорке, мама возвращалась домой. Фидель, присматривающий за домом мамы и работавший у нее уже более четырнадцати лет, приехал за ней в аэропорт. Он рассказал мне, что по дороге мама заявила ему: “Фиделито, я приехала на свадьбу Тити а во вторник я возвращаюсь в Нью-Йорк”. Так и вышло – во вторник она вернулась. Гроб с телом мамы был перевезен в Нью-Йорк. Ко вторнику документы были еще не готовы, поскольку все совпало с выходными, и, следовательно, мама должна была лететь не так, как запланировала, а в другой день. Однако авиакомпания изменила все таким образом, что ей не пришлось ждать в аэропорте еще один день. Они перевезли ее тело, и так мама прибыла в Нью-Йорк во вторник, как и запланировала ранее. Более того, она прилетела в Штаты в День Поминовения, или “День погибших Ветеранов”. Это – праздник на котором торжественно отмечаются жизнь и дела ветеранов всех войн. [прим: День Поминовения – национальный праздник в США, который отмечается в последний понедельник мая. Он посвящен памяти американских военнослужащих, погибших во всех войнах и вооруженных конфликтах с участием США. Похожий американский праздник – День Ветеранов, отмечающийся 11 ноября. Он посвящен всем ветеранам войн, живым и мертвым]. Иначе и быть не могло, поскольку мама была настоящим ВОИНОМ.
Ее слова всегда были верны. Даже в свои последние часы жизни, сама того не зная, она возвестила
о том, что вскоре случилось.
Гуде, тоже работавший у нее много лет услышал, как она сказала: “Завтра не буди меня, завтра –
выходной… Весь день выходной…”
Последним желанием нашей мамы было вернуться в Нью-Йорк, и чтобы выполнить ее волю, в
Нью-Йорк нам пришлось лететь всем вместе.
Мама много раз повторяла, что если она умрет, ей хотелось бы, чтобы ее привезли в этот уголок
Америки, где она наслаждалась разными временами года. Она любила здешние цветы, воздух, листья, меняющие свой цвет, летающую пыльцу, птиц… белых белок и красавцев-оленей.
Мы все сопровождали ее в последний путь: моя бабушка, сестры – Лаура со своим первенцем,
Федерика, Габриэла, Эрнестина с ребенком и я, а в качестве полномочных представителей всех ее внуков выступали Кецалькоатль Хавьер, самый первый ее внук, и Теодоро.
Она пришла туда, куда хотела, откуда пришла и чему принадлежала. Мы попрощались с ней
по христианскому обычаю, предложенному мной, под аккомпанемент струнного дуэта, исполняющего Баха, Вивальди и Моцарта. Она вся была покрыта розовыми и белыми розами, которые она так любила.
Мы прощались с ней, пока не пришло время опустить ее тело в крипту. [прим: крипта – подземные
сводчатые помещения, расположенные под алтарной и хоральной частями храма, служащие для погребения]
Мы, все пятеро сестер, взялись за руки и крепко обнялись, уважая боль друг друга. Мы не плакали
и ничего не говорили, а только молча обнялись, окруженные сестринской любовью, которая всегда была между нами, а теперь укутала нас, вспыхнув с такой силой, что мы стали одним целым, запрятав куда подальше свою индивидуальность. Мы стали, как пальцы одной руки – независимые, разные, но объединенные в одну ладонь, неразрывные и неразделимые, чувствующие силу сжатого кулака.
Мы знаем, что уже не увидим снова нашу маму в этом измерении, не почувствуем тепло ее рук, не
услышим ее голос, ее смех, ее советы, ее шутки и ее безмерное желание жить в полную силу, вобрав в себя мощь всех ураганов, всех морей и земель, всех лесов. Но мы также знаем и то, что встретимся с ней, увидим ее снова и тогда узнаем, почему ее уход был таким неожиданным, и почему она оставила нас тогда, когда была так нужна нам.
Господь необъяснимым образом укрепляет наши жизни в такие моменты, как этот. Кто-то может
злиться на Него, спорить с Ним, говоря: “Боже, я не понимаю твое чувство юмора”, “Я не понимаю твоего послания, твоего урока. Чему я должен научиться?” В моем случае, после того как я высказала все это, меня озарило, и я поняла Его замысел. Отбросив свою боль, я рассмотрела все под другим углом и поняла, что, точно зная день смерти каждого из нас, Бог составил идеальный план. Он вложил в меня жизнь маленького человечка, чтобы придать мне сил и не дать мне умереть от той огромной любви, которую я испытываю к своей маме. На пути Тити он поставил мужчину, чтобы он поддерживал ее, поскольку именно ей было уготовано помочь маме в час ее смерти. Габи он вооружил набором инструментов для того, чтобы она со всей своей храбростью и мудростью противостояла этому моменту, и позволила Ему чудесным образом наслаждаться обществом моей матери. Лауре он послал очень хорошего человека, вместе с которым она с жаром трудилась над своим восстановлением и духовным укреплением. А Феде он сделал соучастницей своей безграничной любви; всем своим внутренним существом сестра доподлинно знала, что мама была призвана предстать перед Богом, и что когда-нибудь мы снова встретимся с ней.
Тот, кто оставил о себе добрую память, никогда не умрет. Моя мама живет на небесах, но также
она живет и здесь, с нами, благодаря воспоминаниям о ней, рассказам тех, кто ее любит, и тех, кто был знаком с ней. Она будет жить во мне, в моей семье, в моей родне, в своих внуках и правнуках, в своих друзьях – тех, кто даст ей другую жизнь, вспоминая забавные истории, смешные моменты, веселые вечера; ее яркость, мягкость, ее искрометное чувство юмора; ее энергию и силу, направленную на то, чтобы снова и снова подниматься и противостоять каким-то напастям, достойно побеждать их и становиться с каждым днем сильнее.
Этот жизненный пример, так же как и многие другие, благодаря которым мы совершенствовались,
может послужить нам для планирования нашего нового пути, который позволит нам максимально наслаждаться самыми простыми жизненными вещами. В силу того простого факта, что ежедневно рядом с нами находятся определенные люди, мы забываем, что в любой момент наша повседневная жизнь может измениться. Мы забываем о том, что жизнь так коротка; она пролетает в один миг, вздохнуть не успеешь.
Любите, и не бойтесь говорить об этом. Если ты хочешь выразить свою любовь, обняв человека, то
не сдерживайся и обними его! Не сдерживай своих желаний, если хочешь поцеловать кого-то, – вперед! Изливай свои чувства, пусть они текут. Если тебе хочется смотреть в глаза другому человеку целую вечность – смотри; говори без слов, молча, своим взглядом, своим сердцем и душой. Остановись, чтобы понюхать цветок, закрой глаза – и всей кожей, каждой клеточкой своего тела ощути солнечное тепло; радостно бегай под дождем, веселись, смейся и наслаждайся; не надрывайся из-за вещей, которые в конечном счете окажутся бессмысленными.
Если ты хранишь в своей душе какую-то боль, какие-то обиды – прости и освободись от них. Не
стоит копить в себе такой тяжелый груз, такую боль, если в итоге мы никогда не знаем, сколько времени нам остается, чтобы осмыслить все и обрести спокойствие, ибо часы нашей жизни бегут без остановки. Бог – единственный, кому известно, когда остановится твое время, так что будь свободным, будь самим собой; будь храбрым и не сдерживай своих желаний НИ В ЧЕМ, живи полной жизнью; наслаждайся ею так, будто каждый твой день – последний. Ничего не оставляй на завтра, потому что кто знает, наступит ли оно? Каждый день открывай что-то новое, поражайся, веселись; оставь вину в прошлом; начни жить одним днем, и строй свою жизнь на любви; прими все из рук Божьих и в полную силу наслаждайся этим приключением под названием… ЖИЗНЬ!

doctor de cabecera – семейный врач

• Благодарности •

Двум моим семьям... Моей семье по крови, из которой я происхожу:
Моей маме, которая всегда была и будет рядом со мной всю мою жизнь.
Моим сестрам, их детям и бабушке, которые разделяли со мной радости жизни.
И семье, которую я выбрала и сознательно, с любовью, создала:
Моему Томми, который был надежной опорой при любых обстоятельствах, с которыми я столкнулась, начиная с той минуты, как я решила идти вместе с ним.
Моей дочери Сабрине, которая каждый день напоминает мне что-то забытое из моего детства, и которая своей улыбкой освещает каждый день моей жизни.
Мэтью, моему чудесному сыну. Находясь у меня на руках, ты даешь мне повод всегда бороться за то, чтобы мои мечты стали реальностью.
Моей огромной семье, моим поклонникам (родственникам, друзьям, детям, мечтателям), которые находились на каждой грани моих перемен и поисков, были любящими, пылкими и проявляли ко мне безграничное внимание.
Моему отцу, который посеял во мне страсть к поиску, к размышлению по поводу сомнений и к значимости роста в любой области жизни, будь то личная жизнь или профессиональная, хотя он и не находился рядом со мной в самые знаменательные моменты, являющиеся вершиной моей жизни.
Федерике Соди, моей сестре, за то, что помогла найти мне яркий и жизнерадостный путь в написании этой книги… Бобу с другой стороны горы!.. Тебе, Сэм!
Раю Гарсия за понимание моей точки зрения и желание донести ее до людей интересным и доступным образом. Ким Суарес и всей команде “пингвинов”, которые работали над этой книгой с полной самоотдачей.
Андреа за ее острый глаз, улучшающий и усиливающий каждую деталь, каждую историю, каждую мысль.
Марии Кристине за прекрасные беседы с ней и за раскачивание на трапеции, чтобы я оказалась на своем месте.
Всем тем, кто донесет эту книгу до рук моих читателей.
Некоторым из многих, кто своими словами и поступками учил меня жизни: Джоэлу Остину [прим:американский  пастор] за то, что приглашал нас на свои мессы; Алис Миллер [прим: психолог, написавшая книгу “Драма одаренного ребенка”] за то, что разрешила мою “Драму одаренного ребенка”; Беатрис Шеридан [прим: мексиканская актриса и режиссер сериалов] за то, что дала мне силы осознать свои возможности, свой потенциал; Эдмунда Дж. Борна за его книгу “Тревога и фобия, рабочая тетрадь”, мой рабочий инструмент; доктору Горовицу и доктору Патрисии Волков за их обширные познания о болезни Лайма; Свами Шиванда Сарасвати [прим: индийский гуру и йогин] за его мысли и его практику; Артуру Шопенгауэру за то, что придал смысл моим скрытым, потаенным мыслям.
Богу за то, что он является центральной осью, вокруг которой я вращаюсь под действием силы притяжения его мощи и величия. Так планеты притягиваются силой гравитации к Солнцу. Не будь Солнца с его притяжением, и у планет не было бы постоянной траектории. Они блуждали бы по необъятной Вселенной и затерялись бы в ее просторах. Так и Бог сияет каждый день, чтобы освещать и согревать мою жизнь, чтобы обновлять и оживлять мою душу, чтобы сердце мое зеленело, как весной деревья.

ponerse en los zapatos del otro – побывать в чьей-то шкуре, побывать на чьем-то месте

 

 

© Перевод — Вера Голубкова