Capítulos de Papelucho 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18

Marcela Paz - Papelucho - 11

papeluchoПапелучо. Глава 11

Enero 25
Por fin tengo algo bien estupendo en que entretenerme.
Tengo un criadero de jaibitas y de estrellas de mar. Las estrellas de
mar no sé si estarán muertas, pero las jaibitas me las dio un pescador
vivitas.
Cada familia vive en un tarrito con agua de mar y los tarritos los
tengo debajo de mi cama para que no me los saquen.
Cuando tengan hijos, voy a poder vender mucho pescado y tal vez
me haga rico y después viviré sin trabajar.
Pero la Domitila, que es tan intrusa, ya llegó a mi cuarto
preguntando:
—¿Qué porquería tiene aquí con olor tan malo?
—No hay ningún olor —le dije.
17
—Yo diría que tiene algún pescado podrido... —alegó.
—Siempre en la costa hay olor a pescado y a mar —le dije y se fue
por fin.
Pero, en la tarde, Javier comenzó con las mismas:
—Yo sé que tienes alguna cosa podrida aquí en el cuarto y, si la
descubro, te la voy a botar.
Por suerte, en ese momento, lo llamó el chiquillo de enfrente y se
fue con él. Entonces aproveché para sacar mi criadero del cuarto y
llevarlo a una parte donde no hay intrusos. Lo guardé en el armario de
la ropa, porque ahí no vive nadie y nadie puede oler
Pero hay una jaibita que tiene como un tumorcito y voy a tener que
operarla para que no se muera.

 

Enero 26
Resulta que mi jaibita Manuela ya estaba muerta cuando la operé.
Porque no se movía y tenía
verdadero olor de muerte. Se habría muerto del tumor, la pobrecita.
Pero lo peor fue en la tarde, cuando mi mamá abrió el armario y dio
un grito: "¡Jesús! Esto apesta a pescado podrido", y cerró la puerta de
golpe. Llamó a la Domitila y le hizo sacar todo de adentro y claro que
debajo de las chombas encontraron cada uno de mis tarros del criadero.
Mi mamá estaba furiosa y decía que esas chombas no se podrían
volver a usar y me buscaba y me buscaba por toda la casa.
Pero yo estaba jugando al invisible y no me podía encontrar y
18
retaba a Javier y él juraba que él no era, pero de todos modos, le sirvió
el reto a cuenta de los que yo me he llevado por él.
Cuando uno es invisible no puede toma té y se siente un hambre
terrible, porque hay que esperar que la Domitila se tome sus tres tazas
bien descansadas para que se vaya de la cocina.
Entonces uno entra y se come lo que encuentra, y si encuentra el
postre de la comida, tiene que comérselo porque el hambre es peor que
una enfermedad. Y, aunque uno sabe que se puede, armar boche por lo
del postre, se lo come y se lo come porque no se puede aguantar.
Después tiene que seguir invisible, y uno siente que llaman al
garaje para saber si uno está ahí, y preguntan y preguntan y no saben
qué pensar. Tero cuando uno es invisible, aunque le den pena los que lo
busquen, uno no puede aparecer y sigue invisible. Y, de repente, le da
miedo de quedarse invisible para toda la vida. Y da como sueño y flojera
de que lo vuelvan a ver y uno bosteza y bosteza...

 


Enero 27
Lo que pasó no fue culpa mía. Yo solamente estaba jugando al
invisible y, como me había encerrado en el armario de las escobas y de
los tarros tanto rato, tal vez me quedé dormido y no desperté sino al
otro día, cuando la Domitila sacó la escoba para barrer.
—¡Santo cielo! —gritó la muy chillona—. Aquí metido y durmiendo,
cuando anda hasta la policía buscándolo. Ahora si que le va a llegar de
veras. El patrón le va a romper los huesos.
—Yo no lo hice adrede —le expliqué, pero ella estaba como
atontada y no entendía. Entonces no me quedó otra que ponerme a
llorar hasta que se le ablandó el corazón.
—Me da lástima, mi pobrecito —dijo por fin—. Me gustaría librarlo
de los palos. Tómese primero un buen desayuno y pensaremos algo
para decirle al patrón.
—¿Qué pensaremos, Domitila?
—Alguna mentira, naturalmente.
—Esa la tendrías que decir tú, porque yo no miento.
—No será la primera ni la última —dijo riéndose y se tomó la
cabeza para pensar. La cabeza de la Domitila tiene una permanente
como nerviosa de crespitos duritos y algunos son como colorines y otros
no. Y las manos brillantes me recordaban a mis jaibitas, si hubieran
19
crecido como yo quería.
—Yo le diría que Javierito lo encerró —me dijo con cara de artista
de cine—. Eso es un testimonio.
—Pero usted no quiere que digamos la verdad.
—Claro que no.
—Entonces, entre una mentira o un testimonio, da lo mismo. A no
ser que usted prefiera que lo castiguen a usted en lugar de él.
—Mejor sería que dijéramos que tú me encerraste —le dije.
Se quedó pensando un rato y después me preguntó:
—¿Y qué me daría usted porque yo me echara la culpa y dijera que
yo le puse la llave?
—Dime tú lo que quieres.
—Es que lo que yo quiero usted no me lo puede dar.
—Dímelo primero y yo veré.
—Quisiera salir esta noche y no volver hasta mañana, porque tengo
una diligencia que hacer.
—Le diré a mi mamá que te dé permiso.
—Ella no me deja salir de noche. Además tengo que servir la
comida y comen tan tarde... —suspiró.
—Lo de la comida se puede arreglar. Es cuestión de que conviden al
papá y a la mamá a comer afuera.
—Naturalmente. Así no se daría ni cuenta porque yo volveré
tempranito.
—Yo me encargo de que los conviden —le dije, y entonces ella
subió con la bandeja del desayuno y al poquito rato me llamó mamá a
su cuarto. Y mi mamá estaba tan cariñosa y mi papá también y dijeron
que por suerte, como ya me había perdido antes, ya no les daba ni
miedo de que me pasara algo, pero criticaron a la Domitila y la
idiotizaron y yo tuve que hacerme el que tenían razón. De todos modos
como le voy a devolver el favor a la Domitila, no me siento canalla ni
cosa por el estilo.
Desde el almacén llamé a la tía Lala y le pregunté si le gustaría que
el papá y la mamá fueran a comer con ella. Que yo sabía que ellos
tenían muchas ganas de ir, pero no se atrevían a pedirle que los
convidara. Que no dijera nada de mi llamado, que yo después le
explicaría y que telefoneara luego a la casa. La tía Lala me prometió
20
hacerlo y, cuando llegué a casa, ya estaba hablando con mi mamá. De
modo que ya le pagué el servicio a la Domitila y estamos a mano.

 

Enero 28
Después que yo ya sabía que cuando uno trata de ser bueno sale
todo al revés, se me olvidó cuando ayudé a la Domitila. Y ahora lo que
pasa es que mi mamá la quiere echar. Porque resulta que todavía no ha
llegado y ya es la hora del almuerzo y no hay quién barra la casa, ni
haga una cosa ni pele una papa. El desayuno lo tuvo que hacer mi
mamá y rezongó tanto, tanto que era como si me martillara la cabeza.
Javier y yo arreglamos la pieza y se nos rompió la lamparita del velador.
Mi papá dice que si la echa se queda sin nadie todo el veraneo. Por fin,
cuando mamá volvió del almacén con unos huevos, jamón y tomates,
telefoneó la Domitila para avisar que se había caído del micro ayer en la
tarde y que había estado aturdida hasta ahora. Mi mamá no le cree,
pero dice que hay que hacerse el que uno le cree porque si no es peor.
En todo caso, Javier y yo vamos a tener que lavar los platos con la
mamá y nadie puede salir para que no quede la casa sola.
La pobre Domitila llegó tan cansada que tuvo que dormir toda la
tarde y yo no salí para abrir la puerta y resulta que nadie tocó el timbre.
Así es que, al último me asomé a la calle y pasó Buzeta en auto y me
invitó y salí a dar una vueltecita y resulta que, cuando volví, se había
quedado la puerta abierta y habían entrado a robar, y se robaron el
servicio de té del comedor. Mi mamá estaba echa una furia con la
Domitila por haber dejado la puerta abierta o por estar durmiendo, pero
la cuestión es que en todo caso después no le dijo casi nada para que no
se fuera.

Январь 25

Наконец-то у меня есть что-то замечательное, что отлично меня развлекает.

У меня есть питомник с морскими рачками и морскими звездами.

Не знаю, выживут ли эти морские звезды, но рачки, которых мне

подарил рыбак, живы.

Каждое семейство живет в баночке с морской водой. Банки я

держу под кроватью, чтобы их у меня не отняли.

Когда у меня будут дети, я смогу продать много рыбы, и,

возможно, разбогатею, и потом буду жить, не работая.

Но столь бесцеремонная Домитила уже ворвалась в мою комнату

и спросила:

- Что здесь за гадость с таким отвратительным запахом?

- Нет никакого запаха, – ответил я.

- Я бы сказала, какая-то протухшая рыба… – указала она.

- Ну на побережье всегда запах рыбы и моря, – сказал я, и она,

наконец-то вышла.

Но вечером Хавьер начал с того же самого:

- Я знаю, что здесь, в этой комнате есть что-то протухшее, и,

если я это найду, то выброшу.

К счастью, в этот момент Хавьера позвал мальчишка из дома

напротив и он ушел с ним. Тогда мне понадобилось вытащить мой

питомник из комнаты и отнести его в сторонку, куда он не

врывается. Я спрятал его в шкаф с одеждой, потому что там никто не живет и никто не может чувствовать запах.

Но есть одна рачиха, у

которой как-будто маленькая

опухоль и я

должен буду ее

прооперировать, чтобы она не умерла.

Январь 26

Оказывается, что моя рачиха Мануэла уже была мертва, когда я ее оперировал.

Потому что она не шевелилась, и в самом деле от нее воняло

мертвечиной. Бедняжка, она скончалась от опухоли.

Но самое худшее было вечером, когда мама открыла шкаф и

издала вопль: “Господи, Иисусе! Воняет протухшей рыбой”, – и

захлопнула дверцу. Она позвала Домитилу и заставила ее вытащить

все из шкафа, ну и само собой разумеется, под большими глиняными

сосудами они обнаружили одну из баночек моего питомника.

Мама была в ярости и сказала, что эти горшки не могут больше

использоваться. Она все искала и искала меня по всему дому.

Но я играл в прятки и она не могла меня найти и обвинила

Хавьера, а он клялся и божился, что это был не он. Во всяком

случае, он получил по заслугам, ведь сколько всего перенес из-за него я.

Когда человек спрятался, он не может выпить чая и чувствует

себя ужасно голодным, потому что должен ждать, когда Домитила

спокойно, не торопясь, выпьет свои три чашки и уйдет из кухни.

Тогда этот человек входит и ест то, что находит. А если он

находит десерт от ужина, он должен его съесть, потому что голод

хуже болезни. И хотя человек знает, что из-за сладкого может

разразиться скандал, он это ест, а ест потому, что не может сдержаться.

Потом он должен продолжать прятаться. И этот человек слышит,

что его зовут из гаража, чтобы узнать, там ли он. Все спрашивают и

спрашивают и не знают, что и думать. Когда человек проворный и

ловкий, он невидим, хотя его огорчают те, кто его ищут. Этот человек не может показаться и продолжает прятаться. Внезапно ему

становится страшно остаться невидимкой на всю жизнь. Но его

клонит ко сну, ему безразлично, что его снова увидят, и человек зевает и зевает.

Январь 27

То, что произошло, было не по моей вине. Я всего лишь играл в

человека-невидимку. А раз я столько времени прятался в шкафу с метлами, вениками, половыми щетками и горшками, то, возможно и

уснул там, и спал без просыпу до следующего дня, когда Домитила

стала вытаскивать оттуда веник, чтобы подмести.

- Господи Боже, святые небеса! — воскликнула эта слишком горластая особа, — он залез сюда и уснул, в то время, как полиция с

ног сбилась, разыскивая его. Ну и всыпят же Вам перцу, уж теперь-

то Вам достанется всерьез. Хозяин Вам все кости переломает.

- Я же сделал это не нарочно, — пояснил я, пытаясь

оправдаться, но она была, как оглушенная, и ничего не понимала. В

таком случае, мне не оставалось ничего другого, кроме как разреветься и плакать до тех пор, пока не смягчится ее сердце.

- Бедненький мой, мне так тебя жалко, — сказала она наконец.

— Я была бы так рада избавить тебя от взбучки. Вот — завтрак, поешь сначала хорошенько и мы вместе придумаем, что бы такое

сказать хозяину.

- А что мы придумаем, Домитила?

- Естественно, что-нибудь соврем.

- Тогда, вероятно, эту ложь должна будешь сказать ты, потому что я не вру.

- Ну, это будет не в первый и не в последний раз — говорит,

смеясь, Домитила и хватается за голову, чтобы подумать. На голове

у Домитилы прическа в виде жестких, как струна, кудряшек, одни из которых — ярко-рыжие, а другие — нет.

А блестящие руки напомнили мне о моих рачках. Вот если бы они

выросли, как я хотел.

- Я сказала бы ему, что Вас закрыл Хавьерито, — выдала она

мне с лицом кинозвезды. —  Это — свидетельское показание.

- Значит, вы не хотите, чтобы мы сказали правду.

- Конечно, не хочу.

- В этом случае, ложь или свидетельство — без разницы. Если

Вы не хотите, чтобы наказали Вас вместо него.

- Было бы лучше, если бы мы сказали, что меня закрыла ты, — промямлил я.

Домитила продолжала думать какое-то время, а затем спросила:

- А что вы мне дали бы, если бы я приняла вину на себя, сказав,

что заперла Вас на ключ?

- Скажи мне, что ты хочешь.

- Дело в том, что Вы не можете дать мне то, что я хочу.

- Сначала ответь мне, а там уж я посмотрю.

- Я хотела бы уйти сегодня вечером и не возвращаться до утра,

потому что я должна сделать одно дело.

- Я скажу маме, что разрешил тебе уйти.

- Она не позволит мне уйти ночью. К тому же я должна

прислуживать за ужином, а едят так поздно...— вздохнула Домитила.

- С ужином можно уладить. Вопрос в том, чтобы маму с папой

позвали поужинать где-нибудь за пределами дома.

- И в самом деле. Так мне не пришлось бы отчитываться, потому

что я вернусь рано-рано.

- Я беру на себя, чтобы их пригласили, — заявил я. После этого

заявления Домитила ушла, унося поднос, а немного погодя мама

позвала меня к себе в комнату. Мама была такой ласковой, да и

папа тоже. Они сказали, что, к счастью, в этот раз я потерялся не так, как раньше, и не напугал их тем, что со мной что-нибудь

случилось. Они ругали Домитилу и дурачили ее, а я должен был

прикидываться, что они правы. Но в любом случае, поскольку я

отплачу Домитиле услугой за услугу, я не чувствовал себя ни

подлецом, ни кем-либо еще, ему подобным.

У магазина я окликнул тетю Лалу и спросил ее, обрадовалась бы

она, если бы мои родители пришли поужинать с ней. Потому что я

знал, что они очень хотели прийти, но не решались попросить ее

позвать их. И пусть она ничего не говорит о моей просьбе, потому

что я все объясню ей потом, и пусть позвонит домой. Тетя Лала

пообещала мне все так и сделать. И когда я пришел домой, она уже

разговаривала с моей мамой. Так что я уже оплатил Домитиле ее услугу, и ничего ей не должен*.

* estar a mano" significa que no se le debe nada a nadie porque si se le debía ya ha sido pagado.

 

Январь 28

После того, как я узнал, что когда человек старается быть хорошим выходит все наоборот, сейчас, когда я помог Домитиле, это

вылетело у меня из головы. И вот что теперь происходит. Дело в

том, что мама хочет ее прогнать. Потому что Домитила до сих пор

все еще не пришла, а уже время обеда, и некому ни подмести дом,

ни сделать все остальное, ни постричь папу. Этот обед пришлось

готовить маме, и она так разворчалась и разбрюзжалась, что была готова стукнуть меня по голове. Мы с Хавьером убирались в комнате

и разбили настольную лампу. Папа говорит, что если она выгонит

Домитилу, то никого не останется на весь отпуск. Наконец, когда мама вернулась из магазина, купив яйца, окорок и помидоры, позвонила Домитила сообщить, что вчера вечером она упала из автобуса* и до сих пор ошарашена этим. Моя мама ей не верит, но говорит, что должна притвориться, что верит, потому что иначе — только хуже. Во всяком случае, мы с Хавьером должны мыть вместе с мамой тарелки, и никто не может уходить, чтобы она не осталась дома одна.

Несчастная Домитила приехала такая уставшая, что должна была проспать весь вечер, и я только пошел, чтобы открыть дверь, а

оказывается никто и не звонил. Так что я последним выглянул на

улицу, там проехал в машине Бусета и пригласил меня. Я вышел

сделать кружочек на машине, а когда вернулся, оказалось, что я

оставил дверь открытой, в дом залезли воры и украли чайный

сервиз из столовой. Мама, как фурия, набросилась на Домитилу за

то, что та оставила дверь открытой или за то, что спала, но, вот ведь какое дело, что во всяком случае, после этого она почти ничего ей не сказала, чтобы Домитила не ушла.

 

micro – название автобуса в Чили

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de Papelucho 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18