Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! 1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80

Blue Jeans - ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! - LXXII

buenos dias princesa Глава 72  

SE baja del coche y entra en el instituto junto a sus padres. Mientras ellos arreglan los papeles para el
traslado, Meri irá a hablar con los chicos y a darles la noticia de su marcha.
—Voy a ver a mis amigos —anuncia temblorosa.
Su padre asiente y le da un cariñoso beso en la cabeza. Meri se despide de sus padres y se aleja por
el pasillo. Hacía mucho tiempo que no se sentía tan nerviosa. Tener que anunciarles a los demás que se
va, que mañana ya estará viviendo en Barcelona, es uno de los tragos más difíciles que ha pasado en su
vida. Está muy cansada. Apenas ha dormido y lleva toda la mañana haciendo las maletas con la ayuda de
su hermana. Aunque sigue resultándole difícil asimilar que se marcha de Madrid, empieza a aceptarlo.
No le queda más remedio.
Aún falta un minuto para el recreo. Por eso todos los pasillos están vacíos. Pero se palpa la tensión
en el ambiente. Como cuando se sabe que va a llover pero todavía no ha comenzado. Los instantes
anteriores a la tormenta se perciben, aunque todavía no caigan gotas.
María se dirige hacia la escalera por la que bajarán sus amigos. Los esperará abajo y luego los
acompañará, por última vez, a la parte de atrás del instituto, donde tantos y tan buenos momentos ha
pasado. Allí incluso recibió su primer y su segundo beso. Sus únicos besos. A pesar de las ganas que
tiene de que aquello se repita algún día. Piensa en lo que quiere de verdad. Y en Bruno y en sus
sentimientos. Y en cómo se ha controlado durante todo ese tiempo. Yen…
La sirena es el anticipo del alboroto general. Es como si un ciclón pasase de pronto por ese punto
concreto de la ciudad. Algunos chicos a los que conoce de vista y con los que no ha hablado en todo ese
tiempo la observan, curiosos, y cuchichean. A ellos no los echará de menos. Pero tampoco les guardará
rencor. Ni siquiera a los que le han hecho la vida algo más difícil durante los cuatro años y dos meses
que ha estado estudiando allí.
A ella, en cambio… Parece una señal que la primera cara conocida de verdad que vea sea la de
Ester. Está guapísima, con su flequillo recto perfectamente alineado. Bruno, a quien le habla y sonríe, va
con ella. Son sus niños. A los que realmente extrañará a seiscientos kilómetros de distancia.
Su amiga se da cuenta de su presencia cuando está en mitad de la escalera y, llevada por un fuerte
impulso, corre hacia ella.
Las dos se funden en un gran abrazo emocionado. Meri nota que Ester llora sobre su hombro y deduce
que ya lo sabe.
—Te lo ha dicho Bruno, ¿verdad?
—Sí —le susurra al oído—. Pero no te enfades con él. No quería contarme nada, pero yo se lo saqué.
—No te preocupes, no estoy enfadada.
Como de costumbre. Nunca es capaz de enfadarse con ese chico que tanto la ha hecho disfrutar a lo
largo de aquellos años.
Las dos amigas se miran a los ojos y vuelven a abrazarse, hasta que Bruno las interrumpe.
—Lo siento, Meri. Soy un bocazas.
—No pasa nada. ¿Los demás también lo saben?
—No. Sólo nosotros dos.
—Bueno, es hora de que ellos se enteren, entonces.
Los tres salen por una de las puertas del edificio y se dirigen hacia la parte trasera del instituto. Sopla
un poco de viento, aunque no es tan frío como el de esa mañana.
—No me puedo creer que te vayas —dice Ester mientras se seca los ojos—. No sé qué voy a hacer
sin tí.—
Yo tampoco sé qué voy a hacer sin ti en Barcelona.
—No quiero que te marches, Meri. Pero comprendo que lo hagas. Yo haría lo mismo en tu situación.
Aquello reconforta a María, aunque también la entristece. Siente un gran vacío interior y unas
extrañas ganas de llorar que, sin embargo, no es capaz de liberar.
En seguida, aparecen Elísabet y Valeria. Y, veinte segundos más tarde, Raúl, que lleva un gran
paquete de patatas al punto de sal. La de bolsas de esas que han compartido. La melancolía y la añoranza
se apoderan de ella.
—¡Eh, pelirroja! ¿Dónde te has metido? —pregunta el joven al tiempo que se acerca hasta ella y le da
un cariñoso abrazo.
Ahí está el chico que le concedió su primer beso. El primero que la defendió de los malos. El que
durante un tiempo fue su gran amor platónico.
—Chicos, tengo algo que contaros.
Su rostro aniñado, adornado por unas gafas de pasta azul, anuncia que lo que va a decirles es algo
serio de verdad. Todos la contemplan mientras se sientan en círculo, como suelen hacer en cada recreo.
Empezaron siendo cinco; luego fueron seis, pero parece que pronto volverán al número con el que
comenzaron a refugiarse en ese rincón tan particular y significativo para todos ellos.
—¿Qué es, Meri? Nos has dejado a todos muy preocupados —interviene Raúl con semblante serio.
—Me marcho —suelta la chica sin más prolegómenos—. Mañana me voy con mi padre a
Barcelona… A vivir con él.
Ester, aunque ya conocía la noticia, no puede evitar echarse a llorar. Oculta la cabeza entre las
piernas y se tapa la cara con las manos. Su desolación es tal que Bruno tiene que acercarse a ella para
consolarla.
—¿Estás hablando en serio? —pregunta Eli, que se ha quedado de piedra.
—Sí. Ya está decidido. Mis padres están en secretaría arreglando los papeles para darme de baja y
que pueda inscribirme en otro centro.
—No sé qué decir.
Elísabet se levanta y se acerca a ella. Le da un gran abrazo e incluso se le escapa alguna lágrima. En
ese momento recuerda cómo se creó el Club y por qué. Era la unión de unos chicos incomprendidos que
se amparaban en otros como ellos. Meri siempre ha sido una gran amiga, no puede hacerle ni un solo
reproche, aunque el tiempo y la adolescencia las hayan ido distanciando.
Valeria se les une en seguida; también abraza a María y le da un beso en la frente. Se le ha formado
un nudo en la garganta y aguanta las lágrimas como puede.
—Te vamos a echar mucho de menos, pelirroja.
—Y yo a vosotros.
Las tres sonríen con tristeza mientras escuchan el sollozo de Ester, que todavía no ha podido
tranquilizarse.
—Pero ¿por qué te vas a Barcelona? —le pregunta Raúl, que intenta mantener la compostura a pesar
de que aquello le duele tanto como a los demás.
—Mi padre no se encuentra muy bien y necesita que alguien que le quiera esté con él.
—¿Está enfermo?
—No, no. Es por otra cuestión. Se siente muy solo viviendo allí y no tiene a nadie con quien
compartir su vida.
La chica les explica con más detalle el asunto. Cada minuto que pasa le cuesta más hablar. Se
emociona constantemente. Sobre todo cada vez que se fija en Ester y observa sus vivarachos ojos
enrojecidos.
—¿Y tu madre? ¿Ha permitido que te vayas así como así?
—Al principio se enfadó mucho. Pero luego me ha apoyado y respeta que haya tomado esta decisión.
—¿Y te vas mañana? Madre mía, qué precipitado todo.
—Sí. Ha sido todo muy rápido.
Un silencio, fruto de la sorpresa y de la tristeza, se adueña del grupo. Meri lo aprovecha y se pone de
pie para sentarse en medio de sus dos mejores amigos. Bruno le acaricia el pelo y Ester se agarra de su
brazo. Luego le da un beso en la mejilla y respira hondo para soltar parte de la pena que no deja de
agobiarla.
—Podríamos dar una fiesta de despedida esta noche —comenta Bruno en ese momento en que nadie
habla.—
Me parece una gran idea —lo secunda Eli sonriéndole.
¿Cuánto hacía que una sugerencia del otro no era bien recibida? Sin embargo, desde esta mañana
saben que, aunque las cosas han cambiado, siguen siendo amigos.
—Valeria, ¿crees que tu madre nos dejaría Constanza?
—Se lo preguntaré, pero no creo que haya problemas.
—Si Mará nos deja, podríamos ir allí sobre las ocho y luego cerrarlo nosotros. ¿Os parece bien?
Raúl, que es normalmente quien toma y dirige ese tipo de decisiones, no pone ninguna pega. Asiente
con la cabeza y está de acuerdo con lo que ha dicho su amigo. El resto también apoya la idea de Bruno.
—Chicos, no hace falta que me deis una fiesta de despedida.
—¿Cómo que no hace falta? —pregunta Ester—. Tú te mereces eso y mucho más.
—Sí, pelirroja. No vamos a dejar que te deshagas de nosotros sin que al menos tengas tu minuto de
homenaje —apunta Raúl con una sonrisa.
—¡Por supuesto que tendrás tu fiesta! —exclama Elísabet.
—¿O es que pensabas que ibas a estar sola en tu última noche en Madrid? —termina diciendo Valeria
mientras gesticula exageradamente.
Meri sonríe como puede. Lleva todo ese tiempo reprimiéndose. Pero, al ver que sus amigos la tratan
de esa manera, no logra contenerse más y rompe a llorar. Todos se agrupan en torno a ella. La miman, la
animan, la vitorean para que se sienta mejor y se tranquilice.
Es imposible. Porque a la tristeza de tener que irse se ha unido la felicidad de sentirse tan querida.
Sus lágrimas son el fruto de ese mayúsculo choque de sensaciones.
Unas sensaciones que se irán desbordando a lo largo de todo ese martes de noviembre.
Las últimas horas de clase han sido las más tristes que recuerdan todos los chicos del Club de los
Incomprendidos. La imagen de Meri mientras se marchaba, llorando a lágrima viva, después de que
sonara la campana del recreo, les resultará muy difícil de olvidar. Nunca la habían visto así. Se ha
derrumbado por completo.
Pero le han prometido una fiesta, y la va a tener.
Valeria, entre asignatura y asignatura, ha llamado a su madre para preguntarle si podían contar con la
cafetería.
Al principio Mará no quiso. Pero cuando su hija le explicó el motivo por el que la necesitaban, en
seguida dio su consentimiento.
Ya tenían dónde celebrarla.
—Deberíamos comprarle algo para que se lleve un recuerdo nuestro a Barcelona —comenta Raúl
mientras recoge sus cosas.
La jornada ha terminado y los cinco amigos se han reunido alrededor de su mesa para hablar de lo
que van a hacer esa noche.
—¿Qué? —pregunta Valeria, que no ha podido volver a besar a su chico en toda la mañana. ¡Y se
muere de ganas!
—Tendrá que ser algo no muy grande para que le quepa en la maleta.
—Un llavero.
—No seas cutre, Eli. ¿Cómo vamos a regalarle un llavero? —dice el joven sonriendo.
—Yo qué sé. ¡A ver si a ti se te ocurre algo mejor, listo!
Y le saca la lengua. Se ha terminado la mañana y sigue sin saber si Raúl se ha pensado o no lo de ser
novios. Si no le ha dicho nada, será que no tiene una respuesta todavía. Con lo de Meri, las cosas han
tomado un rumbo inesperado. Tampoco quiere agobiarlo. Pero… ¡está ansiosa por saber algo más!
—¿Y una camiseta dedicada? —pregunta Ester, a quien todavía se la ve triste por lo de antes.
—Eso me gusta —afirma Bruno.
—Yo conozco un sitio donde nos la harían en el momento; y no es muy caro.
—¿Dónde, Valeria?
—Está por Arguelles.
—Uff. Yo iría a comprarla, pero tengo entrenamiento esta tarde. Lo siento, de verdad —se lamenta
Ester. Además, no puede faltar. Tiene una conversación pendiente con su entrenador. Con la mirada,
busca a Bruno, que también advierte que no puede ir, aunque no explica el motivo.
—¡Pues yo tengo dentista a las cinco! —exclama Elísabet al tiempo que juguetea con un lápiz que no
ha guardado—. Y, si no voy, mi madre me mata. ¡Con lo pesada que ha sido!
Sólo quedan Valeria y Raúl como candidatos. Ambos se miran de reojo y sonríen para sí cuando se
dan cuenta.
—Ya me encargo yo —se ofrece el joven—. Podemos hacerle una camiseta con el nombre del club y
también con nuestros nombres.
—Yo te acompaño.
—Bien. A las cinco en Sol para coger allí el metro. ¿Vale?
—Perfecto.
Ester esboza una sonrisilla cuando habla Valeria. Ella es la única que sabe lo que hay entre esos dos.
Por el contrario, Eli siente envidia de su amiga por ser ella quien acompañe a Raúl a por el regalo.
¡Maldito dentista!
—Bien. Pues tema solucionado. Yo pongo el dinero y esta noche os pido vuestra parte. Si se os
ocurre cualquier cosa o le queréis decir algo a los demás sobre la fiesta de despedida de Meri, por el
WhatsApp.
Los cinco se dirigen hacia la puerta del aula. Sin embargo, Elísabet agarra a Raúl del brazo y le pide
que espere un segundo. Los otros tres siguen adelante, aunque a Valeria se le forma un nudo en el
estómago cuando se vuelve y los ve juntos.
—Perdona que te presione de esta manera, pero ¿has pensado ya en lo nuestro? —le pregunta con
cierto temor.
—Claro. Mucho, además.
—¿Y no has… decidido… nada? —tiembla cuando habla.
—No, lo siento. Necesito más tiempo, Eli.
—Bien. Lo entiendo.
—Ya hablaremos luego.
Y sin decir nada más, Raúl le dedica una sonrisa y se da prisa para alcanzar al resto del grupo. Eli,
lejos de mostrarse triste o decepcionada, también sonríe. No obstante, la mesa sobre la que estaba
apoyada ha sufrido las consecuencias de su tensión acumulada y ha quedado marcada para siempre por el
lápiz que la joven tenía en la mano.

Глава 72

Она выходит из машины и вместе с родителями входит в школу. Пока родители будут улаживать бумажную волокиту в связи с переводом в другую школу, Мери пойдет поговорить с ребятами и сообщить им новость об отъезде.

- Пойду, повидаюсь с друзьями, – дрогнувшим голосом говорит Мария.

Отец соглашается с ней и нежно целует в голову. Попрощавшись с родителями, Мери удаляется от них и идет по коридору. Уже давно она так не нервничала. Она должна сообщить всем остальным, что уезжает, что завтра она уже будет жить в Барселоне. Это один из самых горьких и трудных моментов в ее жизни. Она жутко устала. Мери почти не спала, и все утро вместе с сестрой собирала чемоданы. Хотя ей до сих пор очень трудно осознать, что она уезжает из Мадрида, она начинает смиряться с этим обстоятельством. У нее нет другого выхода.

Перемена начнется только через минуту, поэтому пока все коридоры пусты, но в воздухе уже увствуется напряжение. Точно также ты осознаешь, что скоро будет ливень, хотя дождь еще не начался. Он начнется совсем скоро, в воздухе ощущается гроза, хотя капли еще не падают на землю.

Мария идет к лестнице, по которой скоро спустятся ее друзья. Она подождет их внизу, а потом в последний раз пойдет вместе с ними на задний дворик школы, где она провела столько прекрасных минут. Там она даже поцеловалась впервые, а потом и во второй раз. Ее единственные поцелуи, несмотря на желание, чтобы это когда-нибудь повторилось. Она думает о том, чего хочет на самом деле, и о Бруно с его чувствами, и о том, как все это время она сдерживала свои. Уе...

Звенит звонок, предвестник беспорядка и всеобщего гвалта. Словно внезапный ураган проносится в этой конкретной точке города. Какие-то ребята, которых она знает в лицо, но с которыми никогда не разговаривала, все это время с интересом поглядывают на нее, о чем-то шушукаясь. По ним она скучать не будет, но и зла таить не станет. Даже на тех, кто на протяжении четырех лет и двух месяцев, что она училась здесь, делал ее жизнь гораздо труднее.

Наоборот... Ей кажется каким-то знáком свыше, что первым по-настоящему знакомым человеком, кого она увидела, была Эстер. Потрясающая красавица с идеально прямой и ровной челкой. Она улыбается и о чем-то разговаривает с Бруно, который идет рядом с ней. Это ее ребята, о которых она будет скучать на расстоянии шестисот километров.

На середине лестницы Эстер замечает подругу и со всех ног несется к ней. Крепко обнявшись, подруги сливаются воедино. Мери замечает, что Эстер плачет на ее плече, и приходит к выводу, что подруга уже все знает.

- Бруно все рассказал тебе, правда?

- Да, – шепчет ей на ухо Эстер, – только не сердись на него. Он не хотел ничего говорить, это я вытянула из него.

- Не переживай, я не злюсь.

Как всегда. Она вообще не способна рассердиться на этого парня, который так радовал ее все эти годы. Подружки смотрят друг другу в глаза и снова обнимаются до тех пор, пока их не прерывает Бруно.

- Мне очень жаль, Мери, я – трепло.

- Ничего. Остальные тоже знают?

- Нет, только мы двое.

- Ладно, сейчас они тоже узнают.

Ребята выходят из школы и направляются на заднюю часть школьного двора. Несмотря на то, что дует несильный ветер, сейчас на улице не так холодно, как было утром.

- Я не могу поверить, что ты уезжаешь, – говорит Эстер, вытирая глаза. – Не знаю, что я буду делать без тебя.

- Я тоже не знаю, что буду делать без тебя в Барселоне.

- Я не хочу, чтобы ты уезжала, Мери, но я тебя понимаю. На твоем месте я поступила бы точно так же.

Эти слова подбадривают Марию, хотя она тоже опечалена. Она чувствует внутри себя огромную пустоту и необычайное желание заплакать, но не может.

Тут же появляются Элизабет и Валерия, а двадцать секунд спустя и Рауль, который тащит большой пакет картофельных чипсов с солью, такой, какой они всегда делили на всех. На Мери накатывают тоска и печаль.

- Рыжик, где тебя носит? – спрашивает парень, подходя к ней и ласково обнимая. Вот он, парень, который первым поцеловал ее. Он первый, кто защитил ее от тех поганцев. На протяжении долгого времени он был ее большой платонической любовью.

- Ребят, я должна вам что-то сказать.

Детское личико девушки, на котором красуются очки в синей оправе, говорит о том, что она собирается сообщить им нечто по-настоящему важное. Все, как обычно на каждой перемене, садятся в кружок, внимательно глядя на Мери. Сначала их было пятеро, потом стало шесть, а теперь скоро они опять вернутся к исходному числу, с которого все начиналось, когда они впятером прятались в этом особенном и значимом для них уголке.

- Что с тобой, Мери? Ты заставляешь нас всех волноваться, – озабоченно спрашивает Рауль, его лицо очень серьезно.

- Я уезжаю, – без всякого вступления роняет она. – Завтра я уезжаю с отцом в Барселону... буду жить с ним.

Эстер, хоть и знала эту новость, не может удержаться и начинает плакать. Она закрывает лицо руками и зажимает голову коленями. Эстер в таком отчаянии, что Бруно вынужден подойти к ней, чтобы утешить ее.

- Ты говоришь серьезно? – спрашивает Эли, застыв как статуя.

- Да, это уже решено. Родители – в секретариате, улаживают формальности, чтобы можно было записать меня в другую школу.

- Даже не знаю, что сказать.

Элизабет поднимается и подходит к Мери. Эли крепко обнимает подругу, по ее щеке ползет слеза. В эту минуту она вспоминает, как образовался их клуб, и почему. Это был союз нескольких ребят, которых почти никто не понимал, и которые прибегали к помощи других, таких же, как они сами. Мери всегда была отличной подругой, ее нельзя ни в чем упрекнуть, хотя время и взросление несколько отдалили их друг от друга.

Валерия тут же присоединяется к ним. Она тоже обнимает Марию и целует ее в лоб. У нее в горле образовался ком, и она, как может, сдерживает слезы.

- Мы будем скучать по тебе, Рыжик.

- А я по вам.

Девушки грустно улыбаются, слушая всхлипывания Эстер, которая никак не может успокоиться.

- Но, зачем ты едешь в Барселону? – спрашивает Рауль, пытаясь сохранить сдержанный вид, несмотря на то, что ему так же больно, как и остальным.

- Отцу очень плохо. Ему нужно, чтобы рядом с ним был кто-то, кто любит его.

- Он болен?

- Нет, это из-за другого. Живя там, он чувствует себя очень одиноким. Ему не с кем разделить свою жизнь.

Девушка очень подробно объясняет сложившуюся ситуацию. С каждой проходящей минутой, ей все труднее говорить. Она постоянно волнуется, особенно когда смотрит на Эстер и видит ее всегда живые, веселые глаза покрасневшими от слез.

- А твоя мама? Неужели она так просто разрешила, чтобы ты вот так вот взяла и уехала?

- Сначала она жутко рассердилась, но потом поддержала меня. Она уважает принятое мною решение.

- И завтра ты уезжаешь? Мать честная! Все это так поспешно.

- Да, все произошло очень быстро.

Все замолчали, и воцарилась тишина, плод удивления и грусти. Мери использует этот момент, чтобы подняться и сесть между двумя самыми близкими друзьями. Бруно тихо гладит ее по волосам, а Эстер берет за руку, потом целует в щеку и глубоко вздыхает, чтобы выплеснуть из себя часть боли, которая, не переставая, давит на нее.

- Сегодня вечером мы могли бы устроить прощальную вечеринку, – говорит Бруно, пока остальные молчат.

- Великолепная идея, по-моему, – поддерживает парня Эли, посылая ему улыбку.

Много ли воды утекло с тех пор, как Бруно вступился за нее, защищая от приставаний того придурка? И, тем не менее, с того утра оба знают, что они по-прежнему остаются друзьями, несмотря на то, что многое изменилось.

- Валерия, как ты считаешь, твоя мама разрешит нам побыть в “Констанции”?

- Я у нее спрошу, но не думаю, что возникнут проблемы.

- Да, конечно, Мара разрешит. Мы могли бы подойти туда около восьми, а потом она нас там закроет. Нормально, как вы считаете?

Рауль, который, как правило, сам принимает подобного рода решения, не возражает. Он просто молча кивает головой, соглашаясь с тем, что сказал его друг. Остальные тоже поддерживают идею Бруно.

- Ребят, не стоит устраивать мне прощальную вечеринку.

- Как это не стоит? – спрашивает Эстер. – Ты заслуживаешь не только вечеринки, а гораздо большего.

- Верно, Рыжик. Мы не позволим тебе просто так отделаться от нас без всяких почестей, – шутливо замечает Рауль, улыбаясь.

- Конечно, у тебя будет вечеринка! – восклицает Элизабет.

- Или ты думала, что свою последнюю ночь в Мадриде ты проведешь в одиночестве? – заканчивает Валерия, бурно жестикулируя.

Мери силится улыбнуться. Все это время она старалась держать себя в руках, но, увидев столь трогательное отношение друзей, девушка не может больше сдерживаться и разражается слезами. Все сгрудились вокруг нее, лаская и шумно подбадривая, чтобы ей полегчало и она успокоилась, но это невозможно. Грусть от предстоящего скорого отъезда смешалась со счастьем чувствовать себя такой любимой. Ее слезы – это плод огромного эмоционального потрясения, и невысказанные чувства будут выплескиваться на протяжении всего этого ноябрьского вторника.

Никто из членов “Клуба непонятых” не помнит таких унылых часов, какие они провели на последних уроках в школе. После того, как прозвенел звонок на урок, Мери уехала, обливаясь слезами, и ребятам было трудно забыть эту картину. Образ горько и безутешно рыдающей подруги стоял у них перед глазами. Никто из них никогда не видел Мери такой поникшей и полностью подавленной, но они обещали ей вечеринку, и вечеринка состоится.

Между уроками Валерия позвонила матери узнать, могут ли они рассчитывать на кафе. Поначалу Мара не хотела давать разрешения на посиделки, но когда дочь объяснила ей причину, немедленно согласилась. Теперь у ребят было место, где они могли устроить проводы подруги.

- Мы должны купить Мери что-нибудь на память о нас, чтобы она взяла это с собой в Барселону, – предложил Рауль, собирая вещи.

Рабочий день закончен, и пятерка друзей собралась вокруг его парты, чтобы поговорить о том, что они будут делать ночью.

- Что купим? – спрашивает Валерия, сгорая от желания поцеловать Рауля; ведь за весь день ей так и не удалось поцеловать его.

- Ну, это должно быть что-то не очень большое, чтобы можно было засунуть в чемодан.

- Брелок.

- Эли, не будь жадобой. Ну как мы подарим ей брелок? – усмехается парень.

- А я почем знаю? Хватит тебе! Можно подумать, у тебя в голове есть идея получше! Если так, то вперед! – Эли показывает Раулю язык. Утро уже прошло, а она все еще не знает, будут ли они с Раулем парой, и думал ли он вообще на эту тему. Если он ничего ей не сказал, значит у него до сих пор нет ответа. С этим непредвиденным отъездом Мери вещи принимают неожиданный оборот. Нет, она не хочет давить на него или докучать... но ее так и подмывает узнать что-то еще!

- Может, футболку с надписью? – спрашивает расстроенная утренними событиями Эстер, она все еще кажется грустной.

- А что, мне нравится, – решительно говорит Бруно.

- Я знаю одно местечко, где нам сделают надпись быстро и не очень дорого.

- Где это, Валерия?

- В районе Аргуэльес.

- Черт, я пошла бы и купила, но у меня сегодня вечером тренировка. Вот жалость! – сокрушается Эстер. Она не может пропустить тренировку, их с тренером разговор не закончен. Взглядом девушка ищет Бруно, но он тоже предупреждает всех, что не сможет пойти, правда, не объясняя причин.

- Мне в пять к зубному! – громко говорит Элизабет, поигрывая неубранным в сумку карандашом. – Если я не пойду, мама меня убьет. Она такая зануда! Так что, мне очень жаль.

Остаются только Валерия с Раулем. Оба косятся друг на друга и довольно улыбаются, едва встретившись взглядами.

- Я возьму это на себя, – предлагает парень. – Мы можем написать на футболке название клуба и наши имена.

- Я пойду с тобой.

- Ладно. В пять, на площади де Соль, чтобы сесть там в метро. Идет?

- Отлично.

Когда говорит Валерия, Эстер еле заметно улыбается. Она единственная знает, что происходит между этими двумя голубками. Эли, напротив, завидует подруге, что это она пойдет с Раулем за подарком. Будь проклят этот зубной!

- Ну, что, тогда вопрос решен. Деньги у меня есть, а вечером отдадите. Если вдруг вас посетит какая-нибудь идея, или вы захотите что-то сказать остальным по поводу прощальной вечеринки в честь Мери, связь через смартфон.

Все пятеро направляются к двери и выходят из класса, но тут Элизабет хватает Рауля за руку, прося

задержаться на минутку. Остальные трое ребят идут вперед, хотя у Валерии будто ком образовался в желудке, и живот узлом скрутило, когда, обернувшись, она увидела их вместе.

- Извини, что я так давлю на тебя, но ты уже подумал о нас? – с некоторой опаской спрашивает

Эли.

- Конечно, я много думал, даже слишком.

- И что же… ты ничего… не решил? – задает Эли еще один вопрос. Когда девушка говорит, ее голос подрагивает.

- Нет, Эли, мне очень жаль. Мне нужно больше времени.

- Хорошо, я подожду.

- Давай потом поговорим.

И ничего больше не сказав, Рауль улыбается девушке и торопливо идет за остальными, стараясь догнать их. Эли далека от того, чтобы выказывать свою грусть и разочарование, она тоже улыбается. Тем не менее, парта, к которой она прислонилась, пострадала от последствий ее накопившегося напряжения. Эли исчеркала ее карандашом, который держала в руке.

 

 

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA!  1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80