Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! 1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80

buenos dias princesa Глава 51  
¿Y ese Álex es de fiar?
Gadea mira a su hermana pequeña. ¡A ver qué le dice María a su padre sobre su novio! Los tres están
comiendo en un restaurante de Madrid. Después de un largo paseo por la ciudad, Ernesto y María han
recogido a la mayor de las hermanas en la universidad y, juntos, han ido hasta el centro.
—Mmm. Es un buen chico —responde la pelirroja sin mucho entusiasmo.
—Es el mejor.
—Tanto como el mejor…
—¡Lo es! Y me quiere muchísimo.
—Más bien te soporta.
—Yo soy muy fácil de soportar. No doy ningún problema.
—Será cuando duermes… Aunque anoche te oí roncar.
—¡Yo no ronco!
—¿Cómo lo sabes, si duermes mientras lo haces?
—¿Y cómo lo sabes tú, si duermes en otra habitación?
—Pues fíjate si roncas fuerte que te oigo desde mi cuarto. ¡Y con la puerta cerrada!
Ernesto contempla sonriente la divertida discusión entre sus hijas. ¡Cuánto echa de menos momentos
como aquél! Muchas veces ha pensado que tal vez se equivocó al marcharse a vivir a Barcelona tras la
separación de su mujer. Pero en aquel instante creyó que era lo más conveniente y lo mejor para todas las
partes. Especialmente para ellas, a las que intentó no poner en medio de cualquier conflicto que pudiera
surgir. Sin embargo, el precio que está pagando, no disfrutar de la niñez y adolescencia de sus hijas, es
muy alto.
—Venga, no os enfadéis —dice el hombre mientras corta su solomillo—. Podrías haber invitado a
Álex a comer con nosotros.
—¿Qué? ¡Ni de coña!
—¿Por qué?
—Porque no. Le harías el tercer grado y el pobre lo pasaría fatal.
—Pues algún día tendré que conocerlo, ¿no?
—Cuando nos casemos.
Aquello provoca que tanto María como su padre estén a punto de atragantarse con la comida. Los dos
miran a la chica estupefactos, con los ojos muy abiertos.
—¿Cómo? ¿Casaros?
—¡Ahora no! —exclama Gadea sonrojándose—. Dentro de unos años. Somos muy jóvenes para el
matrimonio.
—¡Qué susto! Me imaginaba que al vivir lejos de vosotras me perdía cosas, pero no tan importantes.
—No te preocupes, papá. Si me caso o me quedo embarazada, te enterarás el mismo día que me
entere yo.
—¿Embarazada?
—Bueno… ya sabes… Una chica y un chico, cuando salen… Ay… Pero no te preocupes, que sé
que… Tomo precauciones y eso.
La chica agacha la cabeza avergonzada y busca desesperada una hoja de lechuga o un trozo de tomate
que llevarse a la boca.
—Y a ti, ¿no te gusta ningún chico? —le pregunta Ernesto a su otra hija. Quiere cambiar de tema para
salir de esa situación tan embarazosa.
—Eh…
—Le gusta Bruno. ¿Te acuerdas de él?
—¿El chaval bajito?
—No me gusta Bruno —protesta María, fulminando a su hermana con la mirada—. Y ha crecido
bastante desde la última vez que lo viste.
—Cinco centímetros.
—No es verdad. Ya es más alto que yo.
—Bueno, eso tampoco es muy difícil.
—Mira… No te pases, ¿eh?
El hombre da unos toquecitos con el tenedor en el plato para calmar a sus hijas. Las dos chicas dejan
de discutir, se tranquilizan y continúan comiendo.
—Me parece que os habéis hecho mayores y yo no me he enterado.
—Eso lo dirás por Gadea, yo sigo siendo una cría —lo contradice María.
—Lo digo por las dos. Es increíble cómo pasa el tiempo y cómo crecéis.
—Es normal que pase eso, papá —señala la hermana mayor—. Lo que ocurre es que, como tú nos ves
sólo de vez en cuando, lo notas más.
—Ya lo sé, hija.
El hombre suspira resignado. No las ve todo lo que quisiera. Le encantaría compartir más días como
aquél con ellas. Ir más veces a Madrid y comer juntos, pasear, hablar de sus cosas… Pero sabe que, por
su trabajo, no puede. Y se siente mal por ello. Si al menos una de las dos se fuera a vivir con él, como
María le ha dicho esta mañana, todo cambiaría. Supondría un soplo de aire fresco y una nueva ilusión en
su vida. Lo ha estado pensando durante todo el día. Tanto para una como para otra, aquél sería un cambio
enorme. Dejarían mucho en Madrid. Sin embargo, tendrían la oportunidad de experimentar algo diferente
y quién sabe si mejor. Y él no se sentiría tan solo. ¿Es egoísta querer que una de sus hijas se vaya con él
a Barcelona?
Sí, es egoísta. Pero necesita algo que incentive su vida. Mañana regresará y, cuando llegue a su casa,
volverá a sentir ese vacío por dentro y por fuera. No habrá nadie a quien contarle cómo está ni nadie con
quien compartir sus alegrías o sus preocupaciones. Otra vez solo.
—Papá, ¿qué te ocurre? Te has quedado muy callado de repente —le dice Gadea mientras juguetea
con el tenedor y la lechuga.
—¿Te encuentras bien?
A Ernesto se le han humedecido los ojos. Los abre y los cierra muy rápido un par de veces y después
sonríe.
—Sé que le aseguré a María que no iba a preguntarle sobre el tema hasta mañana. Pero es que no dejo
de pensar en ello.
—¿En qué tema? —pregunta la hija mayor, sorprendida.
—Le he contado a papá lo de irnos una de las dos a vivir con él durante unos meses —le aclara la
chica pelirroja.
—Ah.
Los tres guardan un momento de silencio mientras el camarero se acerca a la mesa y rellena la copa
de vino del hombre. Éste le da las gracias y bebe un poco. Luego, mira a Gadea.
—Quedamos en que hoy no hablaríamos más del asunto, en que nos dedicaríamos a disfrutar del día y
mañana, antes de irme, le preguntaría sobre su decisión. Pero no he conseguido quitármelo de la cabeza
desde que me lo ha contado.
—Entonces, sólo consideras la posibilidad de que sea mi hermana la que se vaya contigo.
—No. Me da igual cuál de las dos venga. Os quiero exactamente lo mismo. Pero sé que tú no puedes
venirte a vivir a Barcelona, Gadea.
—Es que la universidad… y mi novio… Me comprendes, ¿verdad?
—Sí. Lo entiendo. Y lo comprendería también si ella prefiriera quedarse aquí.
El hombre, entonces, se fija en su hija pequeña, que ha dejado los cubiertos encima del plato y
apoyado el rostro sobre las manos. María contempla los ojos brillantes de su padre. Llorosos. Lamenta
que esté así, y la única manera de que empiece a ver las cosas de otra manera es que se marche con él.
Los echará muchísimo de menos a todos, en especial a Bruno y a Ester. Y puede que aquélla sea la
primera piedra de su distanciamiento, algo que le dolería muchísimo. Pero su padre la necesita, así que la
decisión está tomada.
—Me iré contigo, papá —responde con una sonrisa.
—¿Sí? ¿Lo has pensado bien? No quiero que te veas obligada a…
—Lo he pensado bien.
—¿Estás segura?
—Sí. Será una nueva experiencia para mí.
María se vuelve hacia su hermana mayor, que también tiene los ojos vidriosos. Se le han puesto rojos
y apenas puede contener la emoción. Aprieta los labios con fuerza y respira profundamente.
—No puedes imaginarte lo feliz que me haces, pequeña.
—Me alegro mucho, papá.
—Lo pasaremos bien los dos juntos. Haremos un buen equipo.
—Claro que sí.
La chica sonríe y bebe un poco de agua. Aunque acaba de decir que se marcha a Barcelona, todavía
no se cree que vaya a hacerlo. No asimila que está a punto de comenzar una vida nueva y que todo será
diferente para ella dentro de unas cuantas semanas.
Todo no. Será difícil que su corazón cambie de opinión. Eso sigue viéndolo imposible. Aunque la
distancia quizá consiga hacerle olvidar lo que por sí misma no ha logrado borrar durante todos esos días
de sufrimiento interior.

- А этот Алекс надежный? Ему можно доверять?

Гадеа смотрит на младшую сестренку. Так, посмотрим, что еще скажет Мария отцу о ее парне!

Они втроем обедают в мадридском ресторане. После долгой прогулки по городу Эрнесто и Мария подобрали у института Гадеа и все вместе направились в центр.

- Ну… он неплохой парень – без особого воодушевления отвечает рыжеволосая.

- Он – самый лучший.

- Так уж прямо лучший…

- Да, лучше всех! И очень сильно меня любит.

- Скорее, терпит.

- Со мной легко, я не создаю никаких проблем.

- Вероятно, когда ты спишь… Хотя вчера я слышала, как ты храпишь.

- Я не храплю!

- Откуда тебе известно, что ты делаешь во сне?

- А откуда ты знаешь, что я храплю, если сама спишь в другой комнате?

- Позволь тебе заметить, если ты сильно храпишь, я слышу это из своей комнаты даже при

закрытых дверях!

Эрнесто с улыбкой наблюдает за шутливой перепалкой своих дочерей. Как же он скучает по таким

вот моментам! Много раз Эрнесто думал, что, возможно, он ошибся, уехав жить в Барселону после развода с женой. Но в то время он считал, что его отъезд был самым лучшим, самым подходящим решением для всех, особенно для девочек, которых он постарался оградить от всяческого рода конфликтов, которые могли возникнуть. Конечно, цена, которую он платит за их спокойствие, слишком высока – он не получал и не получает того удовольствия, которое получают отцы, каждый день наблюдая за своими дочерьми в детстве и юности, видя их взросление.

- Хватит вам, не злитесь и не ругайтесь, – увещевает дочерей Эрнесто, разрезая филе. – Ты, Гадеа,

могла бы пригласить Алекса пообедать с нами.

- Что? Да никогда в жизни!

- Почему?

- Потому что нет, и все. Ты учинил бы ему допрос с пристрастием, и он, бедняжка, чувствовал бы

себя просто ужасно.

- Но, ведь когда-нибудь я должен буду познакомиться с ним, разве нет?

- Когда мы поженимся.

Это заявление Гадеа настолько ошеломило Марию и отца, что они поперхнулись. Широко открыв

глаза, оба изумленно вытаращились на девушку.

- Что? Вы женитесь?

- Не сейчас! – покраснев, отвечает Гадеа. – Через несколько лет. Пока мы слишком молоды для

семейной жизни.

- Как я испугался! Я понимал, что, живя вдали от вас, я упустил из вида многие вещи, но не

настолько же важные.

- Не волнуйся, папа. О свадьбе и беременности я сообщу тебе сразу, как только узнаю.

- О беременности?

- Ну, брось… ты же знаешь… Девушка и парень, когда встречаются… Ну… Да не переживай ты, я

знаю, что… Короче, я предохраняюсь и все такое прочее. – Девушка смущенно опускает голову и в отчаянии ищет листик салата или кусочек помидора, чтобы поднести его ко рту.

- А тебе нравится какой-нибудь парень? – спрашивает Эрнесто у своей второй дочери. Он хочет

сменить тему разговора, чтобы выйти из столь щекотливой ситуации.

- Э-э-э…

- Ей нравится Бруно. Ты его помнишь?

- Это такой невысокий паренек?

- Мне вовсе не нравится Бруно, – возражает Мария, испепеляя сестру взглядом. – К тому же он

довольно сильно вырос с тех пор, как ты видела его последний раз.

- Подрос на пять сантиметров.

- А вот и неправда! Сейчас он выше меня!

- Ну, это-то как раз не сложно.

- Слушай… может, хватит, а?

Эрнесто несколько раз постучал вилкой по тарелке, чтобы успокоить дочерей. Обе девушки

утихомириваются, перестают препираться между собой и возвращаются к еде.

- По-моему, вы обе стали взрослыми, а я и не знал.

- Это ты скажешь Гадеа, а я по-прежнему остаюсь малявкой, – возражает отцу Мария.

- Я говорю это вам обеим. Невероятно, как летит время, и как вы выросли.

- Папа, это нормально, – замечает старшая. – Это происходит потому, что ты редко видишь нас и

больше замечаешь.

- Я знаю, дочка.

Эрнесто смиренно вздыхает. Он не видит многое из того, что хотел бы. Ему хотелось бы больше

времени проводить с дочерьми, почаще приезжать в Мадрид, обедать вместе с ними, гулять, разговаривать об их делах, но он понимает, что это невозможно из-за его работы, и от этого ему плохо. Если бы, по крайней мере, одна из дочерей приехала жить к нему, как сказала сегодня утром Мария, все изменилось бы. Это означало бы для него глоток свежего воздуха, новые ожидания от жизни. Он думал об этом весь день. И для одной, и для другой переезд был бы огромной переменой в их жизни. В Мадриде они оставили бы очень многое. Конечно, им представился бы случай испытать что-то совершенно другое, но кто знает к лучшему ли? Ему было бы не так одиноко. С его стороны эгоистично желать, чтобы одна из дочерей поехала с ним в Барселону, верно?

Да, он эгоист, но ему необходимо некий жизненный стимул. Завтра он возвращается обратно и,

придя домой, снова почувствует эту пустоту внутри себя и снаружи. Там не будет никого, с кем можно поговорить, как здесь, с кем можно поделиться радостями и переживаниями. Снова один.

- Папа, что с тобой? Ты вдруг как-то сразу замолчал, – спрашивает Гадеа, поигрывая вилкой и

листьями салата.

- Как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке?

У Эрнесто повлажнели глаза. Он быстро моргает пару раз, стараясь прогнать подступившие слезы,

и потом улыбается.

- Знаю, я заверил Марию, что не стану спрашивать ее до завтра, но я непрестанно думаю об этом.

- О чем? – улыбаясь, спрашивает старшая дочь.

- Я рассказала папе, что одна из нас на несколько месяцев поедет жить к нему, – поясняет

рыжеволосая.

- Вот как.

Все трое молчат. К столику подходит официант и наполняет бокал мужчины вином. Эрнесто

отпивает немного вина и благодарит его. Потом он переводит взгляд на Гадеа.

- Мы с Марией остановились на том, что сегодня не станем говорить на эту тему, будем целиком и

полностью наслаждаться этим днем, а завтра, перед отъездом, я спрошу ее о том, что она решила. Вот только мне никак не удается выбросить эти мысли из головы с того самого момента, как она мне об этом рассказала.

- Значит, ты считаешь, что только Мария может поехать с тобой.

- Нет, Гадеа, мне все равно, кто из вас двоих поедет, я люблю вас одинаково, но я знаю, что ты не

можешь уехать жить в Барселону.

- Дело в том, что институт… и мой парень… Ну ты меня понимаешь, правда?

- Да, я понимаю, но я также понял бы, если бы и Мария предпочла остаться здесь.

Мужчина внимательно смотрит на свою младшую дочь, которая положила вилку на тарелку и

уткнулась лицом в ладони. Она разглядывает поблескивающие от слез глаза отца. Ей становится жаль его, и единственный способ заставить его смотреть на вещи по-другому – поехать с ним. Она будет сильно скучать по всем, особенно по Бруно и Эстер. Возможно, отъезд окажется первым камнем на пути их отдаления, чем-то таким, что причинит ей сильную боль, но она нужна своему отцу, так что решение принято.

- Я поеду с тобой, папа, – отвечает она с улыбкой.

- Правда? Ты хорошо подумала? Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя обязанной…

- Я хорошо подумала, папа.

- Ты уверена?

- Да. Это будет новым опытом для меня.

Мария поворачивается к старшей сестре. Взгляд Гадеа будто остекленел, глаза покраснели, она

едва сдерживается, крепко сжав губы и глубоко дыша.

- Ты и представить себе не можешь, насколько я счастлив, малышка.

- Я очень рада, папа.

- Нам будет очень хорошо вдвоем, мы будем отличной командой.

- Конечно, будем.

Девушка улыбается, отпивая немного воды. Хотя Мария только что сказала, что поедет в

Барселону, она все еще не верит в это. Она не понимает, что находится в самом начале своей новой жизни, в точке отсчета. Она не понимает, что в течение многих недель всё для нее будет совсем другим, всё.

Нет, не всё. Вряд ли изменится ее сердце, это будет нелегко. Оно по-прежнему будет видеть

невозможное, хотя расстояние, может статься, и заставит ее забыть то, что самой ей не удалось стереть на протяжении этих дней душевных мук.

el tercer grado (= infligir dolor, físico o mental, para extraer confesiones o declaraciones) – эвфемизм, обозначающий причинение физической или моральной боли с целью добиться признания в чем-то или каких-либо сведений

 

 

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA!  1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80