Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! 1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80

buenos dias princesa Глава 40
ESTABA leyendo £7 violín negro, de Sandra Andrés Belenguer, cuando su hermana, jadeante, entró en
su habitación. Gadea hizo que María se quitara el pijama y se vistiera de nuevo a toda velocidad. Tenían
que salir de casa urgentemente.
—¿Por qué no me lo cuentas? —pregunta la pequeña mientras caminan por la Gran Vía.
—Porque es una sorpresa.
—No me gustan las sorpresas.
—Ésta te va a gustar.
—Ya veremos. Pero más te vale que sea así.
El aire las golpea de cara. Hoy sí que refresca un poco más que los días de atrás, así que a esas horas
de la noche hace frío en el centro de Madrid. Menos mal que ha cogido un abrigo.
¿Qué se le habrá ocurrido a su hermana mayor?
No comprende nada. Por su cabeza pasan cientos de hipótesis que justifiquen el paseo inesperado:
desde que Alex le haya pedido matrimonio y la quiera como testigo, a un regalo de cumpleaños
adelantado. Aunque todavía queda bastante para ese día. Espera que no sea una broma. Tal vez, mientras
ellas dos andan por ahí, su madre le esté preparando algo en casa. Pero ¿qué y por qué?
Las chicas continúan bajando por la Gran Vía. Dejan atrás los Juzgados y siguen en dirección a la
calle de Alcalá. Sin embargo, Gadea se detiene de pronto delante de los ventanales de una cafetería que
permanece abierta. Examina el rótulo de la entrada y sonríe satisfecha. Están frente al restaurante del
hotel De las letras.
—Hemos llegado —anuncia mientras toma a María por el brazo—. Entremos.
—Espera. No daré un paso más hasta que me expliques qué hacemos aquí.
—¿No confías en mí?
—La confianza tiene un límite.
—Venga, Meri, no te hagas de rogar. Si te lo digo estropearé la sorpresa.
La pelirroja suspira y por fin accede a la petición de Gadea. Juntas, atraviesan una puerta giratoria y
luego otra de cristal. El lugar es realmente elegante. Está lleno de mesitas de cristal iluminadas con
velas. Los asientos son de diferentes clases: pequeñas butacas de colores, sillones de tres piezas, sillas
de distintas formas y materiales… Todo está decorado con mucho gusto. Las dos suben por una escalera
adornada con una alfombra roja hacia otro salón de características similares. María tiene la impresión de
que su hermana está buscando a alguien.
—¿Está aquí Alex? —le pregunta tratando de anticiparse a la sorpresa.
—¿Qué? ¿Álex?
—Sí. Tu novio. ¿Has quedado con él aquí?
—¡No!
En el rostro de Gadea se dibuja una gran sonrisa. Le da un golpecito a María en el hombro y le pide
que mire hacia donde ella le señala. La joven lo hace, muy extrañada.
Un hombre de unos cincuenta años está sentado, solo, en una de las mesitas. Ernesto lleva chaqueta,
pero no corbata. Aunque conserva bastante pelo, presenta unas entradas propias de su edad.
—¡Papá! —grita la pelirroja en cuanto lo ve. En seguida echa a correr hacia él.
El hombre se pone de pie y la recibe entre sus brazos con una sonrisa de oreja a oreja. Gadea llega a
continuación, más tranquilamente pero igual de ilusionada que su hermana, y le da dos besos en las
mejillas.
—¡Cómo me alegro de veros, pequeñas! —exclama Ernesto con lágrimas en los ojos.
Los tres viven unos segundos de gran emoción, hasta que el padre les pide a sus hijas que se sienten.
Se saca un pañuelo blanco de tela del bolsillo y se seca los ojos. Luego recobra la compostura y también
toma asiento en una pequeña butaca negra.
—¿Qué, te ha gustado la sorpresa? —le pregunta Gadea a su hermana, quien todavía está asimilando
el gran momento. De todas las cosas que había imaginado, ninguna tenía que ver con su padre.
—Sí. Pero podrías haberme dicho que veníamos a un sitio elegante y me habría arreglado un poco
más.—
Estás muy guapa así, hija.
—Papá, yo no soy guapa. Ni en vaqueros ni con un vestido de Nochevieja.
—Sí que lo eres. Las dos estáis preciosas.
Le da un beso en la mejilla a María y después otro a la mayor de las hermanas.
Un camarero se acerca a ellos y les pregunta si van a tomar algo. El hombre pide una cerveza y las
chicas una Coca-Cola.
—Bueno, ¿qué haces en Madrid? ¿Y por qué Gadea lo sabía y yo no?
—Perdona, Meri. Cuando papá y yo hemos hablado por teléfono esta tarde, me ha pedido que no te
dijese nada. Era una sorpresa.
—Llamé a tu hermana para decirle que estaba en la estación de tren y que tenía un billete para
Madrid.
—Pero… ¿desde cuándo lo tenías planeado?
—Se me ha ocurrido después de hablar contigo al mediodía. Un arrebato —comenta Ernesto mientras
juguetea con una servilleta de papel—. Necesitaba veros.
—¿Hasta cuándo te quedas?
—Hasta el martes. Me quedo en este hotel que está bastante bien.
El camarero regresa con las bebidas y las deja sobre la mesita de cristal junto a un platito con la
cuenta.
—¿Y cómo te encuentras? ¡Nos tienes preocupadas! —exclama María al tiempo que alza su vaso.
—Pues… no demasiado bien. No os quiero engañar. Como ya sabéis, lo de vuestra tía me ha afectado
mucho. Mi hermana me lo dio todo y era un gran apoyo para mí en Barcelona. Sin ella, siento como si me
faltara algo.
—Sabemos que ha sido duro, papá —admite Gadea—. Pero la vida sigue.
—Ya lo sé. Y lo intento, pero estoy muy solo allí, y saber que os tengo tan lejos me deprime más. Si
pudiera, volvería a Madrid, pero es imposible. Sería como empezar de cero de nuevo, y las cosas no
están como para arriesgarse. Además, ya tengo una edad, y todo me va costando un poco más.
Su mirada transmite casi más que sus palabras. Las dos chicas se dan cuenta de que su padre no está
bien. Oyéndolo, retroceden unos años en el tiempo, a cuando su madre y él se separaron y Ernesto
decidió marcharse a Barcelona. Fue triste y duro para todos, pero sobre todo para él. Sin embargo, creyó
que aquello era lo mejor que podía hacer en ese instante.
—Eres muy joven todavía. Tienes mucha vida por delante —comenta Gadea tras cogerle la mano.
—Tengo cuarenta y nueve años, pequeña. Ya veo más cerca el final que el principio.
—No digas eso, papá.
—Es la verdad, María. El tiempo pasa muy de prisa, y tarde o temprano todos nos hacemos viejos.
—Si tuvieras a tu lado una mujer que te cuidara y te quisiera, seguro que verías las cosas de otra
manera —señala la hija mayor—. Pero una mujer buena, no como Montse.
—Montse era buena conmigo. También a ella la echo de menos.
A ninguna de sus hijas les caía bien la ex pareja de su padre. Así que, aunque él lo haya pasado mal
tras su ruptura, se alegran de que no siga con ella.
—Seguro que estás a tiempo de encontrar a otra mujer que te quiera, papá.
—No sé. Ahora mismo no lo veo como una posibilidad.
—Porque estás muy negativo con todo —afirma María.
—Lo que estoy es muy solo.
Las dos hermanas se miran mientras Ernesto le da un gran trago a su cerveza. Aún no le han
comentado a su padre lo que ellas han hablado durante el fin de semana.
—¿Qué tienes pensado hacer mañana? —pregunta Gadea cambiando el tema y el tono de la
conversación.
—No lo sé. Vosotras tenéis clase, ¿no?
—Sí. Y yo no puedo faltar a la universidad. Tengo prácticas.
—Yo también tengo clase. Pero, si quieres, falto y paso la mañana contigo.
—No, no tienes que faltar al instituto.
—No pasa nada, papá. Todavía no hemos empezado con los exámenes. Por un día que no vaya…
—¿Seguro que no pasa nada?
—Segurísimo.
—Bueno, como tú quieras.
El hombre sonríe y le da las gracias a su hija con otro beso, en esta ocasión en la frente.
—Si quieres podemos quedar para desayunar y luego damos una vuelta por el centro.
—Claro. Genial. Será divertido.
—Yo me reuniré con vosotros al mediodía, y si quieres podemos comer los tres juntos —añade
Gadea.
—Estupendo. Pero ¿no le molestará a vuestra madre que paséis tanto tiempo conmigo?
—No te preocupes. Mamá no dirá nada.
Cuando su hija mayor la advirtió de que su padre venía a Madrid, no le gustó demasiado la idea de que
las dos salieran solas y tan tarde por el centro. Sin embargo, les dio permiso, porque comprendía que
encontrarse con él después de tantas semanas era bueno para ellas. Aunque, si supiera que una de las dos
tiene pensado marcharse a vivir con su ex marido durante unos meses, quizá su opinión sería diferente.

Она читала “Черную скрипку” Сандры Андрес Беленгер25 , когда ее сестра, запыхавшись, вошла в

комнату. Гадеа заставила Марию снять пижаму и одеться как можно быстрее. Имнужнобылосрочновыходить.

- Почему ты не скажешь, куда и зачем мы идем? – спрашивает младшая, идя рядом с сестрой по

улице Гран Виа.

- Потому что это сюрприз.

- Я не люблю сюрпризы.

- Этот тебе понравится.

- Там посмотрим. Тебе же лучше, чтобы так и было.

Ветер бьет прямо в лицо. Сегодня на улице посвежело по сравнению с прошлыми днями, и в эти

ночные часы в центре Мадрида холодно. Хорошо еще, что она прихватила с собой куртку. И что только взбрело в голову ее старшей сестре?

Мария ничего не понимает, она теряется в догадках. В ее голове проносятся сотни мыслей,

которые могли бы оправдать их внезапную прогулку, начиная с того, что Алекс собрался сделать сестре предложение, и она хочет, чтобы Мария была свидетельницей, и заканчивая подарком на предстоящий день рождения. Да, на сегодняшний день остается еще предостаточно. Мария надеется, что это не было шуткой. Возможно, пока они вдвоем где-то ходят, мама что-то приготовит ей дома. Но, что и зачем?

Девушки продолжают спускаться по улице Гран Виа, оставив позади здание суда. Они идут в

направлении улицы Алкалá. Гадеа внезапно останавливается у витрины пока еще открытого кафе. Она изучает вывеску при входе и довольно улыбается. Они находятся перед ресторанчиком отеля “Де Лас Летрас”.

- Вот мы и пришли, – сообщает Гадеа, беря Марию под руку. – Заходим.

- Подожди, я не сделаю ни шагу, пока ты не объяснишь, что мы здесь делаем.

- Ты мне не доверяешь?

- Всякому доверию есть предел.

- Идем, Мери, не заставляй меня упрашивать. Если я тебе скажу, то испорчу сюрприз.

Рыжеволосая вздыхает, наконец-то уступая просьбам Гадеа. Сестры проходят через

вращающуюся дверь, а потом входят в другую, стеклянную. Это местечко на самом деле довольно фешенебельное. Оно заполнено маленькими столиками с зажженными свечами и совершенно разными креслами. Здесь есть и маленькие разноцветные креслица, и кресла на трех ножках, словом, кресла всевозможных форм, сделанные из разных материалов. Все обставлено с большим вкусом. Сестры поднимаются по лестнице, украшенной красной ковровой дорожкой, ведущей в другой подобный же зал. У Марии создается впечатление, что сестра кого-то ищет.

- Здесь Алекс? – спрашивает Мария, заводя речь о предвиденном ею сюрпризе.

- Кто? Алекс?

- Ну да, Алекс, твой жених. Ведь ты с ним здесь встречаешься?

- Что ты, нет! – на лице сестры написано безграничное удивление. Гадеа хлопает Марию по плечу,

и просит посмотреть в указанном ею направлении. Не менее удивленная Мария выполняет просьбу сестры. За одним из тамошних столиков сидит одинокий мужчина приблизительно пятидесяти лет. Эрнесто надел пиджак, но без галстука. Хотя на голове мужчины и сохранилось достаточно волос, уже заметны свойственные его возрасту залысины.

- Папа! – радостно кричит рыжая, едва его завидев, и со всех ног бежит к нему.

Мужчина встает и, широко улыбаясь, крепко обнимает дочь. Затем, более спокойно, подходит и

Гадеа, но она тоже вся светится от счастья, как и ее сестра. Отец и старшая дочь целуют друг друга в щеку.

- Как же я рад видеть вас, мои малышки! – восклицает Эрнесто со слезами на глазах.

Несколько мгновений все трое переживают бурю эмоций, пока отец не предлагает дочерям

садиться. Он достает из кармана белый матерчатый платок и вытирает им глаза. Вернув себе нормальный вид, он тоже усаживается на маленькое черное кресло.

- Ну как, понравился тебе сюрприз? – спрашивает Гадеа сестру, еще не до конца осознавшую

происходящее, ведь из всего того, что она себе представляла, ничего не было связано с отцом.

- Да, но ты могла бы сказать мне, что мы пойдем в фешенебельное заведение, я бы немножко

принарядилась.

- Ты очень красивая, дочка.

- Папа, я вовсе не красавица. Ни в джинсах, ни в новогоднем наряде.

- Ты – красавица. Вы обе очаровательны. – Эрнесто по очереди целует дочерей в щеку, сначала

Марию, а затем – старшую.

К их столику подходит официант и спрашивает, будут ли они что-нибудь заказывать. Мужчина

берет себе пиво, а девушкам колу.

- Вот здорово. А что ты делаешь в Мадриде? И почему ни Гадеа, ни я об этом не знали? –

допытывается Мария.

- Прости, Мери, но когда мы с папой вечером разговаривали по телефону, он попросил ничего не

говорить тебе, чтобы это было сюрпризом, – извиняется перед сестрой Гадеа.

- Я позвонил твоей сестре, чтобы сказать, что нахожусь на железнодорожном вокзале с билетом на

Мадрид.

- И давно ты это запланировал?

- Меня осенила эта идея после разговора с тобой, в полдень. Секундная вспышка, – поясняет

Эрнесто, поигрывая с бумажной салфеткой. – Мне было необходимо увидеть вас.

- Надолго ты останешься?

- До вторника. Я остановился в этом отеле, потому что он довольно неплохой.

Возвращается официант, неся напитки. Он ставит их на стеклянный столик вместе с подносом, на

котором лежит счет.

- Как ты себя чувствуешь? Мы за тебя переживаем! – говорит Мария, поднимая свой стакан.

- Да как-то не очень хорошо, не хочу вас обманывать. Как вы уже знаете, смерть вашей тети

сильно меня задела. Сестра давала мне все, да что там говорить, она была для меня большой опорой в Барселоне. Без нее мне чего-то не хватает, я это чувствую.

- Мы понимаем, что тебе было очень тяжело, папа, – признает Гадеа, – но жизнь продолжается.

- Я знаю, и стараюсь, как могу, но мне очень одиноко там, но еще больше угнетает осознание того,

что вы вдали от меня. Если бы я мог, я вернулся бы в Мадрид, но это невозможно. Это было бы равносильно тому, чтобы начинать все по новой, с нуля, я бы рискнуть не решился. Кроме того, я уже в возрасте, и добиться всего мне было бы несколько сложнее.

Взгляд Эрнесто красноречивей слов. Девушки понимают, что их отцу приходится туго. Слушая

его, они возвращаются на несколько лет назад, когда родители только развелись, и Эрнесто решил уехать в Барселону. Это было тяжело и грустно для всех, но в особенности, для отца. Разумеется, он считал, что на тот момент это было самым лучшим из того, что он мог сделать.

- Ты еще очень молод, папа, и впереди у тебя долгая жизнь, – говорит Гадеа, беря отца за руку.

- Мне уже сорок девять, малышка, и я уже понимаю, что конец ко мне ближе, чем начало.

- Папа, не говори так.

- Но это же правда, Мария. Время летит слишком быстро, и рано или поздно все мы уходим в мир

иной.

- Если бы рядом с тобой была женщина, которая заботилась бы о тебе, любила бы тебя, ты видел

бы все в ином свете, – замечает старшая дочь. – Но это должна быть хорошая женщина, не такая, как Монтсе.

- Монтсе была добра со мной. И по ней я тоже скучаю.

Ни одной из дочерей отцовская бывшая не нравилась, поэтому, несмотря на то, что Эрнесто

тяжело переживал их с Монтсе разрыв, обе были довольны, что отец уже не с ней.

- Уверяю тебя, еще есть время найти другую женщину, которая будет тебя любить, папа.

- Не знаю, не думаю, что сейчас это возможно.

- Потому что ты все видишь в плохом свете, – твердо говорит Мария.

- Это оттого, что я очень одинок.

Сестры, молча, переглядываются между собой, а Эрнесто делает большой глоток пива. Они еще не

сказали отцу то, о чем разговаривали в конце недели.

- Что ты собираешься делать завтра? – спрашивает Гадеа, ловко меняя тему.

- Не знаю. Вы идете учиться, верно?

- Да, я не могу прогуливать занятия в универе, у меня практика.

- У меня тоже уроки, но, если хочешь, я пропущу их и проведу утро с тобой.

- Нет, ты не должна прогуливать школу.

- Ничего не случится, папа, экзамены еще не начались, и за один день я не отстану…

- Точно, ничего не случится?

- Точно-преточно.

- Ладно, как хочешь. – Мужчина улыбается и благодарно целует дочку, на этот раз в лоб.

- Если хочешь, мы можем здесь позавтракать, а потом погулять по центру.

- Конечно, отлично. Это будет просто чудесно.

- Я присоединюсь к вам около полудня, и если хочешь, мы можем пообедать втроем, – добавляет

Гадеа.

- Замечательно. А мама не будет волноваться, что вы столько времени проводите со мной?

- Не беспокойся, мама ничего не скажет.

Когда старшая дочь предупредила ее, что в Мадрид приехал отец, матери не очень понравилось,

что ее дочери одни пойдут в центр так поздно, но, пойти им она, само собой, разрешила, потому что понимала, что встреча с отцом после стольких недель разлуки пойдет им на пользу. Впрочем, знай она, что одна из ее дочерей подумывает о том, чтобы на несколько месяцев поехать жить к ее бывшему мужу, ее решение, вероятно, было бы другим.

25 Сандра Андрес Беленгер – испанская писательница, работает в жанре подростковой литературы

“Черная скрипка” – ее первая книга, в которой рассказывается о девушке, раскрывающей тайну Призрака Оперы

 

 

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA!  1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80