Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! 1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80

buenos dias princesa Глава 30
 
 
 
—NO tengo demasiadas ganas de ir esta tarde a Constanza.
Bruno mira extrañado a María. A ella le encanta reunirse con sus amigos, especialmente los domingos
por la tarde, cuando hay que preparar la semana.
Los dos caminan por la calle hacia la estación de Ventas. Allí cogerán la línea dos en dirección a
Cuatro Caminos para bajarse en Sol.
—¿Y eso?
—No sé. Estoy algo cansada.
—¿Has dormido mal esta noche?
—Bueno… regular.
—Pues no vayas —aconseja el joven sonriendo—. Ir a las reuniones del Club no debería ser una
obligación.
—Lo sé. Pero no he faltado a ninguna durante estos dos años.
El chico se frota la barbilla. Él sí que ha fallado en varias, sobre todo después de lo que pasó con
Ester. Prefería estar solo a fingir delante de sus amigos que se encontraba bien.
—No pasaría nada porque faltaras a una. Además, esto ya no es lo mismo desde hace un tiempo.
—Ya, pero, aun así, el club, vosotros, sois lo mejor que tengo y… —se le hace un nudo en la
garganta al hablar—. No me gustaría perderos.
—No vas a perder a nadie por faltar un día.
María suspira. Por faltar un día no. En cambio, si se va a Barcelona unos meses, seguro que las cosas
se tornan muy diferentes y se enfría la relación con todos ellos. Puede que la echaran de menos al
principio, pero con el tiempo acabarían acostumbrándose a no contar con ella. Y eso le da miedo.
¿Y si le explica a Bruno lo de su padre? Había optado por no revelarle nada a nadie del grupo hasta
que supiera seguro lo que iba a hacer. Sin embargo, no se ve con fuerzas para enfrentarse sola a ese
asunto. Tal vez él pueda ayudarla en esa difícil decisión.
La chica, dubitativa, se detiene en la boca de metro. ¿Se lo dice?
—Se me haría muy raro quedarme en casa mientras vosotros estáis reunidos.
El joven también se para delante de una de las entradas de Ventas, antes de bajar la escalera de la
estación. Se vuelve para mirarla; sabe que ocurre algo. La conoce bien. No es una persona alegre o que
demuestre sus sentimientos así como así. Pero está muy claro que hay algo que la preocupa de verdad.
—Meri, ¿qué te pasa? —le pregunta con interés.
—Es que… no sé si… Es un lío.
—¿Qué es un lío?
—Mi cabeza.
Bruno se acerca a ella. Le pone una mano en la espalda y la guía hasta un banquito que hay cerca de
ellos, sobre el que se sientan.
—A ver, cuéntame. ¿Qué pasa?
—Puede que… me… vaya a Barcelona. Con mi padre.
—¿De vacaciones?
—A vivir.
Aquello le provoca a Bruno un gran sobresalto. No podría haberse imaginado algo así. No reacciona.
Atento, escucha a María. Ésta le detalla todo lo que habló con Gadea ayer cuando llegó a su casa.
Cuando termina, la joven le pide opinión a su amigo.
—Uff. Qué difícil me lo pones.
—Difícil lo tengo yo, Bruno.
—Lo imagino… ¿Tan mal está tu padre?
—Eso dice mi hermana. Yo no he hablado con él.
—¿Y por qué no lo llamas y así sales de dudas? Quizá Gadea haya exagerado o lo pillara en un mal
momento.
En eso tiene razón. Ella todavía no ha hablado con su padre. No sabe exactamente cuál es su estado
anímico. Aunque no cree que su hermana exagerara en un tema tan delicado.
—Luego lo llamaré —dice cabizbaja. Se quita el gorro blanco que lleva puesto y se peina con las
manos cuando la brisa le revuelve el cabello.
—¿Y si lo llamas ahora?
—¿Ahora?
—¿Para qué vas a esperar más? Así sabrás cómo se siente de verdad.
En realidad, tiene miedo de escucharlo. Si está tan mal como Gadea le contó, no le quedará más
remedio que tomar una decisión cuanto antes. Tendrá que afrontar su vida de otra forma. Y,
probablemente, se marcharía muy pronto a Barcelona, lejos de todo lo que quiere.
—Estará comiendo. No sé si debo molestarlo.
—Venga, Meri. Tienes que hacerlo cuanto antes.
—Parece que tienes ganas de que me vaya.
—¿Qué? ¡No seas tonta! —grita al tiempo que se pone de pie—. Sabes que eres muy especial para mí
y, si te marcharas, me llevaría un gran palo. No quiero que te vayas a Barcelona. Pero… tanto tú como yo
sabemos que, cuanto antes se resuelvan las cosas, mejor.
Las palabras del joven la animan y a la vez la afectan aún más. Él también es muy especial para ella.
No debería haberle dicho eso.
Se coloca de nuevo el gorro en la cabeza y se disculpa:
—Perdona. Me he pasado.
—No te preocupes. ¿Cuántas veces me he pasado yo y ni te has enfadado?
Muchas. Muchísimas. Siempre lo ha apoyado en todo. Y lo ha disculpado en todas las ocasiones en
las que se ha equivocado. Pero es que es tan… tan… Bruno. Si se fuera de Madrid, lejos de él, sería
difícil encontrar a alguien que lo remplazara. Difícil, no. Imposible. Y es que daría lo que hiciese falta
por su amigo.
—Gracias.
También se levanta y lo abraza. Se le saltan las lágrimas, pero no va a llorar. Lo mira y sonríe.
—¿Vas a llamarlo?
—Sí.
La chica saca el teléfono del pequeño bolsito que lleva y marca el número de su padre. Siente un
escalofrío cuando suena el primer bip. Sigue soplando un poco de viento junto a la plaza de las Ventas,
aunque luce un sol tibio.
Bruno la observa mientras se aleja unos metros de él. Camina nerviosa, sin rumbo fijo, sin una
trayectoria determinada, esperando a que contesten al otro lado de la línea. El muchacho se siente triste.
La noticia de la posible marcha de María le ha afectado más de lo que ha dejado ver. Sin su amiga, todo
sería mucho más complicado. Y, aunque existen muchos medios para permanecer en contacto, las cosas
cambiarían. Entre ellos, en clase, en el grupo…
No quiere que se vaya, pero, si es por su padre, lo comprendería si lo hiciese.
Al quinto tono, responden:
—¿María?
—Hola, papá.
—Hola, pequeña. Qué sorpresa. ¿Cómo estás?
A la chica le da la impresión de que su padre acaba de despertarse. A pesar de la alegría que se ha
llevado al escucharla, su voz ronca suena apagada y cansada.
—Bien. ¿Y tú?
—Vamos tirando. Pero bien.
—¿Estabas durmiendo?
—Bueno… me había echado a descansar un rato después de comer.
—Siento haberte despertado. ¿Quieres que te llame más tarde?
—No, no te preocupes. Sólo estaba dando una cabezada. Iba a levantarme pronto para ver el fútbol.
María se queda un instante en silencio. Mira hacia Bruno, que también la mira a ella. Su amigo sonríe
y alza el pulgar.
—Papá, Gadea me contó anoche lo que hablasteis —suelta—. ¿De verdad te sientes tan solo?
El hombre resopla.
—Es que estoy solo, María. Sin tu tía, sin vosotras… ¿cómo voy a estar?
—A nosotras nos tienes. Y siempre nos tendrás.
—Ya lo sé, pequeña. Pero no es lo mismo estar viviendo con vosotras o en la misma ciudad que a
cientos de kilómetros.
—Gadea me explicó que le dijiste que no tenías motivaciones en la vida.
Silencio. La chica traga saliva y siente que le escuecen los ojos. Hablar así con su padre es una de las
cosas más duras que ha hecho en la vida.
—No estoy en mi mejor momento, María —termina respondiendo apenado—. Lo de tu tía me ha
afectado mucho. Y que Montse me abandonara también.
—Esa mujer no era buena para ti, papá.
—Yo la quería, pequeña… La quiero todavía.
—¡Pues debes olvidarte de ella! —grita María mientras gesticula con las manos—. ¡Tienes que
hacerlo! Y conocer a otras personas, salir… No sé. Haz un viaje. ¡Ven unos días a Madrid con nosotras!
—No puedo, pequeña. Tengo mucho trabajo aquí. Hasta Navidad no puedo moverme de Barcelona.
María no puede ver su sonrisa amarga, pero la intuye al otro lado de la línea. No está bien. Se lo
imagina en una habitación desordenada, descuidado, a medio afeitar; con la cama sin hacer en todo el día
y la ropa tirada por todas partes. A su padre no se le dan demasiado bien ese tipo de cosas. Las tareas de
la casa siempre han sido para las mujeres con quienes ha vivido.
—Papá, ¿qué podemos hacer Gadea y yo por ti?
—Nada.
—Seguro que sí.
—No. Vosotras estáis lejos, pequeña. No podéis hacer nada.
—¿Y si…?
Está a punto de decirle lo que su hermana mayor y ella pensaron anoche. ¿Y si una de las dos se fuera
a vivir con él durante un tiempo? Sin embargo, algo la detiene en el último instante. Si se lo pregunta, ya
no habrá marcha atrás. La decisión estará tomada.
—¿María? ¿Sigues ahí?
—Sí, papá —afirma con un suspiro—. Tengo que dejarte. Me está esperando un amigo.
—¿Un amigo? ¿Tu novio?
—No, papá. No tengo novio.
Escucha la risa de su padre. Bueno, al menos ha conseguido sacarle una sonrisa. Pero se siente como
una cobarde y una mala hija por no atreverse a decirle nada.
—¿Sabes? Estas cosas son las que más echo de menos desde que estoy en Barcelona. Estoy
perdiéndome vuestra adolescencia. Que me contéis si salís con chicos, enfadarme porque volvéis tarde a
casa, regañaros por ponerme excusas tontas…
—Bueno, a mamá tampoco le cuento mucho.
—Pues deberías hacerlo.
No sería capaz. Se guarda sus sentimientos para ella. Y así seguirá siendo, en Madrid o en otra
ciudad.
—Papá, mi amigo espera. Anímate, ¿vale?
—Se hará lo que se pueda.
—Inténtalo. Y piensa que Gadea y yo te queremos mucho.
—Gracias, María. Yo también… os quiero mucho. Yo también…
El volumen.de su voz disminuye hasta hacerse prácticamente inaudible.
—Adiós, papá.
—Adiós, pequeña.
Es la chica la que cuelga. Aprieta los labios con fuerza y se dirige lentamente hasta donde la espera
Bruno.
—¿Qué te ha dicho? —Aunque ya intuye, por la expresión de su cara, que nada positivo.
—Que no está en su mejor momento. Y se siente solo.
—Pero ¿está tan mal?
—Está deprimido. Y nos echa mucho de menos. No quiero imaginarme el caos que debe de ser su
casa desde hace un mes, cuando lo dejó con Montse.
—¿Le has contado lo de irte con él?
María mueve la cabeza y resopla.
—No. No me he atrevido. Pero creo que… Creo que mi padre me necesita —dice con los ojos
humedecidos—. Bruno, me temo que tendré que irme unos meses a vivir a Barcelona.

- Сегодня вечером мне не очень хочется идти в “Констанцию”.

Бруно удивленно смотрит на Марию. Ей всегда нравилось собираться с друзьями, особенно по

воскресным вечерам, когда им нужно было распланировать дела на следующую неделю и подготовиться к ней. Они вдвоем идут по улице к станции “ Лас Вентас”. Там они спустятся на второй путь и сядут на поезд в направлении “Куатро Каминос”, чтобы выйти на “Пласа-дель-Соль”.

- С чего бы это?

- Не знаю, я что-то устала.

- Ты плохо спала ночью и не выспалась?

- Да нет, хорошо… как обычно.

- Тогда не ходи, – улыбаясь, советует парень. – Ходить на собрания “Клуба” не должно быть

обязаловкой.

- Я знаю, но за эти два года я не пропустила ни одной встречи.

Парень трет подбородок. А вот он пропускал встречи тысячу раз, особенно после того случая с

Эстер. Он предпочитал оставаться один, чем притворяться перед друзьями, что у него все в ажуре.

- Ничего не случится, если ты пропустишь одну встречу, тем более все уже не так, как было

раньше.

- Конечно, но даже, если и так, клуб и вы – это самое лучшее, что у меня есть и… – у девушки

стоит ком в горле, когда она все это говорит. – И я не хотела бы вас потерять.

- За один день ты никого не потеряешь.

Мария вздыхает. За один пропущенный день не потеряет, а вот если она уедет в Барселону на

несколько месяцев, то наоборот, все сильно изменится, и их отношения охладятся. Возможно, сначала они будут скучать по ней, но со временем начнут привыкать и перестанут общаться с ней. Это ее пугает. А, может, ей рассказать обо всем Бруно, прояснить ситуацию с ее отцом? Она предпочитала ничего никому не говорить до тех пор, пока точно не узнает, что ей делать. Конечно, ей не хватает сил, чтобы в одиночку решить этот вопрос. Возможно, Бруно может ей помочь в принятии этого трудного решения. Девушка в сомнении останавливается у входа в метро. Сказать ему?

- Остаться дома, когда вы встречаетесь, было бы слишком странно для меня.

Парень тоже задерживается у одного из входов на “Лас Вентас”, прежде чем спуститься по

лестнице на станцию. Он оборачивается, чтобы посмотреть на Марию. С ней явно что-то происходит, он отлично ее знает. Она не легкомысленная хохотушка и не выставляет свои чувства напоказ, но сейчас ее что-то волнует по-настоящему, и это бросается в глаза.

- Мери, что с тобой? – интересуется Бруно.

- Дело в том… не знаю… я сбита с толку, такая путаница.

- Какая путаница.

- У меня в голове такая нерзбериха.

Бруно подходит к ней, кладет руку на спину и подводит к ближайшей скамейке. Оба садятся.

- Посмотри на меня. Давай выкладывай, что происходит.

- Может… может так получиться, что… что я уеду к отцу в Барселону.

- На каникулы?

- Жить.

Ответ девушки потрясает парня. Бруно в шоке от услышанного и не отвечает подруге, он и

представить себе не мог ничего подобного. Парень, не прерывая, внимательно слушает Марию. Девушка очень подробно рассказывает ему о своем вчерашнем возвращении домой и ее серьезном разговоре с Кадеа. Закончив, она интересуется мнением друга об этой непростой ситуации.

- Да-а, ну и трудную задачку ты мне задала.

- Бруно, мне так тяжело.

- Представляю… Слушай, твоему отцу действительно так фигово?

- Так говорит сестра. Я с отцом не разговаривала.

- А почему бы тебе не позвонить отцу? Так ты покончишь со своими сомнениями. Возможно, что

Кадеа преувеличивает или просто застала отца в тот момент, когда ему было плохо.

Здесь Бруно прав. Она до сих пор не поговорила с отцом и не знает точно, в каком душевном

состоянии он пребывает сейчас. Хотя она и не думает, что ее сестра преувеличивает в столь деликатном вопросе.

- Я позвоню ему потом, – говорит Мария, сидя на скамейке с поникшей головой. Она снимает

белую шапочку, которую носит. Налетевший ветерок ерошит ей волосы, и она приглаживает их руками.

- А что, если ты позвонишь прямо сейчас?

- Сейчас?

- Ну да, а зачем ждать еще дольше? Так ты узнаешь, как отец чувствует себя на самом деле.

По правде говоря, она боится услышать отца. Если ему так плохо, как сказала Гадеа, у нее не

будет иного выхода, кроме как принять решение, и как можно скорее. Ей придется устраивать свою жизнь по-другому. И, вероятней всего, она очень скоро уедет в Барселону, далеко от всего того, что любит.

- Сейчас он, вероятно, ест. Не знаю, должна ли я беспокоить его.

- Ну же, Мери, ты должна позвонить ему как можно раньше.

- Кажется, тебе очень хочется, чтобы я уехала.

- Что ты несешь? Не будь дурой! – прикрикивает на нее парень, поднимаясь. – Ты отлично знаешь,

что ты для меня особенная, не такая как все, и, если ты уедешь, мне будет очень плохо без тебя. Я не хочу, чтобы ты уезжала в Барселону, но мы оба понимаем, что чем раньше решаются проблемы, тем лучше.

Слова парня одновременно подбадривают ее и еще сильнее задевают. Для нее он тоже не такой,

как все. Он не должен был говорить ей об этом. Она снова надевает шапочку на голову и извиняется:

- Прости, я наговорила лишнего, похоже, я переборщила.

- Ерунда, не парься. Сколько раз перебарщивал я, но ты же не сердилась.

Много. Очень много. Она всегда поддерживала его во всем, и прощала ему все его ошибки. Но,

дело в том, что он такой… такой… одним словом, он – Бруно. Если она уедет из Мадрида, далеко от него, ей будет очень тяжело найти кого-то, кто его заменит. Тяжело? Нет, невозможно. Как друг он давал ей все необходимое.

- Спасибо. – Мария тоже встает со скамейки и обнимает Бруно. На глаза девушки набегают слезы,

но она не будет плакать. Улыбаясь сквозь слезы, Мария смотрит на Бруно.

- Так ты позвонишь? – уточняет парень.

- Да, – твердо отвечает она. Девушка достает телефон из маленького кармашка и набирает номер

отца. Услышав первый гудок, она чувствует озноб. На площади Лас Вентас все так же дует холодный ветерок, хотя на солнышке пригревает.

Мария отходит на несколько шагов, и Бруно наблюдает за ней. Девушка бестолково мечется,

прохаживаясь туда-сюда. Она нервничает, ожидая ответа с другого конца. Парню становится грустно. На самом деле новость о возможном предстоящем отъезде Марии взволновала его сильнее, чем он это показал. Без подружки все станет еще более запутанным. И, хотя существует множество способов поддерживать связь, все сильно изменится. Изменится между ними, в классе, в компании… Он не хочет, чтобы она уезжала, но, если это из-за отца, то он ее поймет.

На пятом гудке ей отвечают:

- Мария?

- Привет, пап.

- Привет, малышка. Вот так сюрприз. Как ты? – У девушки сложилось впечатление, что отец

только что проснулся. Несмотря на охватившую его радость от того, что он слышит дочь, голос отца звучит пугающе тусклым и уставшим.

- Хорошо, а как ты?

- Нормально, живем помаленьку.

- Ты спал?

- Да так, лег прикорнуть после обеда.

- Сожалею, что разбудила тебя. Хочешь, я перезвоню позже?

- Не волнуйся, я только прилег и скоро собирался вставать, чтобы посмотреть футбол.

Секунду Мария молчит. Она смотрит на Бруно, который тоже смотрит на нее. Друг улыбается ей и

поднимает вверх большой палец.

- Папа, вчера вечером Гадеа рассказала мне, о чем вы говорили, – отважилась Мария. – Это

правда, что тебе так одиноко?

- Да, Мария, мне одиноко, – вздыхает на том конце мужчина, – без твоей тети, без вас. Как мне

жить?

- Но ведь у тебя есть мы. Есть, и всегда будем.

- Знаю, малышка, но жить с вами в одном городе и за сотни километров от вас – разные вещи.

- Гадеа мне сообщила, что ты сказал ей, что у тебя не было мотивации для жизни.

В трубке тишина. Девушка судорожно сглатывает слюну и чувствует, что у нее щиплет в глазах.

Этот разговор с отцом – одна из самых сложных вещей, которые она делала в своей жизни.

- Сейчас у меня не лучшие времена, Мария, – с горечью заявляет отец. – То, что случилось с твоей

тетей, сильно меня задело. И то, что Монтсе меня бросила – тоже.

- Эта женщина не подходила тебе, папа.

- Я любил ее, малышка… и все еще люблю.

- Но, ты должен ее забыть! – кричит Мария, размахивая руками. – Ты должен это сделать! Забыть

ее и знакомиться с другими женщинами, встречаться… Не знаю. Отправься в путешествие. Приезжай в Мадрид, побудь несколько дней вместе с нами!

- Не могу, малышка. У меня здесь очень много работы. До Рождества я не смогу вырваться из

Барселоны.

Мария не может видеть воочию его горькую улыбку, но интуитивно чувствует ее. Ему плохо. Она

представляет всеми заброшенного небритого отца в неприбранной квартире с разбросанной повсюду одеждой, с кроватью, которая остается не застланной целый день. Такого рода вещи, как порядок в доме, не слишком-то ему удавались. Домашние дела всегда были уделом женщин, с которыми он жил.

- Папа, что мы с Гадеа можем для тебя сделать?

- Ничего.

- Я уверена, что можем.

- Нет, вы находитесь далеко и ничего не можете сделать.

- А если?.. – Она едва не сказала отцу то, о чем они думали вчера со старшей сестрой. Что, если

одна из них на какое-то время поедет жить к нему. Но, что-то остановило ее в самый последний момент. Если она его об этом спросит, обратного пути уже не будет. Она примет решение.

- Мария, ты еще здесь?

- Да, папа, – говорит она, вздыхая. – Я должна закончить разговор. Меня ждет друг.

- Друг? А может, жених?

- Нет, папа, у меня нет жениха.

Мария слышит в трубке смех отца. Хорошо, по крайней мере, ей удалось рассмешить его. Но,

девушка чувствует себя подлой, она плохая дочь, потому что не решилась ничего ему сказать.

- Знаешь, с тех пор, как я в Барселоне, я так скучаю по таким вещам. Я не видел, как вы

взрослеете, это прошло мимо меня. Для меня большая потеря, что вы не рассказываете мне о встречах с парнями, что я не сержусь, потому что вы поздно приходите домой, не ворчу, когда вы находите глупые отговорки…

- Маме я тоже мало что рассказываю.

- Но, ты должна рассказывать.

Она не могла этого делать. Она прятала свои чувства в себе. Так будет и дальше, в Мадриде или в

другом городе.

- Папа, друг ждет. Держись, ладно?

- Сделаю все, что могу.

- Постарайся, и думай о том, что мы с Гадеа очень тебя любим.

- Спасибо, Мария. Я тоже… очень вас люблю… я тоже – отец говорил все тише и тише, пока его

голос не сделался едва слышным.

- Пока, папа.

- Пока, малышка.

Девушка повесила трубку. Плотно сжав губы, Мария медленно идет туда, где ее ждет Бруно.

- Что он тебе сказал? – спрашивает Бруно, по выражению лица Марии предвидя, что ничего

хорошего.

- Что он переживает не лучшие времена, и что ему одиноко.

- Ему настолько хреново?

- Он подавлен и сильно скучает. Я даже не хочу представлять тот беспорядок, который, должно

быть, царит в его квартире с тех пор, как Монтсе его бросила.

- Ты сказала отцу, что поедешь к нему?

- Нет, я не решилась, – Мария тяжко вздыхает и отрицательно качает головой. – Но, думаю, что…

думаю, что я ему нужна. – Глаза девушки повлажнели, она с трудом выдавливает слова. – Бруно, боюсь, что на несколько месяцев я вынуждена буду уехать в Барселону.

Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA!  1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80