Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA! 1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80

buenos dias princesa Глава 8
LOS tres amigos caminan hacia el metro de Moncloa. Su salida de marcha de aquel sábado por la noche
ha sido más corta de lo esperado. Pero pagar veinte euros por entrar en una fiesta en la que ni siquiera
conocían a nadie era excesivo. Sobre todo para Ester, que no llevaba más dinero.
—¿Queréis que entremos? —pregunta la morena con flequillo mientras señala el McDonald’s de la
esquina—. No he cenado y, ya que no nos hemos gastado los diez euros, podríamos aprovechar para
comer algo. ¿Qué os parece?
Bruno y María se miran. Es temprano todavía. Una buena hamburguesa les servirá de consuelo por el
viaje en balde que han hecho hasta allí. Además, es muy difícil decirle que no a aquella encantadora
muchacha.
—Vale.
—Por mí también.
El trío entra en el establecimiento. Hay tanta gente que las cajas están saturadas. Les toca esperar en
una de las colas que se ha formado para pedir. Quince minutos más tarde, les llega su turno. Cada uno
elige un menú con hamburguesa, patatas y refresco. Una vez que están servidos, suben con las bandejas a
la planta de arriba.
—Hace calor aquí —comenta Ester. Se quita la chaqueta y deja ver su precioso vestido blanco de
cumpleaños.
Su amigo se sonroja cuando se fija en su escote y aparta la vista rápidamente hacia otro lado.
Tropieza con las lentillas verdes de María, que se ha dado cuenta de todo, pero, en lugar de recriminarle,
sonríe y toma asiento. La otra chica se acomoda a su lado y, enfrente, se coloca Bruno.
Durante un par de minutos, ninguno dice nada. Comen en silencio e intercambian alguna que otra
sonrisa.
—Chicos. Muchas gracias por todo. De verdad —dice Ester, que sostiene una Big Mac con ambas
manos—. Y siento que por mi culpa no hayáis podido quedaros en la discoteca.
María bebe un trago de su botella de agua y sonríe a su amiga.
—Prefiero estar aquí contigo que en esa estúpida fiesta.
—Lo mismo digo —añade Bruno, masticando una patata—. No hay punto de comparación.
—Es cierto. Ni punto de comparación.
De fondo suena Qué hace una chica como tú en un sitio como éste, de Loquillo, pero en una versión
más actual.
Ester sonríe y le da un beso en la mejilla a María. Se siente muy afortunada de tener aquellos amigos.
Ellos dos saben los problemas económicos por los que está pasando su familia. Y es que la crisis les ha
afectado de lleno. Hace dos meses que su padre está sin trabajo. Aun así, la sonrisa es lo último que está
dispuesta a perder.
—Me alegro de pasar esta noche con vosotros. Sois los mejores. —Y da un gran mordisco a su
hamburguesa.
Bruno la observa de reojo. Le encanta. Nunca ha conocido a nadie como ella. A pesar de haberse
propuesto olvidarla infinidad de veces, no lo ha conseguido. Y eso que aquel día, hace ya casi un año, se
prometió a sí mismo que no derramaría ni una lágrima más por Ester.
Recuerda perfectamente los nervios que lo atenazaban sentado en aquel banco con el sobre de su
declaración de amor en las manos y, dentro, la respuesta de la chica que le había robado el corazón.
¿Habría señalado su nombre con una cruz?
Respiró profundamente y, sin escudo para el posible rechazo, contempló muerto de miedo la lista que
él mismo había confeccionado.
—¿Qué? ¡No puede ser!
Su exclamación en voz alta llamó la atención de una pareja de ancianos que pasaba por delante de él.
Otro pobre loco que hablaba solo.
¡Aquella chica había marcado todos los nombres de la lista! ¡Los veinte! ¿Eso significaba que estaba
dispuesta a salir con cualquiera que se lo pidiera?
Imposible. Bruno no salía de su asombro. Pero aquello no era todo, había más: un pequeño papel
doblado que Ester había metido dentro del sobre. El chico lo desplegó temblando y leyó en silencio lo
que decía.
Me siento muy halagada. Gracias. Y prefiero señalar a todos que a ninguno, porque seguro que todos
son estupendos y quién sabe qué podría pasar en el futuro. Pero mi corazón ahora mismo tiene dueño
y no está en esta lista. Muchas gracias y lo siento.
Su corazón tenía dueño…
Guardó el papelito, junto con su carta, otra vez en el sobre y, triste, caminó hacia su casa. Se encerró
en su habitación y lloró como nunca antes lo había hecho. Sin embargo, cuando se le secaron los ojos,
juró y perjuró que jamás volvería a pasarle algo así. Encendió la Play Station y, con la selección
española de fútbol bajo su mando, se propuso ganar el Mundial de Sudáfrica.
—¿Os parece que a Eli le gusta Raúl?
María casi se atraganta con la hamburguesa al escuchar la pregunta de su amiga. Bruno también
imaginaba algo así.
—¿Por qué dices eso?
—No sé, pero hoy he tenido esa impresión. Estaban todo el rato tonteando.
—Así es Elísabet —repone la pelirroja.
—Y a Raúl también le gustan demasiado las chicas. Ha tenido cuatro norias en lo que llevamos de
año. ¿No?
Los tres hacen cuentas y repasan mentalmente. Sí, son cuatro: Cristina, Miriam, Diana y Beatriz. Con
ninguna terminó bien.
—Pero ¿no resultaría extraño que alguno de nosotros saliera con otro del grupo? —pregunta Ester
después de darle un sorbo a su Coca-Cola.
Bruno y María no responden. Para ellos no sería raro. Sería un sueño. Sin embargo, los dos saben que
ese sueño está lejos de hacerse realidad.
—Una relación entre Raúl y Elísabet sería una bomba —comenta el chico buscando otro camino para
la conversación—. Pero no me extrañaría nada.
—Se pasarían el día discutiendo.
—Seguro.
—Pero harían buena pareja —asegura Ester—. Y si se casaran nosotras seríamos las damas de honor
y tú el padrino, Bruno.
Una tímida sonrisa asoma al rostro del chico. ¿Por qué tiene que ser tan… tan… increíble?
—Me niego a ponerme chaqueta y corbata.
—Pues estarías muy mono —comenta María al tiempo que le quita una patata.
—Monísimo.
—Va, Bruno. A todas nos gustaría verte vestido con chaqueta y corbata algún día. ¿A que sí, Meri?
—Por supuesto.
—El día de mi funeral.
—¡Qué bruto eres!
Y, tras propinarle una patada por debajo de la mesa, María le sonríe amablemente. Siempre ha sido
su favorito. El incomprendido más incomprendido de todos. Pero ella jamás le dará de lado. Aunque esté
enamoradísimo de Ester y nunca haya sido capaz de contárselo. Respeta su silencio. Porque ella también
tiene algo guardado solo y exclusivamente para sí misma.
Sí, ella sabe su secreto. Y es que sólo Bruno sería capaz de enviar ese tipo de carta a la chica a la
que quiere.
Además, su letra es inconfundible.
—¿Qué hago, Meri? ¡Estoy fatal!
—Uff No lo sé.
—Le haré daño. Y no quiero. Es mi amigo, se ha portado genial conmigo desde que llegué y no
soporto que sufra por mí.
—Te entiendo.
—¿Estás segura de que es su letra?
—Completamente segura.
Cuando María recibió la llamada de Ester para que fuera a su casa urgentemente, nunca imaginó que
le enseñaría aquella particular declaración de amor. A través de sus lentes comprobó cómo su amigo por
fin había dado el paso que ella sospechaba que algún día daría. Lo conocía bien. Pero lo había hecho a su
manera.
—Joder. Me siento fatal. Pero es que a mí…
—A ti no te gusta.
—No.
Se notaba en sus ojos la culpabilidad por no sentir nada hacia aquel chaval bajito y entrañable.
—Tienes que ser sincera con él.
—Lo sé. Pero no es sencillo.
Las dos chicas reflexionan durante un instante en silencio. La pelirroja coge la carta y la vuelve a
leer. Cuando termina, piensa un segundo. Algo se le ha ocurrido.
—Puede que tenga la solución. Le harás daño, pero menos.
—¿Sí? ¡Cuéntame!
Ester está expectante. No es la primera vez que alguien se le declara, pero sí la primera vez que es
alguien a quien aprecia de verdad como a un amigo.
—Vas a señalar a todos los chicos de la lista.
—¿Qué? ¿Cómo voy a hacer eso? ¡Si no es verdad!
—Así no lo excluirás, pero tampoco le dirás que quieres algo con él.
—Si pongo una cruz en su nombre será peor. Aunque lo haga con todos. Le daré esperanzas.
—No he terminado —añade María mientras se dirige hacia el escritorio de la habitación de su amiga.
Coge un folio y lo dobla. Luego, con unas tijeras, lo corta por la mitad y se lo muestra—. Aquí escribirás
una nota.
—¿Una nota?
—Sí, explicándole que te sientes halagada, que nadie sabe qué pasará en un futuro, pero que ahora
mismo tu corazón pertenece a alguien que no está en esta lista.
—¿A quién?
—Yo qué sé. Qué más da. Tú dile eso. Así no se sentirá tan mal.
—Le romperé el corazón, Meri.
—Eso es inevitable —comenta moviendo la cabeza de un lado para otro—. Pero es el mal menor. Y
no lo excluyes del resto.
—Jo. Qué mal.
—No te preocupes, se le pasará.
Y se le pasó. O intentó que se le pasara. Tomó medidas para ello. Desde aquel día, Bruno trató de
evitar a Ester, de no acercarse demasiado a ella. Intentó olvidarla. Pero ambos formaban parte del Club
de los Incomprendidos y pasaban mucho tiempo juntos. Y, aunque se hizo el insensible, se encerró en su
cuarto todo lo que pudo y se autoconvenció de que su amor era imposible. A veces seguía sufriendo por
no poseer el corazón de aquella morena encantadora con flequillo en forma de cortinilla.

Трое друзей идут к метро Монклоа. Их сегодняшний ночной субботний выход в людиоказался гораздо короче ожидаемого. Но платить двадцать евро за вход на праздничную дискотеку, на которой они никого не знают, было чересчур. Особенно для Эстер, у которой не было столько денег.

- Может, зайдем? – спрашивает темноволосая девушка с челкой, указывая на Макдоналдс за спиной. – Я не ужинала, к тому же нам нужно потратить десять евро, и мы можем на них что-нибудь поесть. Как вам такая идея?Бруно и Мария переглядываются между собой. Сейчас еще слишком рано, и славный,добрый гамбургер послужит им неплохим утешением за напрасную поездку на дискотеку. К тому же, очень сложно отказать этой восхитительной девушке.

- Давай, я согласен.

- Я тоже.

Троица заходит в это культовое заведение. В Макдоналдсе столько народу, что ко всемкассам тянутся длинные очереди. Ребята пристраиваются в хвост одной из них в ожидании заказа. Четверть часа спустя доходит очередь и до них. Каждый из друзей выбирает себе гамбургер, картошку и прохладительное. Получив заказ и оплатив его, они с подносами в руках поднимаются на верхний этаж.

- Как здесь жарко, – заявляет Эстер, снимая жакет и позволяя любоваться ееизумительным белым платьем, подаренным на день рождения.Заглядевшись на декольте праздничного платья Эстер, Бруно краснеет и поспешно отводитглаза. Его взгляд случайно встречается со взглядом Марии. Глаза девушки за зелеными линзами выражают полное понимание происходящего, но вместо осуждения она молча улыбается и садится. Эстер пристраивается рядом с ней, а Бруно садится напротив. Пару минут друзья сидят, храня тишину и ничего не говоря друг другу. Все трое молча едят, обмениваясь улыбками.

- Ребят, огромное вам спасибо за все, правда, – говорит Эстер, держа гамбургер обеимируками. – Знаете, я чувствую себя виноватой в том, что вы не смогли остаться на дискотеке.

Мария делает глоток из бутылки и улыбается подруге:

- Я предпочитаю находиться здесь с тобой, чем на этой глупой дискотеке.

- Вот и я говорю то же самое, – добавляет Бруно, жуя картофель.

– Нет никакого сравнения.

- Это точно, никакого сравнения.

Где-то в глубине звучит: “Что делает такая девушка, как ты, в таком месте” Локильо10но в более современном исполнении.Эстер улыбается и целует Марию в щеку. Она чувствует себя очень счастливой, имеятаких друзей. Они-то двое знают об экономических проблемах не понаслышке, их семьи проходят через это, кризис сильно затронул их. Уже два месяца, как ее отец без работы. Так что, улыбка – это единственное, чего она может лишиться.

- Я так рада провести этот вечер с вами. Вы самые лучшие, – говорит Эстер, откусив от гамбургера изрядный кусок.Бруно искоса поглядывает на нее. Эстер ему нравится, он восхищен ею. Он никогда не знал ни одной девчонки, такой, как Эстер. Но, несмотря на то, что он собирался забыть ее раз и навсегда, он по-прежнему продолжает любить ее так же, как в первый день. Прошел уже почти год, как он пообещал себе, что не прольет больше ни единой слезинки из-за Эстер.Он отлично помнит, как мучился, сидя на той скамейке, держа в руках конверт от письма спризнанием в любви. В конверте был ответ девушки, укравшей его сердце. Пометила ли она его имя крестом? Избранница могла его отвергнуть, и он, Бруно, был беззащитен перед этим. Помертвев от страха и глубоко вздохнув, он внимательно изучил им самим подготовленный список.

- Что? Не может быть! – его громкий возглас привлек внимание проходившей перед ним пожилой четы. Еще один сумасшедший, бедняжка, говорящий сам с собой.Эта девушка отметила всех по списку! Все двадцать человек! Это означало, что она готова встречаться с любым, кто ни предложит? Невероятно!

Бруно застыл от изумления, но это было еще не все: Эстер положила в конверт сложенный вдвое маленький листок бумаги. Весь дрожа, парень развернул листок и молча прочел написанное.

Я польщена. Спасибо. Я предпочитаю отметить всех, нежели никого, потому что яуверена, что все отличные, необыкновенные ребята, и, кто знает, что может произойти в будущем. Но, сейчас в моем сердце другой, его нет в этом списке. Большое спасибо, мне очень жаль.

Ее сердце занято другим… Бруно опять сунул листок вместе с письмом в конверт и,опечаленный, уныло поплелся домой. Дома он закрылся в своей комнате и горько заплакал. Он плакал так, как до этого не плакал никогда. Тем не менее, когда его глаза просохли от слез, он твердо поклялся, что никогда больше не пошлет ей ничего подобного. Он включил игровую приставку, выбрал для себя испанскую футбольную команду и поставил перед собой цель выиграть чемпионат мира в ЮАР.

- Вам не кажется, что Эли нравится Рауль?Мария чуть не подавилась гамбургером, услышав вопрос подруги. Да и Бруно тоже поперхнулся.

- Почему ты это говоришь?- Не знаю, у меня сложилось такое впечатление. Сегодня они все время дурачились.

- Да это просто Элизабет такая, – возражает рыжеволосая. - Раулю тоже очень нравятся девчонки и даже слишком. В этом году он понапрасну проволынился по ходу с четырьмя девчонками, так? – все трое принялись подсчитывать волынщиц, мысленно их перебирая. Ну да, так и есть, четверо: Кристина, Мириам, Диана и Беатрис. Отношения со всеми четырьмя закончились плачевно.

- А не странно ли, что кое-кто из нас встречался с кем-то другим, не из нашей группы? – спрашивает Эстер, глотнув Кока-Колы.

Бруно с Марией ничего не отвечают. Для них это не было бы странным, это было бы мечтой. И уж, конечно, они двое знают, что эта самая мечта весьма далека от того, чтобы стать реальностью.

- Отношения Рауля и Элизабет были бы сенсацией, – прокомментировал, наконец, парень, ища другой путь для разговора, – но меня ничуть не удивили бы.

- Они спорили бы целыми днями.

- Это точно.

- Но были бы красивой парой, – уверяет всех Эстер, – и, если поженились бы, то мы могли бы быть подружками невесты, а ты, Бруно, посаженым отцом.

На лице парня появляется робкая улыбка. Ну почему это должно быть таким... таким... невероятным?

- Я отказываюсь носить пиджак и галстук.

- Ты выглядел бы очень симпатичным, – убежденно говорит Мария, похищая у него картошку.- Записным красавцем.

- Давай, Бруно. Нам всем хотелось бы увидеть тебя когда-нибудь в пиджаке и при галстуке. Правда, Мери?

- Конечно.

- Увидите, в день моих похорон.

- Вот дурак!Пнув подругу под столом ногой, Мария мягко улыбается Бруно. Бруно всегда был ее любимчиком. Он всегда был самым странным и непонятным из всех. Но, она никогда не станет сторониться и избегать его, хотя он по уши влюблен в Эстер и никогда не сможет рассказать ей об этом. Что ж, она уважает его молчание, потому что сама скрывает кое-что ото всех, и это кое-что известно лишь ей одной. Конечно, она-то знает секрет Бруно. Ведь это только он мог послать подобное письмо девчонке, которую любит. Это письмо так оригинально.

- Что я делаю, Мери? Я ужасная дура!

- Не понимаю.

- Я причиню ему боль, я не люблю его. Бруно мой друг, он всегда так мил со мной, с тех самых пор, как я пришла, и мне невыносимо видеть, что он страдает из-за меня.

- Я тебя понимаю.

- Ты уверена в том, что это его письмо?

- Абсолютно.

Когда Эстер позвонила Марии и попросила срочно прийти к ней домой, та и не представляла, что подруга покажет ей это необычное признание в любви. Глядя через стекла очков на строчки букв, Мария поняла, что ее друг, наконец, сделал тот шаг, о котором она всегда подозревала. Когда-нибудь это должно было случиться, и она хорошо понимала это. Он сделал это по-своему, в свойственной ему манере.

- Черт, я чувствую себя ужасно. Дело в том, что мне... – продолжала Эстер.- Ты его не любишь, – на полуслове оборвала Мария подругу.

- Нет.

– В глазах Эстер была заметна вина за то, что она ничего не чувствует к этому малорослому и искреннему парнишке.- Ты должна быть откровенной с ним.

- Не знаю, это нелегко

Обе девушки молча размышляют. Рыжая берет письмо и перечитывает его. Закончив читать, Мария секунду раздумывет над тем, что пришло ей в голову.

- Возможно, решение существует. Ты сделаешь ему больно, но боль будет слабее.

- Да? Расскажи! – Эстер выжидательно смотрит на подругу. Ей уже не первый разпризнаются в любви, но впервые это сделал человек, которого она по-настоящему ценит, как друга.

- Ты отметишь в списке всех ребят.

- Что? Как я это сделаю? Ведь это же неправда!

- Так ты не вычеркнешь его из списка, но и не скажешь, что хотела бы быть с ним.

- Будет только хуже, если я помечу его имя крестом. Хотя я и отмечу всех, этим я дам емунадежду.

- Я не закончила, – добавила Мария, направляясь к письменному столу, стоящему в комнате подруги. Она берет тетрадный лист и складывает его пополам, потом режет его ножницами посередине и показывает половинку листа Эстер.

– Вот на нем ты и напишешь свою записку.

- Записку?

- Да, записку. Объясни ему, что ты польщена, что ты не знаешь, что произойдет в будущем,но сейчас твое сердце принадлежит другому, тому, кого нет в списке.

- Кому?

- Господи, я-то откуда знаю. Какая разница. Ты просто скажешь это, и все. От этого Бруно будет не так больно.

- Мери, я разобью ему сердце.

- Это неизбежно, – качает головой Мария – но так будет лучше. Не отделяй его от остальных.

- Вот черт, это просто ужасно.

- Не волнуйся, он переживет.И он пережил, вернее, постарался пережить. Бруно делал все, чтобы покончить с этим. Стого дня он старался не приближаться к Эстер и вообще избегать ее. Он попытался забыть ее, но они оба составляли часть “Клуба непонятых” и много времени проводили вместе. Хотя Бруно и притворялся бесстрастным, делая вид, что ему все безразлично, при первой возможности он закрывался в своей комнате, убеждая самого себя в невозможности своей любви и все так же страдая оттого, что так и не завладел сердцем темноволосой красавицы-феи с челкой, нависающей на глаза.
10 Локильо( Хосе Мария сан Бертран) – испанский актер и певец, здесь упоминается его песня “Qué hace una chica como tú en un sitio como éste” с альбома Compañeros De Viaje (1997)
 

 

 

 

© Перевод — Вера Голубкова

 

 

Capítulos de ¡BUENOS DÍAS, PRINCESA!  1 / 2 / 3/ 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23 / 24 / 25 / 26 / 27 / 28 / 29 / 30 / 31 / 32 / 33 / 34 / 35 / 36 / 37 / 38 / 39 / 40 / 41 / 42 / 43 / 44 / 45 / 46 / 47 / 48 / 49 / 50 / 51 / 52 / 53 / 54 / 55 / 56 / 57 / 58 / 59 / 60 / 61 / 62 / 63 / 64 / 65 / 66 / 67 / 68 / 69 / 70 / 71 / 72 / 73 / 74 / 75 / 76 / 77 / 78 / 79 / 80